Аудио лекции

ТАНАХ и литература

ТАНАХ - первая и главная книга еврейского народа. Чтение ТАНАХА - часть религиозного ритуала. Но, оказывается, не только. В эпоху классицизма 17-19 века творческая энергия писателей была направлена на создание таких произведений, в которых обсуждались "вечные проблемы". ТАНАХ мог предложить и на деле снабжал авторов искомым материалом.
Лектор - д-р Зоя Копельман

1. ТАНАХ и европейская литература: не только Байрон
В эпоху классицизма - эстетического направления в европейской литературе и искусстве 17-го - начала 19-го веков - творческая энергия была направлена на создание таких произведений, которые бы обращали внимание читателя и зрителя на вечные проблемы, вечные конфликты, вечные черты личности, истории, природы и человеческого рода. Поэтому в эпоху классицизма характерным было обращение к уже известным из древности произведениям с целью переписать их по-новому. При этом было важно соблюсти четкие жанровые требования (как того требовала античная трагедия, эпопея, ода) и акцентировать в известном уже материале новые, насущные аспекты, будь то философия, психология личности, конфликт между обществом и индивидуумом и тому подобное. Очевидным образом, Танах мог предложить и на деле снабжал авторов искомым материалом. В лекции рассказывается о трагедиях Жана Расина (1639-1699) - "Эсфирь" и "Гофолия" и о произведениях Джорджа Ноэла Гордона

2. ТАНАХ и русская литература: не только Пушкин
В Москве в 90-е годы ХХ века были изданы три примечательные книжки-малышки: "Ветхий Завет в русской поэзии" (1996), "Псалтирь" в русской поэзии" (1995), а также книга, не имеющая прямого отношения к нашей теме "Ветка Палестины. Стихи русских поэтов об Иерусалме и Палестине" (1993). Они показывают, как часто и под разным углом вчитывались русские поэты в Танах. Если же обратиться к Псалтири, то более всего, как кажется, привлекал русских стихотворцев псалом 137 (или 136 в христианском каноне).

3. ТАНАХ и израильская литература 1950-х - 1960-х годов
Выходит, что Танах будто дразнит, говоря: "Сочинитель! Не все возможности толкования исчерпаны твоими предшественниками. Вот ты читал древнегреческие трагедии, написанные на античном мифологическом материале, а написать свою ивритскую трагедию на моем материале возьмешься? Читал баллады немецких романтиков, написанные на темы фольклора, а сделать ивритскую балладу о моих героях сумеешь? А волшебные сказки, героические былины и поэмы - разве мои предания не вдохновляют тебя создать нечто подобное?". И ивритские сочинители принимают вызов и пишут, и отдают на суд читающей публике свои опусы.