Эфиопия и христианство

1.11 Хайле Селассие – «лев атакующий» из колена Иуды

1.11.1 От Раса Тафари до Хайле Селассие

2 ноября 1930 г., семь месяцев после смерти императрицы Завдиту, на престол взошел Рас Тафари как «Царь царей» Хайле Селассие. По прошествии восьми месяцев, 16 июля 1931 г., новый император инициировал конституцию, которая решительным образом расширила его полномочия за счет аристократии и других групп населения, включая духовенство. Так исчезли последние символы эпохи раздробленности. Эфиопский историк Бахру Зевде сформулировал это так: «Теводрос пытался создать объединенное эфиопское государство и потерпел неудачу. Его наследники Иоханнес и Менелик были вынуждены, каждый по-своему, смириться с раздробленностью страны. Стремление Иясу к интеграции стоило ему трона. Хайле Селассие добился важнейшего в истории успеха – ему удалось, наконец, осуществить мечту Теводроса об объединенном государстве»1.

Христианский царь Рас Тафари

Иллюстрация 78. Христианский царь Рас Тафари. Тот, кто стал величайшим из императоров 20-го века, был правоверным и убеждённым христианином. Приверженность христианству сопровождала его во всех его деяниях: в стремлении к власти и борьбе с его врагами, стимуляции процессов этнической и культурной интеграции, централизации управления и стремления к легитимации своего абсолютизма, повторной аннексии Эритреи, формирования политики относительно внешнего мира и Ближнего Востока. Как и большинство его предшественников на троне Империи, и даже более, чем они, император Хайле Селассие видел себя фактическим главой эфиопской церкви.

Предшественники Хайле Селассие не смогли достичь национального единства, поэтому им не удалось провести серьезные реформы церкви. Правда, в конце XIX в., в дни правления Иоханнеса Четвёртого, Эфиопия удостоилась иметь более чем одного епископа, но и в длительный период абуны Матевоса ничего не изменилось в плане тяжкой зависимости от Египта. Более того, постоянное вмешательство Матевоса в политические дела страны лишь подчеркивала его позицию как чужака. Молодые эфиопы воспринимали его как символ «коптского империализма», а местное духовенство противились его влиянию и авторитету.

Абуна Кериллос, коптский монах, стоявший во главе эфиопской церкви с 1929 г. и до своей кончины в 1950 г Абуна Савирос

Иллюстрация 79. Слева: абуна Кериллос, коптский монах, стоявший во главе эфиопской церкви с 1929 г. и до своей кончины в 1950 г. Кериллос был сильной личностью, не побоявшийся спорить с императором по вопросу независимости церкви, продолжая сохранять преданность коптскому патриарху в Египте. Справа: абуна Савирос, ычеге – глава монашества Империи. Как и во многих случаях раньше, так и теперь ычеге, эфиопский монах, был правой рукой императора.

После смерти Матевоса в 1926 г. Рас Тафари лишил абуну его финансовых и исполнительных полномочий и оставил за ним лишь право назначения священников. Тафари и его приближенные в то время также тешили себя надеждой, что им удастся принудить коптского патриарха в Египте назначить эфиопского, а не египетского монаха в качестве следующего абуны, в то время как верхушка египетской церкви противилась этой идее, задерживая отправку того, кто заменит покойного Матевоса.

Лишь в 1929 г. противоречие удалось разрешить, и был назначен египетский абуна, Кериллос. Вместе с ним четыре эфиопских монаха получили сан епископов. Это были первые епископы эфиопского происхождения. Они удостоились своего назначения коптским патриархом лишь после того, как письменно обязались не заниматься назначениями других епископов и не вмешиваться в будущем в процесс выборов абуны. Пятый эфиопский епископ добавился к ним, когда патриарх посетил Эфиопию в 1930 г.

В контактах с церковью, как и во многих других областях, Хайле Селассие старался упрочить централизованную императорскую власть, обращаясь к риторике на тему модернизации, и в некоторых случаях идея централизации и прогресса вполне сочетались. Центральным моментом его идеологии был язык. Под покровительством императора амхарский язык стал прокладывать себе путь в православной церкви. В прошлом, когда иноземные миссионеры инициировали первые переводы Священного писания на местный язык, православная церковь предпочитала держаться за язык геэз. Загадочность этого мертвого языка давала духовенству монополию на владение священными тестами, а также и душами верующих. По инициативе Хайле Селассие были предприняты шаги, чтобы снабдить церковь амхарской версией литургических песнопений и евангелий. В 1934 г. Библия была полностью издана на амхарском языке.

Христианство, хотя это не всегда относилось к православной конфессии, все в большей степени становилось фактором национального единства. В противоположность своим предшественникам, которые с большим подозрением относились к иностранным миссионерам, Хайле Селассие поощрял их присутствие и особенно их деятельность по распространению христианства среди нехристианских народов юга. К 1935 г. в Эфиопии присутствовало уже почти 200 иностранных миссионеров.

В этот период были сделаны также попытки повысить уровень образования среди духовенства. В 1930 г. 60 юношей были посланы в Египет, чтобы учиться там в церковной системе обучения. При церкви Св. Георгия в Аддис-Абебе была создана школа для священников, которая в будущем должна была служить основой теологического колледжа. Император предостерегал священников от эксплуатации верующих. Указом, подобным тому, который был издан Зар’а Я‘кобом на 500 лет раньше, священникам разрешалось получать плату за службу, но он также предостерег их от злоупотребления этим правом и особенно от взимания чрезмерных поборов с бедняков.

1.11.2 Итальянская оккупация

Пока император пытался упрочить свою власть и добиться беспрецедентной централизации власти в своем царстве, Эфиопия оказалась перед роковой угрозой.

На протяжении всего 1935 г. Италия, под руководством фашистского диктатора Муссолини, концентрировала огромную армию в Эритрее. 3 октября 1935 эта армия пересекла реку Мареб и вторглась в Эфиопию. Несмотря на храбрость защитников, у Эфиопии не было шансов выстоять против превосходящей ее по своему техническому оснащению армии захватчика, которая пользовалась также отравляющим газом. В мае 1936 г. император вместе со своей семьей и ближайшими советниками отправился на чужбину. Вначале он поселился в Иерусалиме, а спустя несколько недель отправился в Англию.

Конфликт из-за монастыря Дейр эс-Султан в Иерусалиме

В середине XIX в. началась новая страница в истории эфиопской христианской общины Иерусалима (которой мы коснулись выше) –конфликт из-за монастыря Дейр эс-Султан в Иерусалиме. Как уже говорилось, этот скромный монастырь размещается на крыше Храма Гроба Господня в ее той части, которая известна как церковь Святой Елены. Согласно эфиопской традиции, эта часть крыши была дана царем Соломоном царице Савской, и право на собственность эфиопской церкви было утверждено Святой Еленой, матерью императора Константина. Древнее историческое свидетельство об эфиопском присутствии в Дейр эс-Султан принадлежит одному французскому паломнику и относится к 1530 г. На протяжении XVII века община эфиопских монахов, по-видимому, сократилась, и этим местом овладели коптские монахи из соседнего монастыря. В начале XIX в. в Иерусалиме насчитывалось семь эфиопских монахов и три монашки, но и они все погибли от эпидемии, разразившейся в 1838 г. В этот период город находился в руках египетского паши Мухаммада Али, и коптские монахи поспешили использовать это новое положение в своих интересах. Они сожгли большую часть книг эфиопской библиотеки и окончательно овладели воротами у входа в монастырь. Когда новые эфиопские монахи прибыли в Иерусалим, чтобы заселить монастырь, они оказались в зависимости от милости коптов.

Эфиопский народный лубок начала 30-х годов: Рас Тафари (Хайле Селассие) в образе победоносного христианского святого

Иллюстрация 80. Эфиопский народный лубок начала 30-х годов: Рас Тафари (Хайле Селассие) в образе победоносного христианского святого. Надежда на то, что современный император уничтожит фашистского льва, подобно тому, как святой Георгий Победоносец убил дракона, не оправдалась.

Церковь Дабра Ганат в Иерусалиме

Иллюстрация 81. Церковь Дабра Ганат в Иерусалиме.

После воцарения Теводроса и возрождения имперских институтов в Эфиопии начались дипломатические усилия с целью вернуть своим монахам право владения ключами от ворот монастыря. Параллельно с этим началась деятельность по приобретению и строительству новых зданий в Иерусалиме. В период царствования императора Иоханнеса было начато строительство церкви Дабра-Ганат (Райская Гора) в Западном Иерусалиме, а в дни Менелика было закончено строительство «абиссинского квартала» вокруг этой церкви. Особенно деятельным в этом плане был Рас Тафари (Хайле Селассие), часто посещавший Иерусалим (впервые в 1924 г.). Он реорганизовал жизнь эфиопского христианства в Иерусалиме, приобрел новые здания и потребовал от коптской церкви ключи от Дейр эс-Султан. После отступления в 1936 г. перед армией Муссолини, Хайле Селассие провел несколько недель в Иерусалиме, прежде чем отправился в Лигу Наций, а затем в Англию. Его супруга и дети оставались в Иерусалиме вплоть до окончания фашистской оккупации Эфиопии в 1941 г. Императрица Манан и вся императорская семья остались верными иерусалимской церкви и всему, что ей принадлежало, до смерти императрицы и, по сути, до наших дней. Однако попытки императора получить от египтян ключи от древнего монастыря не увенчались успехом. Лишь в 1970 г., три года после присоединения Восточного Иерусалима к Израилю вследствие Шестидневной войны, в дни расцвета отношений между Эфиопией и Израилем, израильское правительство передало ключи от монастыря Эфиопии. На египетское требование о возвращении ключей Высший Суд Справедливости Израиля постановил, что ключи будут возвращены коптам в то время, которое будет установлено израильским правительством. В момент написания этих строк ключи от Дейр эс-Султан находятся в руках эфиопских монахов.

Итальянская оккупация поставила эфиопскую церковь перед одной из самых сложных ситуаций в истории этой страны. Со времен Граня исторически сложившиеся отношения между церковью и государством ни разу не проверялись таким тяжелым способом. Пока император пребывал в изгнании, церковь находилась под властью оккупантов, оставаясь единственным серьезным национальным институтом. В этот период она играла решающую роль в организации патриотического сопротивления и в процессе легитимации этого сопротивления, вдохновляя его на борьбу с врагом.

Официально итальянские власти обещали «полное уважение всех религий, до тех пор, пока их деятельность не противоречит общественному порядку и принципам культурного общества». Реально же фашисты использовали любую возможность для ослабления полномочий эфиопской православной церкви. Они сократили число миссионеров неитальянского происхождения и поощряли распространение католицизма (коль скоро этим занимались итальянцы). Протестантские миссионеры были вытеснены из страны, и общее число миссионеров упало со 180 в 1935 г. до восьми в 1940 г. Не менее важно то, что итальянские оккупанты, как будет говориться далее, поощряли также распространение ислама.

Памятник в честь Абуна Петрос Абуна Петрос, казненный итальянцами на одной из площадей Аддис-Абебы в 1937 г

Иллюстрация 82. Справа: абуна Петрос, казненный итальянцами на одной из площадей Аддис-Абебы в 1937 г. Слева: памятник в его честь на той же площади.

Теперь стало особенно очевидно, сколь трагично сказалось на судьбе страны пребывание иностранца на посту главы церкви. Абуна Кериллос, египтянин, принял новую реальность без чрезмерного сопротивления и поклялся от имени всей церкви подчиняться новой власти. Его спешный отъезд в Египет лишний раз подчеркнул его чуждость Эфиопии. Местные же священники, напротив, стали ярким воплощением эфиопского патриотизма. Они призывали эфиопский народ вести сопротивление и обещали причислить к лику святых тех, кто погибнет ради этой цели, и отлучить тех, кто станет сотрудничать с итальянцами.

Абуна Абрахам

Иллюстрация 83. Абуна Абрахам.

Напряженность между оккупантами и эфиопской церковью вылилась в открытую борьбу после неудачной попытки покушения на жизнь главы итальянской администрации, маршала Родольфо Грациани в феврале 1937. Все монахи и священники монастыря Дабра Либанос в провинции Шоа, более 400 человек, были уничтожены в ответ на это покушение. Но это было лишь началом. После этого итальянцы казнили двух эфиопских епископов, абуну Петроса и абуну Михаила. Абуна Петрос, от которого власти потребовали дать клятву верности новому режиму, как это сделал египтянин абуна Кериллос, ответил им: «Я эфиоп. Я должен вести себя иначе, чем он, и заботиться о праве моей страны на независимость».

В ответ на это итальянцы казнили его на рыночной площади. Позже и абуна Михаил был казнен по обвинению в поддержке патриотического фронта сопротивления. Одновременно с мерами подавления итальянцы пытались привлекать к сотрудничеству представителей духовенства. Для этого они объявили о независимости эфиопской церкви от коптской и постарались назначить первым главой эфиопской церкви покорного старца, абуну Абрахама. Некоторые эфиопы утешились видом своего единоплеменника, возглавившего, наконец, эфиопскую церковь, однако его зависимость от фашистов была совершенно очевидна. Вскоре после этого назначения абуна Абрахам был принуждён объявить об отлучении бойцов подполья и о запрещении хоронить их в соответствии с христианским обычаем.
Многие эфиопские священники, особенно из округа Годжам, продолжали вести сопротивление итальянцам до окончания оккупации.

За короткий период пребывания на занимаемой должности абуна Абрахам рукоположил еще 12 эфиопских епископов, один из которых, Иоханнес, после смерти абуны Абрахама в 1939 занял его место. При новом руководстве итальянцы изменили церковное устройство в стране. Церковь была поделена на епископства, и усилилась ее финансовая зависимость от властей. Коптский патриарх в Египте не признал ни одного из этих новых назначений, ни новых реформ. Он назвал проитальянских священников отщепенцами и призвал к их отлучению.

1.11.3 Восстановление и реформа

По возвращении Хайле Селассие из изгнания в 1941 г., император нашел церковь и аристократию в состоянии тяжелого упадка. Взяв инициативу в свои руки, он начал незамедлительно действовать по восстановлению религиозных и общественных учреждений, лично руководя осуществлением своих планов. В ноябре 1942 г. император издал указ, касавшийся большинства сфер жизни и деятельности церкви. Он ввел новую систему в финансовую сферу и создал механизмы, существенно ограничившие автономию духовенства.

Церковь Святой Марьям Цийон (Сионской Богоматери) построенная Хайле Селассие в Аксуме

Иллюстрация 84. Церковь Святой Марьям Цийон (Сионской Богоматери) построенная Хайле Селассие в Аксуме. Строительство началось после освобождения Эфиопии и завершилось в 60-е гг. 20-го в.

Хайле Селассие с абуной Базилиосом. С момента его назначения в качестве эфиопского абуны и до революции 1974 г. церковь оказывала полную поддержку императору

Иллюстрация 85. Хайле Селассие с абуной Базилиосом. С момента его назначения в качестве эфиопского абуны и до революции 1974 г. церковь оказывала полную поддержку императору.

Этот указ определял правила регистрации земель, принадлежавших церкви, создал в ее рамках центральное учреждение, занимающееся финансовыми вопросами, обязал церковь платить налоги. Он предъявил также некоторые требования в области религиозного образования и подготовки духовенства. Император также взял себе право утверждать или отклонять кандидатуры священников, избранных церковными советами. Одновременно с этим он лишил церковь полномочий осуществлять судопроизводство в сферах, не касающихся религиозных вопросов. Это были смелые, даже революционные реформы, которые, тем не менее, не были полностью претворены в жизнь вследствие различных препятствий и затруднений, с которыми сталкивалась императорская власть в различных округах, и ввиду противодействия духовенства. В провинции Годжам, например, церкви и монастыри продолжали пользоваться прежними льготами в области налогообложения и администрирования.

Хайле Селассие заново инициировал контакты с Александрией по поводу автономии. Стареющему абуне Кериллосу было позволено вернуться в Эфиопию в 1942 г., однако Хайле Селассие принял твердое решение, что это будет последний иноземный епископ во главе эфиопской церкви. В 1948 г., после нескольких тяжелых раундов переговоров, едва не зашедших в тупик, с руководством коптской церкви и с правительством Египта было достигнуто соглашение. Было решено, что абуна Кериллос назначит новых эфиопских епископов, а после его смерти его место займет эфиопский абуна, который будет назначен коптским патриархом. Так, после смерти Кериллоса, в Каире 14 января 1954 г. главой эфиопской церкви был назначен ычеге Габра Георгис. Он получил звание и имя – абуна Базилиос. Вместе с ним было назначено 14 епископов в 14 провинций страны. Был также назначен еще один эфиопский епископ вне страны – в Иерусалиме.

Впервые в истории. 1959 г.: абуна Базилиос, первый эфиопский глава церкви (кроме эпизода в период итальянской оккупации) впервые благословляет на родной земле архиепископов и епископов

Иллюстрация 86. Впервые в истории. 1959 г.: абуна Базилиос, первый эфиопский глава церкви (кроме эпизода в период итальянской оккупации) впервые благословляет на родной земле архиепископов и епископов.

Хотя этот шаг в сторону независимости был принят с радостью большинством местного духовенства, он имел также весьма парадоксальный, с их точки зрения, результат – он в еще большей степени усилил зависимость церкви от государства. В прошлом назначение египетского абуны, несмотря на многочисленные ограничения, не зависело от императора. Теперь, несмотря на то, что было принято решение о процедуре назначения абуны в Египте, и о том, что он примет официальное назначение от коптского патриарха, сам выбор, тем не менее, находился в руках императора. В 1959 г. была ликвидирована даже символическая связь с коптской церковью, и было постановлено, что эфиопская церковь сама будет избирать себе главу.

Власть императора над церковью укрепилась еще более с провозглашением конституции в 1955 г. С одной стороны, было заявлено, что эфиопская православная церковь является официальной религией в стране, но с другой стороны, укрепилась
императорская – национальная, государственная и политическая – власть над церковью. Конституция наделила императора правом законодательной власти в вопросах, касающихся церкви, кроме вопросов теологии и внутренней жизни монастырей. Она также наделила его правом назначать епископов, включая самого абуну.

После окончания итальянской оккупации иностранным миссионерам было снова позволено вернуться в Эфиопию, но теперь их деятельность находилась под строгим надзором. Основной целью этого надзора было предотвратить миссионерскую пропаганду среди православных, а также предоставление для деятельности миссионеров строго определенных территорий по утверждению министерства просвещения.

1.11.4 Единство, стабильность и разногласия

Главной целью в планах Хайле Селассие относительно реформы церкви было ее превращение в инструмент в руках властей, эффективное средство, гарантирующее стабильность власти и единство страны. В этом плане ему удалось добиться лишь частичных успехов.

После возвращения императорской власти Хайле Селассие добивался включения бывшей итальянской колонии Эритреи в состав Эфиопии, расширив тем самым ее границы. Одним из главных инструментов для осуществления этой цели была эфиопская православная церковь. О деятельности правительства Аддис-Абебы среди христиан Эритреи, которая проводилась местным духовенством, пишет английский наблюдатель: «К 1942 году каждый священник уже стал пропагандистом на службе эфиопского дела. Каждая деревня превратилась в центр эфиопского национализма, а религиозные народные праздники, как например Праздник Креста (Маскаль), стали мероприятиями, во время которых открыто демонстрировался эфиопский патриотизм. Монастыри и деревенские церкви украшались эфиопскими флагами, а все церемонии и молитвы содержали абсолютно ясную идею»2. Проводимая линия, в сочетании с разными другими средствами, способствовала успеху императорской власти. В 1952 г. Эритрея стала частью Эфиопии в рамках федерации, а в 1962 г. была полностью присоединена как одна из провинций империи.

Поддержка церкви имела решающее значение также и во время попытки переворота в 1960 г. В декабре этого года, в то время, когда император совершал длительную поездку по Западной Африке и Южной Америке, группа его приближенных, включая главнокомандующего личной охраны императора, главу полиции и главу секретной службы, попыталась захватить власть.

Несмотря на то что поначалу казалось, что переворот удался, заговорщики довольно быстро лишились поддержки. Не только отборные части сил безопасности отказались присоединиться к восставшим, но и абуна Базилиос, верный сторонник Хайле Селассие, однозначно заявил о своей поддержке императора. В своем обращении, которое он обнародовал через день после начала переворота, он обратился «к эфиопским христианам и ко всем народам Эфиопии», осудил заговорщиков и призвал всех проявить верность императору. Уже на следующий день заговорщики оказались в изоляции. В течение короткого времени часть из них погибла в бою, а остальные были схвачены и казнены.

Однако как в прошлом, так и теперь, когда Хайле Селассие был в пике своего могущества, духовенство продолжало действовать не только в интересах централизации государства, но и как представители местных интересов в округах. Так, например, когда в Годжаме в 1968 г. вспыхнуло восстание, оно получило поддержку со стороны местного духовенства. Восстание началось с бунта крестьян против попытки ввести новый сельскохозяйственный подоходный налог, и духовенство присоединилось к нему как из собственной заинтересованности в местной автономии, так и из традиционной солидарности со своим районом.

Четырьмя годами раньше около 300 священников этого района прибыли в Аддис-Абебу, пытаясь вернуть себе свои права и статус – предоставление услуг в области культа и судопроизводства взамен права не платить налоги и взимать плату – статус, который постепенно был урезан при режиме Хайле Селассие. В 1968 г., когда восстали крестьяне, к ним примкнуло духовенство и поддержало бунтовщиков. Несмотря на то, что восстание в Годжаме было подавлено, эти события стали важным знаком на будущее.

Вопрос 13

«Хайле Селассие, управлявший политикой Эфиопии с 1916 по 1974, привел императорскую власть к вершине. Он достиг этого также с точки зрения контактов с церковью и с христианством. Его деятельность как бы подвела успешный итог попыткам всех его предшественников создать эфиопскую национальную церковь, как рамку для единства империи и как инструмент для укрепления власти». Согласны ли вы с этим утверждением? Полностью ли вы с ним согласны?

Отнеситесь к этому вопросу, как к одному из вопросов, подводящих итог всей главы:

А. Подготовьте тезисы, касающиеся деятельности раса Тафари (Хайле Селассие) в обсуждаемый период.

Б. Выберите пункты для сравнения его с двумя-тремя правителями прошлого (по вашему выбору).

В. Ответьте подробно (на 3-4 страницах).

1 Bahru Zewde, A History of Modern Ethiopia, 1855-1974, p. 140.

2 David Pool, «Eritrean Nationalism», in: I.M. Lewis (ed.), Nationalism and Self Deter­mi­nation in the Horn of Africa, p. 182.