Эфиопия и христианство

1.2 Эфиопия до принятия христианства

1.2.1 Воцарение Аксумской династии

Эфиопская история началась в древнем царстве Аксум (под этим именем известны как царство, существовавшее на нагорье Тигре на севере Эфиопии, так и его столица – город Аксум). Аксум был колыбелью эфиопского государства, именно в нем впервые оформились основные составляющие его культуры. Начальный этап истории и истоки этого царства все еще недостаточно ясны. Вместе с тем результаты современных исследований позволяют реконструировать большую часть внутренних процессов и внешних влияний, создавших условия для расцвета достаточно развитых культуры и политической структуры Аксума.

Символ Аксума – стоящий до сих пор обелиск, возвышающийся на высоту 21 метра (фотография конца 19-го века). Внизу: развалины дворца и остатки трона из эпохи расцвета Аксумского царства

Иллюстрация 6. Символ Аксума – стоящий до сих пор обелиск, возвышающийся на высоту 21 метра (фотография конца 19-го века). Внизу: развалины дворца и остатки трона из эпохи расцвета Аксумского царства.

Принято считать, что предшествующая аксумской эпоха в истории Эфиопии началась около пятого века до н. э. Имеются четкие археологические свидетельства, относящиеся к этой эпохе, свидетельствующие о сильном южноаравийском влиянии на народы, проживавшие в северной части эфиопского нагорья. Йеха, наиболее известный доаксумский памятник, был святилищем, построенным в пятом или четвертом веке до н.э. В нем хорошо прослеживаются черты, сходные с постройками той же эпохи из Южной Аравии. В нем были найдены также ряд надписей на южноаравийском языке, написанных южноаравийской письменностью. Аналогичные данные о влиянии мигрантов из Южной Аравии были выявлены также и в религиозных верованиях и общественно-политических формах, которые царили в эту эпоху. Свидетельства южноаравийского влияния были настолько убедительны, что многие исследователи были склонны видеть в нем основной определяющий фактор истории Аксума. Они анализировали доаксумскую культуру, по сути, как результат влияния с другого берега Красного моря. Только самые современные исследования сдвинули угол зрения ученых в сторону имманентных, внутренних аспектов этой культуры.

Древнее святилище в Йеха

Иллюстрация 7. Древнее святилище в Йеха

Так, к примеру, сейчас нам стало ясно, что уже в третьем веке до н.э. прослеживается уменьшение роли внешнего влияния и увеличение веса внутреннего вклада в развитие Аксума. Язык письменности, например, к этому времени все более отдаляется от собственно южноаравийского, и наблюдаются изменения в политической терминологии, привнесённой из Южной Аравии. Наряду с этим ясно также, что в этот период развивавались культурные и торговые связи, направленные в другую сторону, связи с народами, населявшим долину Нила, и в особенности с нубийским царством Мероэ.

Примеры языкового влияния – справа налево: иврит, амхарский, древний геэз, древний южно-арабский (сабейский) алфавиты

Иллюстрация 8. Примеры языкового влияния – справа налево: иврит, амхарский, древний геэз, древний южно-арабский (сабейский) алфавиты.

В течение первого века н.э. Аксумское царство уже заканчивает процесс своего формирования. Мягкий климат, легко обороняемые природные границы, близость к источникам сельскохозяйственной продукции и природным ресурсам, упадок южноаравийских царств – все это позволило правителям Аксума взять под контроль большую часть общерегиональной торговли в бассейне Красного моря. На протяжении семисот последующих лет их влияние ощущалось не только на севере Эфиопии, но и в уже упомянутых нами окружающих ее странах – Мероэ в бассейне Нила и во многих частях Южной Аравии. В третьем веке н.э. Аксумское царство уже приобрело такую известность, что персидский «пророк» Мани (216-276 гг. н.э), написавший книгу «Главы», включил в неё следующее высказывание: «В мире существуют четыре великих царства. Первое из них – это царство Вавилона и Персии, второе – Римское царство, третье – царство аксумитов и четвертое – царство Силаус» (очевидно, имеется в виду Китай).

Аксумское государство, несмотря на то, что оно сохранило многие из культурных составляющих от предшествовавших ему эпох, при своём рождении возвестило появление и ряда качественно новых элементов. Во втором веке н.э., например, появилась собственно эфиопская, пока еще консонантная (т.е. включающая только согласные, без знаков для гласных, которые будут добавлены позднее) письменность. Вначале эта письменность использовалась только для коротких эпиграфических надписей, но постепенно начала применяться также и для написания более длинных текстов. Ранее упомянутый язык геэз, передаваемый этой письменностью, стал языком священных писаний эфиопской церкви. На протяжении древней аксумской эпохи было также широко распространено использование южноаравийского и греческих языков. Греческий являлся, как видно, господствующим в сфере международной торговли и дипломатии языком. Так, известно, что им владел Зускалес, правивший в Аксуме в конце первого века.

В области архитектуры и керамики также наблюдаются явственные различия между памятниками периода расцвета Аксума и находками, относящимися к более ранней эпохе, в которых заметно прямое влияние Южной Аравии. Как видно, и религия также претерпела заметные изменения. Несмотря на то, что южноаравийское мужское божество Аштар и упоминается в аксумских надписях, рядом с ним расцвела вера в троицу местных божеств: Михрама, Бахра и Медера. В первые века новой эры (но еще до христианизации самого Аксума) начали ощущаться новые внешние влияния на религиозную жизнь царства. Первым из них было влияние иудаизма.

1.2.2 Евреи и еврейское влияние

В отличие от конкретных археологических свидетельств, а также надписей, демонстрирующих южноаравийское влияние на аксумскую культуру, доказательства еврейского влияния на неё остаются косвенными и относящимися к области культуры. Согласно некоторым более поздним эфиопским представлениям, евреи составляли около половины населения дохристианского Аксума. Очевидно, это явное преувеличение. Вместе с тем ясно, что проникновение знания Писания и основных библейских образов оказало глубокое влияние на древнюю эфиопскую культуру. Это влияние сказалось в дальнейшем на формировании самого эфиопского христианства. Забегая вперед, скажем, что эфиопские христиане будут в течение всех последующих поколений делать обрезание своим сыновьям на восьмой день после их рождения. Они также будут соблюдать субботу и жить в соответствии с библейскими законами кашрута. Эфиопские христиане видели в себе потомков древних сыновей Израиля.

Эфиопское христианство насыщено ТАНАХом: Три праотца: Авраам (в центре), Исаак (слева) и Иаков (справа), изображенные на сводах церкви 16-го века в округе Тигре

Иллюстрация 9. Эфиопское христианство насыщено ТАНАХом: Три праотца: Авраам (в центре), Исаак (слева) и Иаков (справа), изображенные на сводах церкви 16-го века в округе Тигре.

Еврейское влияние в эпоху, предшествовавшую приходу христианства, породило также значительное количество слов и важных терминов в языке геэз, заимствованных из еврейско-арамейского. Такие слова как мицват (ивритское мицва, пожертвование), табот (тева, ковчег), таут (идол, на иврите «ошибка») – безусловно, еврейского происхождения как по форме, так и по содержанию. Аналогичным образом, эфиопское название пятницы – арб, означает не «шестой день», а именно «канун» (субботы).

Царь Давид в христианской короне – миниатюра начала 19-го века

Иллюстрация 10. Царь Давид в христианской короне – миниатюра начала 19-го века.

Позднее был выдвинут целый ряд теорий и мифов относительно обстоятельств прихода еврейского влияния на древнюю Эфиопию. Эфиопское предание, восходящее еще к шестому веку, приписывает начало этого влияния посещению царицей Савской царя Соломона. В соответствии с эфиопским вариантом этой легенды, сложившейся впоследствии в национальный эпос «Слава царей» (Кебра Нагаст), царица, известная в Эфиопии как Македа, отправилась из Аксума в Иерусалим. В процессе ее пребывания в Иерусалиме Соломон был поражен ее мудростью. Хитростью он сумел даже вступить с ней в связь. Возвращаясь в Аксум, Македа несла в своем чреве будущего сына, который родился у неё уже в Эфиопии. Когда ее сын Менелик вырос, он отправился в Иерусалим на встречу с отцом. По окончанию этого визита Соломон приказал первенцам когенов и старейшин сопровождать гостя, возвращавшегося в Аксум.

Перед отправлением в путь Менелику и его свите, во главе которой стоял Азария, сын первосвященника, удалось похитить Ковчег Завета из Храма. Так «Слава Сиона» покинула Иерусалим, а к ней присоединился цвет еврейского народа, прибыв в Новый Сион, т.е. Аксум. С этой поры Эфиопия и её народ превратились в «истинных сынов Израиля».

Как уже говорилось, эти и сходные с ними термины в дальнейшем будут включёны в систему понятий и обычаев эфиопского христианства.

Соломон и царица Савская, один из самых распространённых мотивов в эфиопской живописи. Народный лубок

Иллюстрация 11. Соломон и царица Савская, один из самых распространённых мотивов в эфиопской живописи. Народный лубок.

Поскольку Аксумское царство расцвело многими столетиями позднее царя Соломона, ясно, что этот рассказ не может быть историческим объяснением касательно еврейских влияний в стране. Вместе с тем не следует и недооценивать важность этой легенды. С того момента, как она окончательного оформилась и была официально признана – в начале 14 века, она стала фактором, определившим важные аспекты политической и культурной жизни Эфиопии. К этому вопросы мы еще вернемся позднее. Легенда подчеркнула еврейско-иудейский аспект в эфиопском образе жизни. На протяжении большей части эфиопской истории только те правители, которые претендовали на происхождение от царя Соломона, воспринимались в качестве легитимных (термин «потомки Соломона» известен в европейских языках в форме «Соломониды». В таком виде он вошел также и в научную литературу по Эфиопии. В дальнейшем мы тоже будем использовать это общепринятый термин.) Эфиопские церкви, от центральных до самых удаленных, пытались копировать и подражать облику Первого Храма в Иерусалиме. Подобно ему, они делились на три концентрические части, центральной из которых являлась «Святая Святых» (Кедуса-Кедусан, на иврите кодеш кодашим), содержащая табот, т.е. ящик, символизирующий Ковчег Завета (его аналогом в византийском православии является антиминс). Сам город Аксум получил имя Сион. В его церкви Марьям Цийон (Сионской Богоматери), согласно эфиопской традиции, находится до сих пор истинный Ковчег Завета.

Предание, возводящее появление еврейских влияний в Эфиопии к пропавшим десяти коленам, в особенности к колену Дана, также не может выдержать научно-исторической критики. Более логичным выглядит предположение некоторых исследователей, что эти влияния проникли в Эфиопию через Египет, в особенности – при посредстве еврейского гарнизона, находившегося в эпоху Первого Храма в Элефантине, неподалеку от современного Асуана. Возможно, солдаты этого гарнизона передвигались вдоль Нила и прибыли непосредственно в Эфиопию или же добрались до неё через одно из суданских царств, например Мероэ.

Большинство исследователей, однако, считают, что еврейские влияния проникали в аксумскую культуру из Южной Аравии, вместе с уже упоминавшимися ранее многочисленными южно-аравийскими влияниями. Хотя мы и не знаем наверняка, были ли среди тех, кто пересекал небольшое расстояние между Южной Аравией и Аксумом, также и евреи, нам хорошо известно, что евреи проживали на Аравийском полуостровем в первых веках н.э., и вполне может быть, что они входили в число переселенцев в Эфиопию.

Церковь Марьям Цийон в Аксуме, в которой хранится, согласно эфиопскому преданию, Ковчег Завета. Фотография конца 19-го века

Иллюстрация 12. Церковь Марьям Цийон в Аксуме, в которой хранится, согласно эфиопскому преданию, Ковчег Завета. Фотография конца 19-го века.

Каким бы ни был источник еврейских влияний, фактом является то, что в первых веках н.э. они играли важную роль в оформлении эфиопской культуры на её начальных стадиях. Не исключено также, что определенная форма иудаизма смогла стать в это время господствующей религией в этом регионе. Но в Аксуме на фоне этих формообразующих, хотя и неведомых нам процессов, свершилось событие, ясное в историческом плане и однозначное с точки зрения его долгосрочного влияния. С принятием царем Эзаной христианства была создана связь между системой верований и институтами власти и началась история государственной религии Эфиопии.