Эфиопия и христианство

1.8 Христианство и культура: литература, искусство и музыка

Как мы уже продемонстрировали, христианство являлось в Эфиопии не только господствующей религией, оно было главным вместилищем её культурной традиции. С самых первых дней оно было источником вдохновения для художников, писателей и композиторов. Монастыри, местные церкви и царский двор последовательно оказывали поддержку творчеству в этих областях, видя в его плодах средство укрепления прихожан в их вере. До наших дней лишь небольшая часть из сокровищ культурного наследия Эфиопии удостоилась должного исследования. Последние экспедиции в провинции Тигре показали, что предстоит еще огромная работа по каталогизации, прежде чем станет возможным оценить весь объем эфиопской христианской литературы, искусства и музыки.

Святой Лука переписывает Святое Писание. Из рукописи, хранящейся в монастыре Гонда-Гондай, Тигре

Иллюстрация 54. Святой Лука переписывает Святое Писание. Из рукописи, хранящейся в монастыре Гонда-Гондай, Тигре.

1.8.1 Христианская литература

Древняя рукопись одного из первых переводов священной литературы Традиционный пюпитр для книг, церковь Иоханнеса Кама, Тигре

Иллюстрация 55. Справа: древняя рукопись одного из первых переводов священной литературы. Слева: традиционный пюпитр для книг, церковь Иоханнеса Кама, Тигре.

Литература эфиопской церкви, как уже говорилось, сохранилась на языке геэз. Этот язык перестал быть разговорным уже 1000 лет назад, однако он по-прежнему служит традиционным языком обучения и священных книг. Самые ранние тексты на этом языке, дошедшие до нас, высечены на камне, однако с принятием христианства геэз быстро превратился в инструмент литературного выражения идей эфиопской церкви.

Наиболее важным достижением Аксумской эпохи был, несомненно, перевод Писания на геэз. Свод священной литературы эфиопской церкви, равно как и канон прочих церквей, включает в себя не только ТАНАХ и Новый Завет, но также и целый ряд апокрифов, произведений, написанных в период между завершением ТАНАХа и созданием Нового Завета.

К ним относятся «Книга Еноха», «Книга юбилеев», «Книга вознесения Исайи», «Книга Юдифи», «Книга Иисуса сына Сирахова» («Книга Бен-Сиры») и многие другие, всего 81 апокриф. Первые три сохранились полностью только в переводе на геэз и потому представляют собою огромную ценность для исследователей иудаизма в эпоху Второго Храма и начала христианства. Хотя эти тексты и представляют собою, в большинстве своём, переводы на геэз с греческого языка, в них прослеживается также влияние источников на иных языках – арамейском, сирийском и даже на иврите.

Другие произведения, переведённые на протяжении этой эпохи, включают в себя «Завет Господа нашего», «Речения Апостолов» («Сенодос») и «Учение Апостолов» («Дидаскалия»), относящиеся к «полуканоническим» произведениям. Несколько текстов из аксумской эпохи явным образом связаны с теологическим и организационным развитием эфиопского христианства. Так, например, «Правила Пахомия», как видно, были принесены учеником самого Пахомия. Даже если это предположение и не является бесспорным, оно может тем не менее свидетельствовать о важных ранних связях между Египтом и Эфиопией и об определяющем влиянии в формировании эфиопского христианства со стороны пришедшего из Египта института монашества. Перевод теологического сочинения, известного под именем «Кереллос» (Кирилл), отражает влияние монофизитов, прибывших в Эфиопию в 5 и 6 вв.

Эфиопия, как и другие христианские страны мира, не только получила и использовала сочинения, написанные за её пределами, но и создала собственную оригинальную литературу. Хотя к аксумской эпохе однозначно можно отнести только очень немногие оригинальные тексты, кажется, что центральная часть собрания псалмов, известного под именем Деггва и приписываемого святому Яреду, создана именно в этот период.

1.8.1.1 Эфиопия Соломонидов

Ни одно литературное произведение не сохранилось от 500-летнего периода, последовавшего за упадком Аксумского царства. Возможно даже, что и некоторые произведения предшествующей эпохи исчезли без следа в тёмный период 10-11 вв. И в годы расцвета династии Загве, несмотря на выдающиеся достижения в области архитектуры, не был создан ни один оригинальный текст и даже не был создан сколько-либо существенный перевод. Даже жизнеописания властителей этой династии были составлены многие годы после её свержения.

Эпоха Соломонидов, начавшаяся формально в 1270 г. (а фактически – во времена Амда-Цийона), характеризовалась иным духом. Она была временем расцвета и больших достижений в области переводов и оригинальных сочинений. Легенда о царе Соломоне и царице Савской, «Слава Царей», была, как видно, первой переводной (с арабского) книгой, созданной в эту эпоху. Перевод Синаксаря (календаря праздников и дней памяти святых) и нескольких агиографических сочинений (житий святых) также относится к этой эпохе. Переводческая деятельность достигла своего апогея во времена абуны Саламы (1348-1388 гг.), известного под прозвищем Матаргвем – «переводчик». Его заслуге приписывается ввоз многочисленных книг из Египта в Эфиопию и выпуск сочинений, часть которых он самостоятельно перевёл с арабского (в их числе «Завет Авраама»), либо был инициатором их перевода.

Священник с книгой в переплёте, церковь Вокро Маскала Кристос, Ваг

Иллюстрация 56. Священник с книгой в переплёте, церковь Вокро Маскала Кристос, Ваг.

Оригинальные эфиопские сочинения этой эпохи включали хронику войн Амда-Цийона. Хотя эта книга и представляет собой фактологическую царскую летопись, а не религиозное сочинение, но и она, вне всякого сомнения, была написана представителями духовенства. Другим квазиисторическим жанром, который начал развиваться в годы Соломонидов, был гадлат (ед.ч. гадель), то есть агиографические сочинения, повествующие о жизни и чудесах
знаменитых монахов в Эфиопии, среди них Такла-Хайманота, Евстафия, Стефана, Иясуса-Моа, а также описывающие приключений их прихожан и преемников.

Священник с Евангелием, монастырь Хайк Эстифанос, Волло

Иллюстрация 57. Священник с Евангелием, монастырь Хайк Эстифанос, Волло.

Большинство духовных лиц, стоявших за этими сочинениями, известны как настоятели монастырей и чудотворцы. Но среди них можно найти также и серьезных теологов. Наиболее известным среди них является Гийоргис из Саглы, живший в начале 15 века. Помимо составления новой анафоры, он известен также как автор «Часослова» (Мацхафа Саатат), популярного в Эфиопии литургического сочинения, сменившего пришедшую из Египта версию коптской церкви. «Часослов» снабдил религиозным содержанием каждый из 24 часов суток и включал в себя также собрание псалмов в честь святых церкви. «Книга тайн» (Мацхафа Местир), написанный им же толстый том, направленный против еретической христологии, был создан, как видно, после острых богословских дискуссий с чужеземцем. Это произведение включает в себя защиту соблюдения субботы и предназначено для чтения в праздники. Одно из других его теоретических произведений, «Толкование веры» (Фекара Хайманот), было написано для принца из царского дома, как видно, Теводроса, сына Давита. Другие произведения, приписываемые этому плодовитому писателю-монаху, – это «Арфа хвалы», «Врата света» и «Лира славы». Принято считать, что им был переведен на геэз также
«Символ веры святого Афанасия».

Из «Часослова»
Как мы назовём тебя, ты, Царь милосердия? / — Ты, дверь спасения / Ты, врата света / Ты, рожденный во дворце.
Назовём ли тебя Господом возвышенным?/ – Сын твой – солнце правды/ Посланники его – звёзды твои/ Светильники первенца твоего.
Назовём ли тебя Садом цветущим?/ – Сын твой как сочный виноград/ – Посланники его как грозди виноградные/ Лозы первенца твоего.
Назовём ли тебя кораблём?/ – Сын твой – кормчий его/ Посланники его – моряки/ Избранные первенцем твоим.
Назовём ли тебя крепостью?/ – Сын твой – строитель её/ Посланники его – её гарнизон/ Верные первенцу твоему.
Назовем ли тебя жертвенником?/ – Сын твой – Первосвященник/ –Посланники его – священники/ – Ученики первенца твоего.

Христианская литература естественным образом пришла к своему апогею в дни правления Зар’а Я‘коба. Самому императору приписывают составление многочисленных сочинений, среди которых «Книга света» (Мацхафа Берхан), апология соблюдения субботы, а также «Послание о вочеловечении», направленное против местных суеверий. Ещё одна книга, приписываемая императору, это «Книга рождества», защищающая идею воплощения Слова Божьего. С ним связывают также создание многих псалмов, молитв и проповедей. Особенно известен религиозный вклад этого великого императора в связи с его сочинениями во славу Девы Марии, культ которой он с воодушевлением поддерживал. Зенитом этой поддержки стал надзор над окончанием перевода книги «Чудеса Девы Марии» (Таамра Марьям), начатого ещё в правление его отца Давита.

Завоевание Эфиопии мусульманами, как мы уже знаем, нанесло смертельный удар церкви и её богатствам. Многие рукописи были уничтожены, литературные произведения бесследно исчезли. Вместе с тем даже в те тяжёлые дни не прекращалось создание культурных ценностей. Среди произведений, созданных во времена вторжения Граня, стоит отметить в особенности книгу Энбакома (Аввакума), принявшего христианство араба-мусульманина, ставшего, в конце концов, настоятелем монастыря Дабра Либанос. Энбаком среди всего прочего занимался переводами с арабского на геэз. Он известен, главным образом, своим полемическим сочинением «Врата веры» (Анкаца амин), критикой ислама, которой придана форма письма самому Ахмаду Граню.

1.8.1.2 Слава Гондара

Концентрация многочисленного духовенства в Гондаре и царская поддержка и покровительство, которые оно непосредственно получало в новом городе, оказали заметное влияние на литературу этой эпохи. В дни расцвета Гондара родился новый литературный жанр и были отточены существовавшие ранее.

Эпоха Гондара была тем периодом, когда была создана эфиопская традиция толкования ТАНАХа. Эти новые тексты, известные под названием Андемта, которое образовано от амхарского слова андем, то есть «один (человек сказал)», предложили читателю не только перевод Святого Писания на амхарский язык, но также и его объяснение и толкование. Эти толкования, скорее всего, уже существовали в течение столетий в качестве устной традиции, и только теперь, в эпоху Гондара, были записаны.

Трудно преувеличить важность Андемта в аспекте развития амхарской литературы. Язык геэз остался по-прежнему самым важным языком культа до конца этой эпохи. Однако отныне краткие теологические сочинения, такие как «Краса творения», составлялись также на понятном всем разговорном амхарском языке.

В эпоху Гондара достигло высшей точки развитие одного из жанров хвалебных псалмов, посвященных прославлению святых, так называемых малакат. Хвалебный псалом включал серию строф, описывающих красу главы святого, его волос, лика, глаз, ушей и так далее. Два других вида псалмов, существовавших еще до эпохи Гондара, но расцветших именно тогда – это «Деггва» (восхваления Девы Марии) и кене. Ещё один сборник псалмов, «Арка», включенный в «Календарь святых праздников», и псалмы, называемые зик, также в прославление святых, возникли в гондарский период.

Среди памятников культуры, переведенных с арабского в тот период, наиболее важным был, без сомнения, свод законов «Суд царей» (Фетха Нагаст). Хотя арабская версия этой книги появилась в Эфиопии, очевидно, ещё в 15 в., она была переведена на геэз только в правление Иоханнеса Первого. «Суд царей» служил сборником как религиозных, так и гражданских законов вплоть до середины 20 в.

Закат Гондара и распад царства на полусамостоятельные местные единицы нанесли удар также и по литературной сфере. Геэз, прекративший быть разговорным языком уже столетия назад, начал угасать и как язык литературы. Главы церкви начали распространять свои произведения на амхарском языке. Царские хроники, составлявшиеся на геэз еще со времен Амда-Цийона и Зар’а Я‘коба, тем не менее, продолжали создаваться на этом языке вплоть до конца 19 века, правления императора Теводроса.

1.8.2 Религиозное искусство

Большинство эфиопских христиан, с первых дней христианства в их стране и до наших дней, не могли читать произведения их религиозной литературы на языке геэз или следить за их сложными теологическими построениями. Для них христианство приобретало материальное содержание главным образом в культовых действах, в ритме недельных, месячных и годовых праздников и в изобразительном искусстве. Церкви, настенная роспись, иконы и, конечно, более всего – изображения креста, вырезанные из дерева или металла, были для большинства наиболее очевидными выражениями их веры. Царский двор, заботясь о сохранении общей модели отношений церкви и государства, был главным источником более изощрённых художественных выражений религиозности, как и в архитектуре, так и в изобразительном искусстве. Могущественные правители, стремившиеся продемонстрировать одновременно и крепость своей веры, и своё богатство, инициировали постройку церквей, создание икон, фресок и крестов. За исключением отдельных случаев, мастера, создававшие эти произведения искусства, оставались анонимными. Вместе с тем, можно отметить различные стили и распределить их по эпохам, регионам, а в определённых случаях даже по религиозным течениям в среде монашества.

Дева Мария с сыном, рисунок на дереве Фере-Цийона, около 1450 г., церковь Дага Эстифанос, Тана

Иллюстрация 58. Дева Мария с сыном, рисунок на дереве Фере-Цийона, около 1450 г., церковь Дага Эстифанос, Тана.

Очень немного сохранилось от христианского искусства эпохи Аксумского царства. Оно было единственным африканским государством к югу от Сахары, чеканившим свою монету, и этот факт говорит об уровне его экономического и культурного развития. Вместе с остатками керамики эти монеты остались единственным источником реконструкции художественных тенденций в Эфиопии этого периода. Главным образом, чеканившимся на монетах, было изображение царя, как правило облаченного в мантию с лентами и браслетами. Некоторые цари увековечены с короной на голове и с оружием – мечом или копьем – в руке. В дохристианские эпохи к этим изображениям прибавлялись также такие божественные символы, как полумесяц или круг, символизировавший солнце. В христианскую эпоху они сменились изображением креста.

Работа по металлу, как правило, считалась унизительным и таинственным занятием, подходящим только людям из низших социальных групп или не-христианам. Однако отрицательное отношение к мастерам не распространялось на монахов, занимавшихся изготовлением светильников, алтарей, крестов и иных предметов культа. Таким образом, монастыри были не только традиционными центрами обучения литургическому пению и музыке или переписке священных книг, но и работе по металлу, живописи и столярному делу. Согласно книге «Житие Иясуса Моа», составленной в 13 в., вначале этот монах был обучен ремеслу переписчика, а потом своими руками изготовлял светильники для церкви.

Дева Мария с сыном, архангелы Михаил (слева) и Гавриил (справа), современная икона, находится в скальной церкви, Лабала Кристос, Ласта

Иллюстрация 59. Дева Мария с сыном, архангелы Михаил (слева) и Гавриил (справа), современная икона, находится в скальной церкви, Лабала Кристос, Ласта.

В свете этой непосредственной связи между монастырями и художественным творчеством, неудивительно найти изобразительные стили, типичные для определенных районов и для разных монастырских течений.

«Побиение распятого» – миниатюра из «Деяний Аббы Геримы», монастырь Дабра Герима, Тигре

Иллюстрация 60. «Побиение распятого» – миниатюра из «Деяний Аббы Геримы», монастырь Дабра Герима, Тигре.

Евстафиане и стефаниты создали характерные для каждого из этих направлений стили украшения рукописей, отличавшие их не только друг от друга, но и от созданного в других монастырях или скрипториях при царском дворе.

Хотя письменные источники свидетельствуют о наличии икон еще в эпоху Загве, в действительности до нас не дошла ни одна икона, которая относилась бы к периоду до правления Зар’а Я‘коба. Иконы и иные формы живописного искусства являлись, как уже упоминалось, важными элементами в планах этого великого правителя по распространению культа Богоматери. Монах по имени Фере-Цийон был ведущим художником при дворе Зар’а Я‘коба, и его стиль повлиял решающим образом на складывание иконографических типов её образа. В своих произведениях Фере-Цийон давал прекрасное выражение богословского подхода своего царственного патрона.

Монах Такла-Марьям был одним из современников Фере-Цийона. Ему принадлежала, как видно, важная роль в распространении иконографии креста, в особенности распятия. Ему приписывается установление ежемесячного дня (27 числа) в память о самом Распятии, а также введение новых элементов в изображение агонизирующего и мёртвого Иисуса на кресте.

В эпоху Гондара, патронаж государства над церковью и изобразительным искусством нашел своё выражение, например, в иконе, известной под названием «Побиение главы». Основываясь на Евангелиях, изображающих унижения и побои Иисуса (Матф. 27: 27-30; Марк 15: 16-20), эта икона представляет его зрителю в терновом венце. В течение 17 и 18 веков эфиопские императоры брали с собою эту икону на поле битвы.

В 1868 г. англичане похитили её, разбив императора Теводроса Второго в его столице Макдале. Оригинал этой иконы, взятой в качестве трофея, пропал, но ныне существуют её многочисленные копии.

1.8.3 Литургическая музыка

Литургическая музыка эфиопской церкви, зема, существенно отличается от светской повседневной музыки, известной под названием зафан. Хотя в узком смысле слово зема означает просто песню или мелодию, в широком смысле оно применяется не только для обозначения литургических мелодий, но и для ритмических форм, вокальных жанров, способов использования музыкальных инструментов и сопровождающих танцев. По эфиопской традиции, рождение зема, с её тремя отдельными музыкальными категориями, относится к шестому веку, эпохе жизни святого Яреда.

В первые века существования этого жанра знание зема передавалось в устной форме, но в Средние века для него была создана система нотной записи, известная под названием малакат. Она состоит из 650 знаков, расположенных между строчками литургического текста. Аналогично знакам кантиляции в еврейской традиции, использующимся при чтении Торы или Афтарот, эти знаки сами по себе не являются нотами, скорее играя роль указаний, каким образом нужно пропеть то или иное слово или группу слов.

Переход от устной передачи музыкальной традиции к её письменной записи начался, как кажется, в начале 16 в. как последствие общего разрушения в сфере религии и искусства во время завоеваний Ахмада Граня. Нам известна всего лишь одна рукопись с кантиляционными знаками, сохранившаяся от эпохи Зар’а Я‘коба. В эпоху правления Галавдевоса, сразу после мусульманских завоеваний, согласно одному из источников, монахи, искусные в зема, начали устанавливать правила для кантиляции (малакат) «Псалмов Господних священников». Из других источников мы знаем, что Сарца-Денгель, во второй половине 16 в., был инициатором записи кантиляции, опасаясь того, что устная традиция будет забыта. Эти свидетельства подтверждают предположение, что разрушения, понесенные Эфиопией во время завоеваний Граня, и опасения перед новыми мусульманскими завоеваниями были главной движущей силой в деле сохранения традиции и перевода её в письменную форму. Следующий процесс консолидации музыкальной традиции начался позднее, в эпоху Гондара, когда царский двор и церкви, поддерживаемые им, превратились в главные центры по подготовке исполнителей литургической музыки и развитию специфических музыкальных школ пения. Особенно выделяется Иясу Первый как «подаривший церкви пение», благодаря его финансовой поддержке музыкантам и литургической музыке.

Вопрос 9

«Аксумская эпоха ознаменовала начало развития культуры и искусства Эфиопии, эпоха Соломонидов была временем первичного оформления этой культуры, а эпоха Гондара проходила под знаком усилий по реконструкции, институциализации и сохранения этой культуры». Согласны ли вы с этим положением, согласны ли вы с ним полностью? До того, как вы ответите на вопрос, составьте для себя список изменений в области культуры, согласно вышеуказанному историческому разрезу.