Эфиопия и иудаизм

3.1 Введение

3.1.1 Основные вопросы и структура раздела

Община эфиопских евреев, насчитывающая сегодня в Израиле более 70 000 человек, вызывает значительно больший общественный и научный интерес, чем любая другая еврейская община, сравнимая с ней по величине. Из не привлекавшего особого внимания меньшинства в стране своего исхода эфиопские евреи превратились в группу, вызывающую огромный интерес у евреев Израиля и всего мира. Интерес этот объясняется не только экзотичностью темы, загадкой существования еврейской общины в сердце Африки или драматическими обстоятельствами её переселения в Израиль; дело также в том, что само существование «чёрных братьев» – единоверцев иного цвета кожи – бросает вызов привычному представлению о том, что такое «еврейский народ». Их жизнь, столь непохожая на жизнь других еврейских общин, служит зеркалом, в котором еврейство отражается во всех парадоксах своего исторического развития.

У евреев Эфиопии на протяжении сотен лет существовала сложная система связей с эфиопскими соседями и правителями – христианами и приверженцами других местных религий. В Новое время, кроме этого, возникли отношения с европейской протестантской миссией и, главное, сложные, всё углубляющиеся связи с еврейством всего мира. Всё это оказало существенное влияние на формирование образа жизни общины и её самоидентификации как еврейства Эфиопии.

Отношение к Бета Исраэль как к группе, принадлежащей совокупности других еврейских общин, которую следует оценивать в соответствии с галахическими, лежащими вне эфиопской культуры, критериями – критериями происхождения и религии – возникло относительно недавно. Начало такому отношению было положено в середине 19 века, когда произошла встреча эфиопской общины с представителями зарубежного еврейства. Но религиозное самосознание эфиопских евреев существовало в этой стране в течение многих поколений, задолго до упомянутой встречи. Оно развивалось в изоляции от всего, что происходило в остальном еврейском мире, но в постоянном контакте с происходящим в Эфиопии, с её культурой и верованиями. Наш раздел рассматривает различные аспекты жизни эфиопского еврейства в эфиопском контексте. Основными вопросами являются следующие: что говорит нам исследование истории Эфиопии – эфиопского христианства с его специфическими особенностями, связи христианской культуры с Ближним Востоком и Страной Израиля, места нехристианских «меньшинств» в христианском обществе – о корнях этой группы и её формировании как еврейской общины в Эфиопии? Каково было значение существования еврейской общины в христианской Эфиопии? Что объединяло и что разъединяло евреев с их нееврейскими соседями? В чём положение евреев походило на положение мусульман? Как выглядела повседневная жизнь в еврейских деревнях Эфиопии, и какая мировоззренческая структура организовала эту жизнь?

3.1.1.1 Между Эфиопией и Израилем

До своего переезда в Израиль евреи жили на севере и северо-западе Эфиопии, более чем в 500 маленьких деревнях, рассеянных на обширной территории, среди населения, которое в подавляющем своём большинстве было христианским (там были также и мусульмане). Большая их часть проживала в областях, близких к озеру Тана и к северу от него, в провинциях Тигре, Гондар и Волло, и немногие – в городах Гондар и Аддис-Абеба. Евреи, которые внешне и по языку были похожи на своих соседей – амхарцев и тигринья, являлись группой религиозного и социального меньшинства. В Эфиопии их называли по-разному; об этих названиях будет подробно сказано ниже. Наиболее известно прозвище фалаша, сами же они предпочитали название Бета Исраэль. В соответствии с преданием, распространённым среди членов общины до репатриации в Израиль, они считали себя хранителями старой веры, которую большинство эфиопов оставило ради молодого христианства и Нового Завета. Их религия, как прежде, основывалась на Торе – называвшейся Орит и написанной на языке геэз, заповеди которой они строго соблюдали. В отличие от местных христиан, они не отождествляли Эфиопию со Святой Землёй и не верили в то, что Иисус был Мессией. Они продолжали ждать прихода Мессии и возвращения в Иерусалим, который находится в Стране Израиля.

Карта. Расселение Бета Исраэль в Эфиопии

Иллюстрация 167. Расселение Бета Исраэль в Эфиопии.

Благодаря их религии в Эфиопии в течение сотен лет их считали евреями, и не было никакого сомнения в том, что это особая этническая группа. Но этого оказалось недостаточно в Новое время для их немедленного и полного признания со стороны остального еврейского мира. В Израиле они были на государственном уровне признаны евреями только в 1973 году, после долгих колебаний. В этом году главный сефардский раввин Израиля, Овадья Йосеф, вынес решение, что членов эфиопской общины следует считать потомками потерянного колена Дана. Овадья Йосеф опирался в своём решении на постановление Радбаза, или рабби Давида бен Зимра, бывшего в середине 16 века раввином еврейской общины Каира. В вопросе, заданном Радбазу, речь шла об эфиопском военнопленном (может быть, об одном из тех, кого захватил Ахмад Грань), проданном в рабство в Египет. Тогда в каирской общине нашлись люди, утверждавшие, что он еврей и поэтому его следует выкупить – в соответствии с заповедью о выкупе пленных. В «Респонсах Радбаза» говорится, что этот человек соблюдал лишь часть заповедей иудаизма (некоторые из них, по утверждению Радбаза, он исполнял так, как это было принято в караимской общине). Радбаз пришёл к выводу, что пленник действительно является евреем, из потомков колена Дана; они были оторваны от евреев всего остального мира, поэтому незнакомы с раввинистической галахой и их следует причислить к категории, называемой «ребёнок, взятый в плен иноверцами». Поэтому, постановил Радбаз, его (и ему подобных) необходимо выкупить и обучить раввинистической галахе.

Священнослужители общины держат Орит, справа – книга, переплетённая так, как этого требует древняя эфиопская традиция, слева – свиток; с ним евреи Эфиопии познакомились недавно, в результате современных контактов с евреями остального мира

Иллюстрация 168. Священнослужители общины держат Орит, справа – книга, переплетённая так, как этого требует древняя эфиопская традиция, слева – свиток; с ним евреи Эфиопии познакомились недавно, в результате современных контактов с евреями остального мира.

Постановление рабби Овадьи Йосефа, основанное на респонсе, написанном более 400 лет назад, привело к созыву правительственной межведомственной комиссии, которая в 1975 году признала, что Закон о возвращении распространяется на евреев Эфиопии, и открыла им, таким образом, путь в государство Израиль. Однако это постановление не положило конец спорам в раввинате и в обществе; не выяснен до конца и вопрос о том, кто именно относится к группе эфиопских евреев, имеющих по Закону о возвращении право на израильское гражданство.

Между 1977 и 1991 годами большая часть общины переселилась из Эфиопии в Израиль, но маленькие группы, в основном из районов Квара и Баласа, продолжали прибывать в Израиль и после этого. Сейчас, когда пишутся эти строки, в Эфиопии остаётся ещё группа населения, численность которой оценивается в 25 000-100 000 человек; её члены кровно связаны с Бета Исраэль. Часть из них также желают получить право на возвращение в еврейское государство.

Гомогенный нарратив иудаизма определил, таким образом, место евреев Эфиопии в еврейском историческом пространстве на основании критерия религии и происхождения: они – потомки колена Дана. Так этот нарратив объединил евреев Эфиопии с евреями остального мира с помощью мифа о рассеянных коленах Израиля, возвращающихся из изгнания на обетованную родину. Однако это религиозно-историческое «возвращение сынов в пределы свои», обоснованное общностью веры и происхождения – не самое главное. Наряду с ним в Израиле имеет место непосредственный повседневный контакт между «чёрными» и «белыми» – со всеми стереотипными расовыми смыслами, вкладываемыми обычно в эти слова. То, что эфиопские евреи являются в самовосприятии одновременно евреями и «чёрными», наделяет их особой ролью в поиске еврейством своей идентичности. «Маятник» этого поиска колеблется непрерывно между утверждением и отрицанием.

Такое «колебание маятника» можно наблюдать в научном, общественном и даже внутриобщинном обсуждении вопроса о происхождении эфиопских евреев и поиске исторического ответа на загадку их существования как евреев в Эфиопии. Одновременно обсуждается вопрос их еврейства и смысла их веры в общееврейском контексте. Так, например, верховный раввинат Израиля постановил, что, хотя вся группа признана еврейской общиной, религиозный статус каждого из её членов не ясен. Поскольку эфиопское еврейство не знало раввинистической галахической литературы, раввинат поставил под сомнение законность разводов и гиюров, осуществлявшихся под руководством священнослужителей общины в течение столетий. Поэтому в семидесятые и начале восьмидесятых годов раввинат требовал, чтобы эфиопские репатрианты проходили «сокращённый» гиюр, включающий омовение в микве, заявление о принятии раввинистической галахи, а также символический обряд возобновления обрезания – для мужчин. После «Операции Моше» в 1984-5 годах, когда в Израиль репатриировалась большая группа эфиопских евреев, началось движение протеста против гиюра, был проведён ряд демонстраций. Это движение постепенно привело к «послаблениям» и даже к фактическому забвению требований раввината, однако юридически эти требования не были отменены.

3.1.1.2 Два подхода: «потерянное колено» или «эфиопская группа»

Несколько поколений назад Бета Исраэль привлекли внимание многих западных исследователей и путешественников, создавших позднее обширную и разнообразную литературу. В ней, среди прочего, содержатся сведения об отношениях между членами общины и их соседями – последователями других религий. Изучение этого материала помогает восстановить интересную, но полную противоречий и неясностей картину. Эти противоречия объясняются тем, что в основе исследования Бета Исраэль лежат две модели: первая модель рассматривает Бета Исраэль как «потерянное еврейское колено», особую группу, изолированную от окружения. Вторая же модель рассматривает их как «эфиопскую группу», органическую часть эфиопского общества, неотделимую от него.

Жозеф Алеви, французский филолог, инициатор современных контактов еврейского мира с Бета Исраэль

Иллюстрация 169. Жозеф Алеви, французский филолог, инициатор современных контактов еврейского мира с Бета Исраэль. Алеви отправился в Эфиопию как посланец Альянса (Всемирного еврейского союза – Коль Исраэль хаверим) и пробыл там в 1867-8 годах. Он завоевал доверие членов общины и по возвращении в Париж много писал о них

Среди первых авторов, относившихся к Бета Исраэль как к группе, изолированной от эфиопского окружения, следует прежде всего назвать путешественников-исследователей Джеймса Брюса, Жозефа Алеви и Жака (Якова) Файтловича. Двое последних, европейские евреи, отправились в Эфиопию под впечатлением мифа о «потерянном колене», затерянном еврейском племени, существование которого будоражило воображение и чувства евреев на Западе. Их работы характеризуются поисками сходства Бета Исраэль с евреями остального мира; эфиопские евреи представлены в них изолированной группой, живущей на протяжении веков в чуждом и даже враждебном окружении. Такой подход (разумеется, по другим причинам) характерен также для публикаций протестантских миссионеров, особенно Флада, Гобата и Штерна, посланных в Эфиопию, как мы помним из первого раздела, чтобы обратить Бета Исраэль в христианство. В их работах также подчёркивается «особость» и специфические черты Бета Исраэль, их верований и обычаев – в противоположность верованиям и обычаям христиан в Эфиопии. Эта тенденция продолжена в исследованиях Аарона-Зеэва Эшколи, Саймона Мессинга, Давида Кеслера и Мордехая Вурмбранда (см. библиографию). Несмотря на то, что эти авторы пользовались разными видами источников, они одинаково полагались на мифы в вопросах происхождения Бета Исраэль, подчёркивали их религиозную и общественную изоляцию от остального населения Эфиопии и игнорировали связи этой группы с эфиопским обществом в целом. Кроме того, они склонны были представлять историю Бета Исраэль как цепь непрерывных войн за существование с другими эфиопскими группами.

 Йоханнес Мартин Флад, протестантский миссионер, член «Лондонского общества по распространению христианства среди евреев»

Иллюстрация 170. Йоханнес Мартин Флад, протестантский миссионер, член «Лондонского общества по распространению христианства среди евреев». Он был в Эфиопии в третьей четверти 19 века. В книгах о своей жизни в этой стране Флад много писал о Бета Исраэль. (О деятельности протестантских миссионеров в общине будет рассказано ниже).

В противоположность модели «потерянного колена» в исследовании развилась модель «эфиопской группы». Сторонники этой модели желали и желают видеть в истории и культуре Бета Исраэль интегральную часть общеэфиопской истории и культуры. Они подчёркивают поэтому многочисленные черты сходства Бета Исраэль и их окружения в различных областях жизни. Модель «эфиопской группы» существует в исследовании почти с самого его возникновения. Среди первых её сторонников были Кремпель, Карло Конти-Россини, Эдвард Уллендорф, а также в большой мере Вольф Леслау. В последнее время число сторонников такого подхода возросло, некоторые представители этого направления даже начали задавать тон в исследовании общины. Среди них должны быть упомянуты Кей Кауфман-Шелемай, Джеймс Квирин и Стивен Каплан (см. библиографию). Сегодня споры между приверженцами обеих моделей не утихают, но многие учёные пытаются также найти сложную истину, лежащую посередине. В любом случае, старая тенденция забвения общеэфиопского контекста в наши дни практически не существует.

Поскольку сегодня для всех очевидна необходимость изучения истории Бета Исраэль в контексте общеэфиопской истории, возрос также интерес к этнографическому исследованию. Отношения между Бета Исраэль и их нееврейским окружением в повседневной жизни вызывают в последнее время растущее внимание исследователей. Многие учёные пытаются анализировать внутриобщинные воззрения и институты Бета Исраэль, сравнивая их с параллельными воззрениями и институтами других эфиопских групп и выявляя взаимовлияние.

Из такого этнографического анализа выясняется, что существование двух подходов в исследовании, двусторонней историографической структуры, которую мы представили, закономерно. Мир внутриобщинных воззрений и институтов Бета Исраэль также обладает двусторонней структурой. С одной стороны, взгляды Бета Исраэль глубоко укоренены в культуре Эфиопии. С другой стороны, они всегда вели диалог с общеэфиопским окружением в качестве отдельного общества со своей спецификой. Существует, таким образом, тесная связь между внешними историческими моделями и сложной и многообразной системой понятий и взглядов самих Бета Исраэль. Серьёзный анализ культуры Бета Исраэль должен проводиться при учёте общеэфиопских культурных характеристик и отношения к ним общины на протяжении поколений.

Наш раздел содержит историческую и этнографическую части. В исторической части речь идёт о формировании и развитии общины Бета Исраэль в Эфиопии, начиная со становления эфиопской цивилизации и заканчивая Новым временем. Говоря о диалоге Бета Исраэль со своим эфиопским окружением в Новое время, мы расскажем также о двух новых «встречах», которые состоялись в 19 веке на земле Эфиопии. Одна – с европейской миссией, в основном протестантской. Вторая, наиболее значимая, – с остальным еврейским миром, встреча, которая привела, как известно, к репатриации общины в Израиль. В этнографической части раздела речь пойдёт об образе жизни и культуре Бета Исраэль: об экономической жизни и месте в обществе, семейной и общинной организации, религиозном и общественном руководстве, религиозной литературе и обычаях, праздниках и обрядах, отмечающих вехи жизненного цикла, религии и роли магии, а также об особенностях непрекращающейся дискуссии между евреями и христианами и перемене религии.