Эфиопия и иудаизм

3.3 Евреи в христианском обществе: этнография притяжения и отталкивания

3.3.1 Введение

Круглые хижины, сделанные из дерева, соломы и земли (такие можно построить за несколько дней), и участки земли, которые обрабатывают с помощью быков и коров, первым делом бросаются в глаза, если смотреть на одну из многочисленных деревушек, рассеянных по склонам гор и равнинам на северо-западе Эфиопии. Это те районы, где жили Бета Исраэль и к которым они вновь и вновь возвращаются в своих воспоминаниях. Среди деревень, в которых жили Бета Исраэль, встречались такие, где все жители были евреями, но в большинстве случаев евреи жили как религиозное и социальное меньшинство в деревнях, где большинство жителей были христианами, мусульманами, а иногда и представителями местных религий.

Баланкав, одна из деревень Бета Исраэль, рисунок миссионера Штерна, середина 19 века

Иллюстрация 193. Баланкав, одна из деревень Бета Исраэль, рисунок миссионера Штерна, середина 19 века.

Деревня Бета Исраэль, район Гондара, 1970

Иллюстрация 194. Деревня Бета Исраэль, район Гондара, 1970.

В таких смешанных деревнях семьи Бета Исраэль жили в строениях, расположенных вблизи друг от друга; в некоторых деревнях жила только одна еврейская семья. Наряду с жилыми хижинами, по внешнему виду которых невозможно было определить религиозную принадлежность хозяев, у Бета Исраэль были также особые строения, по которым сразу было ясно, кому они принадлежат. К ним относился молитвенный дом, который назывался масгид, бет-кеддус или бета-цалот и располагался среди жилых хижин. Кроме того, в деревнях, где жили евреи, строились хижины, называемые йедам годжо или йедам бет, т. е. «дома отлучения». Эти хижины располагались в некотором отдалении от жилых строений и предназначались для женщин в период ритуальной нечистоты, как будет рассказано ниже. Еврейские кладбища, называвшиеся кабри бет или кебер бет, в отличие от христианских кладбищ всегда размещались вне черты деревни; христиане хоронили умерших в ограде местной церкви или в непосредственной близости от неё. Другие признаки того, что в деревне живут евреи, были связаны с ремёслами, которыми занимались Бета Исраэль: мужчины – кузнечным, а женщины – гончарным делом. Постоянными спутниками этих профессий были огонь и дым.

Большая деревня Бета Исраэль, 1984

Иллюстрация 195. Большая деревня Бета Исраэль, 1984.

Этнографическая часть раздела опирается, в основном, на исследование, проведённое среди выходцев из Эфиопии в Израиле.1

Когда члены общины вспоминают о своей жизни в Эфиопии, они вновь и вновь повторяют названия деревень, рынков и соединявших их путей. Бета Исраэль проводили много времени в дороге, в общении с родственниками, членами своей группы, а также с соседями-неевреями. С этими последними они вели бурные и захватывающие религиозные споры за бодрящим и горьким чёрным кофе (бунна).

Физически и по языку евреи не отличались от своих соседей амхарцев и тигринья. Евреи, жившие в районе Тигре, говорили на языке тигринья, в районах с амхароязычным населением – на амхарском, а там, где жители говорили на обоих этих языках, как в районе Волкает, Бета Исраэль также говорили на двух языках. Такое сходство между евреями и их соседями и потребности внутригрупповой коммуникации породили, как это часто случается в группах меньшинства, языковые «опознавательные знаки», отличавшие их от христиан. У Бета Исраэль имелись особые выражения, служившие «языковыми кодами» для идентификации и предостережения членов общины. Так, например, в последние годы своего пребывания в Эфиопии Бета Исраэль пользовались словами на иврите, которым их научили посланцы из Израиля, в том числе словом «шевет» (племя, колено) для обозначения Бета Исраэль и словом «гой» для обозначения христиан. Во внешнем облике членов общины также имелись групповые «опознавательные знаки», в основном, у женщин. По внешнему виду мужчин – евреев и христиан – обычно невозможно было сделать выводов об их групповой принадлежности.

Когда Бета Исраэль вспоминают о своих соседях-неевреях в Эфиопии, они говорят, в основном, о христианах – группе своих наиболее значимых оппонентов. Отношения с христианами и христианством были наиболее многозначащими для Бета Исраэль на протяжении всей их истории. Хранители наследия и коллективной памяти общины говорят об этих отношениях как о сложных и разочаровывающих. Повседневная близость и постоянные человеческие контакты с окружением не отменяли принадлежности группы к низшей ступени социально-культурной иерархии, жёсткой «отделённости», профессиональной и иной.

Ремёсла, которыми занимались евреи, в особенности кузнечное и гончарное дело, считались у христиан презренными. Хотя качество еврейской работы признавалось высоким и она была необходима для самого существования эфиопской экономики, эти ремёсла служили важным средством изоляции «чужого», еврея в христианском обществе. Считалось, что Бета Исраэль обладают сверхъестественными силами. Иногда эти представления были настолько сильны, что ставилась под сомнения сама человеческая сущность членов общины. Этот стереотип находил себе, по мнению христиан, подтверждение в том, что занятия Бета Исраэль были связаны с огнём и дымом, этими таинственными стихиями, с помощью которых им удавалось изменять форму предметов. Вместе с тем, «иная природа» Бета Исраэль была не так сильна, почему и стена отчуждения была не слишком высока. Христиане уважали наследие общины и почитали священников Бета Исраэль за строгое соблюдение религиозных законов. Они не пытались полностью изолировать евреев, наоборот, они изо всех сил стремились привести их к религии Марии и Иисуса.

В этой системе притяжения и отталкивания Бета Исраэль также стремились к изоляции. Одной из специфических черт их системы отношений к своим христианским соседям было старание избегать физического контакта. На принципиально-декларативном уровне евреи Эфиопии запрещали себе прикасаться к каждому, кто не принадлежал к Бета Исраэль и считался поэтому ритуально нечистым. Если такой контакт всё-таки имел место, случайно или вынужденно, то члену общины полагалось пройти обряд очищения. В исторических свидетельствах, в том числе и тех, которые относятся к недавним периодам, вновь и вновь отмечается строгое соблюдение Бета Исраэль запрета на физический контакт с членами других групп.

Между Бета Исраэль и их соседями-христианами существовала, таким образом, сложная система повседневных отношений, которую можно охарактеризовать как своеобразное и строго регламентированное сотрудничество. Здесь были скептицизм, чувство зависимости, подозрительность, – но и товарищество; презрение и уважение в одно и то же время. Данная часть раздела ставит своей целью рассмотреть некоторые важные аспекты жизни Бета Исраэль в Эфиопии, их институты, культуру и понятия, в которых выражалось их самовосприятие, а также сложную систему их отношений со своим эфиопским окружением.

3.3.2 Мир материи и мир магии – сосуществование и стереотипы

3.3.2.1 Источники пропитания и структура занятости

В большинстве районов, где жили евреи, земля находилась в собственности христиан (лишь в немногих районах, например, в Волкаете и Сагаде, в провинции Тигре, у евреев были земли, которые достались им по наследству; в своё время они были пожалованы тем или иным императором за различные заслуги). Однако большинство членов общины Бета Исраэль занимались сельским хозяйством. В большинстве районов им приходилось арендовать землю. Условия аренды были одинаковы для евреев и христиан.

Евреи на полевых работах (деревня Абба Антониос, 1984)

Иллюстрация 196. Евреи на полевых работах (деревня Абба Антониос, 1984).

Отношения между владельцами земли и работающими на ней арендаторами были лично-семейными и основывались на соглашениях разного рода. Обычно в соглашении устанавливалось, какой процент годового урожая будет передан владельцу земли в качестве платы за аренду. Этот процент составлял от четверти до трети, а в некоторых районах достигал даже половины урожая. Во многих случаях отношения между землевладельцами-христианами и арендаторами из Бета Исраэль продолжались на протяжении нескольких поколений. Такие длительные отношения воспринимались обеими сторонами как более надёжные. Евреям удавалось таким образом упрочить своё экономическое положение, а христиане были спокойны, полагая, что еврейская семья, арендующая у них землю, не причинит им вреда и не натравит на них нечистую силу. Эти долгосрочные отношения подразумевали взаимную помощь в сельскохозяйственном труде, особенно в напряжённые периоды сева и жатвы. В это время христиане и евреи работали вместе на еврейских и христианских полях. В таких случаях они также ели вместе и вели беседы и споры. Во время подобной близости евреи тщательно следили за тем, чтобы держаться на некотором расстоянии от христиан и не нарушить законов ритуальной чистоты, о которых будет подробно сказано ниже. Так, например, было принято, что в поле вместе едят только инджеру, особый эфиопский хлеб, сделанный из тефа – местного злака, а также фрукты, овощи и пьют кофе. Мясо или блюда, приготовленные в посуде членов другой группы, вместе никогда не ели.

Стада, принадлежащие Бета Исраэль, у ручья Анграб возле Воллаки, 1984

Иллюстрация 197. Стада, принадлежащие Бета Исраэль, у ручья Анграб возле Воллаки, 1984.

Дополнительным источником пропитания для членов Бета Исраэль было разведение скота – коров, овец и коз. В этой области также существовало сотрудничество между евреями и христианами. О таком сотрудничестве свидетельствует, например, понятие «субботнее молоко», т. е. молоко от еврейского скота, надоенное в субботу неевреем (т. к. доить необходимо каждый день). Еврей из района Тигре объяснил: «Молоко субботнего дня от коровы еврея возьмёт себе христианин. Если есть сосед христианин поблизости, дают ему, чтобы он взял от неё молоко. Если есть маленькие телята, их отпускают в субботу в поле, чтобы они не пили молоко. Молоко субботнего дня запрещено и пить, и продавать». Устанавливались также правила оплаты пастушеского труда, когда за стадами, принадлежащими евреям, присматривали христиане. Пастуху полагалась половина всего приплода за время его работы, а козы и овцы оставались в собственности хозяина.

3.3.2.2. Ремёсла и сверхъестественные силы

Женщина из общины Бета Исраэль продаёт гончарные изделия и статуэтки, район Гондара, 1970

Иллюстрация 198. Женщина из общины Бета Исраэль продаёт гончарные изделия и статуэтки, район Гондара, 1970.

Бета Исраэль за редкими исключениями были лишены, как мы помним, права владения землёй и обратились поэтому к специальностям, пользующимся дурной славой. Занятие ремеслом наряду с сельскохозяйственным трудом и специализация в соответствующих областях были настолько характерны для Бета Исраэль в районах их проживания, что некоторые исследователи желали видеть в них скорее профессиональную, чем конфессиональную группу. В ремёслах еврейские кузнецы и гончары проявляли мастерство и обеспечивали себе таким образом место в социальной структуре Эфиопии. Бета Исраэль специализировались в кузнечном деле, в ткачестве (которое было мужской работой) и гончарном деле (женская работа), и их жилища можно было узнать издалека по дыму от обжига кувшинов и ковки железа. Кроме того, что эти ремёсла в эфиопском обществе презирались, была также распространена вера в то, что ремесленники, имеющие дело с огнём, обладают магическими способностями. Умение кузнеца и гончара управляться с огнём и изготовлять с его помощью различные предметы, выделывать и заливать металлом новые формы воспринималось как способность, данная сверхъестественными силами. Отношение христианского общества к этим профессиям было амбивалентным. С одной стороны, они считались презренными, а те, кто ими занимается – низшими людьми. С другой стороны, в обществе, живущем земледелием, спрос на их продукцию – сельскохозяйственный инвентарь, ножи и глиняные сосуды – был огромен. Сверхъестественные способности, которыми, как считалось, обладали эти ремесленники, «сообщали» также их продукции исключительное качество и прочность.

Кузнецы из Бета Исраэль, район Гондара, 1984.Раздувание огня в подземной печи с помощью меховКовка железа

Иллюстрация 199. Кузнецы из Бета Исраэль, район Гондара, 1984. Вверху: раздувание огня в подземной печи с помощью мехов. Внизу: ковка железа.

Модель взаимоотношений между евреем-кузнецом и христианами, нуждающимися в его продукции, была подобна, в принципе, модели отношений между арендатором земли и её хозяевами. Эти отношения между христианской семьёй и кузнецом-евреем, изделия которого она постоянно покупала, также бывали долговременными; иногда они поддерживались в течение нескольких поколений. Иногда еврейская семья арендовала землю для занятия сельским хозяйством, а один из сыновей – кузнец – поставлял хозяевам-христианам свою продукцию как часть арендной платы. Долгосрочные отношения между кузнецом и его клиентурой подразумевали взаимную верность. Христиане предпочитали обращаться к знакомому кузнецу, в отношении которого могли быть уверенными: он не причинит им вреда с помощью сверхъестественных сил, с которыми, как полагали, поддерживает контакт. Так возникали и сохранялись длительные и многообразные экономические связи между соседями – евреями и христианами.

3.3.2.3 Роль магии – страх и очарование

В эфиопской космологии центральное место отводилось миру магии. Наряду с обычными людьми, по распространённому народному верованию, пространство во множестве населяют сверхъестественные сущности. Некоторые из них совершенно непохожи на людей, а другие выглядят как человеческие существа, но обладают колдовской силой. Именно такими были Бета Исраэль в восприятии своих соседей. О влиянии этих воззрений на отношения между обеими группами можно получить представление, изучая их повседневную жизнь, а также, как мы сделаем ниже, рассматривая названия, которые давали евреям в Эфиопии, и толкования этих названий.

«Поколение поколению передаёт речь…». 1984 год, район Гондара. Хижина всё ещё представляет собой традиционное сооружение из ветвей, соломы и земли, но мать уже носит часы и на её одежде вышиты сионистские символы. Сын рассматривает брошюру на иврите

Иллюстрация 200. «Поколение поколению передаёт речь…». 1984 год, район Гондара. Хижина всё ещё представляет собой традиционное сооружение из ветвей, соломы и земли, но мать уже носит часы и на её одежде вышиты сионистские символы. Сын рассматривает брошюру на иврите

Обе общины соблюдали правила размежевания. Их взаимоотношения характеризовались страхом и опасением, с одной стороны, и уважением и притяжением, с другой. Все группы в районе разделяли упомянутые воззрения о действующих в мире магических силах, и связь с такими силами приписывалась не только Бета Исраэль. Однако представления о сверхъестественных силах Бета Исраэль обладали специфическим содержанием и, без сомнения, играли очень важную роль в отношениях между христианами и евреями. Это проявлялось в основных ситуациях «встречи» христиан и евреев – когда речь шла о земельной собственности, ремёслах Бета Исраэль и их религии. Отношение христиан к евреям проявлялось также в именах и прозвищах, которые давались общине. Эти имена являются темой следующего параграфа. В конце параграфа мы снова вернёмся к «магическому» образу Бета Исраэль в восприятии их соседей – через мир прозвищ и их значений.

3.3.3 Вот имена Бета Исраэль…

Различные прозвища, которые Бета Исраэль получили в Эфиопии, связаны, естественно, с тем, как их воспринимало окружение, и с их положением в обществе в целом. Имена и прозвания, о которых мы расскажем ниже, говорят о происхождении общины и её месте в общественной иерархии, и содержат как элементы уважения, так и элементы унижения. Эти названия несут разнообразную информацию, и различные пласты содержания отражаются в них вперемешку. Прозвания демонстрируют высокую меру амбивалентности в отношении эфиопского окружения к Бета Исраэль. Ниже мы рассмотрим некоторые из этих названий и их значения, а также их толкование в понимании самих Бета Исраэль.

3.3.3.1 Бета Исраэль

Это название, которое предпочитают сами члены группы. Оно несёт в себе историческое утверждение и не содержит намёка на что-либо сверхъестественное или недоброе. Название Бета Исраэль параллельно названию Бета Крестиян – так называется молитвенный дом христиан в Эфиопии. «Параллельный» этноним устанавливает некое равенство, хотя бы «словесное», между общиной и её христианским окружением. Он связывает общину с народом Израиля (а со временем – также с государством Израиль), но и не менее ясно говорит о её включённости в эфиопское бытие, поскольку слово «Исраэль» обозначает народ, который считается, как известно из эфиопского христианского эпоса, также предком христиан Эфиопии. Так или иначе, название Бета Исраэль не содержит никаких отрицательных коннотаций и, как полагают члены общины, подчёркивает специфику общины и, в то же время, её принадлежность к эфиопскому обществу в целом.

Эфиопские евреи предпочитали это название всем остальным ещё и потому, что оно выражало ощущаемую ими связь со Страной Израиля и еврейской традицией, помогая общине сохранять своё особое самосознание в Эфиопии. Название Бета Исраэль говорило, что именно они – а не окружающие их христиане – являются истинными потомками древнего народа Израиля. Бета Исраэль, говорят члены общины, подверглись, правда, амхаризации, которая была особенно сильна в гондарский период (или, в других районах, усвоили язык тигринья), и отказались от своих особых диалектов, но не утратили, как известно, самосознание. Кроме профессионально-экономической специфики, о которой мы говорили выше, традиция, стоявшая за названием Бета Исраэль, также помогала им сохранять преемственность. Однако имя Бета Исраэль служило не только для сохранения специфики группы в эфиопском обществе. Оно, безусловно, содержало также декларацию о многовековой вере в то, что они являются частью народа Израиля; а позже, когда они узнали о существовании еврейского мира за пределами Эфиопии, название стало говорить и о том, что они – часть этого еврейства. Это имя ясно свидетельствовало о стремлении членов группы покинуть Эфиопию ради того Сиона, который находится в Стране Израиля. Неудивительно поэтому, что с того момента, когда это пророчество осуществилось и община начала вновь строить себя в государстве Израиль, имя Бета Исраэль стало её легитимным названием. Это имя, которое они упорно сохраняли, оказалось наиболее удачным выражением их исторического самосознания.

3.3.3.2 Агау

С содержательной и символической точки зрения название агау противостоит названию Бета Исраэль и опровергает его. Это прозвище употребляли христиане, в основном, в районе Тигре и Волкает. Агау – общее название языческих групп, живших в дохристианской Эфиопии, и языческих групп, существующих там до сего дня. Те, кто называл евреев агау, отрицали тем самым их связь с «Израилем» и происхождение от него. Члены общины предлагают сегодня два основных объяснения этого прозвища. Одно объяснение связывает его с географическим расположением: основные районы проживания общины совпадали с районами Алиба, которые в историческом прошлом принадлежали носителям языка агау – местного языка, распространённого до прибытия переселенцев, говорящих на семитских языках, и до принятия христианства. Второе объяснение – языковое: местные диалекты, на которых говорили группы, исповедовавшие иудаизм, в давние времена, относились к языкам агау. В этой связи старейшины общины упоминают два диалекта: агавинья – название связано с группой, говорящей на этом языке, и кваринья – название связано с районом Квара, куда, в соответствии с одним из основополагающих мифов Бета Исраэль, прибыли первые евреи из Страны Израиля при переселении в Эфиопию.

Когда Бета Исраэль называют агау, то подразумевают нехристианский характер группы (её членов иногда считают язычниками, сохранившими свои верования с дохристианских времён) и политическую силу, которой исторически обладали агау в Эфиопии. В Средние века, на протяжении более двухсот лет, в Эфиопии правила, как мы помним, династия Загве, не связанная, по утверждению традиции, с домом царя Соломона; цари этой династии принадлежали к агау. Это прозвище, таким образом, не просто отрицает связь общины с народом Израиля, но и возвращает нас к политическому конфликту между Соломоновой династией и династией Загве. Этот конфликт и приход Загве к власти знаменует в традиционном христианском понимании падение Аксума. Окончательное разрушение Аксума связывают с именем языческой царицы Гудит, т. е. «дурная». Гудит считается большим врагом христианства, царицей разрушения и распада. Её считают также – по свидетельству британского путешественника 18 века Джеймса Брюса – «сильной царицей фалашей». Бета Исраэль также приняли это предание как часть своего наследия, они даже назвали царицу Йегудит. Когда общину называют агау, подразумевают также склонность к предательству и нелояльность к законной христианской власти. Имя агау выражает, следовательно, чувство вражды к меньшинству с таким неблагонадёжным прошлым и говорит об исходящей от него опасности. Группе с таким именем полагается быть максимально угнетённой и незаметной.

3.3.3.3 Фалаша

Это название было наиболее распространённым в обществе и литературе почти до самой репатриации общины в Израиль; оно было также основным повседневным самоназванием евреев Эфиопии. Обширный труд А.-З. Эшколи о евреях Эфиопии, написанный в 1943 году, Книга фалашей, начинается с подробного обсуждения этого этнонима. Эшколи, хотя он и не был лингвистом, начинает с этимологического анализа корня фалас в языке геэз и рассматривает его значения, связывая их с различными теориями происхождения фалаша в Эфиопии. В результате такого анализа он получает значение «переселенец» или «изгнанник» в чужой стране. Таким образом, название отражает фактически и символически статус группы как безземельной. Вольф Леслау, выдающийся лингвист, изучавший эфиопские культуры, так определяет значение корня фалас в своей книге Фалашская антология: «терять корни (о растении), странствовать, переселяться». Итак, слово означает «оторваться от определённого места», «выйти в путь», «скитаться». Например, христианские монахи и отшельники называются фаласьян и любой житель севера Эфиопии, который к своему несчастью не имел земли, также назывался фаласа – вне какой-либо связи со своим вероисповеданием. Как было сказано в историческом разделе, императоры Соломоновой династии стремились уничтожить политическую автономию Бета Исраэль. Император Йицхак, например, издал следующий указ: «Кто пойдёт в купель как христианин, сможет унаследовать землю своего отца. Кто не сделает этого, станет фаласи». В примечаниях к этому указу Кей Кауфман Шелемай пишет (в своей книге Music, Ritual, and Falasha History), что «в этом контексте слово ‘фалас’ означает ‘арендатор’ или ‘посетитель’ – прозвище, подходящее для группы людей, не имеющих прав на землю». Фалаша, как мы помним, были лишены права владения землёй между 15 и 16-17 веками, когда независимое еврейское царство было уничтожено, а большинство его жителей изгнаны из отдалённого района Семен в область озера Тана и города Гондар. В этой новой реальности название означало: земледельцы-арендаторы или члены изолированной группы, находящейся в самом низу социальной лестницы, а также – чужие и, может быть, даже вторгшиеся на чужую землю. Лишённые права наследования (по-эфиопски рист), Бета Исраэль представлялись христианам людьми, лишёнными корней, – фалаша. Это слово выражало одновременно жалость и презрение.

3.3.3.4 Табиб

Это прозвище связано в Эфиопии с занятием ремеслом, в особенности ремеслом, требующим подмоги сверхъестественных сил. Симонс (Simons, Northeast Ethiopia: People and Economy) отмечает, что буквальное значение этого слова – «мудрец» или «владеющий тайным знанием». Поскольку такие ремёсла считались презренными и христиане избегали ими заниматься, прозвище табиб выражало отрицательное отношение к общине. Полагали, что ремёсла, связанные с огнём, требуют прямого контакта со сверхъестественными силами. Способность кузнеца придавать форму железу, используя огонь, доказывала, что он обладает магической силой. Эта сила, как мы уже говорили, делала продукцию Бета Исраэль ценной и привлекательной и одновременно придавала группе сверхъестественные качества, из-за которых окружению приходилось проявлять осторожность и держаться от неё подальше.

3.3.3.5 Кайла

Это название было одним из самых распространённых в Эфиопии; оно представляется явно двусмысленным и не до конца понятным. Оно отражало совокупность разнообразных отношений к общине, а также отношение общины к самой себе. В повседневном общении это было прозвищем с отрицательной коннотацией. «Кайла» называли группы меньшинств, которым приписывали колдовские способности. В этом имени содержалось также нечто вроде призыва избегать с ними близкого контакта. Первоначальное значение этого слова объясняли по-разному. Одно из самых распространённых объяснений: оно означает «еврей, не христианин» и подчёркивает магические способности евреев.

О другом, менее отягощённом отрицательными коннотациями, значении сообщают исследователи, работавшие среди носителей языка агау, например, среди народа Кемант. Они полагают, что смысл этого слова – «тот, кто не перешёл ручья» или «они не перешли». Если такое объяснение верно, то название связано с религиозной практикой Бета Исраэль (см. ниже). Члены общины чрезвычайно строго соблюдали заповедь о субботнем покое и толковали её значительно шире, чем просто требование прекращения любой работы. Эта заповедь означала для них оставаться в деревне, в хижине, не двигаясь больше, чем необходимо. Поскольку деревни располагались возле реки или ручья, со стороны могло казаться, что Бета Исраэль вообще запрещено переходить ручьи, особенно в субботу. В этом смысле прозвище кайла несёт, по-видимому, положительное значение, подобно самоназванию «хранящий субботу» (как сказано в книге Исход 16, 29: «…оставайтесь каждый у себя, не выходи никто из места своего в день седьмой»).

Согласно ещё одному объяснению, которое исследователям пришлось слышать в основном в районе Тигре, название кайла отражает наиболее положительное самовосприятие. Это объяснение связывает слово кайла со ивритским словом кеhила (община) на иврите. Если верить этой народной этимологии, то название доказывает: первые евреи в Тигре говорили на иврите, который с течением времени забыли. В соответствии с этим объяснением, предки группы называли себя «кеhила» и сохранили это название после того, как утратили иврит.

3.3.3.6 «Ат-тэнкунь»

«Ат-тэнкунь» - выражение на амхарском языке, означающее «не прикасайтесь ко мне». Вначале оно имело положительный смысл, отражая заповедь знаменитого религиозного деятеля Абба Сабры, который призывал Бета Исраэль не осквернять себя прикосновением к христианам. Но позже это название распространилось среди христиан и приобрело противоположное значение. У христиан название «ат-тэнкунь» подчёркивало стремление Бета Исраэль – общины непонятной и незначительной – к изоляции.

3.3.3.7 «Буда», «джиб», «джиратам»

Эти прозвища, несущие отрицательный смысл и особенно оскорбительные, говорят о сверхъестественных силах, которыми якобы обладают Бета Исраэль. Три понятия объединены одним центральным образом – образом гиены, которая с помощью магической трансформации превращается в существо, выглядящее как обычный человек. Это, разумеется, фигура магическая. Названный персонаж имеет многочисленных собратьев в других африканских культурах: речь идёт о духе-людоеде, проживающем будто бы у ремесленников, особенно у кузнецов. В культуре амхарцев и тигринья существует также поверье, что секрет ручного умения, способность изменять форму железа и глины даруется сатаной или другими сверхъестественными сущностями, чаще всего – бесами. Ремесленник, в особенности такой, чьё ремесло связано с огнём, обладает, согласно этому поверью, «дурным глазом», способным причинять вред намеренно или случайно. Такие люди называются «буда». «Буда» как бы пожирает магическим образом свои жертвы, и амхарских детей с раннего возраста учат держаться от них подальше. Многочисленные болезни, в основном, такие, причину которых трудно точно установить, относили на счёт дурного глаза «буда» (свойства «буда» приписывались иногда также другим меньшинствам, например, племенам ваиту, проживающим в районе Голубого Нила).

Полагают, что «буда» – гиена, которая днём выглядит как человек, а ночью принимает свой изначальный облик. Прозвища «джиб» и «джиратам» также связаны с этим образом и означают соответственно «гиена» и «хвостатый». Образ Бета Исраэль как гиены, пьющей кровь своих жертв, да ещё и с хвостом – ненужным и смехотворным, наиболее последовательно выражал представление о членах общины как лишённых человеческой сущности.

Повседневная защита от воздействия «буда», необходимая христианам, которые жили рядом с Бета Исраэль, предполагала, прежде всего, физическое разделение, пребывание в отдалении от «буда». Христиане старались не смотреть в глаза членам общины, – иначе эти люди, обладающие «дурным глазом», могли бы «съесть» их и «высосать их кровь». Так, христиане обычно прикрывали лицо платком, приближаясь к «буда», и загораживали от них детей, т. к. дети, как полагали, подвергаются особой опасности. Более действенные методы защиты предполагали разведение огня, т. к. клубы дыма обращали «буда» в бегство и способствовали исцелению тех, кто пострадал от гиены-оборотня. Не раз кузнеца или горшечницу из Бета Исраэль обвиняли в причинении вреда христианам. Им вменяли в обязанность прийти к пострадавшему, попросить у него прощения и раскаяться в содеянном. Так чувства неприязни и отвращения к «чужому» – еврею соединялись со страхом перед ним и его колдовской силой.

3.3.3.8 Борьба между братьями за милость Всевышнего

На жизнь евреев в Эфиопии эти обвинения в занятии магией оказали существенное влияние. Страх перед сверхъестественной силой Бета Исраэль заставлял христиан уклоняться от общения с ними и сказывался на повседневных личных отношениях. Рассказы на исторические и религиозные темы свидетельствовали о наличии у Бета Исраэль магической силы, которую они используют против христиан; всё это подтверждало то, что написано в священных книгах христианства. Так антиеврейские обвинения, знакомые нам также из других культурных контекстов, вписывались в систему магических воззрений, распространённых в Эфиопии. Подобно аналогичным мифам и верованиям о еврейской жажде крови в других культурах, например, европейских, в Эфиопии они также порождали разнообразные обвинения против общины. Бета Исраэль как потомков евреев, распявших Иисуса, постоянно обвиняли в намерении, которое будто бы передавалось из поколения в поколение, нанести вред христианам и христианству. Так, например, пасхальному жертвоприношению христиане приписывали смысл ежегодного символического повторения распятия Иисуса. (На самом деле пасхальное жертвоприношение заповедано в Торе, Исход, 12, 5-8. У евреев остального мира эта традиция прервалась с разрушением Второго храма, но в Эфиопии она сохранилась. Здесь жертвоприношение оставалось центральным событием праздника Песах). Еврейский кузнец воспринимался в этом контексте как прямой потомок еврея, изготовившего гвозди для распятия Мессии. Членов Бета Исраэль иногда обвиняли в том, что они, как и положено гиене-оборотню, выкапывают трупы христианских младенцев из их свежих могил, чтобы использовать их кровь для своих религиозных ритуалов.

Общераспространённый миф говорит, что сила «буда» дарована им сатаной. Народная легенда рассказывает, что во время изгнания из рая Ева взяла пятнадцать из тридцати своих детей и спрятала их в саду Эдемском, чтобы они оставались там, скрытые от глаз Бога. Когда Бог их обнаружил, то проклял их и превратил в животных, а остальным их братьям оставил человеческий облик. Эти последние и являются предками «буда».

Реминик (R. Reminick, The Structure and Function of Religious Belief among the Amhara of Ethiopia), рассматривая значение мира магии в общеэфиопской культуре, пришёл к выводу, что в представлении амхарцев граница между «буда» и человеком – это фактически граница между людьми, избранными Богом, и людьми, Им проклятыми. Исследователь использует в своём сочинении методы психоанализа, изучая мир страхов в традиционном эфиопском обществе, включая страх изгнания и страх межличностных конфликтов и войны со своими братьями. Для нас важно, что понятие «буда» в Эфиопии получает дополнительный смысл, когда речь идёт о Бета Исраэль как о группе «буда». Борьба между иудеями и христианами как двумя религиозными группами, верящими в одного Бога, за религиозную легитимность и избранность символически выражается в отношениях «буда» – амхара. Так, борьба религий в Эфиопии подобна борьбе братьев за любовь отца. Отсутствие земли у Бета Исраэль прекрасно объяснялось, в понимании христиан, их чужеродностью, а также проклятием Всевышнего, который предпочёл им христиан.

Вопрос 10

«Совокупность имён и прозвищ Бета Исраэль отражала их сложное положение в эфиопском обществе. С одной стороны, они сами воспринимали себя как часть местного общества; так же полагало и их окружение. С другой стороны, они видели себя иными, обособленными, и такими же были в глазах христиан». Согласны ли вы с этим утверждением? Согласны ли вы с ним полностью? Ответьте подробно.

3.3.4 Семейная и общинная организация

3.3.4.1 Структура семьи

Расширенная семья составляла основную социально-общинную ячейку Бета Исраэль. Нуклеарная семья являлась частью расширенной семьи, бета саб, представляющей собой развитую патриархальную общинную структуру, которой руководили старейшие из её членов. В расширенную семью входили люди, связанные кровным родством, замад, и супружеством, амач; те и другие вместе составляли местно-семейную общину. Фактически почти каждая местная деревенская община являлась расширенной семьёй. Обычно все нуклеарные семьи проживали в хижинах, расположенных вблизи друг от друга, и вели общее хозяйство. Принадлежность к большой семье считалась преимуществом, прежде всего, благодаря её способности защитить своих членов и помочь им. Чем больше была семья, тем больше были её шансы выжить в тяжёлые времена. Те, кто принадлежал к небольшим семьям, считались несчастными, а те, у кого вообще не было семьи, оказывались в самом низу социальной лестницы.

Еврейская мать и ее дети. Воллака, 1984

Иллюстрация 201. Еврейская мать и ее дети. Воллака, 1984.

Обязанность семейной взаимопомощи сохранялась по меньшей мере на протяжении четырёх поколений. Наряду с ней существовала также обязанность помощи соседям. Человек мог находиться среди членов своей расширенной семьи, полагаясь на их помощь, долгое время. Когда человек старел, и ему было уже трудно работать физически, он становился одним из мудрецов семьи, разбирал дела и улаживал конфликты её членов. Члены семьи могли заменять друг друга, принимать на себя чужие обязанности. Братья и сёстры брали на себя роль родителей, когда в этом бывала необходимость. С этой точки зрения границы семьи были весьма широки. Иерархические отношения в такой семье выражались, среди прочего, в том, что человеку давались разные имена в соответствии с его статусом и местом в семейной иерархии и в зависимости от того, с кем он в данный момент говорит. Отец или мать могли звать человека одним именем, бабушка и дед – другим и братья – третьим. Использование имени, не соответствующего месту в семейной иерархии, могло считаться оскорблением.

Семья из Бета Исраэль, район Гондара, 1984.

Иллюстрация 202. Семья из Бета Исраэль, район Гондара, 1984.

3.3.4.2 Брак

Соглашение о браке заключалось между семьями задолго до соединения пары; задолго до этого велись и переговоры о приданом (по-амхарски: мача). Брак понимался как установление связи между семьями и даже между деревнями, а не между отдельными людьми. При первом браке (по-амхарски: сарг) было даже принято, чтобы жених с невестой вообще не встречались до свадьбы. Инициатором брака – события, имеющего очевидные общественные и экономические последствия, должна была выступать семья жениха, в соответствии с эфиопской пословицей: «Семя идёт к земле, земля никогда не идёт к семени».

Согласно традиции, семьи жениха и невесты не должны находиться между собой в кровном родстве, замад. «Безопасным расстоянием» считалось, по закону, отсутствие кровного родства на протяжении семи поколений. На практике же обычно соблюдалось расстояние в четыре или три поколения.

3.3.5 Руководство общины – священники, старейшины, монахи

Руководство Бета Исраэль состояло из старейшин (по-амхарски шемагелле) и священников (кес). Распределение функций между ними было достаточно ясным. Старейшины руководили внутриобщинными делами, вели переговоры с властями от имени общины, занимались судопроизводством, когда речь шла о вопросах личного состояния и имущественных делах, и служили посредниками между членами общины и властями, например, между землевладельцами и государственными чиновниками. Кесы руководили религиозной жизнью общины; именно они поддерживали связь с другими еврейскими общинами, проживавшими в различных районах. Обычно эти две ветви руководства сотрудничали и даже создавали иногда совместные структуры принятия решений. Кроме этих двух групп, к элите общины принадлежали, главным образом в прошлом, также монахи.

Один из старейшин – руководителей общины и её представителей перед властями (учитель Яир бен-Барух)Один из кесов, религиозных лидеров (кес Барух Тэсфахун)

Иллюстрация 203. Общинное руководство, Валлака, 1984. Снизу: один из кесов, религиозных лидеров (кес Барух Тэсфахун). Сверху: один из старейшин – руководителей общины и её представителей перед властями (учитель Яир бен-Барух).

3.3.5.1 Монахи (малоксе)

Из исторических свидетельств следует, что институт монашества сложился у Бета Исраэль под влиянием местного христианства. Монахов воспринимали как святых и заступников человека перед Богом. Они вели аскетическую жизнь, умерщвляли плоть и были учителями закона. Чаще всего монахами становились мужчины, но иногда также и женщины, выбравшие безбрачие, отшельническую жизнь и приближение к Богу через учение и молитву. Были среди них и семейные люди, решившие на склоне лет стать монахами. Протестантский миссионер Йоханнес Мартин Флад отмечает, что иногда родители предназначали своего сына-первенца для монашества, однако были и молодые люди, выбравшие такую жизнь добровольно. Монахи жили в монастырях, которые обычно строились в таком месте, где жил в своё время какой-либо святой. Во многих случаях монастыри также назывались его именем. Монастыри строились в удалённом от жилья районе или поблизости от деревни, и монастырские строения окружали камнями, отмечающими область ритуальной чистоты. Нередко монахи возвращались к обычной жизни и к членам своей общины, чтобы учить их и проповедовать им.

Начало монашества у Бета Исраэль связано с личностью христианского монаха Козмоса, о котором мы упоминали выше, в исторической части раздела. В середине 14 века Козмос, как мы помним, возглавил общину в борьбе с императором Давитом; ему почти удалось освободить Бета Исраэль от власти императора, но позже он потерпел поражение, что стало причиной великих бедствий для общины. Давит и его сын, император Йицхак, лишили Бета Исраэль права на владение землёй и разрушили социальную структуру общин. Более поздние источники, относящиеся ко времени правления Зар’а-Я‘коба (1434-1468), впервые сообщают об институте монашества у эфиопских евреев. Возможно, этот институт стал в то время структурой для подготовки нового руководства, которому предстояло обновить общину, помочь ей приспособиться к драматическим переменам и, главное, построить новую идеологию. Бета Исраэль заимствовали институт монашества у христианских соседей и привели его в соответствие со своими потребностями, стремясь сохранить свою религиозную специфику. Усилие, направленное на сохранение общины, увенчалось успехом. Еврейские монахи стали вождями и учителями общины, авторами религиозной литературы. Они также обработали литературу, которую евреи начали теперь заимствовать из христианских источников. Еврейские монахи действительно сумели сформировать новый особый облик Бета Исраэль, что позволило евреям приспособиться к произошедшим переменам и закалить себя для грядущих испытаний.

Институт монашества у Бета Исраэль существовал, таким образом, по меньшей мере с 15 века; периоды расцвета чередовались с периодами упадка. В соответствии с большинством свидетельств, он продолжал существовать почти до самых наших дней. Так, например, ещё несколько лет назад некоторые монахи жили в районе Квара, а монах по имени Абба Диан жил в деревне Воллака, недалеко от Гондара.

Все серьёзные исследования о Бета Исраэль говорят о том, что институт монашества сыграл центральную роль в сохранении религиозной системы и формировании новых обычаев общины; благодаря монахам были составлены молитвы и священные книги Бета Исраэль. Отношение евреев Эфиопии к монахам мистическое; они также ставят им в заслугу сохранение общины на протяжении поколений. Некоторые старейшины общины утверждают сегодня, что исчезновение института монашества – дурной знак: ведь именно монахи молились за общину, а теперь, как сказал один из старейшин, «некому молиться за народ».

Вопрос 11

Перечитайте те параграфы первого раздела, в которых говорится об институте монашества у эфиопских христиан (например: 2.3.2; 2.6.1.3; 2.7.3; 2.8.2; 2.9.1) и рассмотрите следующее утверждение: «Институт монашества сыграл ключевую роль в истории Эфиопии. Фактически он был основой религиозной жизни как в христианском обществе, так и в общине Бета Исраэль». Сформулируйте своё отношение к этому высказыванию, сравнив функции еврейских и христианских монахов.

3.3.5.2 Священники (кесы)

Кесы, священники, являлись высшим духовным руководством общины. У кесов были обширные полномочия – они решали вопросы религии и обычаев, устанавливали даты праздников и начала месяца, руководили церемониями заключения и расторжения брака, погребения и поминовения усопших, а также налагали санкции (вплоть до отлучения) на тех, кто преступал заповеди религии или установления общины. Влияние кесов на свои общины было велико, и им удавалось сохранять общину от ассимиляции. Священники, как правило, вели дела группы жестко, строжайшим образом запрещая смешанные браки или чересчур приятельские отношения с христианским окружением.

Кесы на праздновании Сегд, 1984

Иллюстрация 204. Кесы на праздновании Сегд, 1984.

В каждой большой деревне или группе деревень был свой священник – духовный пастырь. Он отвечал за постройку молитвенного дома и проведение обычных и праздничных служб. Священник мог стать таковым только после долгого периода учёбы и сдачи многочисленных экзаменов старшим кесам или после обучения у одного из монахов. Кесы объединяли членов общины и, что не менее важно, поддерживали связь между общинами Бета Исраэль, рассеянными по разным районам. Кес руководил выполнением ритуала суббот и праздников, а также обрядов, отмечающих веки жизненного цикла: обрезания (хотя он не производил операцию), свадьбы и развода, похорон и поминовения усопших. Перед кесом изливали душу, ему рассказывали о конфликтах, возникавших между членами общины, ему исповедовались на смертном одре. Его присутствие при различных очистительных обрядах было обязательным. Часть священников была обучена профессии резника, хотя не все хотели этим заниматься. Их также просили помолиться в особых случаях, например, за больного, за всю общину и т. д. Эти функции кесы выполняли во всех районах, где жили Бета Исраэль.

В каждом достаточно крупном географическом районе был главный кес или несколько кесов, ответственных за эту область. Кес Авраам Тээзазу так описал отношения между священником и общиной: «…я был как их отец. Например, если человек сделал что-то нехорошее, я говорил ему: я твой учитель, зачем ты поступил так-то и так-то? И тогда он просил у меня прощения. У каждого человека есть свой учитель. Он не ходит к другому учителю. Никакой другой учитель и не примет его».

Члены общины, со своей стороны, отделяли десятину, каждый для своего кеса. Некоторые отдавали ему первенцев скота или деньги в качестве выкупа за сына-первенца, а также платили – деньгами или рабочими днями, чтобы кес молился и просил Бога за них. В остальном еврействе десятину отделяли только от сельскохозяйственной продукции в Стране Израиля; понятно, что Бета Исраэль привели эту заповедь Торы в соответствие с реалиями своей жизни в Эфиопии. Однако таких десятин было обычно недостаточно для пропитания кесов, и почти все они занимались различными ремёслами (в основном ткачеством) и сельским хозяйством.

3.3.5.3 Старейшины общины (шемагелле)

Авторитет мудрецов общины, шемагелле, был очень высок, они занимали второе место после кесов. Они обладали широкими полномочиями и выполняли разнообразные функции, регулируя отношения между людьми: улаживали трения в расширенной семье, помогали в решении вопросов супружеской жизни, судили совершивших серьезные нарушения, разбирали имущественные конфликты и т. д. Во многих случаях старейшины выполняли также функции судей и законодателей, их установления принимались гражданскими властями и судебной системой Эфиопии. Так, они часто бывали посредниками между местными правителями и Бета Исраэль. Например, в случае убийства в Эфиопии практиковалась кровная месть. Среди евреев можно было в этом случае, действуя через посредническую систему шемагелле, установить размер выкупа, который семья убийцы должна была заплатить семье убитого за отказ от мести. Такое положение в общине старейшины занимали, в основном, благодаря своей мудрости и возрасту, но также и в соответствии со своим имущественным положением. Шемагелле, как и кесы, пользовались особым уважением членов общины, которое выражалось, помимо прочего, с помощью специальных обращений и обрядов. Когда старейшина входил в комнату, все присутствующие вставали и кланялись; существовали также особые слова для выражения уважения. Кроме того, старейшины первыми выступали на собраниях и представляли общину перед властями.

3.3.6 Религия в повседневной жизни

3.3.6.1 Календарь, праздники и полупраздники

Календарь Бета Исраэль основывался на двух циклах. Первый – годовой цикл еврейских религиозных праздников и полупраздников, связанный с полнолунием. Второй цикл – общеэфиопский. Эфиопский календарь был основан на счислении дней: 30 дней в каждом месяце и дополнительный месяц, содержащий несколько дней («тринадцатый месяц»), необходимый для дополнения лунного года. Этот месяцеслов восходил к календарю 13 века, составление которого приписывается египетскому теологу-копту Абу-Шакеру. Календарь был переведён на эфиопский язык во второй половине 16 века, и имя его составителя стало в Эфиопии синонимом слова «календарь». Он использовался для расчёта дат религиозных праздников как христианами, так и евреями Эфиопии.

Установление дат праздников было одним из важнейших элементов связи между еврейскими общинами различных районов Эфиопии. О характере таких вычислений рассказывает один из кесов: «Мы начинаем с праздника нисан. С начала нисана мы начинаем отсчитывать семь месяцев до дня начала года. От него до нисана снова будет семь месяцев. Один месяц считают два раза. Если считать вместе с месяцем начала года, будет семь. И потом, если считать месяц нисан, будет семь. Мы смотрим на луну и тоже всё время считаем. Я каждый день считаю. Всё у нас в голове. Не пишем нигде… Смотрим на луну и считаем – через десять дней после рождения месяца – праздник. И двенадцатого – праздник. И пятнадцатого – праздник. И через каждые семь суббот – праздник. Так каждый месяц мы считаем, пока не дойдём до 30 дней, и тогда будет начало месяца. Но есть также месяц с 29 днями, и есть – с 31. Если начало месяца мы присчитываем к следующему месяцу, будет 30… Тогда мы смотрим на луну и знаем, какой месяц такой, а какой – другой… И старейшины смотрят на луну – их родители научили их».

Когда рассчитанные таким образом даты праздников в разных деревнях не совпадали, исправления старались внести как можно быстрее, обычно в ближайший базарный день. Приведение дат в соответствие на более обширных территориях производилось незадолго до Нового года; тогда же устраивались собрания кесов и старейшин со всей Эфиопии – чтобы установить дату праздника.

В Новое время, особенно с началом контактов Бета Исраэль с Яковом Файтловичем, Бета Исраэль стали называть месяцы религиозного календаря их еврейскими названиями и произвели некоторые изменения в календаре праздников. Файтлович также познакомил их с теми еврейскими праздниками, о которых не говорится в Торе.

У Бета Исраэль существуют годовые, месячные и недельные праздники и посты. Каждый из них – по еврейскому обычаю – начинается и заканчивается с закатом солнца. Перед каждым праздником и полупраздником все члены общины стирали свою одежду в ручье, который протекал возле деревни; каждый праздник в молитвенном доме читали многочисленные молитвы. После субботней или праздничной утренней молитвы устраивали общую трапезу, на которую женщины приносили праздничный хлеб (биркати или мицва). Кесы, как принято у евреев всего мира, произносили благословение на хлеб, а затем преломляли его, брали себе и раздавали остальным. Затем кес рассказывал о смысле праздника и важности его соблюдения.

Ниже приводится список еврейских праздников и постов, которые соблюдали в Эфиопии вплоть до наших дней, а также праздников и полупраздников, которые эфиопские евреи отмечали в более ранние периоды:

Хор кесов и их помощников. Многие религиозные обряды Бета Исраэль были очень похожи на христианские

Иллюстрация 205. Хор кесов и их помощников. Многие религиозные обряды Бета Исраэль были очень похожи на христианские.

Новый год у Бета Исраэль – в соответствии с Торой – выпадает на первое число месяца нисана и называется праздник Нисан. С этого дня начинаются приготовления к Песаху, который называется фасика или курбан. Эти приготовления включают уборку дома и чистку домашней утвари. Глиняную посуду разбивают или продают соседям, и женщины делают новую посуду.

Песах (фасика) празднуется с 14 до 22 числа первого месяца (нисана); он начинается постом, который называется цома-фасика. Фасика, как и Песах, отмечается в память исхода из Египта и длится семь дней. Вечером 14 нисана, накануне праздника (как сказано в Числах, 9) кесы совершают жертвоприношение, рассказывают об исходе из Египта и устраивают праздничную молитву. В эти дни Бета Исраэль готовят особый хлеб, называемый кита, из теста, которое не взошло; женщины делают его каждый день (как и в остальных еврейских общинах, любые пищевые продукты, бывшие в контакте с водой, считаются квасными, поэтому в Песах готовую пищу не оставляют на следующий день). Законы Пасхального седера, сложившиеся после разрушения Второго храма, в Эфиопии известны не были.

Девушка из Бета Исраэль готовит пасхальный хлеб из теста, которое не успело взойти. Район Гондара, 1970

Иллюстрация 206. Девушка из Бета Исраэль готовит пасхальный хлеб из теста, которое не успело взойти. Район Гондара, 1970.

Праздник Шавуот (Марар) – через семь недель после последнего дня Песаха Бета Исраэль отмечали Марар – праздник жатвы, Шавуот. В течение трёх дней перед праздником эфиопские евреи совершали обряды очищения; в некоторых молитвах этого праздника упоминается получение Торы. Поскольку в Эфиопии это время посева, кесы благословляли сев и семена.

Ещё один Марар отмечается через 50 дней после окончания праздника Суккот, шесть месяцев спустя, в период жатвы в Эфиопии; он называется также праздник первинок. Существование двух праздников с одинаковым названием исследователи объясняют обычно тем, что праздник приспособили к местным условиям – приурочили к периоду жатвы в Эфиопии. В этот второй праздник принято было приносить в молитвенный дом первые плоды нового урожая, а также хлеб. В молитвенном доме пили тэла (пиво) и ели инджера с молоком и маслом. В этот праздник принято было также ходить друг к другу в гости, устраивать трапезы, петь и танцевать.

День Творения – праздник Бырхан Сарака, т. е. «свет засиял». В этот праздник – по свидетельству старейшин общины и кесов – отмечают «день, в который Бог сотворил мир» и «день, в который Бог сидит и судит на престоле царства Своего». Он приходится на первый день седьмого месяца и, согласно ранним источникам, отмечается также как Тазкара Абрахам, т. е. поминовение Авраама. В период, предшествовавший репатриации общины в Израиль, этот праздник был записан в календаре как раса авда амат, что означает «Начало поворота года, т.е. Новый год»; название праздника было переведено с иврита. В этот праздник, продолжавшийся один день, читают рассказ о жертвоприношении Исаака из Орит, а также отрывки из книги Гадла Абрахам, рассказывающей о смерти праотца Авраама.

Астэр’и или Астэсрейо – значение связано, по-видимому, с корнем, обозначающим «смотреть». Празднуется в десятый день седьмого месяца, т. е. в точности тогда же, что и Йом-Кипур (Левит 23, 26-36). Это день поста, который соблюдается очень строго; каждый, кому исполнилось семь лет, обязан поститься. Накануне этого дня собираются в молитвенном доме, кес произносит благословение, и все просят друг у друга прощения. Перед этим во дворе молитвенного дома режут белого барана, не имеющего изъянов, жарят его и раздают присутствующим вместе с инджера, приготовленным до праздника. Пост и молитва продолжаются, как это принято у евреев во всех общинах, всю ночь и весь следующий день. С этим днём связаны и другие обычаи, часть которых уже давно не соблюдают. Так, например, во многих деревнях существовал обычай аман: семена проса разбрасывали по камням на корм птицам. Существовал также обычай топать ногами и прыгать ночью в течение долгих часов; это должно было способствовать очищению от грехов. По окончании поста в молитвенный дом приносили еду и питьё, на которые кес произносил благословение.

Молитва, район Гондара, 1984 (первым стоит кес Давит, в середине – кес Бараку)

Иллюстрация 207. Молитва, район Гондара, 1984 (первым стоит кес Давит, в середине – кес Бараку).

Бала Мацалат – праздник «сени»; это праздник Кущей (Суккот) евреев Эфиопии, который отмечают, как и во всех еврейских общинах, с 15 до 22 числа седьмого месяца (Левит 23; 33-44). В первый и последний день праздника любая работа запрещена; для этих дней существуют особые молитвы и ритуалы. В большинстве районов сукки («кущи») не строились, но иногда по полу молитвенного дома разбрасывали зелёные ветви. Этот обычай соблюдался также во время некоторых других праздников и полупраздников. На восьмой день устраивалось шествие с Орит, и этот день назывался Орит бал, праздник Торы. Об этом обычае известно только с конца сороковых годов 20 века, и, возможно, речь идёт об относительно новом празднике, возникшем после того, как Бета Исраэль узнали о существовании праздника Симхат Тора, который отмечают все еврейские общины вне Эфиопии.

Сегд. Район Гондара, 1984

Иллюстрация 208. Сегд. Район Гондара, 1984.

Сегд – ежегодный праздник паломничества; он отмечается в Эфиопии только как еврейский праздник. Для членов общины он был не менее важен, чем те праздники, о которых говорится в Торе. Сегд отмечался 29 числа восьмого месяца по эфиопскому календарю. Своё название он получил от ритуала поклонения (сгида) на вершине какой-либо горы, месте, которое считалось более чистым и близким к Богу. Накануне дня Сегда жители довольно большой территории собирались в центральной деревне, совершали обряд очищения в реке и под руководством священников поднимались на ближайшую гору. Это был день поста, люди были одеты во всё белое. На вершине собравшиеся выполняли религиозные обряды, молились, просили милости, прощения и искупления у Бога, читали разделы из Орит и других книг. После проповеди главного кеса данной местности, содержавшей слова увещевания и благословения, все спускались обратно в деревню, помещали Орит в молитвенный дом и устраивали праздничную трапезу. Некоторые из старейшин Бета Исраэль полагают, что этот праздник установлен в память прихода евреев в Иерусалим во времена Эзры и Нехемии и возобновления Завета, как об этом говорится в Книге Нехемии 8-10. Другие считают, что праздник был установлен в память восхождения Моше на гору Синай. Это подтверждается, быть может, тем, что в день Сегда читают рассказ о том, что происходило у горы Синай из Книги Исход 19-20. Похоже, однако, что чтение разделов из книг Эзры и Нехемии, в которых речь идёт о покаянии в грехах и принятии на себя обязанности исполнять заповеди, является центральным моментом в праздновании Сегда. В этой связи Бета Исраэль говорят, что Сегд выражает их воззрение на изгнание и избавление: как Эзра поднялся из Вавилонского изгнания в Иерусалим и, собрав народ, побудил его к принятию заповедей Торы, так и они собираются каждый год на вершине горы и возобновляют союз со Всевышним, в надежде вернуться в Сион.

Специфическим для религиозной системы евреев Эфиопии является ежемесячное упоминание праздников, перечисленных выше. Так, например, десятого числа каждого месяца упоминают Астасрейо, двенадцатого числа – Марар, пятнадцатого – Фасику и Бала Мацалат. До установления контакта с еврейством всего остального мира евреи Эфиопии не знали праздников Ханука и Пурим, о которых не говорится в Торе.

3.3.6.2 Значение субботы

Суббота (санбат) занимала центральное место в жизни и литературе Бета Исраэль. В космологии этой группы суббота предстаёт как мистический женский образ, царица-суббота; те, кто её соблюдает, удостоятся прощения грехов, те же, кто преступает её заповеди, наследуют геенну. Царица-суббота является дочерью Бога, ей следует служить в седьмой день и приносить в жертву мэцват – субботний хлеб, который печётся заранее специально для этого дня. Приготовления к субботе начинались в шестой день недели, когда все готовили субботнюю трапезу, стирали одежду и мылись. Субботний покой хранили чрезвычайно строго: не делали никакой работы, не зажигали огня (даже субботних свечей), ничего не варили и старались поменьше двигаться. В субботу были запрещены половые сношения, обрезание и пост. Разрешено было поститься только в Йом-Кипур, когда он выпадал на субботу. Яэль Кахана, которая в начале восьмидесятых годов жила среди эфиопских евреев в деревне Воллака и посещала другие деревни, так описывает их субботу:

«Из-за забора доносилась медленная и монотонная песня-молитва, которую долго пели в синагоге; песня как будто бы приспосабливалась к ритму ночи. Священники поют в честь царицы-субботы. Этот час – первый час шестого дня недели, когда небо ещё подмигивает множеством своих звёзд и полная луна кругла и дружелюбна. Когда тьма рассеется, священники пойдут отдыхать в свои хижины, досыпать, а остальные жители деревни начнут лихорадочно готовиться к субботе, как и в любой другой фалашской деревне…

После полудня все жители деревни уже помылись, оделись в чистые одеяния, которые берегут для суббот и праздников. Все мужчины и дети направляются в хижину синагоги, а женщины, которым запрещено туда входить, ждут на пороге своего дома окончания молитвы. В деревнях, где это правило соблюдается менее строго, в синагогу разрешается входить пожилым женщинам и девочкам, которые ещё не вышли замуж. Субботнюю трапезу мы устраиваем под открытым небом, при свете полной луны, и женщины посыпают костры землёй, чтобы погасить их. Стих «Не зажигайте огня во всех жилищах своих» понимают здесь буквально, как понимали, по-видимому, наши предки в давние времена. Поскольку тьма уже окутала землю и люди в хижинах передвигаются вслепую, никто не мешкает и не проводит время за пустой и приятной беседой, а все торопятся к своему ложу. При посещении района Семен Мальта я увидела, что там соблюдают субботу ещё более строго: в субботнюю ночь священники и старейшины бодрствуют и возвышают свой голос в молитве до утра, и тогда им приносят в синагогу ‘мэцват’ - субботний хлеб и тэла. На мой вопрос, зачем они изнуряют себя и молятся всю ночь, – ведь суббота дана народу Израиля как день покоя, они ответили: ‘Это день астэри, день самого большого суда в году и день искупления грехов. Но и без этого каждая суббота предназначена для очищения от грехов шести дней недели. Поэтому мы молимся всю ночь шестого дня и всю субботнюю ночь и просим о прощении и отпущении грехов’».2

Каждую седьмую субботу соблюдали особенно строго, читали особые молитвы о прощении грехов. В четвёртую неделю пятого месяца праздновалась суббота суббот (йесанбат санбат), называемая также «семь» (лэнгету).

3.3.6.3 Законы ритуальной чистоты

Соблюдение законов ритуальной чистоты – как и в других еврейских общинах – занимало центральное место в жизни еврейской семьи в Эфиопии. Обычно Бета Исраэль избегали прикасаться ко всему, что считалось нечистым. Еврейские деревни в Эфиопии располагались поблизости от рек или ручьёв; члены общины так часто совершали омовения, что одно из их названий у христиан было связано с исходившим от них запахом воды. Строгое соблюдение законов чистоты оберегало членов общины от ассимиляции среди соседей-неевреев и гарантировало сохранение их своеобразия и отдельного существования. Законы чистоты регулировали несколько областей: семейную и супружескую жизнь, повседневное общение с неевреями, приготовление пищи и питание, включая правила убоя скота; сюда же относились правила очищения после прикосновения к мёртвому телу.

Женщины общины на Сегде, 1984

Иллюстрация 209. Женщины общины на Сегде, 1984.

 Женщина в «доме крови» занимается прядением (район Гондара, 1984)

Иллюстрация 210. Женщина в «доме крови» занимается прядением (район Гондара, 1984).

Женщина считалась ритуально нечистой в период менструации и после родов (её называли: женщина, «у которой есть кровь»). Во всех еврейских деревнях Эфиопии строили отдельную хижину, которая называлась «дом крови» (дам годжо), или «дом проклятия» (маргам годжо, а также: дам бет). Она располагалась на окраине еврейской деревни или позади еврейских хижин в смешанных деревнях, и женщины бета Исраэль отправлялись туда во время менструации или после родов. Эти законы отлучения соблюдались чрезвычайно строго, в соответствии с Торой, которая предписывает отлучение на семь дней, как сказано в Книге Левит 15; 19-25: «А если женщина будет кровоточива кровью… то семь дней пребывает в отлучении своём. И всякий, кто прикоснётся к ней, нечист будет…». Вокруг «дома крови» строился каменный забор, отделяющий чистую территорию от нечистой. На территории хижины находились только женщины в период отлучения и грудные младенцы. Еду им приносили члены семьи или подруги на особой посуде, которую ставили на каменный забор. После родов женщина проводила в хижине 40 дней, если рождался сын, и 80 дней, если рождалась дочь (как предписано в Книге Левит 12; 1-5). В период менструации женщина находилась в хижине семь дней. На исходе седьмого дня она выходила, чтобы совершить омовение в реке и очиститься, и только после этого возвращалась домой. «Дома крови» были настолько заметны, что многие видели в них основной внешний признак присутствия евреев в деревне. Женщина, прибывшая в Израиль из деревни со смешанным населением, сообщает:

«Во время отлучения мусульманки и христианки оставались дома и не переходили в дом крови, как еврейки. Они говорили: почему вдруг вы, еврейки, когда у вас кровотечение, уходите из дома? Это отвратительно! Тогда мы отвечали: так написано в нашей Торе, мы не можем оставаться дома во время месячных. Так уж принято в нашей общине. Каждый в Эфиопии поступает так, как принято у него в общине».

Деревня со смешанным – еврейским и христианским – населением (район Гондара, 1984)

Иллюстрация 211. Деревня со смешанным – еврейским и христианским – населением (район Гондара, 1984).

Выше мы уже упоминали выражение «ат-тэнкунь». Чтобы избежать контакта с иноверцами, евреи обыкновенно предупреждали друг друга о приближении нееврея криком «не прикасайтесь ко мне». Каждое, даже самое лёгкое прикосновение к нееврею, посещение христианского дома или, наоборот, посещение христианином дома еврея, считалось оскверняющим, и после этого следовало совершить омовение в реке. Чтобы всё-таки сделать возможной совместную деятельность, о которой говорилось выше, была разработана целая система разнообразных обычаев. Например, перед приходом гостя-христианина рассыпали по полу дома срезанные ветки. Когда христианка хотела побеседовать со своей соседкой из Бета Исраэль, она обычно вызывала её из дома; та выходила во двор, и беседа велась там, иногда через забор. Иногда соседку приглашали выпить кофе. Тогда она также оставалась за забором и пила кофе, приготовленный еврейкой, в особой глиняной чашке. Эту чашку христианка брала с собой или даже разбивала по окончании визита. Глиняная посуда, которую производили еврейки, была дешевле, чем обычные стаканы из рога быка или коровы, поэтому их можно было использовать один раз. Иногда Бета Исраэль держали специальный прибор для своих соседей-христиан. Такая посуда обычно хранилась во дворе на дереве или кусте. Соседи были знакомы с этим обычаем и, уходя, забирали такую посуду с собой. Когда отношения между семьями были достаточно близкими, соседи-христиане также держали особые приборы для евреев. Для тех случаев, когда приверженцы обеих религий принимали участие в общих празднествах и церемониях, существовали правила, которые позволяли членам обеих групп находиться вместе: каждая группа осуществляла убой скота и готовила мясо в отдельном шатре, и только после еды все приглашённые собирались в общем шатре, чтобы вместе петь и танцевать.

В последнее время эти обычаи соблюдались значительно менее строго. Похоже, даже приём христианской пищи за общей трапезой стал более приемлемым, конечно, если трапеза была не мясная. Один из старейшин общины свидетельствует: «После правления итальянцев положение несколько изменилось, вещи переменились. Началось повседневное общение между евреями и христианами, которое не требовало омовения в реке. Когда-то евреи не брали домой вещи христиан, такие, как семена для посева, опасаясь, что жена христианина во время месячных могла до них дотронуться… Позже положение немного изменилось… У христиан, с их стороны, никогда не было вопроса, прикасаться или не прикасаться».

Такое притяжение-отталкивание было, как мы помним, взаимным; мы уже говорили выше о прозвищах и выражениях, демонстрирующих амбивалентное отношение христиан к евреям.

Вопрос 12

«Институты, праздники и обычаи Бета Исраэль служили достижению двух целей. С одной стороны, они объединяли общину как еврейское общество и сохраняли его самосознание. С другой стороны, они делали возможным диалог – совместную жизнь с христианским окружением». Согласны ли вы с этим утверждением? Согласны ли вы с ним полностью? Рассмотрите этот вопрос и приведите развёрнутые примеры в подтверждение своего мнения.

3.3.7 Религиозная литература евреев Эфиопии

3.3.7.1 Перечень книг

Религиозная литература Бета Исраэль является наиболее глубоко и подробно изученной частью их культуры. Французский путешественник 19 века Антуан д’Аббади был первым европейцем, который привёз их рукописи в Европу, а первым, кто их исследовал и напечатал, был Жозеф Алеви. Позже этой литературой занимались выдающиеся учёные, благодаря которым мы имеем достаточно точное представление о литературе Бета Исраэль.

Кес Зэ-Исано Бырхан с Орит, район Гондара, 1984

Иллюстрация 212. Кес Зэ-Исано Бырхан с Орит, район Гондара, 1984.

Сами члены общины не делили книги однозначно на канонические и неканонические. Список, составленный великим кесом и учёным монахом Абба Йицхаком для Антуана д’Аббади, включал все книги Танаха (хотя в некоторых случаях распределение книг и их порядок иные, чем в Танахе), а также «внешние книги» – псевдоэпиграфы. Ниже мы приводим этот список:

1 Орит за-ледат Бытие (Бэрешит)
2 Орит за-цет Исход (Шмот)
3 Орит за-левавьян Левит (Ваикра)
4 Орит за-хулькв Числа (Бэмидбар)
5 Орит за-дагем Второзаконие (Дварим)
6 Орит за-иясу Иисус Навин (Йегошуа)
7 Орит за-масафент Судьи (Шофтим)
8 Орит за-рут Руфь (Рут)
9-12 Негест I, II Книга Царств 1-2 (Шмуэль I, II)
Негест III, IV Книга Царств 3-4 (Млахим I, II)
13-17 Пять книг Соломона –
Масальята Саломон
Притчи Соломоновы
(Мишлей 1-24)
Тагсаца Саломон Притчи Соломоновы (Мишлей 25-31)
Кала Макабаб Екклесиаст (Коэлет)
Табаба Саломон Премудрость Соломона (Хохмат Шломо)
Махалея Махалей Песнь Песней (Шир а-Ширим)
18-29 Дакика/Нэусан Набият Двенадцать малых
пророков (Трэй-Асар)
30 Мазмур за-давит Псалмы Давида (Тэиллим)
31 Исаияс Исаия (Йешаягу)
32 Ирмияс Иеремия (Ирмиягу)
33 Хезкель Иезекииль (Йехезкель)
34 Даниэль Даниил (Даниэль)
35 Эйов Иов (Ийов)
36 Сирах Бен-Сира
37 Эстер Есфирь (Эстер)
38 Юдит Юдифь (Йегудит)
39 Товит Тувья
40-41 Хэцуцан I, II Паралипоменон (Диврэй а-йамим I, II)
42-44 Эзра Ездра (Эзра I, II, III)
45-46 Макабиян Книги Маккавеев (Маккабим I, II)

Кроме того, в списке, составленном Абба Йицхаком, указаны и другие книги, в том числе:

(1) Ханох Енох (Ханох)
(2) Куфале Книга Юбилеев (Йовлот)
(3) Гадла Абрахам Деяния Авраама [буквально: борьба Авраама]
(4) Гадла Йицхак Деяния Ицхака
(5) Гадла Я‘коб Деяния Яакова
(6) Гадла Мусе Деяния Моше
(7) Гадла Арон Деяния Аарона (или Мота Арон – Смерть Аарона)
(8) Нагара Мусе Беседа Моше
(9) Тээзаза санбат Заповедь субботы
(10) Ардээт Ученики
(11) Горгориус Горгорий
(12) Барок Варух
(13) Мацхафа Саатат Книга часов (сборник молитв)
(14) Феккаре Иясус Толкование Иисуса
(сочинение, описывающее приход мессии Теодора,
оно упоминается в различных книгах,
но среди рукописей Бета Исраэль пока не найдено)
(15) Фальсафа [Табибан] Философы
(16) Абба Элияс Аба Элиягу

У Бета Исраэль существует ещё пять книг, не указанных в списке Абба Йицхака:

(1) Мацхафа Малаэкт Книга Ангелов
(2) Гадла Сусанна Деяния Шошаны
(3) Дарсана Абрахам ва-Сара баГыбц Проповедь об Аврааме и Саре в Египте
(4) Бакадами габра Эгзиабхер В начале создал Бог
(5) Эзра Апокалипсис Езры

3.3.7.2 Наиболее важные книги

Книги Бета Исраэль, как и книги их соседей-христиан, написаны на языке геэз. В книгах общины используется начальная формула «Благословен Он, Бог Израиля, Бог всякого духа и всякой плоти» (книги христиан начинаются с благословения христианской святой Троицы). Члены общины утверждают, что когда-то у них были рукописи на иврите и что теперь они спрятаны в пещерах или в монастырях Эфиопии, однако большинство исследователей полагают, что это мнение не имеет основания. В немногих сочинениях, в основном в молитвах, сохранились отдельные слова или даже целые фрагменты на диалектах языка агау, – на них евреи Эфиопии говорили в прошлом.

Основой религиозной литературы Бета Исраэль является, конечно, Танах – идентичный Ветхому Завету на геэзе, принятому эфиопской церковью. Кроме этих книг Писания, эфиопские евреи и христиане придают статус канонических некоторым сочинениям из неканонических книг, например, таким, как Ханох, Книга Юбилеев, Тувья, Йегудит и Бен-Сира. Книга Юбилеев пользуется у них особым уважением, она сильно повлияла на их религиозную практику, а также на их систему календарного счисления.

До 20 века члены общины не были знакомы с Талмудом и более поздней раввинистической литературой, однако в их книгах и этой литературе имеются примечательные совпадения.

Книги Писания и неканонические книги проливают свет на истоки веры, заповедей и обычаев Бета Исраэль, но их ценность как источников для изучения древней истории общины весьма ограничена. Среди исследователей существует почти полное согласие по вопросу происхождения этих книг на геэз: Бета Исраэль заимствовали их у эфиопских христиан, а в некоторых случаях, возможно, даже сами их рукописи были написаны христианами.

Мы не сможем здесь рассмотреть все 67 перечисленных сочинений, составляющих письменную религиозную литературу Бета Исраэль. Расскажем лишь кратко о некоторых наиболее важных из них.

3.3.7.3 Тээзаза санбат

Большинство исследователей отводят особое место книге Тээзаза санбат. Жозеф Алеви использовал это название в качестве заглавия для книги, содержащей это произведение и ещё шесть сочинений общины, которую он издал в Париже в 1902 году. Леслау начал этим произведением свою Фалашскую антологию, отметив, что оно «заслуживает первого места в этом сборнике, поскольку это одно из самых прекрасных литературных произведений фалашей». Даже выдающийся исследователь Эфиопии, итальянец Карло Конти Россини, который обычно ставил под сомнение оригинальность литературы Бета Исраэль, писал: «Тээзаза санбат […] является, возможно, единственным, кроме молитв, оригинальным фалашским произведением» (Carlo Conti Rossini, Appunti di storia e letteratura falascia). По мнению этих и других исследователей, автор Тээзаза санбат, которым традиция считает Абба Цабру, монаха из Бета Исраэль, жившего в 15 веке, создал произведение, обладающее немалой литературной ценностью. Он использовал обширный легендарный материал о Творении, саду Эдемском, о жизни Авраама, но основной мотив книги – приверженность дню субботнему. В Тээзаза санбат суббота предстаёт небесной царицей и божественной посредницей, которая просит за тех, кто верит в неё, чтобы спасти их в день Суда от огня геенны.

Как по форме, так и по содержанию Тээзаза санбат похожа на произведение древней еврейской литературы. Она содержит фрагменты из Книги Юбилеев (Куфале), важнейшего произведения времён Второго храма. Но проверка, произведённая исследователями, показала, что лишь небольшая часть этого древнего материала происходит непосредственно из оригинала на иврите (от которого до нас дошли лишь фрагменты, обнаруженные в Кумранских пещерах). Первая часть обоих печатных изданий Тээзаза санбат опирается на арабский источник. Поскольку в ряде рукописей первая часть отсутствует, можно предположить, что речь идёт о позднем добавлении. Вторая часть книги, как утверждают исследователи, является тщательно отредактированной и исправленной христианской проповедью о субботе. Вслед за коротким фрагментом после этой проповеди приводится список законов и заповедей субботы, почерпнутых, главным образом, из Книги Юбилеев. Подобное переплетение источников характерно для всей книги.

Священные свитки, развёрнутые во время Сегда (район Гондара, 1984)

Иллюстрация 213. Священные свитки, развёрнутые во время Сегда (район Гондара, 1984).

3.3.7.4 Гадла Мусе

В мидрашистском сочинении Бета Исраэль Гадла Мусе или Мота Мусе (Деяния Моисея или Смерть Моисея) мы находим некоторые темы и мотивы, характерные для литературы Бета Исраэль в целом: последний день жизни героя Писания (как и в Деяниях Аарона), обстоятельства его смерти и описание того, как приближающаяся смерть открывается ему. Обращение к образу Моисея, величайшего из пророков, также чрезвычайно характерно для этой литературы (см. Ардээт и Нагара Мусе).

Из всех сочинений общины Мота Мусе – наиболее изученное. Оно несколько раз публиковалось, издания основывались на относительно большом числе рукописей, и все рукописи, исследованные на сегодняшний день, содержат достаточно однородный текст; различия между ними очень невелики.

Смерть Моисея в пустыне послужила темой для произведений многих авторов, приверженцев разных религий. Евреи, христиане и мусульмане использовали многообразные литературные формы, расширяя рассказ Писания (Второзаконие 34; 1-9). Но, несмотря на ряд черт, роднящих это сочинение с еврейскими произведениями – такими, например, как Восхождение Моше и Кончина Моше, – исследователи пришли к выводу, что Мота Мусе опирается не на них, а на арабо-мусульманский источник. Так, в соответствии с эфиопско-христианской и арабской версиями, Моисей умер в шестой день недели на горе Синай, а еврейские традиции утверждают, что он умер на горе Нево или на горе Иврим в субботу, 7 Адара. Лёгкий тон сочинения у Бета Исраэль, особенно в описании последней встречи Моисея с ангелом смерти, больше напоминает тон арабских, а не еврейских источников. Поскольку христианской версии Мота Мусе не существует, можно предположить, что версия Бета Исраэль заимствована непосредственно из мусульманского источника. В ней действительно нет христианского осадка, характерного обычно для сочинений, заиствованных Бета Исраэль у церкви.

3.3.7.5 Ардээт

Ардээт, т. е. «ученики» или «помощники», – литургическое произведение Бета Исраэль; его произносят при выполнении ритуалов очищения через 40 дней после рождения сына и через 80 дней после рождения дочери (в соответствии с Торой, Левит, период нечистоты у женщины после рождения дочери действительно вдвое длиннее, чем после рождения сына). Согласно разъяснениям Абба Йицхака, записанным в середине 19 века французом Антуаном д’Аббади, произнесение этих текстов во время ритуалов очищения призвано заменить жертвоприношение, которое совершали в таких случаях в прошлом. Книга содержит материалы трёх видов: 1) рассказы о столкновении Моисея с фараоном, исходе из Египта и рассечении Чермного моря; 2) раскрытие тайных имён Всевышнего, которые Он сообщает Моисею, его ученикам и двенадцати коленам или их главам; 3) молитвы, обращённые к этим именам Бога. Эти три элемента содержатся также во второй части книги, которая называется Молитва Моисея.

У эфиопских христиан Ардээт существует в короткой и длинной версиях: в обеих Иисус открывает свои тайные имена апостолам. О связи между этими христианскими текстами и произведением Бета Исраэль высказывают самые разные мнения. Эшколи указывает, правда, на еврейский характер Ардээт в версии Бета Исраэль, но вместе с тем полагает, что сочинение, возможно, было заимствовано у христиан. Вурмбранд в своей работе Ардээт, фалашская книга об апостолах утверждает, что версия Бета Исраэль является оригинальной, но доказательств этому не приводит. В некоторых рукописях этой книги Бета Исраэль видны следы христианского влияния, например, использование выражений «ученики» (апостолы) и «осеняют себя [крестным] знамением». Видимо, только дополнительные исследования многочисленных рукописей Ардээт – как христианских, так и еврейских (многие из этих последних находятся в частном владении и недоступны для учёных) – помогут установить время написания этого сложного произведения и его оригинальную версию.

3.3.7.6 Исторический диалог с христианством

В книгах Бета Исраэль содержится много специфически христианских элементов – слов, выражений, идей и имён; на этом основании большинство исследователей сделали вывод о том, что священные книги общины происходят большей частью от писаний, заиствованных у христиан. О происхождении некоторых произведений, среди которых Ардээт и Абба Элиас, исследователи спорят, а часть молитв, Горгориус и полная версия Тээзаза санбат кажутся оригинальными произведениями, хотя их связь с текстами эфиопского христианства очевидна.

Это вовсе не редкое явление – тексты существуют в разных версиях и на разных языках и переходят от одной общины верующих к другой. Многие еврейские общины во всём мире заимствовали и приспособили к своим целям литературные произведения, принадлежавшие окружающей их нееврейской культуре. Этот процесс отбора материала, очищения его от определённых элементов и «приживления» к нему еврейских мотивов очень интересен и заслуживает изучения не меньше, чем установление христианского или мусульманского происхождения текстов. Литература Бета Исраэль и её методы обработки христианских источников обладают особыми характеристиками:

Во-первых, - за редкими исключениями (к числу которых, разумеется, относится Ардээт) – члены общины выбирали из христианской литературы произведения, в которых чувствовалась библейская, еврейская атмосфера. Смерть героев Писания, соблюдение субботы, судьба души после смерти – всё это не специфически христианские темы. Таким текстам можно было придать еврейский характер, не переписывая их полностью заново. Действительно, в большинстве случаев изменения вносились незначительные и само собой разумеющиеся: «суббота» становилась «еврейской субботой» или «первой субботой», Эгзиабхер (Всевышний) заменял Иисуса, «крестное знамение» становилось просто «знаком». Лишь в редких случаях, например, в таких произведениях как Ардээт, Тээзаза санбат и, может быть, также Горгориус, имели место попытки переписать источники заново или подвергнуть более основательной редакции.

Кесы с Орит, 1984

Иллюстрация 214. Кесы с Орит, 1984.

Во-вторых, как это ни парадоксально, несмотря на большую зависимость от христианских источников, знания авторов из Бета Исраэль о церкви и её истории были лишь частичными. Они, правда, исключали наиболее бросающиеся в глаза христианские имена и темы, но оставляли нетронутыми, ненамеренно, многие другие христианские элементы, менее заметные.

В-третьих, по меньшей мере в части рукописей видно, что процесс их приспособления к иудаизму и очищения от христианских элементов был постепенным. Более поздние авторы совершенствовали работу своих предшественников и «дочищали» христианские аллюзии, уцелевшие в первой редакции.

На основании литературного анализа этих текстов следует предположить, что каноническая литература Бета Исраэль выросла из диалога с христианской литературой. Этот вывод в целом соответствует выводам исторического исследования, согласно которому в 14 и 15 веках в религиозной системе группы произошли большие изменения. В течение 15 века, как мы помним, фалаши действовали как организованная группа со сложившейся религиозной системой. В этом качестве Бета Исраэль были серьёзными идеологическими и военными противниками христианских императоров Эфиопии; они продолжали оставаться таковыми до 17 века. В этот период религиозного и политического брожения, полагают учёные, Бета Исраэль строили свою идеологию и сумели сформировать свой канон, заимствовав у окружения тексты, проникнутые еврейской библейской атмосферой, и очистив их от христианского налёта. Вместе с тем понятно, что это научное предположение никак не может повлиять на решение вопроса о происхождении общины. Даже если Бета Исраэль заимствовали свою религиозную литературу извне, из корпуса текстов, который собрали и отредактировали эфиопские христиане, это не отменяет возможности того, что Бета Исраэль являются прямыми потомками евреев. Несмотря на то, что история иудаизма в Эфиопии была полна превратностей и перемен, Бета Исраэль сумели в решающий период сформировать литературу, которая отвечала их древнему самосознанию и способствовала его сохранению и развитию.

Вопрос 13

«Формирование еврейского корпуса текстов у Бета Исраэль было самым важным процессом во всей их истории, начиная с проникновения элементов еврейско-библейской культуры в Эфиопию и кончая репатриацией общины в Израиль». Согласны ли вы с этим утверждением? Чтобы ответить на этот вопрос, проанализируйте формирование литературного канона и сравните влияние этого корпуса текстов на жизнь общины с влиянием других культурно-религиозных факторов, о которых мы говорили.

3.3.8 Евреи и христиане – культура дискуссии в Эфиопии

В Эфиопии любят спорить. В жизни евреев Эфиопии было много повседневных, случайных дискуссий, но также – организованных и формализованных. Споры большей частью велись между евреями и их соседями-христианами. Дискуссия представляла собой форму постоянного диалога и прямого обсуждения разногласий между иудаизмом и христианством Эфиопии вообще и между соседями из обеих групп в частности. Словесный поединок обычно посвящался определённым вопросам, и его темой были различия между группами, обусловленные религией. Такие диспуты вызывали сильные эмоции у участников. Дискуссия всегда носила состязательный характер и выявляла тот факт, что, в конечном счёте, именно религия сообщает группе её особый характер и делает её отличной от соседей.

Религиозные диспуты между евреями и христианами в Эфиопии описаны в литературе, в исторических книгах; там приводятся и аргументы, которые использовали протестантские миссионеры, желая привести Бета Исраэль к крещению. Главным аргументом служило утверждение о том, что совершение жертвоприношений противоречит даже Ветхому Завету. Так, отрицая специфический иудаизм Бета Исраэль, миссионеры стремились убедить их принять учение Иисуса и Новый Завет.

Самым известным из всех был, пожалуй, публичный диспут, устроенный императором Теводросом II при своём дворе в 1862 году. Группе уважаемых религиозных лидеров Бета Исраэль было предложено встретиться с деятелями эфиопского христианства, приближёнными к миссии. Диспут касался вопроса единства (или не-единства) Божественной сущности, а также обычаев Бета Исраэль, в основном, практики жертвоприношений.3

«Над раскрытыми книгами»: христианский проповедник (справа), выкрест, дискутирует с одним из уважаемых членов общины Бета Исраэль

Иллюстрация 215. «Над раскрытыми книгами»: христианский проповедник (справа), выкрест, дискутирует с одним из уважаемых членов общины Бета Исраэль.

Эти религиозные диспуты представляли собой главное средство публичного взаимного «изучения», проверки отношений и границ между двумя группами. Диспуты отражали сложность этих отношений, взаимозависимость с одной стороны и специфику и различие – с другой. Анализ этих диспутов показывает, что в основе их лежало воззрение, в соответствии с которым Бета Исраэль и их соседи-христиане верили в одну высшую силу, но и в разные способы обращения к ней. В таком случае религиозные диспуты следует понимать как попытки каждой из групп определить своё место не только в отношении противостоящей группы, но и в отношении этой высшей силы. Дискуссии касались способа, с помощью которого каждая из религий связывает повседневную жизнь человека с различными духовными религиозными смыслами, составляющими веру, хайманот.

3.3.8.1 Вера и культура дискуссии

Термин хайманот, т. е. «вера», означал в Эфиопии совокупность понятий и форм поведения, связанных с религией. Религия считалась главным фактором, порождающим различия между людьми от «самого факта их рождения», и эта её функция становилась особенно важной на фоне внешнего сходства евреев и христиан – физического, языкового и культурного. Религиозная принадлежность, таким образом, определяла для Бета Исраэль их этническую специфику, и в спорах со своими соседями-христианами о принципах веры Бета Исраэль защищали, как они считают, эту свою «особость». Религиозные диспуты касались как абстрактных вопросов сущности Вселенной, так и проблемы повседневных обычаев, в особенности тех, которые регулируют физическую сторону человеческого существования. Речь шла о законах ритуальной чистоты и различных её формах.

Диспуты велись, как кажется, не только о сущности иудаизма, противостоящей сущности христианства; в них обсуждалась также сущность и характер их взаимоотношений. Диспуты способствовали осознанию обеими сторонами как близости, так и различий между ними, и вели к тому, что эти различия становились более отчётливыми и даже увеличивались.

Повседневное общение в процессе совместного земледельческого труда, на рынках или при обращении клиентов-христиан к евреям-ремесленникам предоставляло множество возможностей для дискуссии. Такие споры на народном уровне не планировались и не назначались заранее, а происходили спонтанно. Большее значение имели, по-видимому, встречи между религиозными деятелями обеих групп, где обсуждение было организованным и более глубоким. Еврейские и христианские кесы встречались, случайно или по предварительной договорённости, чтобы бросить друг другу вызов и, в сущности, обогатить духовный мир – свой и оппонента. Знаменитые еврейские кесы, бывшие у Бета Исраэль высшим авторитетом, в большинстве случаев были и для христиан непререкаемым авторитетом во всём, что связано с Ветхим Заветом. Они были весьма востребованы как оппоненты в религиозной полемике. По свидетельствам кесов, которые участвовали в подобных диспутах в Эфиопии, знание священниками обеих групп доктрины группы-оппонента было глубоким. Над раскрытыми священными книгами, в атмосфере спокойствия и терпимости они вели дискуссию, в которой противоречия между группами становились более понятными, зримыми. Они были соперниками и в то же время ощущали взаимную близость как нечто само собой разумеющееся.

Во время такой встречи строго соблюдались законы ритуальной чистоты, исключался физический контакт между участниками, вне зависимости от того, устраивалась встреча под открытым небом, например, посреди деревни, или же в доме одного из кесов. Один из уважаемых членов общины рассказал о частых встречах между своим дедом, знаменитым и уважаемым кесом, и христианскими священниками. Встреча устраивалась посреди деревни, и каменный забор, построенный его дедом специально для этой цели, разделял две группы. Забор для нужд совместного обсуждения строился по инициативе еврейской стороны, для сохранения ритуальной чистоты, но христиане принимали это. Внешнее оформление встречи имело символическое значение. Религиозные руководители обеих групп склонялись над книгами, как бы отрешившись от окружающего мира, объединённые этой своей отрешённостью, несмотря на символический забор, разделяющий их, одетые в одинаковые одежды, на головах – одинаковые белые тюрбаны, обозначающие их принадлежность к религиозной элите. Беседа между ними велась на языке геэз, понятном только им, кесам, но не простым людям из обеих общин. Атмосфера встречи, несмотря на обсуждаемые разногласия, была атмосферой равенства, и некоторые еврейские кесы рассказывали, что благодаря глубокому знанию языка геэз иногда возникала атмосфера победы еврейской стороны в такой дискуссии.

Во время дискуссии глубокие и всеобъемлющие духовные вопросы не отделялись от вопросов повседневной религиозной практики. Эти два уровня были, разумеется, связаны между собой, они питали друг друга. Вместе с тем, именно обсуждение вопросов религиозной практики чаще, чем обсуждение космологических воззрений, затрагивало эмоции спорящих. Дискуссии о законах отлучения женщин в периоды ритуальной нечистоты, о правилах убоя скота и приёма пищи часто становились весьма бурными.

3.3.8.2 Спор о религиозной доктрине

Распространённым утверждением в таких дискуссиях было: «Не мы спорим, Книга говорит». Один из старейших кесов свидетельствует: «Мы спорили над книгами, что лучше. Они говорят: величие – Новому Завету, а мы говорим: величие – Торе». Бета Исраэль видели в Новом Завете лживую книгу, написанную человеком. Рассказывает бывший житель района Тигре:

«Всегда между нами был спор. Всегда евреи говорили: мы – ваши отцы, и они сами [христиане] тоже верили в это. В районе Тигре они не так далеки от признания этого. Но говорили, что появился Новый Завет, а евреи его не приняли. Тогда говорили христиане – мы приняли и Тору, и Новый Завет, вы остались только со Старым Заветом. Почему? Верно, вы первые, но мы добавили и пошли вперёд. Тут же мы говорили христианам – мир начался Торой и закончится Торой».

Тот факт, что священные книги обеих групп написаны на одном языке, геэз, усиливал атмосферу близости. Это делало возможным совместное обсуждение и помогало выявлять и заострять различия. Подобные дискуссии почти не велись с мусульманами. Поскольку Коран написан на другом языке, арабском, не было общей основы для длительного диалога, такого, как между евреями и христианами. Конкуренция между еврейской и христианской доктринами была очевидной именно из-за внешнего сходства, из-за связи между священными книгами обеих групп. Со времён итальянского правления в Эфиопии (1936-1941) там печатались книги, где под одной обложкой находились и Орит, и Вангель, т. е. и Тора, и Новый Завет. Это называлось Мацхаф Кэддус(Священная книга). Книги печатали протестантские миссионеры и эфиопская церковь, их раздавали бесплатно или продавали по весьма доступной цене. В отсутствие других изданий такими книгами пользовались обе группы, а в некоторых местах Бета Исраэль даже входили с ними в синагогу. Поэтому кесы просили, чтобы владельцы отгибали те листы, на которых напечатан Новый Завет, особенно в субботы и праздники. Сами они вырывали листы с Новым Заветом из книги. Во время спора Бета Исраэль указывали христианам: вы печатаете Новый Завет вместе с Ветхим. Это служило доказательством того, что христиане не только понимают значение Ветхого Завета, но и фактически не могут без него обойтись.

В дискуссии использовался также исторический аргумент. Еврейские кесы утверждали, что в ходе войн между евреями и христианами последние взяли в качестве трофеев «оригинальные» еврейские книги, рукописи на пергаменте, привезённые из Страны Израиля, и спрятали их в своих церквях. Затем переписали их и напечатали, внеся изменения. Христиане, утверждали еврейские кесы, сохранили оригинал для себя, а евреям вернули напечатанный текст. Один из старейшин общины свидетельствует:

«Они забрали, напечатали всё и передали нам напечатанное. Теперь они всё знают, и они теперь говорят ‘это всё наше’. Они забрали нашу Тору и поместили её в свою Мацхаф Кэддус(Священную книгу)». Другой респондент описал это так: «Наша Тора – давно в их руках».

Евреи и христиане предлагали в этом споре о сущности веры две альтернативные модели взаимоотношения религий. Бета Исраэль утверждали, что путь христиан и христианства к высшей силе, к Богу, по сути отличается от их пути. Христианство подобно человеку, который принял другого человека как Бога, который молится идолам, чьи святые книги заимствованы из других религий. В противоположность этому христиане утверждали, что религия Бета Исраэль больше не актуальна, что они придерживаются той религии, из которой родилась новая религия и заменила её. Евреи говорили, таким образом, об изменении сути, а христиане – о преемственности. Т. е. Бета Исраэль предлагали модель «другого пути»; в соответствии с ней христианство вообще не легитимно, когда речь идёт о связи между людьми и Богом. Христиане же предлагали модель «передачи эстафеты»; в соответствии с ней христианство является естественным, единственно легитимным продолжением иудаизма. Они не отрицали святость Ветхого Завета, но утверждали, что Новый Завет и христианство заменили его.

3.3.8.3 Дискуссия об Иисусе, его природе и распятии

Бурные дискуссии велись также о божественной силе Иисуса и его божественной природе. В этих спорах Бета Исраэль пользовались аргументами, которые были в ходу также у христианских групп, не принимавших монофизитского воззрения. Как мы помним, монофизиты, в том числе и эфиопские христиане, верят в существование одной божественной природы, которая воплотилась в Иисусе. Бета Исраэль указывали на слабые места этой доктрины, приводя, среди прочего, аргументы из Нового Завета. Христиане же отвечали им, приводя аргументы из Ветхого Завета. Так, например, с помощью рассказа об Аврааме и трёх ангелах (Бытие 18) христиане стремились доказать, что божественная сущность выражалась не в одном только Всевышнем, но и в других лицах. Этот аргумент приводился и во время публичного христианско-еврейского диспута, организованного, как мы помним, императором Теводросом.

Кес из Тигре рассказал:
«Царь Теводрос пригласил главного священника христиан и нашего уважаемого кеса, и попросил, чтобы каждый принёс свои священные книги. Сказал христианин: ‘Наш родился от Святого духа’. Еврей сказал: ‘Но у нас есть один Бог, который создал небо и землю. Человека Он создал в шестой день по Своему образу. Поэтому у евреев – один Бог’. Христианин ответил: ‘У вас – трое богов, которые пришли в дом Авраама. Это не значит, что есть три бога. Это был только один бог в трёх лицах’. Еврей ответил: ‘Это не Бог, это были ангелы, которых Он послал в дом Авраама, они сами не были богами’».

Поиск доказательств божественной природы Иисуса именно в Ветхом Завете, указывал: христиане полагали само собой разумеющимся, что у иудаизма и христианства – общий Бог. Здесь следует напомнить, что религиозный спор между евреями и христианами происходил на фоне другого спора – между эфиопской церковью и европейскими протестантами. В дискуссии о божественной сущности эти три группы использовали аргументы из священных книг христианства и иудаизма. К этому важному моменту мы ещё вернёмся.

Христианство, приверженцы которого, как считали евреи, веруют в человека, рождённого женщиной, представлялось Бета Исраэль верой во многих богов. Культ изображений и статуй в христианстве также являлся для членов общины доказательством поверхностного характера выражения христианами своей веры. Поскольку Бета Исраэль как ремесленники работали с металлом и деревом, их часто просили изготовить или отремонтировать христианские статуи, металлические кресты и другие принадлежности культа. Для Бета Исраэль это было наглядной повседневной иллюстрацией убожества христианства. Прозвище «служащие идолам» повторялось во многих контекстах всякий раз, когда старейшины общины говорили о христианах: «Мы делаем им Иисуса, и Марьям, и все статуи, а потом они им молятся».

В дискуссиях между членами обеих групп этот вопрос поднимался много раз: «Мы говорили им: ‘Мы просто сидим на вашем боге, потому что он ведь сделан из дерева. Если я сижу на деревянном стуле, это я как будто бы сижу на нём’». И ещё: «Мы сами делали для них крест из железа. Я говорил им: ‘Что с тобой? Это железо’. Они мне отвечали, что Иисус с помощью креста лечил больных».

Бета Исраэль порой весьма ядовито указывали своим соседям на их «многобожие», на то, что христиане делали себе или, того хуже, просили Бета Исраэль сделать им изображения для молитвы: «Мы смеялись над ними – а, вы праведники. У нас наш Бог создал нас. А у вас, вы сделали своих богов». Или: «Мы сказали им: ‘Вы богатые, у вас много богов. У нас только один, мы не богатые’».

Если Бета Исраэль и проявляли долю надменности, то следует помнить, что фоном для дискуссии служило их положение бессильного меньшинства и их обращение к иронии, возможно, даже свидетельствовало о чувстве разочарования, ощущении угрозы и собственной слабости.

Другим важным элементом дискуссии в Эфиопии служило обвинение евреев в убийстве Иисуса. Это религиозно-историческое утверждение о вине евреев и их участии в убийстве Иисуса подтверждалось в глазах христиан религиозной практикой Бета Исраэль, в особенности обычаями убоя скота и жертвоприношения. Респондент из Волкаета рассказывал: «Они нам всегда говорили: “Вы берёте в Песах барана и вешаете его на высоком дереве, как сделали евреи Иисусу”». Другой свидетельствует: «Я помню, что каждый шестой день недели они говорили нам, что когда мы режем козу, это как будто бы мы режем Иисуса. Это ведь осталось в крови евреев – резать козу каждый шестой день недели».

В своих ответах Бета Исраэль часто обращались к Новому Завету. Распространённый ответ был направлен против утверждения о том, что можно убить того, кто обладает божественной сущностью: «Как можно убить бога? Такой у вас бог?». Другой традиционный ответ, на ином уровне, не менее хитроумный, гласит: известно всем, в те времена, когда распяли Иисуса, христиане были евреями, и только после его смерти произошло разделение между этими группами: «Не наш отец убил Иисуса, говорили мы им, это было в то время, когда у нас был общий отец». Такой ответ указывает на общность происхождения обеих групп, которое действительно безоговорочно признавалось значительной частью христиан.

Убийство Иисуса воспринималось как грех, за который евреи были наказаны, изгнаны из своей земли и рассеяны по миру. Похоже, это утверждение было впервые привезено миссионерами, которые прибыли из Европы и желали, естественно, видеть в Бета Исраэль часть мирового еврейства. Для эфиопских христиан убийство Иисуса служило легитимным объяснением того факта, что у евреев нет собственной земли в Эфиопии. Они толковали это как выражение отрицательного отношения к евреям «на небесах» – в противоположность положительному отношению, которого удостоились христиане, наделённые силой и землями. На эти утверждения Бета Исраэль отвечали обычно, что лишение земель – испытание, которому подвергает их Всевышний, и что в конце концов они вернутся в Иерусалим. Обвинение же в распятии Иисуса, утверждали евреи, следует обратить к римлянам, а не к их предкам, и приводили подтверждения этому из Нового Завета.

Ещё один аргумент, который использовали в спорах, была вера Иисуса. Бета Исраэль изображали Иисуса верующим евреем, соблюдавшим субботу. Подтверждение этому они находили в христианском рассказе о выходе Иисуса из гроба (Матфей 28; 1). В соответствии с этим рассказом, Иисус не выходил оттуда до исхода субботы. Иисус – утверждали Бета Исраэль – в могиле соблюдал субботу и вышел оттуда только по окончании субботы, т. е. в воскресенье. Отсюда, говорили Бета Исраэль во время дискуссии, следует, что святым днём для самого Иисуса была суббота, а не воскресенье.

3.3.9 Крещение – расставание с иудаизмом?

Близость и различие между иудаизмом и христианством не давали вопросу о перемене веры сойти с повестки дня; это всегда заботило руководство Бета Исраэль. Правда, теоретически перемена веры была возможна для членов обеих общин, но на деле движение было большей частью односторонним, от иудаизма к христианству.

Это явление было сложным и порождалось многими причинами: притягательной силой христианства в Эфиопии как религии политического режима и элиты, влиянием протестантской миссии в одни периоды, влиянием тяжёлых условий существования в другие, политикой насильственного крещения, которую проводили разные правители в разные времена, желанием получить право на владение землёй и т. д. В целом похоже, что в основе явления лежала близость между религиями, большое сходство между системами обычаев, а также то, что стена отчуждения, которую должен был преодолеть выкрест, представлялась всегда достаточно низкой. Но, несмотря на такую близость, сохранялось и различие, преодолеть которое было совсем не легко. Уже в Израиле члены общины часто утверждали, что те из их близких, кто крестился, сделали это не по глубокому духовному убеждению, что они в сущности остались евреями в своём сердце. Так же воспринимали их и христиане. Христианское общество, так утверждалось – особенно после того, как в результате деятельности европейских миссионеров в 19 веке началось массовое крещение, – не было готово принять выкрестов и признать их «частью себя». Выкресты оказались в изоляции, они остались фалаша, переменившими свою веру. И тогда, когда их, по видимости, принимали в христианское общество, христиане всё равно не позволяли хоронить их на своём кладбище и даже продолжали видеть в них буда. Кладбище является явным и окончательным знаком границы между группами в Эфиопии. Кладбище воспринимается как филиал мира вечности на земле, промежуточная станция в пути душ на небеса. Сердце выкрестов – так верили христиане – не изменилось, и они даже не потеряли власти над нечистой силой. Перемены веры было недостаточно, чтобы полностью изменить групповые этнические отношения. И Бета Исраэль со своей стороны, как показывает исследование, не спешили относить тех, кто крестился, к людям, потерянным для общины, расставшимся с ней безвозвратно.

Вопрос 14

«Картина, возникающая из всего изученного: культура, которая характеризуется впечатляющей свободой мысли. Разрешалось дискутировать, спорить, оспаривать мнение большинства». Так ли это? Согласны ли вы с этим утверждением? Согласны ли вы с ним полностью?

Вопрос 15

«Картина, которая вырисовывается из всего, что мы изучили в этом разделе: эфиопская культура была достаточно терпимой. Правда, ‘другой’ воспринимался в ней как странный, таинственный и приносящий вред, но его право на существование никогда не подвергалось сомнению. ‘Другой’ был необходимым партнёром в экономической жизни и легитимным оппонентом в обсуждении всех жизненных вопросов». Согласны ли вы с этим утверждением? Ответьте на вопрос подробно.

1 Hagar Salamon, The Hyena People; Ethiopian Jews in Chris­tian Ethiopia, University of California Press, 1999.

2 Кахана, стр. 118-119.

3 Ещё об этой дискуссии см.: Шошана Бен-Давид, А-кшарим шель йегудэй этиопия им а-мелех теодрос, стр. 74-82. («Связи эфиопских евреев с императором Теводросом»).