Приложения к частям 3-4

Приложение 6 (к частям 3-4)

Переезд семьи Калонимидов из Италии в Германию: К вопросу о начале еврейского поселения в средневековой Германии *

Авраам Гросcман**

Немногие темы, связанные с исследованием начала еврейского поселения в Европе, удостоились такого внимания, как история переезда семьи Калонимидов из Лукки, на севере Италии, в Майнц. Ее изучение началось в 19 веке с возникновением в Европе так называемой «науки об иудаизме» и продолжается по сей день1.

Исследование этого вопроса представляет собой не только сбор фактов, связанных с историей родовитой семьи Калонимидов, члены которой на протяжении столетий были учителями Торы и руководителями общин германского еврейства. Его важность состоит в том, что оно может пролить свет на историю возникновения центров изучения Торы и религиозного творчества в средневековой Германии, на связь этого творчества с учением еврейских мудрецов в Италии и через них – с центром еврейской культуры в Стране Израиля. Этим объясняется особый интерес к переезду именно данной семьи и наличие обширной литературы по этому вопросу. Однако остается еще много неясностей, а в некоторых аспектах вопроса мы стоим фактически в самом начале исследования. Источники, из которых мы черпаем сведения об этом переезде, немногочисленны; информация в них чрезвычайно скудна, а в некоторых случаях их сведения противоречивы. Разногласия обнаруживаются также при сопоставлении этих источников с другими – еврейскими и нееврейскими – текстами 9–11 веков и с более поздними текстами, где описываются события, связанные с этим переездом.

Эту проблему ученые решали по-разному: некоторые отдавали предпочтение одному из источников, другие пытались «примирить» источники между собой путем «исправления» их текста и т. д., вплоть до попытки вообще отбросить предание о переезде семьи Калонимидов в Германию. Только Ш.-Й. Раппопорт, Й. Мюллер и А. Эпштейн (там же) подвергли проверке большинство элементов предания, но им были недоступны источники из каирской Генизы, опубликованные позднее2.

Около двадцати лет назад С. У. Барон писал по поводу этой проблемы:

Любопытно, что за последние сорок лет не появилось ничего существенного, ни в плане документированной информации, ни в плане исторической интерпретации, что могло бы способствовать разрешению загадок, связанных с этими записями3.

С тех пор был опубликован только один новый источник, действительно имеющий значение для решения интересующей нас проблемы: начало письма рабби Мешулама, сына рабби Калонимуса, в Константинополь, в котором автор полемизирует с караимами4. Несмотря на всю важность этого документа, его одного, по-видимому, все-таки недостаточно, чтобы повернуть вспять всю проделанную работу. Современные ученые выбрали для себя из ранее перечисленных подходов те, что представляются мне абсолютно необоснованными и не имеющими подтверждения. Их выводы делаются без серьезного обсуждения вопроса переезда Калонимидов, без рассмотрения всей совокупности связанных с ним проблем, и в ходе частого повторения постепенно приобретают статус истины. Иной раз они декларируются тоном полной убежденности, без упоминания о все еще существующих сложностях. При таком подходе игнорируются некоторые элементы, содержащиеся в источниках, – элементы, чрезвычайно важные для нашего суждения о достоверности предания в целом.

В центре обсуждения – родословная семьи Калонимидов, авторство пийута «Трепет пред ужасами Твоими» («Эймат нораотеха», ивр.) и личность императора «Карлы», который, согласно преданию, перевез семью Калонимидов из Лукки в Майнц. Почти не обсуждается основной с исторической точки зрения вопрос о роли этого переезда в развитии еврейских общин Германии в 9–10 веках и влияние этого переезда на духовный и культурный облик центрально-европейского еврейства той поры.

Более того, тщательная проверка всех источников, прямо или косвенно касающихся переезда; уточнение времени жизни еврейских мудрецов, упомянутых в этих источниках, и характера их деятельности; сопоставление этих данных с фактами общеевропейской истории, в первую очередь истории Каролингских императоров и саксов, правивших в то время Германией, Италией и Францией, – дают возможность исключить некоторые сомнения и отвергнуть бoльшую часть предположений, высказанных как в ранних, так и в новейших исследованиях.

Известные на сегодняшний день источники пока не позволяют нам прийти к ясному и однозначному решению всех проблем, связанных с переездом семьи Калонимидов. Уверенность и категоричность отдельных исследователей могут казаться убедительными, однако они необоснованны и зачастую могут ввести читателя в заблуждение. Чтобы это исследование продолжить, необходимо отбросить хотя бы некоторые неясности и снабдить оставшиеся надлежащим контекстом, – до тех пор, пока не будут обнаружены новые источники, которые прольют свет на все еще спорные моменты в истории семьи Калонимидов и на обстоятельства ее переезда в Германию.

А. Источники, в которых говорится о переезде Калонимидов в Германию

Известны два основных источника, содержащих предание о переезде семьи Калонимидов: комментарий к молитвам рабби Эльазара из Вормса и респонс Мааршала (рабби Шломо Лурии).

И переняли они тайну совершения молитв и прочие тайны учитель от учителя, до его отца [Абу] Аарона, сына рабби Шмуэля Наси, который ушел из Вавилонии из-за дела, которое там было, и должен был идти странником и скитальцем по земле. И пришел в страну Ломбардия, в один город, называемый Лукка, и там встретил рабби Моше, который сложил пийут «Эймат нораотеха», и передал ему все свои тайны. Это рабби Моше, сын Калонимуса, сына рабби Мешулама, сына рабби Йеуды55. Он был первым, кто покинул Ломбардию, он и его сыновья, рабби Калонимус и рабби Йекутиэль, и его родственник рабби Итиэль, и прочие выдающиеся люди. Привез их король Карла с собой из страны Ломбардия и поселил их в Магенце, и там они расплодились, и приумножились весьма сильно. (Из комментария к молитвам рабби Эльазара из Вормса, Йашар (Йосеф Шломо Рофэ) из Кандии, Плавильня мудрости, лист 14, с. 2. По первому изданию, 5389 (1629)6 (ивр.)).

И все эти святые благочестивые люди произошли от рабби Мешулама Великого, сына рабби Калонимуса, сына рабби Моше Старого, который породил рабби Хананеля и рабби Калонимуса, и рабби Итиэля, и рабби Йекутиэля из Шпейры. А рабби Моше Старый – это тот, кто написал «Эймат нораотеха». Он и есть рабби Моше Старый, сын рабби Калонимуса, сына рабби Йекутиэля, сына рабби Моше, сына раббаны Мешулама, сына раббаны Итиэля, сына раббаны Мешулама, да сохранится их память вечно. Король Карла привез с собой рабби Моше Старого из города Лукка в 849 году после разрушения Храма, да будет он отстроен вскоре, в наши дни, амен, амен, села. Все это перенял я [по традиции], а ты, кто мудр, обрети знание. Это слова Шломо Лурии. (Респонсы Мааршала, § 29. По первому изданию: Люблин, 5334 (1574) (ивр.)).

С одной стороны, эти два источника независимы друг от друга, о чем свидетельствуют многочисленные расхождения между ними. Вместе с тем похоже, что они были созданы в одной и той же среде, в школе рабби Эльазара из Вормса7, и поэтому их не следует рассматривать как полностью независящие друг от друга источники, восходящие к двум разным традициям. Будь это так, они обладали бы большей достоверностью. Однако, поскольку оба документа вышли из школы рабби Эльазара из Вормса, можно предположить, что они дополняют друг друга.

В обоих источниках наличествуют пять пунктов, относящихся к нашей теме:

А. Семья Калонимидов переселилась из Лукки в Майнц.

Б. Время переезда – 849 год после разрушения Храма, т. е. 917 год н.э.8

В. Семья была привезена «королем Карлой». По всей видимости, речь идет о Карле Великом, поскольку имя его дано в голом виде, без прозваний.

Г. Вместе с семьей Калонимидов приехали и другие евреи («выдающиеся люди»).

Д. Рабби Моше, глава переселенцев9, является автором пасхального пийута «Эймат нораотеха».

Пункты Б., В. и Д. противоречат друг другу. В 917 году в Германии правил император Конрад (Conrad) I, а не король по имени Карл. Пожалуй, можно было бы обойти это противоречие, предположив, что «Карл» – общее прозвание для всех императоров Каролингской династии. Однако Конрад никогда не правил в Италии10. Это значит, что он не мог привезти семью Калонимидов из Лукки.

В одном из своих пийутов рабби Моше бен рабби Калонимус обозначил время его написания словами: «более девятисот лет» после разрушения Храма, что указывает на конец 10 века, а не на его начало, или даже на начало 11 века!

Но есть еще один, третий источник, также непосредственно связанный с переездом семьи Калонимидов, который, в отличие от двух предыдущих, до сих пор нигде подробно не обсуждался. Исследователи к нему почти не обращались. И это – невзирая на то, что в нем содержится несколько важных для разрешения нашей проблемы сведений. Источник сохранился в двух рукописях: Парижской 646 и Гинцбург 11911.

В былые времена, когда доходили [в молитве] до [слов] «Славное Имя Твое», кантор вставал и сразу же начинал «Да будет восхваляемо Имя Твое». А когда прибыл гаон раббана Моше из Лукки, сын раббену Калонимуса, в дни короля Карлы в город Магенцу, то учил общину произносить с этого места [текст «Песни на море» (см. Исх 14-15, Авд 1, Зах 14)] до [слов] «И Имя Его едино», потому что был он великим [мудрецом] своего поколения и ничего не было от него скрыто. Это и есть раббана Моше Старый, который написал пийут «Эймат нораотеха»…

Этот источник также происходит из школы рабби Эльазара из Вормса, поэтому то, что в нем говорится, как и в двух других приведенных источниках, о прибытии рабби Моше «в дни короля Карлы» и о том, что король сам привез его, не имеет принципиального значения. С другой стороны, приезд рабби Моше упоминается здесь в связи с нововведением, сделанным им. Из еще одного источника мы узнаем, что изменение, введенное рабби Моше в ежедневную литургию, соответствует древнему обычаю итальянских евреев. В Махзоре Витри объясняется:

[Вот] ответ, который дала община Рима по поводу «Песни на море», т. е. [отрывка, начинающегося словами] «И спас…» (Исх 14:30-15:19): «Знайте, что [произносить] “Песнь на море” было нашим обычаем, обычаем всей общины Рима, и обычаем всех близлежащих общин, и обычаем всех испанских общин со дня изгнания [из] Иерусалима и доныне – произносить ее в течение всего года, кроме только Девятого ава, потому что [в этот день] ее не произносят из-за скорби. И также в доме скорби [по умершему] не произносят ее все семь дней. А обычай отцов наших – он [как] Тора…12

Все это подтверждает предположение, что прибытие рабби Моше из Италии в Майнц –реальный исторический факт. То, что рабби Моше мог изменить обычай еврейской общины Майнца, означает, что он приехал, уже будучи известным в еврейском мире ученым и, соответственно, немолодым человеком. Он прибывает в общину с установившимся порядком молитв, хотя Майнц в это время еще не был известен как центр изучения Торы, иначе его нововведение столкнулось бы с сопротивлением, поскольку германские евреи – и особенно община Майнца – по свидетельству многочисленных источников, были чрезвычайно привержены обычаям отцов. Исходя из этого последнего соображения, трудно согласиться с теми, кто предлагает отнести переезд Калонимидов в Майнц к значительно более позднему периоду времени.

Все эти три документа имеют общее происхождение. Мы до сих пор не нашли ни одного источника, не связанного со школой германских хасидов, где упоминался бы переезд семьи Калонимидов и участие в нем короля «Карлы». Кроме того, два первых источника являются полемическими, призванными подчеркнуть важность тайного учения германских хасидов, передававшегося из поколения в поколение13. Поэтому искать историческое «зерно», лежащее в основе предания, следует с удвоенной осторожностью.

С другой стороны, рабби Эльазар из Вормса располагал чрезвычайно важными и достоверными источниками по ранней истории германского еврейства и его первых мудрецов. Те источники, которые были опубликованы в последнее время, а также еще не опубликованные материалы, особенно восходящие к книге Деяние Макири, подтверждают этот факт. Это согласуется с тем, что нам известно о глубокой связи творчества германских хасидов с учением еврейских авторов в Центральной Европе, живших до 4856 (1096) года, об их приверженности обычаям и традициям, которые ревностно охранялись14. Однако часть этих традиций претерпела различные изменения в более позднее время, и нам теперь трудно вычленить скрытое в них историческое зерно, дабы установить, какую именно традицию воспринял рабби Эльазар из Вормса. Противоречия между двумя источниками в описании родословной и еще бoльшие расхождения между обоими этими источниками и третьим, несмотря на то, что он также происходит из школы рабби Эльазара (см. ниже, где речь идет о семье Калонимидов) и описывает передачу традиции, безусловно, вынуждают нас к особой осторожности. Поэтому возрастает важность других источников, проливающих свет на обстоятельства переезда семьи Калонимидов в Германию, и таким образом косвенно связанных с нашей темой. Некоторые из них уже были в распоряжении первых ученых и рассматриваются в их работах. Другие – в основном, из каирской Генизы – были опубликованы позже. Их обсуждению и посвящена данная статья.

Б. Родословная семьи Калонимидов

Прояснение родословной семьи Калонимидов очень важно для датировки их переезда и для определения роли этой семьи в руководстве еврейскими общинами Германии и превращении Майнца в центр изучения Торы. Ключевая задача здесь – определить, насколько достоверны сведения некоторых ученых о семье Калонимидов, и установить место проживания различных представителей этой семьи.

Между родословной, приводимой в респонсе Мааршала, и той, которую мы находим у рабби Эльазара из Вормса, существует много расхождений. Интересную попытку примирить эти два источника сделал Ш.-Й. Раппопорт. Его основное предположение состоит в том, что список Мааршала относится к началу генеалогического древа и в нем перечислены близкие и дальние предки рабби Моше I, который переселился из Лукки в Майнц и которого ошибочно сочли автором пийута «Эймат нораотеха», тогда как список рабби Эльазара из Вормса относится к заключительной, поздней части генеалогического древа семьи. В этом последнем списке якобы перечисляются предки рабби Моше III, автора пийутов. Для того, чтобы все сошлось, Раппопорту приходится исправлять текст первоисточника. Он предлагает вычеркнуть из списка рабби Эльазара имя «Йеуда», утверждая, что это имя отца самого рабби Эльазара, попавшее в список по ошибке. С этим мнением согласны почти все ученые, в том числе Цунц, который отказался даже от им самим ранее предложенного варианта генеалогического древа и добавил предположительные даты смерти всех перечисленных мудрецов:

Такое древо семьи приводится во многих исследованиях и энциклопедиях. Удивительно, что до сих пор сохраняются те же даты, которые в свое время предложил Цунц, хотя теперь стали известны источники, заставляющие пересмотреть некоторые из его утверждений15. Не следует забывать, что все это – не более чем предположения, пусть даже широко признанные предположения. Особенно уязвимыми их делает тот факт, что они опираются на измененный исследователем текст. Два компонента этого генеалогического древа находят надежное подтверждение в источниках: (а) линия Итиэль – Моше – Мешулам из Майнца; (б) линия Калонимус I – Моше II – Калонимус II – Мешулам III Великий – Калонимус III16. Остальное по-прежнему остается сомнительным, особенно начало списка, полностью базирующееся на единственном источнике, респонсе Мааршала, – документе, частично противоречащем данным рабби Эльазара из Вормса и частично недостаточно ясном17.

При всем уважении к принципу, требующему по мере возможности полагаться на первоисточники, в нашем случае это весьма затруднительно. В обеих частях списка Мааршала имеются искажения, как в передаче родословной, так и в передаче дат18. По-видимому, Мааршал и сам ощущал это, почему и предварил свой список словами: «О родословии нет у меня верного предания… Но перепишу тебе, что я нашел переписанным…» и закончил так: «это перенял я [по традиции], а ты, кто мудр, обрети знание».

Хотя оба описания ведут свое происхождение из школы рабби Эльазара из Вормса, мы не знаем, какие изменения они претерпели впоследствии, и не можем полагаться на точность их передачи. В особенности это так потому, что в нашем распоряжении имеется еще один список, который, по свидетельству самого переписчика, также происходит из школы рабби Эльазара. Этот список сильно отличается от предыдущих19.

Калонимиды, как и другие германские евреи того времени, строго соблюдали так называемый обычай наречения имен, в соответствии с которым один из сыновей получал имя деда. Поэтому некоторые имена повторяются из поколения в поколение на протяжении столетий. Отсюда – многие ошибки летописцев и переписчиков20.

Мне кажется, прав был Ландесхут (хотя он и не приводит аргументов в поддержку своего мнения), утверждавший: «И великий знаток Раппопорт, и ученый Цунц приложили немало усилий, чтобы примирить традицию Рокеаха, описанную в Плавильне мудрости… с традицией Мааршала… но это им не удалось» (Столпы служения, там же, с. 257).

На основании источников, которыми мы располагаем в настоящее время, можно было бы продолжить список, добавив (особенно в конце) имена еще нескольких мудрецов, однако это не предусмотрено темой настоящего обсуждения.

Самой важной проблемой в этом отношении является идентификация сына и внука рабби Моше Переселенца – рабби Калонимуса и рабби Мешулама Великого, а также установление места их проживания. Являются ли они теми двумя знаменитыми галахистами, в сущности, первыми творцами раввинистической литературы в Европе, десятки респонсов которых дошли до нас21? От ответа на этот вопрос зависит наше суждение о том, сколь велико было влияние семьи Калонимидов на изучение Торы в Майнце, а также датировка их переезда. В предании о переезде упоминается и рабби Калонимус. Сообщается, что он переехал из Лукки в Майнц вместе со своим отцом, рабби Моше. На этом предании основано предположение о том, что рабби Калонимус и его сын рабби Мешулам жили и действовали в Майнце. Такое предположение подтверждается еще несколькими источниками:

А. В «Повести о рабби Амноне из Магенцы» сообщается от имени Эфраима из Бонна: «На третий день после своего очищения [т.е., смерти] явился рабби Амнон в ночных видениях раббане Калонимусу, сыну раббаны Мешулама, сыну раббаны Калонимуса, сыну раббаны Моше, сыну раббаны Калонимуса» (Распространенный свет (ивр.), ч. 2, с. 125). Из списка ясно, что речь идет о рабби Калонимусе, сыне рабби Мешулама, внуке упомянутого рабби Моше. Эфраим из Бонна, живший примерно через 150 лет после описываемых им в этой повести событий, опирался на многочисленные древние предания. Поэтому нет причин сомневаться в достоверности приведенной им родословной. Из документа следует, что рабби Калонимус жил в Майнце, ибо маловероятно, чтобы рабби Эфраим описывал явление рабби Амнона незнакомому мудрецу из другого города22.

Б. В одном из респонсов рабби Мешулама, сына рабби Калонимуса, читаем:

Мешулам бен Калонимус, рабби Шимону бар Йицхаку, дорогому, любимому и желанному в моих глазах. Услышь слова приветствия от меня, ибо я обитаю в котле цалкони, и Он по великой милости Своей даст нам облегчение в горести и отведет бедствие от нас, и от братьев наших, и от сынов общины нашей… (Респонсы древних гаонов (ивр.), § 61).

По всей видимости, адресатом является рабби Шимон Великий, сын рабби Йицхака из Майнца. Нам неизвестно о существовании другого мудреца с таким именем во времена рабби Мешулама. Обращение рабби Мешулама свидетельствует о близком личном знакомстве и, вероятно, даже об отношениях ученика и учителя23.

В. Рабби Моше бен рабби Итиэль, один из лидеров общины в Майнце, член семьи Калонимидов (первая треть 11 века), был учеником рабби Мешулама:

Так сказал толкующий слова учителя своего, который сказал от имени раббену Моше, сына рабби Итиэля, который слышал от раббаны Мешулама Великого, а рабби Мешулам от рабби Шломо Вавилонского24.

Г. Возможно, обнаруженный в Майнце надгробный памятник был поставлен рабби Мешуламу. На камне надпись: «Здесь похоронен раббана Мешулам, сын раббаны рабби Калонимуса, да приобщится душа его к сонму вечно живых». По мнению некоторых исследователей, речь идет о нашем рабби Мешуламе, внуке рабби Моше. Об этом же, видимо, свидетельствует и еще одно обстоятельство: почетные титулы «раббана» и «рабби», которые мы находим в надписи на памятнике, относятся к рабби Калонимусу, сыну рабби Моше, и его сыну рабби Мешуламу. В те времена в германских землях такие титулы употреблялись весьма редко. Так называли лишь великих мудрецов. Нам известно несколько десятков надгробий того периода, но титул «раббана» встречается только на трех из них (помимо упомянутого), – это надгробия наиболее выдающихся мудрецов 11 века25.

Очевидно, что три последних довода не дают возможности сделать никаких окончательных выводов. Возможно, рабби Шимон бен рабби Йицхак и рабби Моше бен рабби Итиэль уехали в Италию и учились там у рабби Мешулама. Тесные торговые связи между этими двумя странами весьма облегчали путешествия мудрецов. Мы располагаем сведениями о других галахистах германских земель, ездивших в те времена из Германии в Италию. Вопрос рабби Шимона является также доводом в пользу противоположного (см. прим. 46 ниже). Что касается надписи на надгробном памятнике, то, возможно, речь в ней идет о Калонимидах, живших позднее, а почетные титулы могли быть добавлены в виду высокого положения семьи. Благословение умерших «да приобщится душа его к сонму вечно живых», которое, по-видимому, еще не употреблялось в обсуждаемый период26, подтверждает это предположение.

На другой чаше весов лежат несколько источников, из которых следует, что рабби Мешулам жил и действовал в Лукке. Некоторые из этих свидетельств трудно опровергнуть:

А. В начале собрания респонсов Шриры Гаона и Ая Гаона рабби Мешуламу читаем: «Вопросы от рава Мешулама, сына рава Анколинимуса (!), из города Лукка, что в стране Франга, к учителю нашему Шрире Гаону и Аю, отцу, благословенной памяти»27.

Б. Автор Украшения писцовКнига Иттур софрим, ивр., рабби Йицхака берабби Абба Маре из Марселя, посвященная галахическим вопросам в области гражданской жизни, финансов, оформления супружеских отношений и др. Прим. науч. ред. пишет о рабби Мешуламе как о жителе Лукки: «Убедителен довод раббену Мешулама, сына рабби Калонимуса из Лукки, который ответил [в своем респонсе на галахический вопрос] суду, что в Арледи» («Об общем», ч.1, 15а). Можно, правда, с известной натяжкой утверждать, что слова «из Лукки» относятся только к отцу, рабби Калонимусу, одному из переселенцев из Лукки в Германию. Упоминание места жительства мудреца не указывает на его постоянное проживание там. Часто присоединение названия местности к имени говорит как раз о том, что человек покинул указанную местность; его происхождение ложится в основу его опознавательной клички в устах жителей мест, куда он переехал28. Но когда ученые из других городов присоединяют к его имени название местности, следует предположить, что он именно там и живет. Трудно представить себе, что вавилонские гаоны (в вышеприведенном источнике) или мудрецы Прованса отметили бы место происхождения рабби Мешулама (а к тому же и его отца!), если бы он в то время постоянно жил в Майнце. Кроме того, рабби Калонимус переехал вместе со своим отцом, еще будучи молодым человеком, до рождения его сына Мешулама. Иначе пришлось бы предположить, что в известных нам преданиях о переезде в списке переселенцев пропущено имя рабби Мешулама Великого, пожалуй, наиболее выдающегося мудреца своего времени. Какой смысл упоминать происхождение отца рабби Мешулама, если этот отец покинул родной город еще неженатым юнцом?29 Утверждение некоторых исследователей о том, что речь идет о происхождении отца (да еще в двух разных респонсах!), кажется нам неправдоподобным.

В. В некоторых рукописях рабби Мешулам назван «жителем Рима». Рабби Авраам ибн Эзра также ссылается (в своем комментарии к Левит 23, 11) на мнение «мудреца в Риме», ответствовавшего караимам, – это мнение рабби Мешулама бен рабби Калонимуса, высказанное им в полемике с караимами30. Возможно, отсюда следует сделать вывод, что рабби Мешулам жил некоторое время также в Риме (на это указывает Цунц, там же); но, может быть, «Рим» здесь подразумевает территорию Италии в целом. Таким образом, рабби Мешулам был «жителем Италии».

Г. В нашем распоряжении три источника, свидетельствующие о том, что рабби Мешулам учился у рабби Шломо Вавилонского из Италии, автора пийутов:

1. «Передают, что рабби Шломо Вавилонский целый год работал над пийутом “Ор йеша” («Свет спасения», ивр.)… А раббену Мешулам был его учеником. Он сказал ему: “Я хочу к завтрашнему дню написать такой же”, и сделал так, и хвалил его [рабби Шломо]»31.

2. Текст упомянутого выше источника, в котором говорится о том, что рабби Моше бен рабби Итиэль учился у рабби Мешулама.

3. Вторая версия передачи традиции школы рабби Эльазара из Вормса, опубликованная Гроссом (прим. 19, см. выше).

Д. Письмо рабби Мешуламу из Константинополя по поводу караимов, опубликованное недавно Шайбером, становится понятным на фоне связей Лукка – Южная Италия – Византия. Труднее отстоять предположение, что вопросы посылались из Константинополя в Германию, хотя и такую возможность нельзя полностью отрицать. Еврейские купцы из Германии бывали в Константинополе. Они могли перевозить письма и передавать сведения о галахических традициях32.

На таких противоречивых источниках основаны выводы исследователей, пытавшихся установить место жительства рабби Калонимуса и его сына рабби Мешулама. Как уже отмечалось, исследователи не располагали всеми упомянутыми источниками. Некоторые считали, что отец и сын жили в Италии, другие отдавали предпочтение Майнцу. Сегодня принято считать, что они родились в Италии и переехали в Майнц, с которым связана их наиболее значимая деятельность33. Но и это предположение, призванное примирить разноречивые первоисточники, не выдерживает проверки (см. ниже). Интересное мнение высказал Мюллер (там же). Он полагает, что рабби Мешулам жил долгое время на юге Франции, в Провансе, куда он перебрался уже после своего переезда в Майнц. Мюллер опирается в основном на обращения в письмах, адресованных рабби Калонимусу и рабби Мешуламу из Арля и Нарбонны. Эти пространные обращения свидетельствуют о личном знакомстве. По мнению Мюллера, обращение с галахическими вопросами к мудрецу без личного знакомства с ним становится обычным только с 12 века. Мюллер ссылается также на исторические реалии, которые упоминаются в вопросах, обращенных к этим мудрецам, – реалии, подобные тем, что мы находим в вопросах, обращенных к раббену Гершому, Светочу изгнания, – и на полемику рабби Мешулама с караимами. Мюллер полагает, что присутствие караимов в Провансе более вероятно, чем их присутствие в Германии. Он даже выдвигает предположение, что рабби Калонимус и рабби Мешулам вообще не жили постоянно в каком-либо определенном месте. Раппопорт (там же) тоже стремился доказать, что рабби Мешулам жил в Италии, а не в Майнце, на основании вопросов, которые посылались ему из Прованса. Он не верит в возможность существования какой-либо связи между Провансом и Германией в рассматриваемый период.

Однако все это ничего не доказывает. Связи между различными частями еврейской диаспоры в 10–11 веках были более тесными, чем полагали исследователи в начале 20 века. Еврейские купцы из Германии, без сомнения, много ездили по странам Южной Европы34. Они могли рассказывать о рабби Калонимусе и рабби Мешуламе, самых выдающихся еврейских мудрецах в Европе 10 века. Предположение Мюллера о том, что в рассматриваемый период галахические вопросы не задавались без личного знакомства, также необосновано35.

Полемика рабби Мешулама с караимами не содержит свидетельства о личных контактах. Выражение «ответил отступникам» можно понимать и как «ответил на вопрос об отступниках». По-видимому, все эти аргументы и контраргументы были отправлены в Константинополь (см. ниже). Исторические реалии, присутствующие в послании, действительно подобны тем, что упоминаются в респонсах центрально-европейских мудрецов начала 11 века, но, безусловно, вопросы из Германии, Франции и Северной Италии могли быть посланы и в Лукку.

Другое интересное суждение принадлежит Эппенштейну36. До него подобное предположение выдвинул Раппопорт (Первенки времен, там же). Оно приводится и у Ландесхута. Это мнение чрезвычайно важно для нашего исследования, поскольку в те времена было несколько мудрецов с одинаковыми именами (отцов и сыновей). Два знаменитых автора респонсов жили в Италии. Двое других, потомки рабби Моше Переселенца, жили в Германии. Действительно, это объяснило бы расхождения между источниками. Может быть, речь идет о двух различных ветвях одной семьи. Кроме того, как уже упоминалось, в этой семье часто повторяются одни и те же имена.

Это предположение показалось сомнительным сразу же, как только оно было выдвинуто, и мне кажется, что найти ему убедительное подтверждение сегодня будет еще труднее.

А. В респонсе Мааршала сказано: «и все эти святые благочестивые люди произошли от рабби Мешулама Великого», внука рабби Моше Старого. Если верно предположение Эпштейна и его предшественников, то зачем подчеркивать происхождение от рабби Мешулама и приводить титул «Великий», если речь идет о неизвестном мудреце, учение которого не сохранилось?!37 Также нельзя согласиться с тем, что знаменитый галахист, автор респонсов – одно лицо, а автор пийута, живший в Майнце – другое и что последний был прозван «Великим» за свои пийуты, в которых содержатся элементы тайного учения38. Из респонса раббену Гершома, Светоча изгнания, очевидно, что автор пийутов был также и галахистом и сыном рабби Калонимуса, автора респонсов: «И учитель наш Калонимус, да будет память праведника благословением, бывший великим мудрецом и автором пийутов…и рабби Мешулам, его сын, о котором нам известно, что он великим мудрецом был и автором пийута ко Дню очищения…»39.

Б. В своем письме к «братьям нашим, Израилю, живущим в земле константиновой», опубликованном недавно Шайбером (там же), рабби Мешулам (тот самый «мудрец римский», которого упоминает Авраам ибн Эзра, см. выше) перечисляет четыре поколения своих предков: «Примите благословения и пожелание здоровья от Мешулама, раба Его, сына рабыни Его, потомка (= сына) Калонимуса, внука Моше, сына Калонимуса». Это перечисление полностью совпадает с тем, что приводится в родословной рабби Калонимуса бен рабби Мешулама в «Повести о рабби Амноне из Магенцы» (см. выше). Трудно представить себе столь полное совпадение родословных двух различных семей в четырех поколениях, в один и тот же период времени. Более того, ясно, что перечисление доводится до деда рабби Мешулама, рабби Моше Переселенца, по причине высокого статуса и авторитета последнего. Если галахист, отвечающий на вопрос, присланный ему из Константинополя, не является потомком этого великого мудреца, то какой смысл ему упоминать своего деда (а такие упоминания чрезвычайно редки), вместо того чтобы просто привести имя отца?40 Тут нам приходится признать, что его дед, рабби Моше, был знаменит своей деятельностью и ученостью.

Также трудно согласиться с предположением, принятым многими исследователями, что рабби Мешулам родился в Лукке и начал свою деятельность там, а затем переехал в Майнц. Вопросы, посланные рабби Мешуламу в Лукку из Прованса, безусловно, были написаны после того, как он стал известным галахическим авторитетом, а не в годы его молодости. Респонс Шриры и Ая был послан в Лукку после 985 года, когда рабби Мешулам был уже в преклонном возрасте (см. ниже, где рассматривается время переезда). Тем более трудно принять другое предположение Раппопорта (там же) о том, что дед, рабби Моше, оставил своего внука, рабби Мешулама, в Лукке, а сам отправился в Майнц. Около 1000 года рабби Мешулам был еще жив (см. ниже). Это очевидно невозможно согласно подсчетам самого Раппопорта, полагавшего, что переезд Калонимидов в Германию имел место в 809 году от разрушения Храма (876–877 н.э.).

Но и сейчас однозначный вывод сделать трудно. Однако на основании всей совокупности источников наиболее вероятной представляется следующая картина: семья Калонимидов переехала в Германию до рождения рабби Мешулама. Среди переселенцев был и его отец, рабби Калонимус. Мы не располагаем сведениями о том, где протекала деятельность последнего. Быть может, он оставался вместе со своим отцом в Майнце и его сын рабби Мешулам родился там, а может быть, по какой-то причине вернулся в Лукку. В любом случае, сын, рабби Мешулам, уже в молодости жил в Италии. В Риме он учился у автора пийутов, рабби Шломо Вавилонского41. Возможно, рабби Мешулам вернулся в Италию именно для того, чтобы начать эти занятия, и впоследствии продолжал преподавать Тору в Риме (как «мудрец римский» – т.е., будучи признанным ученым), а также в Лукке, где жила семья его отца и где он провел, по-видимому, бoльшую часть своей жизни42.

Лукка и Майнц находились тогда во владении одного и того же правителя43 и были важными торговыми центрами. Из южных городов Италии, из городов на Адриатическом и Тиранском побережье шли торговые пути в Рим и далее на север, к Лукке, которая была важным перевалочным пунктом на пути к южным предгорьям Альп. Таким образом, Лукка в тот период лежала на путях, ведущих в Италию, Францию и Германию.

Эти торговые связи в большой мере облегчали перемещения еврейских мудрецов между итальянским и германским центрами44, особенно если сами эти мудрецы занимались торговлей. Неудивительно, таким образом, что рабби Мешулам бывал и в Майнце, где жила большая часть его семьи и где поселился его сын Калонимус. Возможно также, что он оставался там в течение какого-то времени. Живя там, он, конечно, преподавал Тору. Среди его учеников были рабби Шимон бен Абун и рабби Моше бен рабби Итиэль. Возможно, что они учились у него и в Италии. Не исключено также, хотя и сомнительно, что в конце жизни он переселился в Майнц, где и скончался.

По-видимому, воспоминания о его разъездах, а также о его преподавании Торы в различных городах, легли в основу предания, опубликованного Брюллем:

Рассказ об учителе нашем Калонимусе, отце учителя нашего Мешулама Великого, который видел во сне, что удалится его сын от него… Его встретили торговцы, когда он шел по рынку, и приметили его, и взяли его, и увезли его с собой в свое царство… Эти торговцы пришли к принцу из Вавилона и сказали: «Хочешь купить еврея, чтобы прислуживал тебе?» Он ответил им: «Да»… Когда он проговорил один раз эту галаху, тот спросил его: «Как зовут твоего отца и твоего деда?» А он ответил ему, что имя его отца – раббену Калонимус, сын учителя нашего Моше Малка (Царя!), который сочинил “Эймат нораотеха”… Принц дал ему одного из своих рабов, который пошел с ним, и он отправился в путь, и пришел в Магенцу, и там взял в жены сестру своей родственницы и породил от нее сына, имя которого раббену Тодрос. А раббену Мешулам вернулся к своему отцу и умер там. А рабби Тодрос, его сын, стал главой йешивы в Магенце45.

Несмотря на то, что перед нами всего лишь предание, следует обратить внимание на некоторые содержащиеся в нем моменты: рабби Мешулам покидает родной город, члены его семьи проживают в Майнце еще до его приезда туда, его потомки остаются в Майнце, где вносят большой вклад в распространение знания Торы. Все это, конечно, не может служить историческим доказательством, но, возможно, в некоторых из этих элементов есть зерно исторической правды.

В любом случае, мне кажется, один чрезвычайно важный факт можно с высокой степенью вероятности считать установленным: бoльшую часть своей жизни рабби Мешулам жил и работал в Италии, а не в Германии. Современная наука, безоговорочно полагающая его германским мудрецом, не имеет на то никаких оснований. Хотя такое представление и не противоречит традиционной версии о переезде семьи Калонимидов в Германию, оно не согласуется с идеей о том, что благодаря йешиве рабби Мешулама в Майнце этот город превратился в центр изучения Торы для различных общин Европы уже во второй половине 10 века. Галахические вопросы из Нарбонны, Арля и самого Майнца посылались рабби Мешуламу в Лукку или Рим46. Северная Италия была в это время центром Торы для еврейских общин Италии, Франции и Германии.

В. Автор пийута «Эймат нораотеха»

Установление авторства пийута «Эймат нораотеха» крайне важно для определения времени переезда семьи Калонимидов в Германию. Во всех упомянутых источниках автором назван рабби Моше Переселенец. Мы не находим ни одного источника, который однозначно приписывал бы этот пийут другому автору. Действительно, акростих в четвертой строфе47 прочитывается «Моше сын рабби Калонимуса» («Моше берабби Калонимус»).

Тем не менее, его авторство тоже оспаривается. Против приписывания ему авторства пийута имеются два серьезных возражения. По мнению Раппопорта, Цунца и Ландесхута, автором этого пийута является Моше бен Калонимус, праправнук рабби Моше Переселенца, живший в Майнце около 1020 года (это третий Моше в приведенном выше генеалогическом древе). Раппопорт основывает свое утверждение на том, что акростих в одном из стихов (см. с. 197 в изд. Абермана) прочитывается как «Хананель Калонимус». Раппопорту пришлось приложить немало усилий, чтобы расшифровать этот акростих так: «Хананель, сын рабби Калонимуса». Таким образом, Раппопорт считает Хананеля соавтором пийута, наряду с рабби Моше. Поскольку имя Хананель появляется в списке Мааршала лишь в конце (в соответствии с описанием Раппопорта, это сын рабби Моше III), ученый предположил, исходя из частоты появления одинаковых имен в семье Калонимидов, что у этого рабби Моше был также брат по имени Хананель и что именно этот брат написал упомянутый пийут: «Отныне мы считаем возможным полагать, что у рабби Калонимуса, правнука рабби Моше, было двое сыновей, имя одного – рабби Хананель, в честь того Хананеля, которому его отец приходился внучатым племянником, т.е. в честь брата отца его отца, а имя другого – рабби Моше, в честь прадеда упомянутого рабби Калонимуса. Этого прадеда звали рабби Моше Старый. Эти два брата написали пийуты к последнему дню Песаха, и их имена запечатлены в акростихе» (там же, с. 220).

Приведенные аргументы трудно считать убедительными. Как уже указывалось, в них ученый совершает насилие над текстом, утверждая, что этот акростих также зашифровывает сокращение слов «сын рабби» между именами «Хананель» и «Калонимус». Но даже если бы он был действительно прав, почему не предположить, что член семьи Калонимидов по имени Хананель принадлежал к более раннему поколению? Ведь имена членов семьи часто повторяются. Если Хананель мог быть братом рабби Моше III, то он мог с не меньшей вероятностью быть и братом Моше I. Возникающие трудности и способы их разрешения одинаковы, если полагать, что речь идет о Моше I, или если считать, что имеется в виду Моше III. Более приемлемое мнение высказал Цунц (там же, с. 107), который считает, что упомянутые Хананель и Калонимус – сыновья автора, рабби Моше (в списке Мааршала это имена двух старших сыновей рабби Моше Переселенца). Указывать с помощью акростиха на имена сыновей автора было распространенным обычаем48.

Для нас важнее другое замечание Цунца (там же). В другом пийуте, где в акростихе зашифровано: «Моше, сын рабби Калономоса» (!), автор указал эпоху, в которую жил: «более девяти сотен» лет после разрушения Храма», т.е. конец 10 века н.э.. Отсюда следует, что рабби Моше I не мог быть автором этого пийута.

По-видимому, можно было бы оспорить и это утверждение. Пийуты вели динамичное существование и составляли в те времена неотъемлемую часть молитвы общины. Чтобы сделать содержание пийута более соответствующим своему времени, канторы обычно изменяли периоды или даты, отмеченные автором. Например, в пийуте, написанном Калиром, указана похожая дата, 900 лет после разрушения Храма49. Возможно, таким образом, что и в вышеуказанном пийуте первоначальная дата была иной. Однако мне кажется, что, учитывая обстоятельства, в которых был написан пийут «Эймат нораотеха», и сравнивая их с отраженными в пийуте реалиями, такое предположение принять достаточно трудно.

Прошел Ты пятьсот
В конце четырехсот50,
Дал удел народу Саваоф
Силой длани и ужасов.
Устал я от блевотины и плевков51
Более девятисот
Ждал я видеть разбиение оков,
Но нет ни знаков, ни снов.

(Изд. Аберман, с. 193)

Сумма двух первых упомянутых чисел составляет 900. Это наводит на мысль, что автор выбрал эти числа намеренно, чтобы получилось нечто вроде двойной игры слов. Такова, по всей видимости, причина выбора выражения «в конце четырехсот» и общего указания времени – «более девятисот», без более точного определения52. Учитывая все это, сложно утверждать, что в оригинале стояло «более восьмисот», т. е. дата, соответствующая времени жизни рабби Моше I.

Ландесхут выдвинул другое предположение: раббену Гершом, Светоч изгнания, обосновывая свое разрешение произносить пийуты как часть молитвы из «18 благословений», ссылался на то, что было принято у Йанная, Калира, рабби Калонимуса и его сына рабби Мешулама. Если рабби Моше I, отец рабби Калонимуса, действительно является автором пийута «Эймат нораотеха», то почему раббену Гершом о нем не упомянул? Почему он предпочел сослаться на обычай его сына и внука?

Похоже, что к тем же выводам нас подталкивает и еще один источник.

Во втором описании передачи традиции, также приводимом от имени рабби Эльазара из Вормса, говорится:

...переписано в городе Регенспурк, в доме рава учителя нашего Йеуды, сына рабби Моше, сына сына рабби Эфраима, который нашел [этот текст] в доме учения рава учителя нашего Эльазара из Вирмайзы… и передавали ее тайны и объяснения один другому… пока не дошло до родственников рабби Йеуды Хасида, великого в мудрости, и он принял [учение по традиции] от своего отца, учителя нашего Шмуэля Пророка и Святого, а он принял от своего отца, учителя нашего Калонимуса Старого, а он принял от своего отца, учителя нашего Йицхака, а он принял от своего отца, раббену Эльазара Великого, а он принял от (своего отца), учителя нашего Йеуды Коэна, который написал книгу законов, а он принял от учителя нашего Шимона Великого, а он принял от своего деда, рабби Абуна Великого, а тот принял от учителя нашего Йеуды, а тот принял от учителя нашего Мешулама, а тот принял от учителя нашего Эльазара, а тот принял от учителя нашего Моше Гаона, а тот принял от рабби Тодроса, а тот принял от учителя нашего Калонимуса, своего отца, а тот принял от учителя нашего Мешулама Великого, который принял от учителя нашего Шломо Вавилонского53.

Подобные родословные списки не могут служить достоверным историческим источником. В них имеются пропуски, а иногда и неточности. С другой стороны, такое существенное искажение, как в этом списке, встречается нечасто. Особенно, если сравнить его с другими списками, ведущими свое происхождение из школы рабби Эльазара из Вормса. Сначала – до упоминания рабби Абуна Великого, современника рабби Мешулама бен рабби Калонимуса, – составитель списка приводит достоверные сведения, которые подтверждаются другими источниками, а затем вновь называет имена семерых мудрецов, которые жили после рабби Абуна. Этот второй список заканчивается именами рабби Мешулама Великого и рабби Шломо Вавилонского. Мне кажется, переписчик объединил два списка, в более раннем тексте помещавшиеся один рядом с другим. Первый список перечисляет потомков рабби Абуна: рабби Шимона бен Йицхака, рабби Элиэзера Великого и его сына рабби Калонимуса Старого. Во втором списке перечисляются потомки семьи Калонимидов: Калонимус, Тодрос, рабби Моше Гаон и т. д. Этот второй список начинается словами: «а он принял от учителя нашего Йеуды». Речь идет, по всей видимости, о рабби Йеуде бен рабби Калонимусе из Шпейры, упомянутом среди тех, кто получил привилегию от Генриха IV в 1090 году54, или о ком-то из его современников. Рабби Мешулам – это, по-видимому, рабби Мешулам бен рабби Моше, один из известных еврейских мудрецов Майнца, умерший в 4855 (1095) году. Кто такой рабби Эльазар, нам точно не известно, но, кажется, речь идет о знаменитом еврейском мудреце, жившем в Майнце во второй половине 11 века, о котором говорится в хронике рабби Шломо бен рабби Шимшона, как об одном из выдающихся членов этой общины55. Кажется, тот, кто передал ему учение по традиции, «рабби Моше Гаон», и есть рабби Моше – автор пийутов, живший в первой половине 11 века. Титул Гаона принадлежит в этом списке только ему. Мы не знаем о другом мудреце в Германии того периода, который носил бы этот титул. Возможно, здесь отразилось предание о том, что он написал «Эймат нораотеха». Рабби Калонимус жил в Майнце в начале 11 века56. Возможно, что и Тодрос тоже.

Помещение двух родословных списков рядом, бок о бок – не исключительное явление, оно отмечено и в другом источнике из школы рабби Эльазара57. Очевидно, что эти аргументы достаточно серьезны, чтобы поставить под сомнение авторство рабби Моше Старого, Переселенца. Мне кажется, однако, что приведенных доказательств недостаточно, чтобы исключить возможность того, что он был автором пийута «Эймат нораотеха». Следует продолжать придерживаться приведенных выше традиционных версий истории семьи.

А. Следует признать, что рабби Моше Переселенец жил по крайней мере на одно поколение позже, чем это принято считать. Его деятельность в Майнце относится ко второй четверти 10 века (см. ниже, где обсуждается переселение Калонимидов). В соответствии с этим, он мог написать в своем пийуте «почти девятьсот», желая сохранить сумму двух чисел – 500 и 400. Примерно два поколения спустя кантор приспособил пийут к потребностям своего времени и своей общины, исправив на «более девятисот». Возможно, однако, что пийут написан не рабби Моше Переселенцем, а одним из его потомков, которого также звали Моше бен Калонимус, и тогда мы не можем делать никаких выводов ни о пийуте, ни о времени жизни рабби Моше58.

Б. Раббену Гершом, Светоч изгнания, ссылается на известных и признанных галахистов, как однозначно следует из его слов (там же). Возможно, по этой причине он предпочел упомянуть рабби Калонимуса и рабби Мешулама. Он подчеркивает (там же) их «мудрость в галахе». Правда, из этого источника следует, как уже говорилось, что рабби Моше Переселенец тоже был галахистом. Тем не менее, рабби Калонимус и рабби Мешулам были во времена раббену Гершома широко известны как выдающиеся галахисты, что видно из респонсов, сохранившихся до наших дней.

Те, кто стремится отнести переезд семьи Калонимидов к более позднему периоду – ко времени правления императора Оттона II, – ссылаются на позицию Цунца, который считал, что пийут был написан примерно на сто лет позже. Мне кажется, однако, что аргументы Цунца здесь не помогут. Даже если мы примем мнение о том, что рабби Моше III является автором данного пийута, – а это, как мы помним, вызывает сомнение, – все-таки еще остается вероятным предположение Раппопорта, который считает, что в 13 веке их перепутали и приписали пийут рабби Моше I, на самом деле переселившемуся в Майнц примерно на четыре поколения ранее, как это следует из других источников59.

Г. Датировка переезда и «король Карла»

Датировка переезда и личность «короля Карлы» относятся к числу самых важных проблем, возникающих при исследовании нашей темы. По обоим этим вопросам выдвигаются самые различные и весьма далекие друг от друга предположения. Объединяет их лишь отношение к преданию о вывозе семьи Калонимидов из Италии в Майнц одним из германских императоров как к историческому факту. Гипотезы исследователей можно разделить на три группы:

А. Император Карл Великий перевез семью Калонимидов в конце 8 – начале 9 века. Такого мнения придерживались первые исследователи, в том числе Ш.Д. Луццато, Грец и Гюдеман60. Они считали, что приглашение семьи Калонимидов хорошо вписывается в общую политику Карла Великого, одним из важных направлений которой было развитие торговли в государстве61. В самом предании речь идет именно о нем, так как просто «король Карла», без прозваний – это, несомненно, Карл Великий. Однако с исторической точки зрения это абсолютно невозможно (см. ниже), и потому приходится отбросить эту гипотезу. Две другие гипотезы пока вполне приемлемы, и современные исследователи обычно выбирают одну из них.

Б. Переезд состоялся в 876–877 году или в течение последующих пяти лет. Император – Карл Лысый или Карл Толстый (см. ниже).

В. Семья Калонимидов переехала в 982 или 983 году с помощью императора Оттона II. Эта гипотеза выдвигалась различными исследователями еще в прошлом веке и поддерживается нашими современниками62. Она согласуется с тем, что сказано в хронике Титмара (Thietmar) из Мерзебурга (Merseburg) о еврее по имени Калонимус, который помог императору Оттону II спастись после поражения его армии в битве с мусульманами в Южной Италии в 982 году. Ученые полагают, что из благодарности за это спасение император перевез Калонимуса и его семью в Германию. Сообщение Титмара важно для нашего обсуждения:

(Оттон,) увидев издалека судно, называемое «Саландрия» (или: относящееся к виду «Саландрия»), поспешил к нему на коне еврея Калонимуса. Но отказались принять его на борт судна, и оно прошло мимо. Возвратясь на берег, он нашел этого еврея все еще стоящим и с беспокойством ожидающим, что случится с его любимым господином63.

Этот рассказ о спасении сохранился в одном единственном источнике. Однако нет основания сомневаться в его достоверности, поскольку никто не заподозрит церковнослужителя Титмара в том, что он придумал историю, описывающую благородный поступок еврея. Титмар был епископом Мерзебурга в 1009–1018 годах. Однако Оттон II никак не мог быть «королем Карлой». Факты биографии Оттона II после этого сражения и история семьи Калонимидов полностью исключают такую возможность.

В конце 980 года Оттон II отправился из Германии в свой итальянский поход. Он намеревался присоединить к своим владениям и южную часть полуострова. После успешной войны с византийцами, он проиграл сражение мусульманам. Сражение происходило, по-видимому, возле города Котроне (Cotrone) в Калабрии (Calabria). В этом сражении пало около 4.000 его воинов, среди них – члены самых выдающихся аристократических семей Германии. Оттону II, как мы знаем, удалось спастись, и с остатком своей армии он отступил к Салерно (Salerno), а оттуда – к Риму. В результате его поражения начались волнения в Италии. Оттон приложил все усилия, чтобы не дать мятежу разгореться и чтобы вновь добиться доверия своих подданых. В мае 983 года он собрал в Вероне (Verona) государственный совет, в котором участвовали представители германской и итальянской аристократии, и одновременно осадил Венецию в надежде захватить ее, однако завершить эту осаду не успел, так как заболел, был отвезен в Рим и там скончался64.

Трудно предположить, что в столь бурное время у него была возможность заниматься переселением семьи Калонимидов из Лукки в Майнц. В любом случае, из своего итальянского похода Оттон II не вернулся в Германию. Таким образом, нет никакой возможности считать его тем императором, который привез с собой из Италии семью Калонимидов и поселил ее в Германии65. Правда, Оттон мог отправить семью Калонимидов с кем-либо другим или пожаловать Калонимусу привилегию, однако о такой привилегии ни один источник не упоминает, это всего лишь гипотеза, несмотря на уверенность, которую в этой связи выказал Эльбоген66.

Из рассказа Титмара следует, что Калонимус был знаком с императором еще до сражения – о нем говорится как о человеке, любящем своего господина, императора. Вероятно, Калонимус состоял при дворе в Германии и участвовал в итальянском походе Оттона II. Возможно даже, что он был потомком итальянских Калонимидов, переселившихся в Германию.

По-видимому, отголосок событий, о которых повествует Титмар, сохранился в еврейском предании, опубликованном Брюллем67.

Очевидно, что в виду приведенных выше документов из школы рабби Эльазара невозможно отождествить «короля Карлу» с Оттоном II, потому что не только сам «Переселенец», но и его сын Калонимус и внук Мешулам действовали и прославились еще до коронации Оттона II. Историки, склоняющиеся к такой точке зрения, фактически отвергают саму суть предания, хотя их позиция не находит никакого подтверждения в источниках. Из рассказа Титмара следует лишь, что некий еврей оказал услугу Оттону II. Также и изменение установленной формы молитвы, введенное в Майнце рабби Моше Переселенцем, как сообщается в вышеприведенном отрывке, трудно отнести к концу 10 века68. В этот период в общине Майнца уже были признанные мудрецы, в том числе раббену Гершом, Светоч изгнания, рабби Шимон бен рабби Йицхак и, по-видимому, рабби Леонтин. Раббену Гершом упоминает рабби Леонтина, чрезвычайно высоко оценивая его деятельность: «потому что изумителен в своем поколении был он, и его постановлений не изменяют» (Респонсы Маарама (ивр.), Прага, § 264).

Гипотезу о том, что «король Карла» – это Карл Лысый, впервые выдвинул Раппопорт (там же), и ее приняли многие историки. По мнению Раппопорта, буква мем (имеющая числовое значение 40) была добавлена к дате, указанной Мааршалом по ошибке. Там следует читать «тав-тав-тет (т.е., 809) год после разрушения Храма», а не «тав-тав-мем-тет (849) год», т. е. 877 год н.э. Кажется, эта гипотеза лучше других согласуется со следующими тремя установленными фактами:

А. Карл Лысый был коронован императором Священной Римской империи в Италии в конце 875 года.

Б. Среди его приближенных были евреи, в том числе его личный врач Цидкияу. Возможно, что он пригласил в Германию знаменитого мудреца по их настоянию, чтобы поддержать их в попытке сохранить связь со своими корнями.

В. Карл Лысый заботился о развитии культуры в своем государстве.

Однако и эту точку зрения невозможно принять. Карл Лысый никогда не правил в Германии. В его юрисдикции находилась Франция (Западная Франкия). Германией тогда управлял Людовик Немецкий, двор которого находился в Майнце. Эти короли постоянно враждовали между собой. Сразу после коронации Карл Лысый вернулся в Галлию. Таким образом, он не мог «привезти с собой» в Майнц семью Калонимидов и, конечно, не стал бы уговаривать их переехать в столицу своего врага, чтобы поднять там уровень еврейской культуры69.

Отождествление короля «Карлы» с Карлом Толстым действительно не противоречит известным фактам. Карл Толстый был коронован в Италии в 981 году и правил в Германии70. Но и эта гипотеза требует исправления даты, обозначенной в тексте. Приходится также допустить, что Карла Толстого перепутали с Карлом Великим. Возникают и сложности с хронологией.

Следует, пожалуй, избрать другой путь. Все исследователи, независимо от выбранной ими интерпретации, единодушны в принятии третьего элемента предания, т.е. сообщения о том, что семья Калонимидов была привезена королем «Карлой» за счет даты, приводимой Мааршалом. Однако дата Мааршала, 849 год (т.е., 917 год н.э.), верна. Дошедшую до нас запись о том, что «Карла» привез в Майнц семью Калонимидов, не следует рассматривать как историческое доказательство. Налицо три обстоятельства, в соответствии с которыми следует предпочесть этому элементу датировку Мааршала: «некруглость» даты, приводимой Мааршалом; период, в который разворачивалась деятельность семьи Калонимидов, и распространение в Германии 13 века тенденции приписывать различные более поздние события эпохе Карла Великого для придания им бoльшей значимости.

Если бы Мааршал назвал какую-нибудь произвольную, примерную дату или если бы кто-то из его предшественников внес такую дату в список, которым воспользовался Мааршал, это была бы округленная цифра, например 850 (согласно еврейскому летоисчислению; т.е. с разницей всего на один год!), как мы наблюдаем в случае других известных нам ошибочных датировок71.

Дата, приводимая Маршалом, прекрасно согласуется с периодом деятельности семьи Калонимимидов. Из нескольких источников следует, что рабби Мешулам, внук рабби Моше, прожил до 1000 года н.э. или даже немного дольше. Это особенно очевидно из респонса Шриры Гаона и Ая Гаона. В начале списка респонсов говорится: «Вопросы от рава Мешулама… к раббену Шрире Гаону и Аю, Отцу, благословенной памяти», т.е. «Отцу суда» – председателю суда72. Понятно, таким образом, что рабби Мешулам направлял ему свои вопросы, когда Ай Гаон был председателем традиционного суда, т.е. между 985 и 1004 годами73. Другое свидетельство, из которого следует, что деятельность рабби Мешулама относится к концу 10 века и даже, возможно, к началу 11, – это свидетельство рабби Моше бен рабби Итиэля о том, что он слышал толкования Торы из уст самого рабби Мешулама74. Отец, т.е. рабби Итиэль, несомненно, дожил до 1028 года, а может быть, даже и до сороковых годов 11 века75. Поэтому трудно предположить, чтобы он родился раньше 960–965 года, а его сын, рабби Моше, соответственно, раньше 980–985 года. Рабби Моше должен был быть хотя бы подростком, чтобы слушать толкования рабби Мешулама, т.е. это могло быть в 995–1000 годах или даже позднее76.

Вместе с тем, вряд ли стоит полагать, что рабби Мешулам пережил гонения 1012 года в Майнце. К этому выводу пришли некоторые историки на основании его респонса рабби Шимону бен рабби Йицхаку, в котором он оплакивает бедствия, обрушившиеся на «членов нашей общины»77. Подобные выражения, описывающие страдания народа в изгнании, встречаются в его пийутах, а также в пийутах других авторов тех времен: Шломо Вавилонского, рабби Шимона бен рабби Йицхака, и др. Вряд ли мы имеем право делать в каждом таком случае вывод о конкретных событиях, пережитых автором. Более того, похожие выражения встречаются в письме рабби Мешулама в Константинополь: «Полегли в начале всех улиц, как буйвол в тенетах, распластывающие, как землю, спины, и как улицы для проходящих, пьющие остаток чаши ядовитой до дрожжей…» (См. Ис 51, 20-23; Шайбер, там же, с. 21). Там же мы находим еще целый ряд подобных выражений. Из этих слов можно сделать вывод о том, как рабби Мешулам чувствовал себя в изгнании и как он относился к страданию народа в изгнании, но нет необходимости связывать эти слова с какими-то определенными событиями. Даже если речь идет все-таки непременно о гонениях, то вполне возможно, что эти гонения имели место в ИталииНаши сведения о различных местных гонениях немногочисленны и случайны. В последнее время стало известно о двух таких случаях в Труа (Troyes) и Сансе (Sens). См. Респонсы тосафистов, изд. Агус, сс. 39–40. Эти гонения происходили в начале 11 века..

В соответствии с этим, предполагаемое время жизни рабби Мешулама – 930–1005 годы, его отца, рабби Калонимуса – 900–970 годы, и рабби Моше Переселенца – 870–940 годы. Как мы помним, рабби Моше Старый, по свидетельству источников, приехал в Майнц уже известным мудрецом, т.е., вероятно, не раньше, чем достиг возраста 40–50 лет, что подтверждается датой, приведенной у Мааршала. Более того, его сын, рабби Калонимус, упоминается в числе переселенцев у рабби Эльазара из Вормса.

Что же касается «короля Карлы», то этот элемент предания, не подтверждающийся историческими фактами, пришел из христианского окружения. В 13 веке в Германии было принято связывать различные более поздние события с именем Карла Великого. Это придавало им бoльшую значимость, так как период правления Карла – и в определенной степени весь период правления Каролингской династии – воспринимался как «славное время». «Легенда о Карле» существует и у других народов, прежде живших в пределах Каролингской империи. Она нашла свое отражение в хрониках и в эпической поэзии 78. Важное исследование о существовании этой легенды в среде европейских евреев проделал Грабойс (там же). Он полагает, что она распространилась среди евреев Прованса под влиянием их окружения. Но в Германии, по его мнению, «Легенда о Карле» возникла среди евреев значительно раньше. Он считает, что она была призвана объяснить начало истории возникновения йешив (там же, сс. 50–51). Его исследование о развитии легенды в Провансе представляет огромный интерес (этому посвящена основная часть его работы), однако с ним нельзя согласиться там, где речь идет о германских землях. «Легенда о Карле» не встречается, насколько мне известно, ни в одном произведении раввинистической литературы германских земель 11 века. Грабойс приводит две цитаты, пытаясь доказать свое утверждение о том, что «уже с 11 века раввинистическая литература в германских землях приписывает основание йешив в районе Рейна рабби Калонимусу Старому, выходцу из Италии» (там же, с. 50). Оба эти фрагмента он находит у Раши: «Раши упоминает такое предание: рабби Калонимус Старый, житель Рима, прибыл в Майнц и основал йешиву…» и ниже: «и я, малый, нашел подтверждение этому в респонсах великих раббену Элиэзера бен рабби Йеуды и раббаны Калонимуса Старого из Рима по прибытии его в германские земли» (там же, многоточие также поставил Грабойс).

Однако приписывать эти слова Раши ошибочно:

А. Вначале цитируется вариант текста с ошибкой, а слова «и я, малый…», принадлежат рабби Эльазару из Вормса, а не Раши 79.

Б. В обеих цитатах речь идет не о рабби Калонимусе, сыне рабби Моше Переселенца, а о Калонимусе, сыне рабби Шабтая, мудреце, пережившем гонения 4856 (1096) года, который переехал из Рима в Вормс между 1070 и 1075 годами. Он преподавал в вормсской йешиве и внес существенный вклад в развитие местного центра изучения Торы. Это было в последней трети 11 века. Многочисленные сведения о его деятельности содержатся, в основном, в книге Сыновья Махира 80. Грабойс приходит к неутешительному выводу: «Само собой разумеется, что эти сведения из респонса не имеют ценности достоверного исторического свидетельства» (там же). Приведенные выше слова Раши отражают известный и проверенный исторический факт, подтвержденный различными источниками, но не имеющий отношения к преданию о переезде семьи Калонимидов, которое приводится в источниках, ведущих свое происхождение из школы рабби Эльазара.

В еврейских источниках 12 века «Легенда о Карле» также отсутствует.

Она появляется в 13 веке – одновременно с ее распространением в христианской среде. Легенда из Французского махзора, которую опубликовал Цунц, – о разрушении центров еврейской культуры в Германии и их восстановлении семьей Калонимидов, привезенной Карлом Великим, – сложилась в той же социальной и культурной среде, в которой была создана и развивалась «Легенда о Карле». Под влиянием этой последней и появляется соответствующая легенда в еврейских источниках 81. Все эти легенды не следует трактовать как исторические факты.

Еврейскую «Легенду о Карле» также не следует рассматривать как исторический анахронизм. Мы располагаем достоверными свидетельствами о том, что евреи жили в Германии в начале 9 века. Их переселение туда вызвано стремлением каролингских правителей к развитию торговли. Среди купцов, поселившихся возле дворца Карла Великого в Аахене, была группа евреев. Императоры, правившие после Карла, также благосклонно относились к иммиграции евреев из-за их роли в местной и международной торговле 82.

Можно предположить, что эти факты были хотя бы частично известны немецким евреям в 13 веке, что способствовало их положительному восприятию «Легенды о Карле». Немалую роль сыграло и то, что в ней подчеркивалось благожелательное отношение к евреям в Каролингской империи – чего уже не было в современном им 13 веке.

Итак, предание о переезде семьи Калонимидов следует рассматривать отдельно, вне связи с отношениями между евреями и каролингскими императорами. Семья Калонимидов переехала из Лукки в Майнц около 917 года, а не была привезена каким-либо императором 83. С другой стороны, подобные предания существуют в более широком контексте, а именно в контексте начала еврейского поселения в Германии в Средние века. Еврейское население Германии в 10 веке значительно возросло, большей частью в результате иммиграции, которая шла, в основном, из Франции и Италии. В конце 10 века в Германии жило, по-видимому, от 7000 до 10000 евреев.

Рабби Эльазар из Вормса отмечает, что среди переселенцев были «прочие выдающиеся люди» 84. Если бы это были только члены семьи Калонимидов, он, надо полагать, назвал бы их поименно или, по меньшей мере, констатировал бы этот факт. Отсюда следует, что речь идет об организованной группе евреев, переселившихся из Ломбардии в Майнц. По-видимому, их переезд был продиктован экономическими соображениями, как и большинство других переселений из Франции и Италии в те времена. Весьма сомнительно, чтобы переезд и его организация были осуществлены по инициативе рабби Моше Старого и чтобы он возглавил переселенцев. Хронисты выделяют его из-за его мудрости, владения тайным знанием, из-за того, что он был автором пийута «Эймат нораотеха». В упомянутых источниках нет никакого указания на то, что другие переселенцы присоединились к рабби Моше по его просьбе, как полагают некоторые исследователи. Мнение этих исследователей также основано на предположении, будто бы германский император, возвращаясь из Италии, по какой-то причине привез с собой некоторых членов семьи Калонимидов.

Подчеркнутая подробность, что «он был первым, кто вышел из Ломбардии» (так же у рабби Эльазара!) указывает на то, что вслед за ним и его группой прибыли другие переселенцы из той же местности. О таких переселенцах рабби Эльазар пишет: «И там расплодились… и приумножились весьма сильно». Переселенцев из Франции было больше, но их рабби Эльазар не упоминает, так как его главной темой является тайное учение, пришедшее, как он полагает, именно из Италии. С другой стороны, слово «первый» не следует понимать буквально. Трудно предположить, что в Ломбардской Италии (завоеванной Карлом Великим в 773–774 годах) в 9 веке не нашлось еврейских купцов, которые пожелали бы поселиться в Германии. И это – при многочисленности еврейских купцов и их роли в торговле между Италией, Германией и Францией (как позднее будут называться эти земли). Записи об этом можно найти в основном в архивах Каролингских императоров85. Возможно, речь идет о том, что рабби Моше был первым из еврейских мудрецов Италии, переселившихся в Германию.

Д. Влияние переезда семьи Калонимидов на духовную жизнь еврейского населения Германии

Уже в Средние века переезду семьи Калонимидов приписывалось определяющее влияние на духовную жизнь германского еврейства, а некоторые даже полагали, что это событие положило начало изучению Торы и основанию йешив в Германии 86. Такой подход встречается и в различных современных работах, но лишь как голословное утверждение, без исследования и проверки.

Изучение изменений, которые произошли среди евреев Германии после переезда туда семьи Калонимидов, чрезвычайно важно. По существу, это наиболее существенная часть всего обсуждения, которое напрямую связано также и с другими темами:

А. Характер и развитие различных видов литературы в Центральной Европе 10–11 веков.

Б. Развитие отдельных семейных галахических традиций, особенно в 11 веке. Оно в большой мере связано с социальной структурой майнцской общины того времени. Эту общину нельзя рассматривать и описывать как однородную группу с единообразными порядками и обычаями. У нас имеются явные свидетельства существования пяти родовитых семейств, потомки которых в течение нескольких поколений строго соблюдали обычаи своих предков, переселившихся в Майнц из различных мест. Отсюда следует, что при определении меры влияния Калонимидов необходима большая осторожность.

В. Источник различных галахических традиций и обычаев и их развитие.

Все эти темы чрезвычайно важны и обширны, каждая из них требует тщательного изучения и проверки, что выходит за рамки данной работы 87. Поэтому я ограничусь лишь несколькими краткими замечаниями. Похоже, что влияние переезда семьи Калонимидов на дальнейшую историю германского еврейства несколько преувеличено:

А. На автора упомянутого источника из Французского махзора (прим. 86, см. выше), а также на автора Долины плача, почерпнувшего свои сведения из этого источника (в нем создание йешив в Германии и возобновление в ней еврейского поселения связывается с прибытием в Майнц рабби Калонимуса), повлияла, как мы помним, «Легенда о Карле Великом», сложившаяся в Германии в 13 веке.

Б. Источники, принадлежащие школе рабби Эльазара из Вормса, были созданы в период яростной полемики об установленной форме молитв 88. Поэтому к ним следует относиться с большой осторожностью. Более того, в этих источниках не упоминается создание йешив и возобновление еврейского поселения после переезда семьи Калонимидов, о чем сообщают Французский махзор и Долина плача, хотя такое упоминание могло бы подтвердить мнение германских хасидов о чрезвычайной ценности их традиции.

В. Труды рабби Мешулама и, может быть, также его отца, рабби Калонимуса, большей частью были созданы в Италии, а не в Германии. Предположение о том, что Майнц в 10 веке стал центром изучения Торы для европейских общин, благодаря вопросам, направлявшимся рабби Мешуламу, не находит подтверждения.

Г. В дошедших до нас фрагментах галахического творчества германских земель 11 века вклад членов семьи Калонимидов почти не заметен: ни в литературе респонсов, ни в литературе комментариев, ни в литературе, описывающей обычаи. Эти фрагменты относительно многочисленны 89, и следует предположить, что они в значительной мере отражают современную им действительность. Похоже, что вклад семей рабби Махира, рабби Абуна 90, рабби Йеуды Коэна, рабби Давида а-Леви и рабби Йицхака а-Леви в распространение знания Торы и развитие галахического творчества был ничуть не меньше, чем вклад семьи Калонимидов. Члены этих семей упоминаются как носители галахических традиций и учителя Торы 91.

Влияние семьи Калонимидов было решающим в других областях:

А. Развитие религиозной поэзии (различные виды пийута). Многие авторы пийутов в Германии того времени были членами семьи Калонимидов 92.

Б. Сохранение и развитие тайного учения 93. Эти две области, пийут и тайное учение, тесно связаны между собой.

В. Руководство общинами Майнца и Шпейера. Накануне гонений 4856 (1096) года подавляющее большинство лидеров этих двух общин были членами семьи Калонимидов. Мы рассматриваем здесь только эти две общины. Сказанное не следует переносить на другие общины (и прежде всего на Вормс!). Фактически община Шпейера была основана переселенцами из Майнца 94.

Г. Формирование мировоззрения и духовного облика многих евреев Германии того времени. Распространение такого влияния осуществлялось главным образом через пийуты, ставшие частью установленной молитвы в синагоге. Среди идеалов, в формировании которых большую роль сыграла семья Калонимидов, следует назвать освящение Имени. Стремление к этому идеалу проявилось во время гонений 4856 (1096) года и позже 95.

* Текст является переводом статьи, изданной на иврите в Цийон 40 (3–4), Иерусалим, 1975, сс. 125–154.

** Проф. Х.-Х. Бен-Сассон, светлой памяти, ознакомился с этой статьей. Два его замечания – он сообщил их мне в беседе 28 ийара, за несколько часов до своей смерти – приводятся ниже от его имени (прим. 83, 84).

1 Ш.-Й. Раппопорт, История великих Израиля (ивр.), Иерусалим 5729 (1968), сс. 126–127, 218–224; Цунц – Альбек, Проповеди в Израиле и их историческое развитие (ивр.), Иерусалим 5714 (1954), с. 479; А. Ландесхут, Столпы служения (ивр.), Берлин 5617 (1857); А. Грабойс, «Легендарный образ Карла Великого в средневековых еврейских источниках» (ивр.), Тарбиц 36 (5727 (1967)), сс. 22–58; А. Шайбер, «Послание Мешулама, сына Калонимуса, сына Моше Старого, в Константинополь насчет караимов», Сборник в честь Р. Маалера (ивр.), Тель-Авив 5734 (1974), сс. 19–23; L. Zunz, Literaturgeschichte der synagogalen Poesie (История еврейской литургической поэзии, нем.), Berlin 1865, s. 104-110; J. Aronius, «Karl der und Kalonymos aus Lucca» («Карл Великий и Калонимус из Лукки», нем.), ZGJD, 2 (1888), s. 82-87; J. , «Die Responsen des R. Meschullam, etc.» (выходные данные полностью приводятся ниже, см. прим. 21); A. Epstein, «Meschullam ben Calonymos», REJ, 27 (1893), pp. 83-90; idem, «Le lieu de sejour de Mechullam ben Calonymos de Lucques» («Где жил Мешулам бен Калонимус из Лукки», франц.), REJ, 24 (1892), pp. 149-151; S. Eppenstein, «Zur der Juden in Deutschland» («Начало еврейской истории в Германии», нем.), MGWJ, 63 (1919), s. 165-186. Кроме того, обширную библиографию приводит Й. Дан, Тайное учение германского хасидизма (ивр.), Иерусалим 5728 (1968), с. 14, прим. 1. Дан рассматривает главным образом сочинение рабби Эльазара из Вормса Тайны молитвы, а не различные аспекты проблемы переезда Калонимидов.

2 «Респонсы рабби Мешулама бен рабби Калонимуса», опубликованные Л. Гинцбургом, Гаоника, часть 2, Нью-Йорк 1909, с. 55, 57; он же, Гинзе Шехтер, Нью-Йорк 5689 (1929), часть 2, сс. 194–235, 270–279; А. Шайбер, там же.

3 S. W. Baron, A Social and Religious History of the Jews (Социальная и религиозная история евреев, англ.), Vol. IV, 1957, p. 258, note 58.

4 Шайбер, там же. Значение этого послания: А. из начала послания следует, что оно было отправлено в Константинополь; Б. оно проливает свет на историю семьи Калонимидов; В. оно содержит образец стиля рабби Мешулама. Основываясь на этом, можно разрешить некоторые сомнения.

5 В Парижской (772) рукописи указано: «И это и есть рабби Моше, сын рабби Калонимуса, сына рабби Йеуды». См. Й. Дан, там же, с. 16

6 Включено в Тайны мудрости (ивр.) рабби Йосефа из Кандии (Базилия [следует читать: Генуя], 5389 (1629)). Это правильное указание на первое издание, а не «Одесса 5625 (1865)», как иногда пишется в литературе. О рукописи Йашар из Кандии пишет: «Это толкование, открывающее тайну молитв, не было напечатано до сего дня, и оно имеется у немногих, и у меня в Кандии оно есть, на пергаменте». Он добавляет далее, что нашел в «старой тетради» похожий текст, в котором тоже говорится о приезде рабби Моше, и что текст этот также принадлежит рабби Эльазару из Вормса – речь идет о кратком изложении его книги Тайны молитвы. О других рукописях, в которых сохранился этот источник, см. Й. Дан, там же

7 7 Мааршал приводит эту цитату во второй части своего респонса, не называя источника («Еще я нашел...»). Содержание и терминология говорят о том, что источник относится к сочинениям германских хасидов: «…великий в Торе… и в тайнах тайн, дабы толковать каждую букву на 49 ладов… и тайны и святости, записанные в тетрадях, были в том ящике. И все эти святые благочестивые люди произошли…». Йашар из Кандии однозначно цитирует Тайны молитвы рабби Эльазара из Вормса.

8 В соответствии с принятым тогда летосчислением разрушение Храма относили к 68 году н.э.. См. Раппопорт, там же.

9 Так о нем говорят все исследователи этого вопроса. Некоторые даже утверждали, что другие переселенцы присоединились к нему по его просьбе. Однако такой вывод из слов рабби Эльазара из Вормса вовсе не обязателен. См. ниже.

10 См. The Cambridge Medieval History, Vol. III, Cambridge 1957, pp. 69-70.

11 Толкование молитв, принадлежащее школе рабби Эльазара из Вормса. Об источнике из Парижской рукописи писал еще Грец (Geschichte, V, 1895, s. 388). У него текст приведен с небольшими искажениями. Затем этот же источник привел Нойбауэр (REJ 23 (1891), p. 234), который сравнивает его с версией в рукописи Гинцбурга, однако и у него имеются искажения. Некоторые из замечаний Нойбауэра о различиях между рукописями неверны. Различия между источниками, содержащимися в обеих рукописях, весьма незначительны и несущественны для нашего обсуждения. Ниже мы будем цитировать по Парижской рукописи, лист 9б, снимок № 15708 Института фотографии рукописей на иврите при Национальной и Университетской Библиотеке в Иерусалиме. Шехтер в своей книге Studies in Jewish Liturgy (Phila­del­phia, 1930) цитирует Парижскую рукопись, приводя как часть текста в конце следующие слова: «И было это примерно в 4574 году». В английском переводе текста эти слова даны в кавычках. В самой рукописи этой даты нет. Ошибка возникла следующим образом: Грец, рассматривая этот источник, писал: «Er mag in Mainz bei den Kalonymiden nach 814 gelebt und gelehrt haben» (Geschichte, V, Leipzig, 1895, Note 12, s. 388). Речь идет о встрече Абу Аарона с членами семьи Калонимидов – Грец, как мы указывали, относил переезд Калонимидов в Германию к более раннему периоду. Так же перевел и Шауль Пинхас Рабинович в своем издании: «И возможно он был у Калонимидов в 4574 году» (ч. 3, Варшава 5654 (1894), с. 419). А.-Л. Фрумкин скопировал измененный текст у Рабиновича: «Это было примерно в 4574 году»; где речь идет о прибытии рабби Моше в Майнц (Полный седер рава Амрама, Иерусалим 5672 (1912), ивр.). Шехтер, читая Фрумкина, решил, что эта дата относится к приезду рабби Моше в Майнц и что она приведена в рукописи, почему и присоединил эти слова к источнику.

12 Махзор Витри, Нюренберг 5683 (1923), § 265, с. 226. По всей видимости, перед нами – древний респонс. Обычай общины Майнца до прибытия туда рабби Моше – это обычай вавилонских евреев, как видно из молитвенника Амрама Гаона (изд. Гольдшмит, Иерусалим 5732 (1972), с. 9) и респонса Натроная Гаона: «В обеих йешивах не принято произносить ‘И воспел тогда…’ (начало «Песни на море» – прим. пер.) (Книга времен (ивр.), с. 249). В Провансе «Песнь на море» тоже не произносилась, как, по-видимому, не было принято ее произносить и в Испании. См. также Л. Гинцбург, Гаоника, ч. 1, с. 127; Шехтер (прим. 11, см. выше), сс. 52–55; Эльбоген - Айнеман, Молитва в Израиле в ее историческом развитии, Тель-Авив, 5732 (1972), (ивр., перевод с нем.), с. 67 и прим. 11 на с. 405; Э.-Э. Урбах, изд., Грядка благовоний (ивр.), Иерусалим 5723 (1963), с. 64, а также Книга правящего (ивр.), § 24. Тур, Орах хаим, конец § 51, сообщает, цитируя «Постановление гаонов» (ивр.), что был распространен обычай произносить «Песнь на море» как часть ежедневной молитвы. Однако вряд ли названное сочинение принадлежит гаонам Вавилонии. Нам известны и другие сочинения с подобными названиями, особенно в Центральной Европе. Утверждение в респонсе общины Рима о том, что и в испанских общинах принято произносить «Песнь на море», вызывает сомнение, его трудно принять.

13 Конечно, здесь не имеются в виду поздние составители хроник, черпавшие информацию из этих источников. О тенденциях еврейской хронографии в Средние века см. Х.-Х. Бен-Сассон, Историки и исторические школы (ивр.), Израильское Историческое Общество, Иерусалим 5273 (1963), сс. 29–49. См. также источник из Французского махзора, опубликованный Цунцем, и см. прим. 86 ниже. О полемике – см. следующее примечание.

14 О связи германских хасидов с древним Ашкеназом в целом и об их полемике с новаторами см. документы, приводимые К. Сират, REJ, NS 91 (1961), pp. 11-12; а также Э.-Э. Урбах, изд., Грядка благовоний, там же, с. 91 и далее; Й. Дан, там же, сс. 13–20; см. также последнюю работу Х. Соловейчика в Asso­ciation for Jewish Studies Review, Vol. I, 1976, pp. 311ff. О тексте Деяние Макири см. мою статью в Тарбиц, 46 (5737 (1977)), сс. 110–132.

15 О датах, которые предложил Цунц, см. Проповедь в Израиле, там же, в противоположность Literaturgeschichte, Berlin, 1865, s. 107. В действительности список следует отнести к более позднему периоду (исходя из времени жизни известных нам авторов) – позднее примерно лет на двадцать. См. ниже, о времени переезда семьи Калонимидов, и см. дату на памятнике рабби Мешуламу бен рабби Моше, А.Н.Ц. Рот, Цийон, 28, 5273 (1963), сс. 233-239.

16 Послание рабби Мешулама в Константинополь, опубликованное Шайбером, там же; «Повесть о рабби Амноне из Магенцы», см. ниже; Деяние гаонов (ивр.), изд. А. Эпштейна, Берлин 5670 (1910), с. 50. См. также упомянутую выше статью Рота.

17 Неизвестно, к кому относятся слова «который породил» – к рабби Моше Старому или к рабби Мешуламу. Общепринято первое мнение, и оно действительно более правдоподобно. Однако однозначного выбора сделать не удается, особенно если учесть, что после этих слов стоит «И раббену Моше Старый…». Возможно, таким образом, что до этих слов речь шла не о нем. Упоминание рабби Йекутиэля из Шпейры также склоняет в пользу второго мнения, однако возможно, что слово «Шпейра» здесь было добавлено по ошибке. О времени основания общины Шпейры см. прим. 94 ниже. См. также ниже о проблеме идентификации автора пийута «Эймат нораотеха». Вопрос состоит в том, идет ли речь о рабби Моше I или о другом человеке, жившем четырьмя поколениями позже.

18 Родословная состоит из двух различных списков. Первый – «Перепишу тебе то, что я нашел переписанным» – восходит, по всей видимости, к школе Маарама (рабби Меира) из Ротенбурга. В конце его говорится: «...и от них обоих принял [учение] рабби Меир, храни его Всевышний». Второй список восходит, как мы помним, к школе рабби Эльазара из Вормса. В обоих списках имеются явные ошибки. В первом списке, например, время жизни рабби Элиэзера Великого отнесено к более раннему периоду, смерть раббену Гершома, Светоча изгнания, – к более позднему. Во втором списке при перечислении предков рабби Калонимуса Старого пропущены два поколения, и т. д.

19 См. прим. 53 ниже.

20 Об обычае наречения имен среди евреев Центральной Европы см. А. Аптовицер, Введение к Раавия (ивр.), Иерусалим 5698 (1938), сс. 35–36. В Книге хасидов, изд. Вистинецкий, 5684 (1924), § 376, говорится: «И есть места, где не называют именами живых, а только [именами тех, кто] уже умер». Мы не знаем, каков был обычай в 10–11 веках. Из-за различий в семейных традициях этого периода трудно даже говорить о едином для всех обычае, особенно в Майнце. Из-за такого повторения одинаковых имен, я думаю, в респонсе Мааршала были пропущены два поколения в описании семьи рабби Шимона бен Йицхака бен Абуна. См. прим. 18 выше.

21 Важную статью о творчестве рабби Мешулама написал Й. Мюллер, «Die Responsen des R. Meschullam Sohn des R. Kalonymus» («Респонсы рабби Мешулама бен рабби Калонимуса», нем.), Elfter Bericht über die Lehranstalt für die Wissenschaft des Judentums, Berlin 1893, s. 3-16. В различных работах ошибочно сообщается, что автор собрал и издал все респонсы, тогда как на самом деле он только обсуждает их. См. также брошюру, изданную Мюллером, Респонсы раббену Калонимуса из Лукки, Берлин 5651 (1891) (ивр.). Но там не используются важнейшие источники из каирской Генизы, ставшие известными только позднее. См. выше, прим. 2.

22 См. Цунц, Literaturgeschichte, s. 10 и далее. О передаче этого рассказа в разных махзорах см. Ландесхут, Столпы служения, сс. 45-46; Э.-Э. Урбах, изд., Грядка благовоний, ч. 4, с. 40. О сведениях, которыми располагал Эфраим из Бонна, и о его связях с галахистами Центральной Европы см. Урбах, там же, с. 39 и далее.

23 Таково мнение А. Эпштейна, REJ 27 (1893), p. 89. Некоторые исследователи полагают, что рабби Мешулам в этом респонсе имеет в виду гонения в Майнце 1012 года. (Евреи Майнца были обвинены в попытке склонить христианского монаха к переходу в иудаизм. В 1012 г. по приказу императора Генриха II они были изгнаны из города на 1 месяц. Это было первым в истории Германии изгнанием евреев. Прим. науч. ред.) Но это не более чем предположение. См. ниже, где рассматривается датировка периода жизни рабби Мешулама (прим. 77), а также текст респонса и те исторические обстоятельства, в которых он был написан.

24 Это сообщение сохранилось в двух рукописях: в рукописном комментарии к Нюренбергскому махзору, лист 22, с. 1, и в Гамбургской рукописи 152, лист 10, с. 1. См. Урбах, там же, с. 9, прим. 35; Динур, Израиль в изгнании, I, 3 (5721 (1961)), с. 259. Мне представляется, что написанное следует понимать в прямом смысле: эти люди передавали традицию от старшего к младшему. См. ниже, где рассматривается датировка переезда.

25 См. S. Salfeld, Das Martyrologium des Memorbuches (Мартиролог нюренбергской книги памяти, нем.), Berlin 1898, s. 434. Ландесхут, там же, с. 276, отвергает такую идентификацию. На памятнике имя рабби Мешулама написано с буквой вав, в то время как сам он подписывал свое имя в пийутах дефектно (мем, шин, ламед, конечная мем). Если полагаться на фотографию памятника в The World History of the Jewish People: The Dark Ages (Всемирная история еврейского народа: Средневековье, англ.), Tel-Aviv 1966 (WHJP), то создается впечатление, что Ландесхут прав, однако трудно с уверенностью утверждать это. В любом случае, вряд ли мы располагаем достаточной информацией, чтобы решить этот вопрос, в особенности потому, что часть памятников была реставрирована в более поздний период. В подтверждение своего мнения Ландесхут приводит еще и такой, не особенно убедительный аргумент: на памятнике отсутствует дата смерти. Однако это обстоятельство выглядело бы не менее странно, даже если бы памятник был поставлен не рабби Мешуламу, а другому мудрецу. Там находятся три памятника: рабби Йаакову, сыну рабби Йакара, рабби Мешуламу, сыну рабби Моше, и дочери рабби Йицхака а-Леви. См. Л. Левинзон, Души праведников (ивр.), Франкфурт-на-Майне 1855, L. Rapp u. O. Bösher, «Die mittelalterlichen Epitaphien des Rheingebiets» («Средневековые еврейские эпитафии рейнской области»), Mainzer Zeitschrift 56/57 (1961-62), s. 155-181. Шайбер (там же, с. 19, прим. 1) утверждает, что это памятник не нашему рабби Мешуламу, внуку рабби Моше. По его мнению, памятник поставлен в 1171 году. Шайбер основывается на тексте надписи, опубликованном Раппом и Бехером (там же, с. 165), однако речь в этой публикации идет о другом памятнике. Текст на этом втором надгробии гласит: «Этот памятник поставлен в изголовье рабби Мешулама, сына рабби Калонимуса, скончавшегося 12 кислева в 4932 г. (1171 г. н.э. – прим. пер.), да упокоится он под древом жизни» – и фотография этого памятника приводятся у Раппа и Бехера. Скорее всего, этот памятник поставлен Калонимиду, жившему в Майнце в конце 12 века.

26 См. Цунц, Zur Geschichte und Literatur, Berlin 1845, s. 351-354.

27 Л. Гинцбург, Гаоника, там, с. 57. О подобных сборниках респонсов см. Ш. Абрамсон, Вопросы литературы гаонов (ивр.), Иерусалим, 5734 (1974), с. 196 и далее.

28 Ср. «рабби Калонимус бен рабби Шабтай из Рима» – так называли его еврейские мудрецы Германии после его переезда из Рима в Вормс (Деяния Гаонов, с. 64).

29 См. также обсуждение датировки переезда ниже.

30 Об этих рукописях см. Zunz, Literaturgeschichte, s. 108, n. 11. О словах ибн Эзры см.: A. Freimann, «Meschullam b. Kalonymus Polemik gegen die Karaer» («Полемика Мешулама бен Калонимуса с караимами», (нем.), Festschrift zu Hermann Cohens siebzigstem Geburtstage, Ber­lin 1912, ss. 570-572.

31 Гамбургская рукопись 17 (152 в списке Штейншнейдера), лист 48б. См. также каталог Штейншнейдера к Гамбургской рукописи, с. 58.

32 В респонсах рабби Мешулама, раббену Гершома, Светоча изгнания, и рабби Йеуды Коэна содержатся важные сведения о роли евреев в этой торговле. См. также в книгах Агуса, Urban Civilisation in Pre-Crusade Europe (Городская жизнь в Европе до начала крестовых походов, англ.), Vol. I, New York, 1965, pp. 53-118, 380-386; The Heroic Age of Franco-German Jewry (Героическая эпоха франко-немецкого еврейства (англ.)), New York, 1969, pp. 23-51. Автор собрал обширный материал, которым, однако, следует пользоваться с осторожностью. Как известно, ибн Хурдадбеа в конце 9 века упоминает Константинополь в числе городов, находящихся на торговых путях еврейских купцов. См. об этом: I. W. Raymond and R. S. Lopez, Medieval Trade in the Medi­terra­nean World (Средневековая торговля на берегах Средиземного моря, англ.), New York, 1955, 29ff.

33 Ш.-Й. Раппопорт считал, что рабби Мешулам переехал в Майнц, но затем вернулся (Первенки времен, ивр. 5591 (1831), там же). Цунц (там же) тоже писал о нем как о еврейском мудреце из Италии. С ними согласен Ландесхут (там же). Жителем Майнца его считали: Грец (там же); А. Эпштейн (там же); Залфелд и Байн (Germania Judaica, I, Tubingen 1963, 175, 188). Учитывая сведения из тех источников, где говорится о рабби Мешуламе как о жителе Лукки, эти исследователи согласны допустить лишь то, что он, быть может, там родился. См. Б.-Ц. Динур (Израиль в изгнании, I, 3, там, с. 328, прим. 55–56); Шайбер (там же: «Возможно, он родился в Италии, однако основная его деятельность связана с Майнцем»). Так же считают и другие исследователи, среди которых – Агус и Рот. Ц.-Й. Цимельс был более осторожен, однако трудно принять его вывод о том, что рабби Мешулам переехал из Лукки в Рим, а оттуда – в Майнц (WHJP, The Dark Ages, p.182). У рабби Шломо Вавилонского он учился, скорее всего, в молодости. С другой стороны, галахические вопросы Шрире Гаону он отправлял из Лукки уже в преклонном возрасте.

34 См. выше, прим. 32. О торговых путях в Европе того периода см.: M. Lombard, «La route de la Meuse et les re­lations lointaines des pays mosans entre le VIIIe et le XIe siecle», L’art Mosan (Искусство маасской области, франц.), ed. P. Francastel, Paris 1953, pp. 9-20. О роли евреев в этой торговле см.: C. Roth, WHJP, The Dark Ages, pp. 18-40. Обширный материал, содержащийся в респонсах, использован автором в минимальной степени при исследовании этого вопроса.

35 Например, см. вопрос, отправленный рейнскими общинами мудрецам Страны Израиля в 4720 (960)году. См. перечисление источников и литературу по этому вопросу у А.-З. Эшколи, Мессианские движения в Израиле (ивр.), Иерусалим 5716 (1956), сс. 133-136. Вопрос, направленный старейшинами Парижа мудрецам Рима (Ш.-Д. Луццато, Кладовая мудрости (ивр.), Львов 5641 (1881), с. 104 и далее); вопрос, отправленный общиной Константинополя рабби Мешуламу бен рабби Калонимусу (Шайбер, там же), и многие другие. Трудно предположить, что во всех этих случаях имело место личное знакомство с мудрецами, которым были адресованы галахические вопросы. Вместе с тем, следует признать, что один источник, которого не было в распоряжении Мюллера, доказывает, что рабби Мешулам был хорошо знаком с общиной Арля. В своем респонсе, находящемся ныне в Кембриджском собрании документов из каирской Генизы, он пишет: «потому что эти городки там – отпрыски Арледи, а Арледи – выдающийся город. Ибо Арледи – великое общество, да добавит к нему Вездесущий тысячу раз… И ве[лики в Торе] и во всех делах» T – S 13 G 3 (микрофильм 196880 в Институте отснятых манускриптов на иврите при Национальной и Университетской Библиотеке в Иерусалиме). Респонс был опубликован Л. Гинцбургом (Гинзе Шехтер, ч. 2, Нью-Йорк 5689 (1929), с. 276) с лакунами и искажениями. По-видимому, копию снимал не он.

36 MGWJ, ibid., p. 172, note 3. По мнению Эппенштейна, галахист и автор пийутов жил в Майнце, а тот, кто полемизировал с караимами и задавал вопросы Шрире Гаону, в Италии. Все это далеко от истины. С другой стороны, его предположение (там же, сс. 168–169) о том, что первоначально семья Калонимидов жила в Южной Италии, а затем переехала оттуда в Лукку, вполне приемлемо. Подобное предположение уже выдвигалось до него Р.-А. Эпштейном («К истории германской каббалы», Собрание сочинений Р.-А. Эпштейна, том 2, Иерусалим, 5717 (1957), с. 235) и Л. Гинцбургом (Гинзе Шехтер, ч. 2, там, с. 272). Первый в подтверждение своего мнения ссылается на встречу с Абу Аароном, а второй обосновал свой вывод также греческим происхождением имени Калонимос.

37 Здесь не может идти речь о другом «Мешуламе Великом», который упоминается в некоторых текстах германских хасидов (см. А. Эпштейн, там же, т. 1, с. 249, прим. 7). В этих текстах говорится о мудреце, жившем значительно позднее, время деятельности которого приходится на конец 11 века.

38 О связи между тайным учением и этими пийутами см. А. Эпштейн (прим. 36, выше); Ш. Эппенштейн, там же, сс. 169–170.

39 Колосья собираемые (ивр.), изд. Бубер, Вильно 5647 (1887), § 28 и др.

40 Мы находим подобное упоминание также в обращении Раши к рабби Натану бен рабби Махиру: «Рабби Натан бен рабби Махир бен рабби Менахем бен рабби Махир» (Респонсы Раши, изд. Альпенбайн, Нью-Йорк, 5703 (1943), с. 8). Здесь дед также упоминается из-за своего высокого статуса и происхождения: он – брат раббену Гершома, Светоча изгнания, и сам известный ученый. См. мою статью в Тарбиц 46 (см. выше, прим. 14).

41 О предположении, что рабби Шломо Вавилонский жил в Риме, см. Ширман, WHJP, The Dark Ages, pp. 259-263; Флейшер, Пийуты рабби Шломо Вавилонского (ивр.), Иерусалим, 5733 (1973), Введение, с. 11 и далее.

42 Возможно, рабби Калонимус бен рабби Йеуда, подписавший купчую на землю в Лукке, был членом семьи Калонимидов. Об этом свидетельствуют имена «Калонимус» и «Йеуда», принятые в семье. Но настоящего доказательства этому нет. Купчая находится в архиве архиепископа в Лукке (Archivio Archivescovile Lucca, AAL E36). На документе стоят подписи рабби Калонимуса бен рабби Йеуды и рабби Шмуэля бен рабби Йицхака на иврите. См. фотографию документа в WHJP, The Dark Ages, p. 112, Fig. 24. Использовать этот документ для доказательства того, что семья Калонимидов переехала лишь в конце 10 века, во времена Оттона II (см. ниже), весьма сложно.

43 Во времена Оттона I «Великого» (936–973), основателя Священной Римской Империи (он завоевал Северную и Центральную Италию в 961–962 году и принял императорскую корону в Риме в 962 году), или во времена его потомков Оттона II (973–983) и Оттона III (983–1002). Обо всем этом см. The Cam­bridge Medieval History, ibid., pp. 186 ff.

44 См. выше, прим. 32, 34.

45 Brüll, Jahrbuch für jüdische Geschichte und Literatur (Ежегодник по еврейской истории и литературе, нем.) 9, (1889). s. 36-37. См. также Й.-М. Толедано, Оцар Гназим, 5720 (1960), с. 15.

46 См. вышеупомянутый вопрос рабби Шимона бен рабби Йицхака. Как уже говорилось, некоторые исследователи видели в этом письме доказательство того, что рабби Мешулам жил в Майнце, однако значительно легче увидеть в нем доказательство обратного, хотя и не решающее. Если рабби Шимон, житель Майнца, пишет письмо рабби Мешуламу, следует предположить, что сам рабби Мешулам в Майнце не живет. Можно, конечно, сказать, как это и делают упомянутые исследователи, что именно рабби Шимон бен рабби Йицхак находился в момент написания письма за пределами Майнца, города, где он жил постоянно, но в подобных ситуациях при выборе между возможным и определенным ответом, следует отдавать предпочтение определенному. Л. Гинцбург был удивлен, найдя арабское выражение в одном из вопросов, обращенных к рабби Мешуламу: «Я хочу лишь заметить, что выражение ‘эй ахи’ – обычное в арабском языке, и трудно представить себе, чтобы рабби Мешуламу посылали письма из тех стран, где евреи говорили по-арабски» (Гинзе Шехтер, ч. 2, с. 199). Здесь имеется в виду обращение ‘йа ахи’ (в оригинале – во множественном числе: «и велел им, ‘О братья мои...’»). Однако на самом деле ничего удивительного здесь нет и, конечно, отсюда не следует делать вывод о месте проживания автора письма. Это выражение, так же, как и другие, было привезено еврейскими купцами из мусульманских стран. То же самое относится и к выражению рисала (послание, араб.), содержащемуся в вопросах и респонсах рабби Йеуды Коэна. См. об этом мою статью в Ежегоднике по еврейскому праву (ивр.), 2, 5735 (1975), с. 178, прим. 8. Употребление столь же обычного выражения «ой ахи» в качестве обращения (а не в качестве выражения горя, как оно употребляется в Писании) возможно и без внешнего влияния, однако на арабском языке – и в упомянутом источнике из Гинзе Шехтер – оно употребляется для выражения приязни и близости, а не как обращение в любой ситуации.

47 С. 199 в изд. Абермана. Он опубликовал этот пийут и пийут рабби Моше бен рабби Калонимуса как приложение к пийутам рабби Шимона бен рабби Йицхака, Берлин-Иерусалим, 5698 (1938), с. 193 и далее.

48 См. Э. Флейшер, Еврейская религиозная поэзия в Средние века (ивр.), Иерусалим, 1975, с. 440. Честно говоря, Раппопорт выдвинул свое предположение под сильным влиянием тенденции увязать между собой два первоисточника, содержащие родословную семьи Калонимидов.

49 См. Й. Эвен-Шмуэль, Мидраши об Искуплении (ивр.), Иерусалим, 1968(3), сс. 62, 155–156, и литературу, которая приводится там в примечании.

50 Т.е., в конце 400 лет порабощения сынов Израиля в Египте, Всевышний спустился с небес на землю, дабы избавить народ Израиля, пересекая расстояние в 500 лет ходьбы. См. Палестинский Талмуд, Брахот 1,1: «Также как расстояние в 500 лет ходьбы отделяет небо от земли...»

51 То есть пресытился, достиг состояния изнеможения.

52 Возможно, здесь содержится также намек на 900 лет (со времени исхода из Египта!), на протяжение которых существовала «скрытая ненависть между Израилем и их Отцом на небесах» (См. мидраш Левит рабба, начало раздела «Заповедуй», Мидраш к Лев (ивр.), с. 147 в изд. Маргалиот, Иерусалим, 1953), т. е. наказание, полностью соответствующее прегрешению, уже исчерпало вину еврейского народа и сделало его достойным безотлагательного искупления.

53 H. Gross, MGWJ, 49 (1905), pp. 692-700.

54 См. J. Aronius, Regesten zur Geschichte der Juden im frankischen und deutschen Reiche bis zum Jahre 1273 (Материалы по еврейской истории в государстве франков и немцев до 1273 года, нем.), Berlin, 1887-1902, no. 170.

55 «И за один год до наступления дня Божьего, до начала гонений, умерло большинство раввинов во всех общинах и скончались выдающиеся в Израиле, дабы сбылось то, что сказано… И скончался раббана рабби Эльазар» (Гонения в Германии и Франции, изд. Аберман, Иерусалим, 5731(2), с. 38). Почетный титул и отдельное упоминание свидетельствуют о том, насколько выдающимся этот человек был среди мудрецов. В Распространенном свете, ч. 1, § 378, говорится: «И уже было дело в Праге в давние времена… Отправили к раббане (Моше) [Мешуламу], сыну раббаны Йекутиэля, и он ответил так: ‘Принял я [этот закон] с рабби Элиэзером, моим родственником, потому что вместе учили мы его перед великим светочем’». (Исправление неверно, как видно из рукописи, но это не относится к обсуждаемому вопросу). Похоже, что речь идет о нем или о мудреце, жившем незадолго до него. Так или иначе, они жили значительно позже рабби Абуна Великого.

56 Рабби Калонимус упоминается в «Повести о рабби Амноне из Магенцы» (см. выше), а рабби Тодрос – в упомянутом выше предании, опубликованном Брюллем. Насчет имени «Тодрос» (Theodoros) Гросс замечает (там же), что это имя попало сюда, по-видимому, из списка Калонимидов в Провансе и что его нет в списке членов семьи в Германии. Он не обратил внимания на источник, опубликованный Брюллем, а может быть, не упомянул его в виду его сказочного характера. Однако даже если его предположение верно и имя Тодрос попало сюда по ошибке, это не отменяет того факта, что рабби Моше был упомянут особо.

57 Вышеупомянутый список в Плавильне мудрости начинается с Йосефа Шломо Рофе из Кандии. См. Й. Дан, там же, сс. 14–17.

58 Этот мотив долгого хождения в связи с исходом сынов Израиля из Египта мы находим уже у Калира, в его пийуте ко 2 дню Песаха, который начинается словами «узники, которые...» В нем говорится: «Восстающих против общины Твоей/ Ты пресек силой Своей/ Пересек Ты хождений пятьсот/ Делая Твоим народ, что Тебя превознесет…» Я признателен г. Йаакову Адлеру за то, что он обратил мое внимание на этот текст. О влиянии Калира на первых сочинителей пийутов в Италии и Германии хорошо известно (см., например, Эльбоген, прим. 66 ниже). Таким образом, возможно, что оба автора пийутов заимствовали этот мотив у Калира. Однако не менее вероятно и то, что автор, живший в более позднее время, заимствовал его у своего деда.

59 Х. Ширман, WHJP, The Dark Ages, p. 263 ff., считает, что автором пийута «Эймат нораотеха» был рабби Моше Старый I, но не приводит ни доказательств в подтверждение своей позиции, ни аргументов своих противников. По всей видимости, он избрал традицию школы рабби Эльазара из Вормса.

60 Грец, там же; Güdemann, Geschichte des Erziehungswesens der Cultur der Juden während des Mittelalters, I, 1880, s. 107, 113. Ш.-Д.Луццато, Il Giudaismo illustrata nella sua teorica etc., Padova 1848, p. 30.

61 См. E. S. Duckett, Alcuin, Friend of Charlemagne (Алквин, приближенный Карла Великого, англ.), New York, 1951.

62 Среди них Арониус, прим. 1 выше; Бреслау ZGJD, I, (1887), p. 157; Эльбоген, прим. 66 ниже; Б.-Ц. Динур, Израиль в изгнании, I, 3, там, с. 321, прим. 2; H. Hill, Medieval Mon­ar­chy in Action (Средневековые монархи в действии, англ.), Oxford, 1972, p. 159. Залфелд и Байн также склоняются к этому мнению, Germania Judaica, с. 188, №3. См. также прим. 65 ниже.

63 “Vidensque a longe navim, salandriam nomini, Calonimi equo Judei ad eam properavit. Sed ea preteriens, suscipere hunc recusavit. Ille autem littoris presidia petens, invenit ad huc Iudeum stantem, seniorisque dilecti eventum sollicite expectantem”. Monumenta Germaniae Historica, Scriptores, III, Leipzig 1925, p. 765 (лат.).

64 Подробнее см. The Cambridge Medieval History, ibid., p. 168 ff.

65 Еще Карлебах привел некоторые из этих аргументов, однако ученые не обратили должного внимания на его позицию. E. Carlebach, Die recht. u. sozial. der . Gemeinde in Speyer, Worms u. Mainz (Легальное и общественное положение еврейских общин в Шпейере, Вормсе и Майнце, нем.), Leipzig 1901, s. 6-8. См. также Germania Judaica, с. 206, прим. 23.

66 “Dadurch, dass sich eines ihren Mitglieder im Jahre 982 um die Rettung des Lebens Kaiser Ottos II verdient gemacht hat, ist sie dann, mit einem Privileg ausgestattet, nach Mainz ubergesiedelt”. Der jüdische Gottesdienst in seiner geschichtlichen Entwicklung, Leipzig 1931, p. 326 (нем.).

67 «Происшествие с раббену Калонимусом Бахуром, который был царедворцем весьма (!)… И однажды император воевал с мусульманами и собрал всех своих министров, что были у него на службе, чтобы повести с собой в заморское государство сражаться с мусульманами… ‘Я хочу пойти с тобой и воевать на твоей войне, потому что я ясно вижу, что весь народ, который ты собрал, все падут от меча пред ненавистниками своими, и если я не пойду с тобой, знай, что с тобой будет как с одним из них’, и пошел с ним… Поспешил раббана Калонимус и выбил стакан так, что тот выпал из руки императора, и сказал ему: ‘Берегись, чтобы не испить, потому что все, кто пил, падут убитыми пред врагами своими’. И во время сражения пали все убитыми пред врагами своими, а император спасся. А те, кто слышал слова раббаны Калонимуса, бежали и спаслись» (там же, с. 35). Брюлль считает (там же), что речь идет о рабби Калонимусе бен рабби Йеуде (конец 11 века), которого иногда называли «Бахур». Император же, о котором здесь говорится, – это, по его мнению, Генрих IV, а война – Первый крестовый поход. Однако изложенные события не поддаются такой интерпретации. Если вообще в этом предании содержится хоть какое-то историческое зерно, то, мне кажется, его следует связывать с историей спасения Оттона II Калонимусом. Эта история соответствует историческим сведениям о битве под Котроне и помощи Калонимуса больше, чем любые другие дошедшие до нас события. О евреях при дворе в Германии во второй половине 10 века см. F. Lotter, Zu den jüdischer Deutsch- Symbiose in Zeit (О начале немецко-еврейского симбиоза в раннеоттонские времена, нем.), Archiv fur Kulturgeschichte, 55 (1973), s. 1-3. Там же, в прим. 1 – библиография. Лоттер рассматривает спасение Оттона Калонимусом, по его описаю у Титмара, там же, с. 4. Я благодарен проф. Х. Бейнарту за то, что он обратил мое внимание на это исследование.

68 См. выше, в обсуждении источников (прим. 11).

69 См. The Cambridge Medieval History, pp.30ff., 50-51.

70 Таково мнение Агуса: Urban Civilization, vol. I, ibid., p. 33 (переезд Калонимидов, по его мнению, состоялся в 887 году н.э.). Так считает и Грабойс (там же, с. 51, прим. 9). По его мнению, впоследствии Карла Толстого перепутали с Карлом Великим из-за общего имени, которое носили оба эти короля.

71 Например, 800 год (согласно еврейскому летоисчислению) как год смерти раббену Гершома, Светоча изгнания (как указано у Мааршала, там же, в начале респонса), или 830 год как дата смерти раббену Гершома, рабби Йицхака Алеви и других мудрецов, Родословная книга р. А. Закута, изд. Филипповский, Иерусалим, 5723(3) (1963), с. 217. Все эти указанные даты неверны.

72 В соответствии с объяснением Л. Гинцбурга (Гаоника, с. 57). Раппопорт и Цунц не имели возможности ознакомиться с этим источником, иначе они обязательно соотнесли бы время написания источника с периодом деятельности рабби Мешулама. Следует предположить, что рабби Мешулам адресовал свой вопрос только Шрире Гаону, из почтения к нему. Ай Гаон помог своему отцу в написании респонса, как он часто это делал в последний период гаоната своего отца. Тот, кто поместил в начале сборника респонсов слова «Аю, Отцу», взял их из подписи под респонсом, где были упомянуты отец и сын. Первый – с титулом «Гаон», второй – с титулом «Отец». Имя Ая Гаона не было позднее добавлено переписчиком, как полагает Агус (Ur­ban Civi­li­zation, Vol. I, p. 35). Логичнее было бы предположить, что могло быть опущено имя сына, поскольку вопрос был адресован только отцу, а «Отцом» здесь назван Ай. В позднейшем добавлении – после того, как Ай в 1004 году стал Гаоном – его обязательно назвали бы «Гаон». «Отец» здесь является lectio difficilior, и надо полагать, что именно это слово было в оригинале. Интерпретация Агуса притянута, поскольку, как он сам пишет (там же), раббену Гершом не учился у рабби Мешулама, жившего, по его мнению, в Майнце. (Раббену Гершом не называл рабби Мешулама своим учителем.) На основании этих соображений Агус отнес дату смерти рабби Мешулама к более раннему времени. Но если считать, что рабби Мешулам жил в Италии, отпадает необходимость в искусственных построениях. Агус ссылается также на «благословение умерших» (слова «благословенной памяти»), стоящее рядом с именем Ая Гаона; но наличие этих слов само по себе ничего не доказывает. В более поздние периоды переписчики часто добавляли формулу «благословения умерших» к именам мудрецов. К тому же, предложение Агуса не решает проблему, потому что даже если рабби Мешулам умер в 1085 году н.э., как полагает Агус (там же), все равно кажется странным тот факт, что раббену Гершом не учился у него. Раббену Гершом умер в 1028 году н.э.; соответственно, он родился около 960 года. В таком случае ему было около 25 лет, когда умер рабби Мешулам. Конечно, Агус относит рождение раббену Гершома к периоду между 950 и 960 годами (там же, с. 38). См. также ниже, прим 76.

73 См. Ш. Абрамсон, Центры и диаспора в период гаонов (ивр.), Иерусалим, 5725 (1965), с. 88, прим. 25.

74 См. выше, прим. 24.

75 Такой вывод, мне кажется, можно сделать на основании полемики о трауре по нему его внука, рабби Мешулама: «Раббену Йеуда Коэн, да будет его душа в Эдене, хотел предписать рабби Мешуламу траур по его деду рабби Итиэлю, и не позволил ему раббену рабби Элиэзер Великий, да будет его душа в Эдене» (Деяния гаонов, с. 50). Рабби Йеуда Коэн и рабби Элиэзер Великий жили в Майнце. Наиболее активная их деятельность пришлась на середину 11 века (см. мою статью о рабби Йеуде Коэне в Але Сефер 1, Рамат-Ган 5735 (1975), сс. 7–34). Если бы раббену Гершом, учитель обоих этих мудрецов, умерший в 4788 (1028) году, был жив, он бы, конечно, принял участие в этой дискуссии и вынес свое решение. Рабби Йеуда Коэн не стал бы выносить решения при жизни своего учителя. Ср. полемику о времени обрезания в Новолетие, Распространенный свет, «Законы Новолетия», § 275. Да и сама дата смерти сына, рабби Мешулама, 4855 (1095) год (см. упомянутую статью А. Н.-Ц. Рота), говорит о том, что его отец, рабби Моше, не мог родиться раньше 980 года!

76 Возможно, один из дошедших до нас вопросов был послан одновременно рабби Мешуламу и раббену Гершому, Светочу изгнания. В комментарии Мордехая к талмудическому трактату Бава Мециа, § 607, в конце респонса раббену Гершома говорится: «И написал раббену Меир от имени раббену Мешулама: “Этот вопрос требует рассмотрения, и вот его слова: “Таково мое мнение…”» (в Бодлеянской рукописи 668: «Этот вопрос не рассмотрен» и т. д.; передача этого замечания там не приписывается Маараму). Подробности ситуации, описанные в задаваемом вопросе, полностью идентичны, как становится ясно из обоих респонсов. Вопрос этот запутанный и сложный, и трудно поэтому предположить, что позже возникла еще один раз точно такая же ситуация и что упоминаемый здесь рабби Мешулам – не тот, который жил ранее. Рабби Мешулам обсуждает подробности задаваемого вопроса, ни словом не упоминая респонс раббену Гершома. Если этот рабби Мешулам жил в более поздний период и обсуждает здесь вопрос, обращенный к самому раббену Гершому, то удивительно, как он мог полностью проигнорировать респонс, написанный этим последним. Стиль респонса указывает на более раннее время его составления. Мы располагаем многочисленными респонсами раннего периода, составленными мудрецами школы Маарама. См. мою статью о рабби Йеуде Коэне в Але Сефер (прим. 75 выше). И другой респонс, принадлежащий, по всей видимости, рабби Мешуламу бен Калонимусу, о праве выкреста на наследование, цитируется впервые в респонсе раббену Ашера бен Йехиэля, ученика Маарама. Из всего этого, по-видимому, следует, что вопросы к обоим названным мудрецам действительно были посланы одновременно (а если это так, то этим подтверждается, что рабби Мешулам жил в относительно поздний период и не в Майнце!). Мы не можем установить, когда раббену Гершом начал писать респонсы. Первый респонс, который можно датировать по упоминаемым в нем историческим реалиям, относится к 1006 году. См. Й. Мюллер, Респонсы мудрецов Франции и Лотарингии (ивр.), Вена, 5641 (1881), § 101, прим. 6.

77 См. выше, прим. 23. Так считал и Динур, Израиль в изгнании, 1, 3, с. 255 и прим. 55 на с. 328. Динур полагает, что в выражении «в котле цалкони» слово «котел» (мехам) означает горячее металлическое орудие, а «цалкони» происходит от слова «цалекет», рубец, т.е. речь идет об очень тяжелой ране; видимо, автор имеет в виду изгнание из Майнца в 1012 году и непрекращающиеся гонения. Такое толкование представляется сомнительным, поскольку, по свидетельству Мюллера, в рукописи, которая была у него, но которой нет у нас, стояло «мехас цел кони» (с буквой самех вместо похожей на нее мем конечной формы), т.е. «защита под сенью Всевышнего». См. его брошюру Респонсы раббену Калонимуса из Лукки (ивр.), там же, с. 2. Это замечание Мюллера не было воспринято исследователями, которые пытались понять смысл выражения рабби Мешулама. По правде говоря, Раппопорт сам предложил подобное членение текста (в своем предисловии к Респонсам древних гаонов (ивр.), лист 13, с. 1), и жаль, что Мюллер, там же, не приводит его мнения. События в Майнце не совсем ясны. См. об этом, главным образом, H. Tykocinski, «Die Verfolgung der Juden in Mainz im Jahre 1012», Philippsons Festschrift, 1916, s. 1-5.

78 См. R. Folz, Le souvenir et la legende de Charlemagne dans l’empire germanique me­di­eval (Память и легенда о Карле Великом в средневековой германской империи, франц.), Geneve, 1973(2). А. Грабойс, там же.

79 У Раши (в его талмудическом комментарии к Беца 24б) говорится: «Теперь же пришло ко мне письмо из Гермайша, что пришел туда человек великий, мудрый и сидящий в йешиве из Рима, и имя его – рабби Калонимус, и знаток всех шести разделов Талмуда, и преподает их». «Основал йешиву» не сказано ни здесь, ни где-либо еще в текстах Раши. Нельзя, таким образом, говорить о стремлении Раши объяснить существование йешив в Германии и подчеркнуть преемственность галахической традиции (это письмо было послано Раши, по всей видимости, его зятем, Рашбамом, который в то время учился в Вормсе). Нет противоречия в словах Раши и когда он называет город: Майнц или Вормс. У Раши упоминается только «Гермайш» (=Вормс), и речь идет о рабби Калонимусе бен рабби Шабтае. В цитате на с. 51, прим. 88, также имеется ошибка. Следует читать: Магенца (источник, принадлежащий рабби Эльазару из Вормса, где речь идет о рабби Моше Переселенце). Жаль, что эта ошибка была приписана Б.-Ц. Динуру (Израиль в изгнании, там же). У него нет ошибок, в его цитате стоит: Майнц.

80 См. то, что написал о нем Аптовицер, Введение к Раавия, с. 393. Однако его мнение о том, что Калонимус бен Шабтай приехал в Вормс в 4825 (1065) году, неверно и не относится к теме нашего обсуждения. Часть наследия рабби Калонимуса бен рабби Шабтая до сих пор не опубликована.

81 См. ниже, прим. 86.

82 См. Германия иудаика, ч. 1, там же, Предисловие, сс. XVIII-XXVI.

83 Проф. Бен Сассон, светлой памяти, говорил мне, что, по его мнению, следует отметить апологетическую тенденциозность также в трудах ученых, принадлежавших к школе «науки об иудаизме» в Европе, особенно в Германии в 19 и начале 20 века. Именно под влиянием названной тенденции они сосредоточились на проблеме личности германского императора и мотивах его поступка.

8484 Об этом упоминается только у рабби Эльазара из Вормса. Проф. Бен Сассон, светлой памяти, заметил, что Мааршал (который тоже, как мы помним, основывался на источнике из школы рабби Эльазара), по-видимому, опустил это упоминание, поскольку не считал его достаточно важным с точки зрения того предмета, о котором он писал (передача традиции). Однако рабби Эльазар, стремившийся подчеркнуть влияние переселенцев на германские общины, придавал этой подробности большое значение.

85 См. J. Aronius, Regesten, nn. 73-83; B. Altmann, «Studies in Medieval German Jewish History» («Вопросы средневековой немецко-еврейской истории», англ.), PAAJR, 10 (1940), pp. 5-98. В целом этот вопрос не относится к теме нашего обсуждения – переселению семьи Калонимидов и его влиянию на еврейскую ученость в Германии. См. по этому вопросу Тикочинский, Германия иудаика, ч. 1, там же, Предисловие, с. 18 и далее.

86 См. три вышеуказанные источника из школы рабби Эльазара (выше, где обсуждаются источники). Еще одно сообщение из Французского махзора опубликовал Цунц: «И в те дни умножились войны между мусульманами и христианами. И тогда было освящение Имени и гонения в земле германской, вынуждены были беженцы спасаться во Францию, потому что не осталось уцелевшего в году 4570 (810) во всей земле германской. Пока не прибыл рабби Калонимус из Рима с императором, королем Франции, Карло Майно, и не восстановил йешивы, условия и законы, и поселились снова…» (Literaturgeschichte, s. 625). В этом источнике уже упоминается текст, называемый «Мордехай Великий», поэтому следует предположить, что он был создан не ранее 14 века. По всей видимости, Йосеф а-Коэн, который приводит подобное описание в своей книге Долина Плача (ивр.; Краков, 1895, с. 23), опирался именно на этот источник, а не на слова Раши и рабби Эльазара из Вормса, как полагали некоторые. Исторической ценности эти два источника не представляют. Некоторые события 4856 (1096) года объединены в них и отнесены к периоду, предшествующему эпохе Карла Великого. Недавно А. Давид опубликовал еще один источник, описывающий основание йешив в Германии Карлом (Сборник, посвященный юбилею Абермана, ивр., Иерусалим, 5737 (1977), сс. 69–83). Это поздний источник сказочного характера, не имеющий никакой исторической ценности. Автор смешивает события различных периодов. А. Давид уже писал об этом (там же). Возможно, на автора также оказал влияние упомянутый источник, опубликованный Цунцем.

87 О некоторых из этих вопросов я написал в других местах: о характере литературного творчества – в книге Первые мудрецы Ашкеназа (ивр.; в печати); об истоке и развитии некоторых обычаев, об их связях с галахой в Стране Израиля и с традицией итальянских евреев – в статье, которая должна скоро быть опубликована.

88 См. прим. 14 выше.

89 Респонс раббену Гершома, респонс рабби Йеуды Коэна, респонсы других мудрецов 11 века, комментарии, приписываемые раббену Гершому, книга Деяние Махири и др.

90 Потомки семьи Калонимидов породнились с членами семьи Абунидов не позднее первой половины 11 века.

91 Среди потомков семьи Калонимидов – учителей Торы следует назвать рабби Мешулама бен рабби Моше, умершего в 4855 (1095) году (см. прим. 15 выше). О нем говорится в книге Деяние Махири, в рассказе рабби Шломо бен рабби Шимшона о гонениях 4856 (1096) года и др.

92 Об этих авторах см. Цунц, Literaturgeschichte, s. 104 ff. О влиянии пийутов рабби Моше, рабби Калонимуса и рабби Мешулама на поэзию других авторов, в том числе рабби Шимона бен рабби Йицхака, см.: Аберман, Пийуты рабби Шимона бен рабби Йицхака, Предисловие, с. 10 и далее. См. также Ширман, там же (прим. 59, выше).

93 См. А. Эпштейн (прим. 36, выше); Й. Дан, там же, с. 13 и далее.

94 См. Аберман, Книга гонений в Германии и Франции, особенно сс. 26, 31, 33, 38, 40–42, 61 (рабби Йицхак, о котором там говорится, это рабби Йицхак бен рабби Моше), 100. См. также прим. 54 выше. Об основании общины в Шпейере см.: A. Epstein, « in Speier» («Основание еврейской общины в Шпейере», нем.), MGWG, 41 (1897), s. 25-43.

95 Мотив освящения Имени постоянно повторяется в пийутах членов семьи Калонимидов (начиная с произведений первых трех авторов, которых мы назвали выше). См. Аберман, там же, и Ширман, там же. См. также источники, перечисленные в предыдущем примечании. Этот мотив является основополагающим в учении германских хасидов, которое, по их мнению, ведет свое начало из традиции семьи Калонимидов.