Часть 10. Учение о славе божьей

Ответы на вопросы к десятой части

Ответ 15

На явленный аспект Божества указывают два первых высказывания: «Праведники восседают с коронами на челе и наслаждаются сиянием Шехины», «И если даже солнце, одно из тысячи тысяч мириад служителей, предстоящих Святому, благословен Он, разливается по всему миру, то тем более Шехина Святого, благословен Он». Два других высказывания указывают на Шехину как на сокрытый (хотя, возможно, и имманентный миру) аспект Божества: «Нет места на земле, свободного от Шехины», «Шехина никогда не сходила вниз, а Моисей не восходил ввысь, как сказано: “Небо – небо Господу, а землю дал Он сынам человеческим”».

Ответ 16

Сходство заключается в том, что в обоих случаях перед царем выступают несколько мудрецов, выражающих различные теологические позиции, а также в том, что результатом диспута было обращение царя и всего его народа в иудаизм.

Различие состоит в том, что у Йеуды Хасида действие разворачивается в Испании, а не в Хазарии, равно как и в том, что все три мудреца у него – иудеи, тогда как в Козари выступают поочередно философ, христианин и мусульманин, и лишь вслед за ними появляется раввин, выражающий мировоззрение автора.

Ответ 17

Отнюдь нет. Множество разнообразных явлений, в которых германские хасиды усматривали нечто удивительное и сверхъестественное, служили основанием для теологических построений в духе принципа «Памятными сделал Он чудеса Свои». Чудесными явлениями, напоминающими о чудесах Божьих, считалось, к примеру, чутье собаки, или способность человека воспринимать одновременно несколько цветов.

Ответ 18

В этой концепции действительно сводится на нет сверхъестественный элемент пророчества – зримое чудо, которое свидетельствует о его исключительной значимости. В рамках этой концепции, пророчество – духовное событие во внутреннем мире индивида, никак не отраженное внешней реальностью.

Ответ 19

Характеризуя позицию третьего собеседника, также можно говорить об умалении значимости пророческого опыта, хотя и в ином смысле, чем в случае с первым мудрецом. С точки зрения третьего мудреца пророчество подчинено природным закономерностям, пророческое видение имеет дело с тварной сущностью, которая является частью физической реальности. Общее для обеих позиций – исключение пророческого опыта как переживания сверхъестественного, отрицание связанной с таким переживанием уникальности пророчества и включение пророчества в обычный порядок явлений – природных или психических.

Ответ 20

Эти библейские стихи кардинально важны при обсуждении Божественного откровения в силу ряда причин. Во-первых, в них говорится о Моисее, величайшем из пророков, и речь идет о событиях, непосредственно связанных с откровением на горе Синай. Во-вторых, в этих стихах описаны последовательные этапы откровения и проводится четкое различие между тем, что может быть раскрыто, и тем, что недоступно даже для пророка; столь ясное указание на границы пророческого постижения – исключительное явление в библейских текстах, описывающих откровение. И, наконец, в этих стихах появляется важнейшее для хасидской концепции откровения понятие Славы Божьей («покажи мне Славу Твою»).

Ответ 21

В материальной действительности творец воплощает свой замысел и волю во внешнем мире. Его творение никоим образом не может быть частью его внутреннего мира. Эманация, напротив, описывает отношения начала и порождаемой им сущности, которые не подчинены таким ограничениям. Порождение сохраняет неразрывную связь со своим началом, когда исходит из него, продолжая составлять с ним единое целое.

Ответ 22

Если концепцию пророческой теофании как явления низкого уровня Божественной эманации сравнивать с представлением о том, что пророкам раскрывается Сам Бог, то, разумеется, можно усмотреть в ней принижение достоинства пророческого откровения. Если, однако, альтернативой будут два приведенных выше мнения, одно из которых объявляет откровение субъективным переживанием пророка, а другое – чувственным созерцанием сотворенной сущности, то можно, напротив, сказать, что эта концепция возвышает достоинство откровения.

Ответ 23

Не следует отождествлять контакт с Богом и Его близость ко всему сущему. Контакт наделен религиозным, духовным значением для человека. Имманентный аспект Божества, наполняя вселенную, объемлет также и человека, который, однако, не в силах воспринять его и вступить с ним в контакт. По этой причине божественная имманенция не имеет особого значения для религиозного опыта. В противоположность этому, Божественная сила, являющаяся в определенные моменты времени и не присутствующая повсюду постоянно, сила, с которой возможен контакт, играет важную роль в религиозной жизни.

Ответ 24

Есть существенная разница между пророком и праведником, поскольку пророк переживает откровение в этом мире, и оно становится сущностью его жизни, тогда как праведник удостаивается этого после смерти, это награда, вручаемая ему в загробном мире.

Ответ 25

Да. Представляется, что мистический опыт «нисхождения к Колеснице» достигал своей кульминации, когда мистик представал в седьмом чертоге небес перед Престолом Славы, на котором восседал Тот, Чей Облик подробно описан в трактате Шиур Кома.

Ответ 26

Наиболее явное отличие – отношение к псевдоэпиграфии: в то время как последователи Йеуды Хасида и Эльазара из Вормса не имели склонности выдавать свои сочинения за труды древних авторитетов, все сочинения кружка «Особого Херувима» приписаны реальным или вымышленным мудрецам прошлого.

Ответ 27

«Гимн единственности» – поэтическое сочинение, излагающее в популярной форме основные положения учения о Боге трансцендентном и имманентном в духе писаний Саадии Гаона. Книга разумеющего – комментарий к молитве «Шма Йисраэль», содержащий краткое обсуждение основных теологических положений германского хасидизма, вопросов о пророческом откровении и о трактате Шиур Кома.

Ответ 28

Концепция Йеуды Хасида существенно отличается от позиции автора «Суждения». Рабби Йеуда учит, что высший лик Славы соединен с сокровенным Божеством и не раскрывается в пророческом откровении, тогда как низший лик Славы, подобно Особому Херувиму в нашем тексте, обладает зримой формой и является пророкам.

Ответ 29

Отношение к этой дилемме служит водоразделом между рационалистом и мистиком. Первый неизменно отдает предпочтение совершенству и абсолютному единству Бога, даже ценой отказа от возможности вступить с ним в контакт в рамках повседневной религиозной жизни. В противоположность этому, мистик помещает встречу с Богом в центр своего религиозного бытия. Попытки обосновать возможность такой встречи зачастую приводят к концепциям, признающим наличие в Божестве различных уровней и аспектов, – концепций, нарушающих цельность единобожия.