Часть 11. Учение о сотворении мира и создании голема

11.3 Создание голема

В предыдущей главе мы уделили большое внимание вере в силу священных Имен и букв алфавита, которую разделяли все направления германского хасидизма, равно как и ранние каббалистические школы Прованса и Испании. Представители всех этих течений полагали, что нет никакой возможности отделить акт творения от тех средств, с помощью которых он осуществлялся. Воление и решение, приведшее к сотворению мира, исходит от Бога, инструмент же творения – это Его Имена, составленные из букв алфавита. Вследствие этого эти мыслители были убеждены в том, что творящая сила заключена в самих буквах и Именах.

Такой образ мыслей обрел опору и обоснование в авторитетном источнике – древней Книге Tворения, которая описывает буквы как инструмент творения, определивший структуру вселенной. Это обстоятельство объясняет то внимание, которое уделяли этому тексту средневековые мистики, составившие к Книге Творения множество комментариев.

Тезис о том, что творящая сила заключена в Именах и буквах, порождает естественный вопрос: если воление Бога не является единственной и непосредственной причиной творения, то не может ли кто-нибудь помимо Него воспользоваться Его инструментами? Иными словами, не может ли тот, кто посвящен в тайну букв творить подобно Богу? Если сила творения заключена в буквах и Именах, нельзя ли использовать ее для того, чтобы и человек мог творить посредством слова?

Подобного рода вопросы знаменуют переход от теологии к магии1, от теоретического учения о Боге-Творце к вопросам магической практики. Ярким примером такого перехода в еврейской традиции служит практика создания голема – рукотворного человеческого существа с помощью тех самых инструментов и средств, с помощью которых Бог творил мир и человека в начале времен. В настоящей главе мы проследим историю этой концепции в контексте еврейской мысли, обращая особое внимание на то, как она освещалась в эзотерической литературе германского хасидизма2.

❒ Вопрос 8
Не противоречит ли, на ваш взгляд, представление о том, что человек способен сотворить голема, идее Божественного всемогущества, и не приравнивает ли оно Бога и смертного? ❑

11.3.1 Современная легенда о големе

В настоящее время сюжет о создании голема известен в первую очередь благодаря легенде о големе, созданном пражским раввином Йеудой Левом бен Бецалелем (Мааралем); голем был слугой раввина и защитником евреев от козней клеветников и преследователей. Легенда эта на самом деле является плодом художественного вымысла и лишена исторических корней. Подлинные сочинения рабби Лева хорошо сохранились и широко известны. В них рассматривается множество разнообразных тем и обстоятельно излагаются взгляды автора, но нигде, ни прямо, ни косвенно, не затрагивается тема голема или даже более широкий вопрос о творении посредством букв3. Точно так же имеющиеся в нашем распоряжении сведения о жизни рабби Йеуды Лева не дают основания приписывать ему занятия магией. В действительности же легенда, приписывающая рабби Леву создание голема, в своей основе является литературным произведением, созданным в 20 веке.

Йегуда Лев (Лива) бен Бецалель (МааральАббревиатура слов Морену а-рав рабби Лев, «наш учитель и раввин рабби Лев».) Пражский. Родился в Познани в 1512 (?) и умер в Праге в 1609. Раввин, религиозный мыслитель и моралист, автор многочисленных сочинений, в которых он интерпретирует талмудические изречения, опираясь на глубокое знание как средневековой еврейской философии, так и каббалы. Рабби Лев оказал влияние не столько на своих современников, сколько на отдаленные поколения, в особенности на восточно-европейский хасидизм (конец 18 и 19 вв.) и на еврейскую мысль 20 века.

pic2-11.3.jpg

Иллюстрация 2

Трактат «Тайна зачатия и левиратного брака», приписываемый Эльазару из Вормса, MS Biblioteca Apostolica Vaticana, №231.

Создателем современной легенды о големе был рабби Иеуда Юдл Розенберг (1860-1935), раввин, публицист и плодовитый беллетрист, писавший на идише и иврите в конце 19 и первой трети 20 века4. Его книга Чудеса Маараля, изданная анонимно в 1909, принесла популярность легенде о големе, прочно связав ее с пражским раввином, потомком которого считал себя Розенберг. В еврейской литературе 18 и 19 веков можно найти лишь скудные намеки на легенду о пражском големе, которые и послужили пищей для богатого художественного воображения рабби Юдла.

11.3.2 Легенда о големе в истории еврейской литературы

В развитии предания о големе можно выделить два этапа: первый – теоретический, когда вырабатывались умозрительные предпосылки и обсуждалась возможность создания голема, второй – нарративный, когда стали распространяться рассказы о знаменитых мудрецах, создавших голема, обычно в качестве своего слуги или помощника. Интересно, что самое раннее из таких преданий оказывается связанным с германским хасидизмом: в нем фигурирует не кто иной как рабби Шмуэль Хасид, отец Йеуды Хасида. Это предание содержится в рассказе, относящемся, по-видимому, к концу 15 века и входящем в сборник агиографических повествований, посвященных германским хасидам5.

Любопытно отметить, что в версии этого сборника, изданной на идиш, упоминания о слуге-големе были опущены6. По-видимому, авторы сборника не хотели затрагивать столь причудливую и опасную тему в книге, рассчитанной на широкую публику. Во всяком случае, этот пример свидетельствует об особом месте германских хасидов в нарративной традиции, связанной с големом. Нас, однако, будет интересовать другое: представления о големе и о способе его создания. В последующих параграфах мы рассмотрим основные свидетельства об истории этой концепции.

❒ Вопрос 9
Перечитайте рассказ № 77 в главе 8.3 в 8 части курса. Можно ли заключить на основании этого рассказа, что рабби Шмуэль действительно создал голема? ❑

11.3.2.1 Талмудические источники

Средневековые мистики, занимавшиеся вопросом о големе, опирались на древний и довольно темный талмудический источник, который питал их веру в способность человека создать живое существо. Речь идет о двух рассказах, содержащихся в трактате Санедрин Вавилонского Талмуда. В первом из них рассказывается про Равву, представителя 3 поколения вавилонских амораевПервая половина 4 в. н. э., который создал человека и послал его к своему другу рабби Зеире. Рабби Зеира заговорил с посланцем, но тот не ответил. Рабби Зеира догадался, кто перед ним7, и вернул его в прах. Второй рассказ повествует о рабби Ханине и рабби ОшайиПалестинские амораи конца 3 – начала 4 в. н. э., которые каждый канун субботы занимались «законами Творения» и попутно создавали тройного теленка8, которого зарезали и подавали на субботнюю трапезу.

Средневековые адепты тайных наук извлекали из этих текстов двоякую пользу: во-первых, благодаря им практика творения живых существ получала санкцию Талмуда и его ведущих авторитетов, а во-вторых, в них идентифицируется источник, на котором должна основываться эта практика. Средневековые мистики были уверены, что «законы Творения», о которых идет речь в Талмуде, суть не что иное как знаменитая Книга Творения. Следует отметить, что во многих ранних манускриптах Книга Творения называется «законами Творения», хотя возможно, что этот вариант возник уже под влиянием талмудического пассажа. Нам не известно, подразумевается ли под «законами Творения» Книга Творения, или же эти слова указывают не на конкретный текст, а на правила и законы творения мира и человека. Однако для средневековых мыслителей смысл этого пассажа был ясен: Талмуд свидетельствует здесь, что перед тем, кто основательно изучил Книгу Творения открывается тайна создания живых существ – людей или животных, и ничто не мешает ему применить это знание на практике.

❒ Вопрос 10
Можно ли заключить на основании талмудического рассказа, что создание голема было практикой, распространенной среди мудрецов Талмуда? ❑

Благодаря такой интерпретации талмудического текста средневековые мистики получили подтверждение своей твердой уверенности в том, что творящая сила не сводится просто к воле Бога, но опосредована силами, заключенными в буквах и священных Именах. Тот, кто постиг тайну букв и Имен и научился правильно применять их в соответствии с описаниями и разъяснениями Книги Творения, может творить подобно Богу, подобно тому как это делали Рава, рабби Зеира, рабби Ханина и рабби Ошийа. Изучение Книги Творения, таким образом, не просто теоретическое занятие, а практика, нацеленная на повторение деяний Самого Бога.

11.3.2.2 Йеуда бен БарзИлай из Барселоны о создании голема

По-видимому, первый средневековый текст, упоминающий о создании голема, содержится, как и можно было ожидать, в комментарии ко Книге Творения. Рабби Йеуда бен Барзилай из Барселоны закончил свой Комментарий ко Книге Творения в середине 12 века. Это первый большой компендиум эзотерического знания, составленный в Средние века. Его автор был одним из выдающихся религиозных авторитетов своего поколения, автором важного галахического сочинения Книга времен. Йеуда бен Барзилай был знатоком традиций гаонического периода, как тех, что касаются галахи, так и тех, что связаны с эзотерическими предметами. Не будучи самостоятельным мыслителем или практикующим мистиком, он видел свою задачу в собирании и сохранении древних традиций. Выполняя эту задачу, рабби Йеуда превратил свой Комментарий ко Книге Творения в обширную антологию разнообразных древних источников.

❒ Вопрос 11
Можно ли указать на талмудический источник предания, приписывающего праотцу Аврааму создание голема? См. ниже, а также классические комментарии к стиху: «И души, которые они сделали в Харране» (Быт 12:5). ❑

В конце своего Комментария ко Книге Творения рабби Йеуда поместил следующее дополнение:

В старых рукописях мы находим следующееПо-видимому, речь идет о том, что в старых рукописях Книги Творения она завершалась эпилогом, приводимым здесь.: И когда родился Авраам, отец наш, сказали Ангелы Служения перед Святым, благословен Он: Владыка мира! Возлюбленный есть у Тебя в мире, неужели Ты будешь что-либо скрывать от него? Тот час же сказал Святой, благословен Он: «Утаю ли Я от Авраама...»Слова: «утаю ли Я от Авраама то, что Я делаю» наш источник относит не к предстоящему наказанию Содома и Гоморры, а к деяниям Бога при творении мира (Либес, Грех Элиши, см. следующее примечание, с. 133). (Быт 18:17). Посоветовался Он с Торой и сказал: «Дочь моя, давай мы выдадим тебя замуж за Авраама, возлюбленного моего». И сказала она пред Ним: «Нет, пусть придет кроткий и возьмет в жены кроткую». Тотчас же посоветовался Святой, благословен Он, с Книгой Творения и она сказала: «Да!», и Он отдал ее Аврааму. И сидел тот в уединении и углублялся в нее, но не мог понять в ней ничего, до тех пор, пока не раздался глас небесный и рек ему: «Не хочешь ли сравнять себя со Мной? Я Единый, создавший Книгу Творения и исследовавший ее. Ты же не сможешь постичь ее в одиночку, приблизь к себе друга, и всмотритесь в нее вместе, и тогда уразумеете ее». Тотчас же пошел Авраам к Симу, учителю своему, и сел рядом с ним на 3 года. И они всмотрелись, и познали, как творить мир.

И до сих пор не появилось человека, который постиг бы эту книгу в одиночку, только вдвоем мудрецы способны на это. И не постигают ее до истечения 3 лет, когда же постигают, то получают возможность совершать все, что их сердце пожелает. И когда Авраам постиг ее, он приумножил весьма свою мудрость и изучил всю Тору. Равва пытался постичь ее в одиночку, и сказал ему рабби Зеира: «Ведь написано: “меч на обаятелей (бадим), и они обезумеют” (Иер 50:36) – меч на ненавистников мудрецов, которые сидят поодиночке (бадад) и занимаются Торой. Коли так, давай встретимся и займемся Книгой Творения». И сели они вдвоем и созерцали ее 3 года, и постигли ее.

И создался у них телец, и они зарезали его и отпраздновали завершение трактата. Но когда зарезали тельца, постигнутое было забыто ими, и они сидели над книгой еще 3 года, пока не вернули его.

(Комментарий ко Книге Творения рабби Йеуды из Барселоны, издание со введением и примечаниями Соломона Залмана Хальберштама, Берлин, 5645, с. 268В переводе использованы два критических издания этого текста по ранним рукописям: Йеуда Либес, Грех Элиши. Четверо вошедших в Пардес и природа талмудической мистики (ивр.), Иерусалим 1990, сс. 131-137; Моше Идель, Голем. Магические и мистические традиции относительно искусственного человека (ивр.), Иерусалим – Тель-Авив, 1996, сс. 271-275.).

Приведенный пассаж, посвященный прославлению Книги Творения, связывает ее с именем праотца Авраама. Бог, желая вознаградить Авраама, собирается даровать ему Тору, но та отказывается, говоря, что она уже предназначена Моисею. Вместо Торы Авраам получает Книгу Творения. Из этого рассказа следует, что Книга Творения сравнима с Торой по святости и значительности. Тесная связь Книги Творения с Авраамом – общепринятое представление в средневековой еврейской литературе.

❒ Вопрос 12
Каков смысл выражения «созерцали (цафу) ее 3 года», появляющееся в конце фрагмента? Следует иметь в виду темы, обсуждавшиеся в 1 части курса, параграф 1.4.1. ❑

В приведенной Йеудой бен Барзилаем цитате из «старых рукописей» высказаны 3 положения, существенные для нас:

• Тот, кто постиг Книгу Творения, способен творить мир – так обрели эту способность Сим, сын Ноя, и Авраам, изучавшие книгу на протяжении 3 лет.

• Равва и рабби Зеира изучали Книгу Творения и создали при этом тельца – это первый пример отождествления упоминаемых в Талмуде «Законов творения» с известной нам Книгой Творения.

• Следует изучать эту книгу на протяжении по меньшей мере 3 лет, и не в одиночку, а вдвоем9.

Нигде в этом фрагменте не упоминается о создании голема во времена самого повествователя. В нем, однако, говорится о существовании непрерывной традиции применения Книги Творения от праотца Авраама и до мудрецов Талмуда, выражается убеждение в божественном происхождении Книги и в том, что в ней заложено знание, дающее возможность творить миры. Идея голема прошла несколько этапов развития, прежде чем средневековые адепты тайного учения пришли к убеждению, что они способны творить живые существа с помощью Книги Творения. В следующих параграфах мы рассмотрим эти этапы, приведшие к формированию представлений германских хасидов о силах, заключенных в Книге Творения, и об их практическом применении.

11.3.2.3 Создание голема согласно текстам КРУЖКА «умозрения»

Один из самых любопытных текстов, свидетельствующих о формировании представления о големе в средневековой еврейской литературе, содержится в мистическом трактате Толкование Тетраграмматона10, дошедшем до нас в нескольких рукописях. Этот трактат связан с особым течением мистической мысли, о которой нам известно очень мало. Первым исследователем литературы этого течения был Гершом Шолем, который дал ему наименование «Кружок Умозрения», по названию Книги Умозрения11, самого значительного из сочинений, созданных авторами этого круга.

Исследования Шолема показали, что в рамках «Кружка Умозрения» была разработана особая мистическая символика, которая существенно отличалась и от системы символов ранней каббалы, и от символики германских хасидов. Центральное место в учении этого кружка занимает довольно странная мистика цветов, светов, искр, вместе с разветвленной системой высших сил, порождающих друг друга в процессе эманации; в ряде источников указывается, что сил насчитывается 13. Книга Творения была основополагающим текстом для этого кружка, и многие пассажи в этих сочинениях представляют собой толкование тех или иных мест в этой книге. Как и в Книге Творения, мистика чисел играет здесь центральную роль, буквы алфавита и их комбинации служат ключом для понимания глубинного смысла космической и Божественной реальности.

Нам неизвестно, когда и где развертывалась деятельность кружка «Умозрения». Можно предположить, что это происходило в Провансе или в Северной Испании в конце 12 и начале 13 века. По-видимому, этот кружок оказал большое влияние на первых каббалистов в Провансе и Героне, усвоивших многие из его символов и понятий. Влияние, по-видимому, было обоюдным: некоторые из младших представителей кружка «Умозрения» усвоили каббалистические понятия, в связи с чем можно встретить сочинения, относящиеся к позднему периоду творчества кружка, которые совмещают его характерную терминологию с каббалистической доктриной сефирот. Поскольку трактат Толкование Тетраграмматона не обнаруживает никакого влияния каббалистической терминологии, его можно отнести к раннему этапу деятельности представителей кружка «Умозрения», возможно, к самому началу 13 века. Пассаж, посвященный созданию голема, приводится в Толковании Тетраграмматона как цитата из древнего источника.

Толкование Тетраграмматона

В Книге упования, которую написал рабби Йеуда бен Бтера, мы находим следующий рассказ. Иеремия (мир ему!) занимался Книгой Творения в одиночку, и раздался глас небесный и рек ему: «Приобрети себе товарища!» Пошел он к бен Сире, сыну своему, и они вместе занимались Книгой Творения на протяжении 3 лет, дабы исполнить то, что написано: «Тогда говорили друг с другом боящиеся Господа…» (Мал 3:16)Полностью этот стих звучит так: «Тогда говорили друг с другом боящиеся Господа; и внимал Господь, и выслушал, и написана была памятная книга пред Ним для боящихся Господа и чтущих Имя Его» (Мал 3:16, перевод Йосефона). Мишна заключает отсюда: «если двое сидят и между ними пребывают слова Торы, то Шехина почиет между ними» (Авот 3:2).. По завершении 3 лет, когда пожелали они сочетать алфавиты путем Соединения, Обобщения и ИзреченияВ кружке «Умозрения» говорится о 5 видах операций с буквами, обозначаемых терминами Устроение (тиккун), Соединение (церуф), Изречение (маамар), Обобщение (михлал) и Исчисление (хешбон)., и создался у них некий человек, на лбу которого было начертано: Адонай Элоим Эмет («Господь Бог есть истина») (Иер 10:10), и был в руке у него нож, и он стирал им алеф в слове эмет («Истина») – и оставалось мет («Мертв»).

И разодрал Иеремия одежды свои и сказал Иеремия ему: «Почему ты стираешь алеф в слове эмет (“Истина”)?» И ответил тот: «Я расскажу тебе притчу. На что это похоже? На строителя, который построил много домов, городов, посадов. И никто из людей не замечал его искусства, не познавал его разумения и мастерства, до тех пор, пока не явились двое людей, которые уговорили его, и он научил их тайне своего искусства. И начали они оскорблять его своими речами, пока не покинули его общества и не стали сами строителями, подобными ему. Ту работу, за которую он брал динар, они выполняли за 6 грошей. Когда заметили это люди, они прекратили почитать первого мастера и стали приходить к тем двоим, и почитать их, и обращаться к ним по всем делам строительства, в которых они нуждались.

Так же и Творец. Он сотворил вас по образу Своему, и подобию, и форме. И теперь, если вы, подобно Ему, создадите человека, то скажут: «Нет других богов в мире, кроме этих!» Сказал ему Иеремия: «Коли так, как можно это исправить?» Он ответил: «Напишите алфавиты в обратном порядке на том прахе, в который помыслами вашего сердца была вброшена \душа\, и не помышляйте о них путем почтения и Устроения (тиккун), а путем Обобщения (михлал) и Изречения (маамар) в обратном порядке». И сделали они так, и превратился тот человек в прах и пепел. И сказал тогда Иеремия: «Воистину, не подобает человеку изучать эти вещи с целью применения, а только для того, чтобы познать величие и могущество Творца мира».
(Рукопись Флорентийской Библиотеки № 41, с. 200.)

В приведенном рассказе содержится резкая полемика, направленная против практики создания голема, полемика, которая могла иметь место только в том случае, когда такая практика была известна и распространена. Автор делает выразителем своей позиции самого голема, заставляя его объяснить причину запрета на практическое применение Книги Творения. Причина этому заключается в том, что, занимаясь такой практикой, человек вступает в конкуренцию с Творцом. Автор приводит притчу, в которой он уподобляет Творца мира ремесленнику, чье положение гарантировано до тех пор, пока ему удается сохранить при себе секреты ремесла. Как только он делится своей тайной с двумя приятелями, они становятся его конкурентами и начинают выполнять те же работы, что и он, но за меньшую плату. Более того, они оказываются в центре внимания, удостаиваются почета и уважения со стороны окружающих, тогда как настоящий мастер оказывается забытым.

Анализ притчи и вытекающих из нее следствий убеждает нас в том, что мы имеем дело с весьма радикальной концепцией творения. Согласно этой концепции, способность творения принадлежит Богу не в силу того, что Он есть Бог, а в силу знания тайн Книги Творения. В тот момент, когда Он открывает это знание людям, они обретают способность творения, сравнимую со способностью Божества. Те, кто изучают Книгу Творения подобающим образом – на протяжении 3 лет12 – могут повторить деяния Бога, сотворившего мир, по крайней мере в том, что касается творения человека.

pic%203.jpg

Иллюстрация 3

Берайта Йосефа бен Узиэля, заключительный лист. Манускрипт Библиотеки Британского Музея № 5510, Harley.

❒ Вопрос 13
Перечитайте Вопрос 8 в этой части нашего курса и ответьте в связи с последними текстами: нет ли в них умаления Божественного достоинства? ❑

Как мы видели ранее, уже в рассказе из Комментария ко Книге Творения Йеуды Барселонского (см. выше, параграф ‎11.3.2.2) Книга Творения приравнивается к самой Торе по святости и значимости. Настоящий текст идет еще дальше, приписывая тем, кто постиг эту книгу, неограниченные возможности творения, которые делают их соперниками самого Бога. Единственный способ избежать того, чтобы люди, могущие творить, не затмили Бога, состоит в их добровольном самоограничении: мудрецы, изучающие Книгу Творения, должны проявлять сдержанность и ограничиваться теоретической стороной предмета, не помышляя о его практическом применении. Иными словами, адепты тайного знания, постигшие Книгу Творения, являются потенциальными соперниками Божества, и от них требуется проявлять сдержанность для того, чтобы не вступить в действительное соревнование с ним. Следует обратить внимание на то, что одновременно с возвеличиванием Книги Творения происходит и возвеличивание мистика.

Трудно усомниться в том, что приведенном фрагменте отразился длинный путь развития представлений о Книге Творения и о создании голема с ее помощью. Нам неизвестно время появлении данного текста, поскольку он приводится как цитата из «Книги упования, которую написал рабби Йеуда бен Бтера». Такая книга не упоминается в других источниках, и никто из известных нам мудрецов, носивших имя Йеуда бен БтераИзвестны рабби Йеуда бен Бтера, живший в середине 1 в. н. э., и его потомок с тем же именем, живший во 2 веке. не может быть ее автором. Возможно, таким образом, что Книга упования – фикция автора Толкования Тетраграмматона, хотя и не исключено, что такой источник действительно существовал в древности, но впоследствии его следы затерялись.

Следует обратить внимание на еще два важных момента, касающихся рассматриваемого текста: во-первых, это замена Авраама в качестве героя рассказа на Иеремию и, как следствие, замена Сима на бен Сиру, сына Иеремии. В рассказе, приводимом у Йеуды бен Барзилая, Авраам на протяжении 3 лет изучает Книгу Творения, взяв себе в товарищи Сима, в Толковании Тетраграмматона то же самое делает Иеремия вместе с бен Сирой. Возникает вопрос: что привело к такой замене персонажей? Во-вторых, в этом фрагменте дается конкретное описание способа возвращения голема в исходное состояние, описание, из которого можно узнать о способе его создания. В следующем параграфе мы остановимся на первом из отмеченных моментов, а в дальнейшем – на втором.

11.3.2.4 Тема голема в писаниях КРУЖКА «особого Херувима»

До нас дошел текст, объединяющий две упомянутые традиции – ту, что связывает Книгу Творения с праотцом Авраамом, и ту, где протагонистом выступает Иеремия. Этот текст также содержится в комментарии ко Книге Творения, известном как комментарий Псевдо-Саадии13. Как явствует из названия, это сочинение традиционно приписывается Гаону; многие из его пассажей начинаются аббревиатурой «п.р.с.», которую принято расшифровывать как пераш рав Саадия (истолковал рав Саадия). Однако нет уверенности, что именно так надо понимать эту аббревиатуру, и как бы то ни было, все эти пассажи отсутствуют в настоящем комментарии Гаона, а их содержание противоречит хорошо известным принципам мировоззрения Саадии, изложенным в его многочисленных сочинениях.

Не представляет никакой трудности указать на идейный контекст рассматриваемого источника. Его можно с уверенностью отнести к течению, неоднократно упоминавшемуся нами ранее – к кружку «Особого Херувима». Как уже упоминалось, основополагающим текстом в этом кружке была псевдоэпиграфическая берайта, приписываемая Йосефу бен Узиэлю, который якобы приходился бен Сире внуком14. Многие пассажи в Комментарии Псевдо-Саадии дословно совпадают с пассажами из Берайты Йосефа бен Узиэля, сочинений Эльханана бен Йакара и других текстов этого кружка. Приведем начальные фразы из введения к Комментарию Псевдо-Саадии:

«Разумение Эйтана Эзрахи»Пс. 89:1.Эйтан Эзрахи – мудрец и автор псалмов, живший, по-видимому, во времена Давида (ср. I Ц 5:11; I Хр 2:6, 8; ср. там же, 6:29; 15:17, 19). Согласно мидрашу, это эпитеты праотца Авраама: Эйтан – могучий, неколебимый, Эзрахи – воссиявший, явившийся с востока., нашего праотца, который устремил сердце свое, чтобы познать мудрость и страх Божий, чтобы постичь своим разумением всю Книгу Творения, то, каким образом сотворил Святой, благословен Он, мир, и посредством чего. Ибо у нас есть предание, что Аврааму было 48 лет, когда он начал заниматься этой книгой в одиночку, увидев, что в поколении РазделенияТрадиционное название поколения строителей Вавилонской башни (см. Быт 10:25). язык всех людей, кроме израильтянАнахронизм, речь идет об отдаленных предках народа Израиля., смешался, и они разделилось на 70 языков. И он начал размышлять о Начале и о том, что предшествовало всякому созданию. И занимался он этим в одиночку на протяжении 3 лет, пока не сказал ему Святой, благословен Он: «Не хорошо быть человеку одному» (Быт 2:18), ибо в одиночку судит только ЕдиныйАвот 4:8.. Пойди к Симу, сыну Ноеву, и займитесь ею вместе, и преуспеете. И Авраам сделал так, и занимались они вместе, пока не исполнилось ему 52 годаСогласно Талмуду, возраст, когда Авраам начал учить людей и «создавать (делать) души». С этого момента начинается отсчет «эпохи Торы» (Авода Зара 9а)..

«Души, которые они сделали [создали] в Харране». В мидраше рассказано, что они действительно создали человека, но он должен был умереть. Так говорится в мидраше: Иеремия и бен Сира создали человека при помощи Книги Творения; на лбу человека было написано слово эмет (истина), то самое Имя, которое было произнесено при Создании – «которые сотворил (бара’) Бог (Элоим) созидать (ляасот)». И человек тот стирал алеф, как бы говоря: лишь Святой, благословен Он, истинен, и должен был тот человек умереть.

(Комментарий Псевдо-Саадии ко Книге Творения, изд. Штейншнейдера, в: Magazin für die Wissenschaft des Judentums, 18 ежегодник, 1892, с. 83.)

Приведенный фрагмент из Комментария Псевдо-Саадии ко Книге Творения содержит две традиции, с которыми мы уже познакомились ранее: приводимый в комментарии Йеуды бен Барзилая рассказ об Аврааме и Симе, и вариант из Книги упования Йеуды бен Бтеры, в котором действуют Иеремия и бен Сира. В приведенном фрагменте автор дважды ссылается на Мидраш: для подтверждения буквального толкования стиха «души, которые они сделали [создали] в Харране»15 и в связи с големом, которого создали Иеремия и бен Сира.

Вне всякого сомнения, сюжет о големе, созданном Иеремией и бен Сирой, вводится здесь как дополнение к рассказу о големе Авраама и Сима; восходит он к Алфавиту бен Сиры. Алфавит бен Сиры – составленный в эпоху гаонов сборник рассказов о мудрости бен Сиры. В этом сборнике бен Сира впервые появляется как сын Иеремии; поскольку его матерью была дочь Иеремии, бен Сира оказывается и сыном, и внуком пророкаСм. параграф 3.1.2 в 3 части курса и приложение 7 там же.. Здесь же впервые появляется имя Йосефа бен Узиэля, внука бен Сиры. Псевдоэпигафическая берайта, автором которой считался Йосеф бен Узиэль, была основополагающим текстом для кружка «Особого Херувима». В известных нам вариантах Алфавита бен Сиры нет упоминаний о создании голема, и можно предполагать, что связь между преданиями о бен Сире и традицией голема возникла в кругах средневековых мистиков.

11.3.3 Возвращение голема во прах

Разрабатывая свое учение о творении, германские хасиды не ограничивались сугубо теоретическими спекуляциями. Как мы видели выше, это учение имело практический аспект; те, кто постигал тайну творения, стремились проверить обретенное знание на практике, создавая голема. Практика создания голема включала и способ его уничтожения, возращения в прах. Процедура создания голема, равно как и способ его уничтожения, довольно подробно описаны в нескольких сочинениях, среди которых можно выделить Комментарий ко Книге творения Эльазара из Вормса, и созданный в кружке «Особого Херувима» Комментарий Псевдо-Саадии, – сочинение, предисловие к которому мы цитировали выше. Главное в создании и уничтожении голема – это комбинирование букв. Оба сочинения приводят длинные списки различных сочетаний букв (обычно попарных16), которые иногда называются «коловращением букв» (гилгуль отийот) или «колесом букв» (галгаль отийот) – выражение, возникшее под влиянием Книги Творения.

Процедура сотворения голема состоит обычно из двух этапов. Сначала следует создать голема из прахаxСмешанного с водой, то есть, по сути дела, из глины.. В этом контексте слову «голем» возвращается исходный смысл, который это слово имело в мидрашах: глиняная масса, которой уже придана форма человека, но которая еще лишена дыхания жизни, иными словами, глиняная статуя. Только в более поздний период стали называть големом искусственное существо, даже если оно наделено душою. На следующем этапе учитель и ученик обходят глиняную фигуру по кругу, произнося при этом сочетания букв, приводимые в источниках. В ходе этого действия душа постепенно проникает в изваяние, которое начинает пробуждаться к жизни. В том случае, когда требуется уничтожить голема, совершают то же действие в обратном порядке: обходят в противоположном направлении, произнося сочетания букв задом наперед. В результате душа покидает голема и он погружается в землю, рассасываясь в ней.

Источники описывают опасности, связанные с этой процедурой. В Комментарии Псевдо-Саадии приводится рассказ о двух учениках, создавших голема. Когда они попытались его уничтожить, то вместо того, чтобы голем уходил в землю, стали погружаться в землю сами ученики. К счастью, в этот момент появился учитель, который велел им произносить буквы в обратном порядке; голем ушел в землю, а ученики спаслись. Создается впечатление, что практика создания голема была хорошо известна, ее живо обсуждали, о ней ходило много рассказов. Вместе с этим, необходимо отметить, что во всех этих источниках не говорится о целях создания голема, о том, какие задачи он должен был выполнять. Похоже, речь идет об «упражнении», с помощью которого можно было проверить изучающих Книгу Творения: насколько постигли они тайны книги и смогут ли они применить приобретенное знание, воспроизводя Божье творение. Голем как помощник и слуга своего создателя проявляется довольно поздно, в 16 веке, а знаменитая история о големе пражского раввина Лева, восходит, как мы уже упоминали, к совсем недавнему времени.

Рассмотренные примеры свидетельствуют о том, что в кругах германских хасидов происходил переход от чисто умозрительного подхода к вопросам творения к практико-магической деятельности. Учение о сотворении мира не замкнулось в рамках чистой теории, оно приобрело практическую составляющую, которая была уделом наиболее искушенных адептов тайного учения. При этом теоретический аспект доктрины оставался доминантным: главной целью при изучении Книги Творения было постижение тайны букв и Имен, а создание голема было проверкой полученных знаний, а не самостоятельной целью. Таким образом, здесь, как и в других вопросах эзотерического учения германских хасидов, магический элемент играет подчиненную и второстепенную роль.

1 От гр. mageia – волшебство, колдовство. В Средние века и Новое время различалась «белая магия» (чудеса, совершаемые с помощью светлых сил) и «черная магия» (колдовство, прибегающее к помощи нечистой силы, демонов и злых духов).

2 История образа голема рассмотрена также в статье Гершома Шолема «Представление о големе в его магических и теллурических связях» (приложение 2 к настоящему тому курса).

3 См. выше, параграф 11.1.

4 В 1913 он эмигрировал из Польши в Канаду, был раввином в Торонто и Монреале, сыграв важную роль в формировании ортодоксального еврейства Канады.

5 Перевод значительной части этого сборника содержится в 8 части курса, параграф 8.4.1, см. также приложение 2 к 4 тому курса.

6 Речь идет о варианте, включенном в Майсэ Бух, большой сборник сказок и историй на идише, изданный в Базеле в 1602.

7 Рабби Зеира говорит при этом: «ты (происходишь) от хеврайя, возвращайся в прах свой!». Обычное значение слова «хеврайя» – собратья, сообщество посвященных, мудрецов. Некоторые производят это слово от «ховер хаварим» (Пс 58:6; Втор 18:11; Ис 47:9, 12) – «сплетающий заклинания», колдун, «от хеврайя» будет означать в этом случае: «ты – порождение колдовства».

8 Предложено несколько толкований эпитета «тройной» в этом выражении: от умеренного «трехлетний теленок» до фантастического «трехголовый теленок».

9 По-видимому, это условие связано с тем, что говорится в Мишне (Хагига 2:1): «Не толкуют о …Деянии Начала – в присутствии двух, ни о Колеснице – в присутствии одного». См. в 1 части курса, параграф 1.4.1.

10 Рукопись Флорентийской Библиотеки № 41.

11 Рукопись Библиотеки Британского Музея № 752.

12 И, кроме того, как подчеркивается во всех рассмотренных источниках, не в одиночку, а вдвоем.

13 Саадия Гаон действительно написал комментарий ко Книге Творения. Его настоящий комментарий написан по-арабски и неоднократно издавался как в оригинале, так и в переводе на иврит.

14 Согласно этой традиции, Узиэль был сыном бен Сиры, а Йосеф – внуком последнего, и, следовательно, правнуком пророка Иеремии.

15 В более распространенных мидрашах этот стих толкуется как указание на прозелитизм праотцев: «Это говорится о прозелитах: …Авраам приводил к истинной вере мужчин, Сара – женщин» (Берешит рабба 39:5).

16 По-видимому, двухбуквенные сочетания связаны с отразившейся в «Книге творения» концепцией двухсогласного (двухбуквенного) состава ивритского глагольного корня, концепцией, которая была вытеснена утвердившимся под влиянием арабского языковедения учением о трехсогласном корне.