Часть 12. Провидение и тайны молитвы

12.3 Молитва

12.3.1 Молитва в учении германских хасидов

В начале 1 части настоящего курса мы цитировали высказывания галахистов более поздних времен, упоминающих германских хасидов. Следует подчеркнуть при этом, что в их глазах главное в творчестве хасидов связано с молитвой: хасиды, по их словам, были теми, кто «пересчитывал слова и буквы молитвы»См., например: «Толкователи записей, то есть германские хасиды, которые взвешивали слова молитв и благословений, подсчитывали их и толковали соответствия, говорили, что в первых 3 благословениях содержится 107 слов» (Йааков бен Ашер, Бааль а-Турим («Автор рядов», 1270?– 1340?)).. Представляется, что в глазах более поздних еврейских авторов особый подход к молитве стал отличительным признаком германского хасидизма, и этот облик хасидов сохранялся в еврейской традиции на протяжении многих поколений. На последующих страницах мы постараемся обрисовать в общих чертах концепцию молитвы, как в ее исторических связях, так и в контексте хасидского учения. Как мы сможем убедиться, анализ этого предмета позволяет нам сделать важные выводы об отношениях лидера и общины в рамках истории и учения германских хасидов.

В духовном мире германских хасидов тема молитвы занимает особое место в двух сферах: в этике и в эзотерической доктрине. В Книге хасидов и в других сочинениях практической и нравоучительной направленности много внимания уделено детальным указаниям о том, как следует молиться. Некоторые из этих указаний призваны обеспечить чистоту молитвы, другие – религиозный уровень ведущих молитву, третьи регулируют поведение в синагоге, содержание синагогального здания и заботу о нем, четвертые требуют избегать всякого подражания неевреям в обычаях молитвы и так далее1.

Руководящий принцип, который находит отражение и в этих указаниях, и в других практико-этических наставлениях, содержащихся в нравоучительной литературе германских хасидов – это скрупулезное соблюдение галахи, вплоть до ее малейших подробностей, а также дополнение требований галахи многочисленными новыми обычаями и ограничениями, призванными обеспечить святость молитвы. Книга хасидов не содержит концептуальных новшеств, касающихся сущности молитвы. Все, что говорится по поводу молитвы в этом сочинении, это практические наставления относительно молитвы, подобные наставлениям, касающимся соблюдения других заповедей.

pic6-12.3.jpg

Иллюстрация 6

Комментарий к молитвам рабби Эльазара из Вормса. Венский манускрипт 108.

❒ Вопрос 23
Почему, на Ваш взгляд, хасиды уделяли столь большое внимание чистоте молитвы и чистоте места, в котором она произносится? ❑

В литературе германских хасидов можно указать на выходящий из ряда вон пример, который отражает подход, прямо противоположный характерной для хасидов тщательности в соблюдении законов и правил молитвы. В Книге хасидов рассказывается о невежественном пастухе, который, не зная установленных молитв, сочинил для себя собственную наивную молитву, которая оказалась более угодной Небесам, чем обычные молитвы2. Однако, как выяснится в дальнейшем, не следует делать из факта включения этого рассказа в Книгу хасидов далеко идущие выводы, будто хасиды были готовы поднять на знамя наивного простолюдина и отказаться от детального соблюдения всех галахот, связанных с молитвой. Широко распространенная история о невежественном пастухе, встречающаяся и в христианских, и в мусульманских источниках, была включена в Книгу хасидов не для того, чтобы служить источником для практических выводов.

Вторая область, где вопросы молитвы занимали значительное место, это эзотерическая теология германских хасидов, в особенности, их учение о Славе Божией. Вопрос о том, к кому адресуется молитва, неизменно привлекал внимание хасидских мыслителей, принадлежавших к различным кругам; многие из них посвятили свои сочинения подробной разработке этого вопроса. Эти обсуждения не затрагивают самого текста молитвы, они сосредоточены вокруг той инстанции, к которой адресуется молитва – сокрытой Славы Божьей, эманированной из Творца. Действием Славы Божьей объясняются также все чудеса и все отступления от законов природы, установленных во время творения мира. Хасиды создали особый жанр теологической литературы – «Литературу единственности», в цели которой входило разъяснение правильной направленности мыслей во время молитвы3.

❒ Вопрос 24
Перечитайте параграфы, посвященные теологическим концепциям, связанным с молитвой, и ответьте на вопрос: понижает ли статус молитвы тот факт, что она обращена к Славе Божьей? ❑

В литературе германского хасидизма представлены еще две темы, связанные с молитвой. Во-первых, это комментирование текста молитвы4 жанр, который был нововведением хасидских авторов, и во-вторых – это направление, представленное сочинением «Тайны молитвы», которое будет занимать нас в дальнейшем.

pic7-12.3.jpg

Иллюстрация 7

Комментарий к молитвам рабби Эльазара из Вормса. Оксфордский манускрипт 1204.

12.3.2 Комментарий к молитвам рабби Эльазара из Вормса

Первый известный нам подробный комментарий к молитвам был составлен рабби Эльазаром из Вормса. Естественный вопрос, встающий в связи с появлением нового жанра, касается причин его возникновения. На протяжении многих поколений, в течение примерно тысячи лет евреи молились три раза в день, возносили особые молитвы по субботам и в праздники, не испытывая потребности в комментариях к традиционному тексту молитвы5. И вот, именно в конце 12 века, и именно в Германии возникла потребность в комментарии такого рода. Наверняка есть причина, обусловившая появление нового жанра, и стоит попытаться найти ее.

Не представляет труда ответить на вопрос, почему Эльазар из Вормса занялся комментированием литургических текстов. Нам известно, что уже Йеуда Хасид написал сочинение такого рода, и нет ничего удивительного в том, что Эльазар из Вормса проследовал примеру своего учителя, подобно тому, как он делал это в других случаях. Следует, однако, обратить внимание на следующий факт: насколько нам известно, рабби Эльазар уделил этому труду больше внимания, чем какому-либо иному из своих многочисленных сочинений. Комментарий дошел до нас в 3 рукописях (парижской, оксфордской и венской), которые, по-видимому, отражают различные авторские редакции.

Эльазар из Вормса упоминает в своем сочинении различные жизненные обстоятельства и события, которые позволяют заключить, что он приступил к созданию комментария уже в молодости, в 80-е годы 12 века, и продолжал работать над ним на протяжении долгих лет. Из высказываний автора следует, что он видел в этом труде одну из важнейших задач своей жизни, невзирая на то, что уже рабби Йеуда Хасид написал комментарий к молитвам. Таким образом, вопрос о том, почему германские хасиды стали создавать комментарии к молитвам, должен быть обращен не к Эльазару из Вормса, а к его учителю, Йеуде Хасиду. К этому вопросу следует добавить еще один вопрос: коль скоро рабби Йеуда посвятил этой теме обширное сочинение, почему его ученик счел необходимым вновь заняться той же темой, посвящая ей многие годы жизни, неоднократно перерабатывая свое сочинение и считая его главным трудом своей жизни? Само собой разумеется, ответ следует искать в анализе сочинения Йеуды Хасида и в сравнении его с сочинением ученика.

❒ Вопрос 25
Перечитайте главу 3.4 в 3 части нашего курса и ответьте на вопрос: можно ли утверждать, что и в других своих сочинениях Эльазар из Вормса шел по следам Йеуды Хасида? ❑

К сожалению, возможности такого сравнения весьма ограничены, поскольку сочинение рабби Йеуды не дошло до нас. В нашем распоряжении имеется ряд разрозненных цитат, однако основным источником для нашего анализа будет служить небольшой трактат, сохранившийся в нескольких рукописях под заголовком «Тайны молитвы». Изучение этого трактата поможет пролить свет на занимающую нас проблему.

12.3.2.1 «Тайны молитвы»

В начале сочинения, озаглавленного «Тайны молитвы», содержится следующий текст:

У жителей ЦарфатаБиблейский топоним, соотнесенный в средние века с Северной Францией (термин «Царфат» обычно исключает Прованс и включает Фландрию и некоторые другие регионы). принято произносить «Блаженны непорочные в пути»Пс 119:1.. И писал об этом наш благочестивый учитель, память праведника благословенна, что великая ложь в деснице и шуйце их. Ибо от «Да будет Господу слава во веки»Пс 104:31. до «Хвала Давида»Пс 145. Тетраграмматон встречается 19 раз, и еще один раз в стихе «(Блажен народ), у которого Господь есть Бог»Пс 144:15.. И точно так же ты встретишь 19 раз Тетраграмматон от «И избавил Господь в день тот»Исх 14:30. до «и Имя Его едино»Зах 14:9., в том случае, если удваивают стих «Господь будет царствовать во веки и в вечность»Исх 15:9.… Подобно этому ты 19 раз встретишь Имя Элоим в разделе «Вот имена»6… а также ты найдешь, что 19 раз дети Израиля названы сынами…. И многое тому подобное. Все эти девятнадцатикратные повторения сцеплены друг с другом как крючки, продетые в петли и есть в них весьма многочисленные тайны и смыслы. Их объяснение занимает более 8 больших дестейИвр. «кунтрес», здесь: единица счета писчей бумаги, равная нескольким десяткам листов (десть – мера или счет писчей бумаги, 24 листа)..

Поэтому никакой богобоязненный человек не должен внимать словам жителей Царфата, добавляющих стих «Блаженны непорочные в пути». И блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем, ибо с учетом их добавления Тетраграмматон будет встречаться 20 раз, не считая стиха «(Блажен народ), у которого Господь есть Бог». А это – великое заблуждение.

И еще: от «Да будет…слава» до «…у которого Господь есть Бог» насчитывается 152 слова, а если добавишь «Блаженны непорочные в пути», то получишь 155 слов. И это тоже – суета и томление духа, ибо есть великая тайна и глубокий смысл также и в числе 152 слов от «Да будет…слава» до «…у которого Господь есть Бог». Для изъяснения этого не хватит свитка в локоть длиною.

И еще, согласно тому, что говорят жители Царфата, которые добавляют «Блаженны непорочные в пути», выходит, что «блаженны» встречается 4 раза: «Блаженны непорочные в пути», «Блаженны живущие в доме Твоем»Пс 84:5., «Блажен народ (у которого это есть)», «Блажен народ (у которого Господь есть Бог)», а это великое заблуждение и ложь. Ибо «блаженны» должно встречаться только трижды, в соответствии с тремя упоминаниями Дня Очищения«День Очищения» — буквальный перевод слов «Йом Киппур», то есть, день, называемый также Судным Днем. Прим. науч. ред. в Торе, и с тремя появлениями фразы «Господи, Боже Авраамов, Исааков и Израилев!»1 Ц 18:36, 1Хр 29:18, 30:6.…и в соответствии с тремя тысячами дней пути в райском саду от края до края, и в соответствии с тем, что троекратно изо дня в день в согласии воспевают «Свят»Речь идет о том, что каждый день в литургии трижды произносится гимн серафимов из видения Исаии: «И взывали они друг ко другу и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его!» (Ис 6:3). Слова «И взывали они друг ко другу» толкуются в традиции в том смысле, что серафимы (и люди подобно им) произносят хвалу в обоюдном согласии и в унисон (Мидраш Танхума, Цав 13)..

Все это сцеплено как крючки, продетые в петли. И над этим – великие и мощные тайны, изложение которых займет множество дестей бумаги. И потому всякому богобоязненному мужу подобает молиться: «В совет жителей Царфата да не войдет душа моя, и к собранию их да не приобщится слава моя»См. Быт 49:6., ибо они измышляют из сердца своего и добавляют к молитве ненужные слова, и навлекают изгнание на себя и своих детей до конца всех поколений. А о том, кто воздерживается от прибавлений, говорит мудрец в Книге Притчей: «а слушающий меня будет жить безопасно и спокойно» (Притч 1:33) в этом мире и в мире грядущем

(«Тайны молитвы», Манускрипт Национальной Библиотеки 8°3296, лист 2а, Иерусалим.)

Приведенный фрагмент может показаться крайне странным, однако он характерен для рассматриваемого трактата, содержащего десятки подобных пассажей. В общем ясно, что мы имеем дело с полемикой вокруг текста молитвы; в данном фрагменте речь идет о включении фразы «Блаженны непорочные в пути» в текст утренней молитвы. Автор ведет полемику против обычая «жителей Царфата», еврейских общин Северной Франции. В других местах трактата он упоминает наряду с ними «жителей морских островов», то есть, евреев Англии. Речь идет о небольшом добавлении, вариации в рамках ашкеназийской литургии, которое было принято во многих общинах и никогда не вызывало недовольства, а тем более столь острой полемики.

Сам автор «Тайн молитвы» не является участником этого спора. В данном фрагменте, как и в других местах трактата, он цитирует «нашего благочестивого учителя»Если понимать здесь «хасид» не как эпитет, а как прозвище, то можно перевести так: «нашего учителя, Хасида»., а это не кто иной, как Йеуда Хасид, неоднократно упоминаемый по имени в других местах. Резкие полемические выражения, равно как и аргументы против изменения текста молитвы являются дословным воспроизведением высказываний рабби Йеуды Хасида, восходящих, вне всякого сомнения, к его комментарию к молитвам.

Из текста приведенного отрывка следует, что сочинение рабби Йеуды было чрезвычайно объемистым; так, например, по поводу одного частного вопроса говорится, что его изложение занимало там «8 больших дестей»7. Очевидно, только незначительная часть его, и притом в сильно сокращенном виде, могла быть сохранена в «Тайнах молитвы», некоторые темы большого трактата только упоминаются, но не раскрываются здесь даже намеком, как, например, почему число слов должно быть 152, а не 155.

Таким образом, трактат «Тайны молитвы» – это сочинение одного из учеников Йеуды Хасида, переработавшего и сократившего обширный комментарий к молитвам, составленный его учителем. Трактат передает в сжатой форме основные моменты полемики, которую Йеуда Хасид вел против изменений в тексте молитвы, вносимых в литургию общинами Франции и Англии, и приводит некоторые из его аргументов. Несмотря на небольшой объем трактата «Тайны молитвы», он доносит до нас основные черты, характерные для большого сочинения рабби Йеуды, и можно попытаться с его помощью ответить на вопрос о мотивах, побудивших главу германского хасидизма написать свой грандиозный комментарий к молитвам.

12.3.2.2 Причины полемики

Еврейские общины отличаются друг от друга в большей или меньшей степени принятым среди них традиционным текстом молитвы. Мы встречаем иногда возражения и аргументы, выдвигаемые представителями одной общиной против обычаев другой, однако, как правило, евреи проявляли терпение и терпимость, сталкиваясь с вариантами литургии, отличающимися от тех, которые были приняты у них. Более того, можно услышать похвалы в адрес человека, который на новом месте хранит верность прежнему тексту молитвы, унаследованному от его предков. Поскольку в большинстве случаев разночтения не затрагивали вопросов веры, они не становились яблоком раздора. Различия между литургическими обрядами общин в Стране Израиля и общин Вавилонии были известны еще с талмудических времен, так что расхождения между разными общинами в том, что касается текста молитвы, издавна воспринимались в еврейской традиции как нечто легитимное.

Это обстоятельство делает еще более непонятным полемическую резкость рабби Йеуды. Его полемика направлена не против далекой и неизвестной общины, это внутренний спор духовного мира, к которому принадлежало и германское еврейство. «Жители Царфата», о которых идет здесь речь – это евреи Северной Франции, ученики и последователи тосафистов, глубоко традиционные и богобоязненные евреи. Германские хасиды находились с ними в тесной связи, часто выступая вместе, как, например, в спорах, связанных с творчеством Маймонида. И в своих глазах, и в глазах сторонних наблюдателей еврейство Германии и Северной Франции образовывало единый культурно-религиозный универсум, в котором Талмуд был духовный основой, а преданность заповедям и традиции – образом жизни.

И вот, говоря об этой общине, рабби Йеуда провозглашает: «ложь в деснице и шуйце их», «это великое заблуждение8 и ложь». Он идет еще дальше, сочиняя особую молитву: «В совет жителей Царфата да не войдет душа моя», и, наконец, он провозглашает, что за прибавление трех слов «Блаженны непорочные в пути» они «навлекают изгнание на себя и своих детей до конца всех поколений». Это значит, что малейшее изменение в тексте молитвы, в котором сам рабби Йеуда не видел никакой ереси, ни нарушения галахи, делает невозможным приход мессианского Избавления. По его мнению, «жители Царфата», прибавляющие к тексту молитвы 3 слова, навлекают на себя бесконечное изгнание9.

Нет сомнения, вопрос о тексте молитвы обладал в глазах Йеуды Хасида величайшей важностью. В чем причина этого? Какой ущерб причиняли жители Царфата молитве, прибавляя к ее тексту 3 слова из Псалмов?

В нашем распоряжении нет другого источника, на который можно было бы опираться, чтобы ответить на этот вопрос, кроме аргументов самого рабби Йеуды Хасида, которыми он обосновывал свое нападение на молитвенные обряды жителей Царфата. Все эти аргументы сводятся к одному: добавления нарушают числовые структуры определенной молитвы. Они изменяют число упоминаний Тетраграмматона с 19 на 20, общее число слов с 152 до 155, число стихов, начинающихся со слова «Блаженны», становится 4 вместо 3. Истина заключена в числах 3, 19, 152, в то время как числа 4, 20, 155 представляют великую ложь и заблуждение, «навлекают изгнание… до конца всех поколений». Почему одни количества истинны и святы, в то время как другие ложны, нечестивы и губительны?

Рабби Йеуда не обосновывает святость и истинность правильных чисел их собственными свойствами, а с помощью принципа, который в приведенном фрагменте он дважды называет «крючками в петлях». Главный смысл этого принципа состоит в выявлении числовых соответствий и параллелей. Рабби Йеуда придает выражению «крючки в петлях», встречающемуся в древних источникаСр. «и сделай пятьдесят крючков золотых и крючками соедини покрывала одно с другим, и будет скиния одно [целое]» (Исх 26:6); «сделай пятьдесят крючков медных, и вложи крючки в петли, и соедини покров, чтобы он составлял одно» (Исх 26:11). Библейский образ крючков и петель связан с оформлением пространства Божественного пребывания («Мишкан» от того же корня, как и «Шехина»). Если рабби Йеуда Хасид мыслил молитву как скинию, то «крючки в петлях» должны быть тем, что обеспечивает ее единство., новое значение: совпадение чисел, возникающих при подсчете определенных выражений в различных священных текстах, в первую очередь, в тексте молитвы и в библейских стихах. В отдельных случаях сравниваемые числа возникают не в связи с подсчетом букв, слов и выражений, а в связи со строением космоса, например: «три тысячи дней пути в райском саду от края до края». В других местах сочинения встречаются числа, связанные с историческими событиями. Однако именно число букв, слов, выражений, священных Имен в молитве и в библейских стихах является основным предметом сопоставлений.

❒ Вопрос 26
Можно ли, по Вашему мнению, с помощью принципа «крючков в петлях» доказать прямо противоположное тому, что утверждает рабби Йеуда? ❑

pic8-12.3.jpg

Иллюстрация 8

«Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь мира, создающий свет и творящий тьму...». Страница из Молитвенника Ружинского реббе (называемого так по имени владельца), Южная Германия, около 1460. Музей Израиля, Иерусалим.

Полемический накал рабби Йеуды Хасида связан с его глубоким убеждением, что любое добавление одного слова или буквы к тексту молитвы искажает ее числовую структуру. Подобное изменение разрушает гармонию, присущую молитве. Здесь нет речи о содержании молитвы, о смысле ее слов, о ее соответствии своему предназначению, речь идет о сотканной из числовых параллелей гармонии («крючки в петлях»), которую молящийся должен вызывать во время молитвы, произнося надлежащие число Имен Божиих, слов и букв. Всякое отклонение от этой гармонии наносит глубокую рану духовной реальности мира и может привести к изгнанию до конца всех поколений.

Идея присутствующей в молитве числовой гармонии – беспрецедентное нововведение германских хасидов. Как уже упоминалось, этот аспект хасидского учения привлек к себе внимание последующих поколений, для которых германские хасиды были теми, «кто подсчитывал слова и буквы молитвы»См. прим.. Итак, мы имеем дело с одной из наиболее характерных черт учения германских хасидов, отличавшей их от других течений, в том числе и от близких к ним в культурно-религиозном плане общин Северной Франции и Англии.

❒ Вопрос 27
Существует ли, по Вашему мнению, вероятность внешнего, например, христианского влияния на учение о числовой гармонии молитвы? ❑

12.3.2.3 «Новый свет»

Прежде, чем мы займемся идейным и историческим аспектами рассмотренной выше концепции молитвы, приведем дополнительные примеры из трактата «Тайны молитвы». Так по поводу фразы «Новым светом озари Сион» в благословении «Создающий светила» автор трактата пишет следующее:

Тайны молитвы

Я видел рукопись, где со ссылкой на рава Саадию Гаона утверждается, будто не следует говорить «Новым светом озари Сион». Большинство жителей Царфата следуют по его пути и ступают по его тропам, и приняли обычай не говорить этого. И написал об этом наш благочестивый учитель, благословенна память праведника, что дух Премудрости не благоволит к ним из-за этого дела. Ибо лишенные знания и лишенные понимания измыслили это из своего сердца и приписали это Гаону. Как говорится – «кто хочет повеситься, пусть вешается на большом дереве» Смысл поговорки: тот, кто хочет, чтобы его мнение было принято, высказывает его от имени великого человека. (Ср. Песахим 112а). Горе им, ибо они приписали ложь этому праведнику, ведь от рава Саадии Гаона ничто не было сокрытым, и он обладал великим ведением тайн. Боже упаси, чтобы святые уста изрекли такое.

Ведь от «Богу благословенному» до «Создающий светила» 59 слов, а от «Небеса проповедуют славу Божию»Пс 19:1. до «и ничто не скрыто от тепла его»Пс 19:7. – 51 слово. А в стихе «Восстань, светись, ибо пришел свет твой…» (Ис 60:1) 8 слов, не считая Имени Божьего, потому что Имя Божье неполно до тех пор, пока не придет свет Мессии. Псалом «Небеса проповедуют славу Божию…» повествует о свете, который является каждый день, и благословение «Богу благословенному» также говорит об ежедневно являющемся свете. Однако в конце его установлено поминание света, который явится в грядущем, как, например, «Новым светом озари Сион», поскольку свет, сотворенный в первый день, Бог утаил, предназначив его для праведников в грядущих временах, как говорится в Берешит рабба, и как сказано: «И свет луны будет, как свет солнца, а свет солнца будет светлее всемеро, [как свет семи дней]Согласно мидрашу, «свет семи дней» – первозданный свет, сиявший все 7 первоначальных дней, и спрятанный по их завершении до мессианских времен.» (Ис 30:26). Потому и было установлено в конце этого благословения упоминать грядущий свет… В благословении «Создающий свет» до слов «Создающий светила» ты найдешь упоминание 11 родов света, в соответствии с одиннадцатикратным появлением слова «лицо» в первом видении колесницы Иезекииля (Иез 1) и с 11 упоминаниями лика света во втором видении колесницы (Иез 10).

Но нет более возможности продолжать речи об этом, и вернемся к тому, с чего начали…И еще многие другие доказательства привел наш благочестивый учитель и нет возможности распространяться об этом. Потому всякий, боящийся Бога, должен беречься, чтобы не ввести в грех свою плоть, добавляя или убавляя хотя бы одно слово в тексте молитвы, установленном мудрецами, память их благословенна.

(Манускрипт Национальной библиотеки № 8°3296, л. 2а, Иерусалим.)

Вопрос о смысле благословения «Создающий свет» был в Средние века10 предметом спора, в котором Саадия Гаон действительно играл видную роль. В своем сиддуре (сборнике молитв), который был составлен примерно за 300 лет до появления трактата «Тайны молитвы» (Саадия Гаон умер в 940), рав Саадия утверждает, что благословение «Создающий свет» относится к естественному, повседневному свету и не должно содержать упоминания о свете мессианских времен. Как следует из того, что написано в «Тайнах молитвы», рабби Йеуда Хасид отказывается верить, что Гаон действительно написал что-либо подобное. Он убежден, что это напраслина, возводимая на вавилонского Гаона, ведь среди германских хасидов рав Саадия считался хранителем древней истинной традиции, который не мог впасть в столь явное заблуждение. Автор «Тайн молитвы» настаивает на сохранении традиционного текста благословения и объясняет, что в него намеренно включены упоминания о свете, созданном в первый день творения (словами «Да будет свет»), до того, как на четвертый день появилось солнце. Согласно мидрашу, Бог изъял первозданный свет из сотворенного мира и предназначил его для праведников, которые смогут наслаждаться им в мессианские времена – лишь тогда этот свет явится и воссияет в мире.

Итак, мы имеем дело здесь с известным вопросом, обсуждавшимся задолго до времен рабби Йеуды Хасида. Новшество хасидского учителя заключается в аргументах, на которые он опирается, доказывая необходимость включения фразы «Новым сетом озари Сион» в текст молитвы. Его аргумент исходит из того, что в молитве должно быть ровно 59 слов для соблюдения параллелей и числовой гармонии молитвы. Кроме того, свет должен упоминаться в благословении ровно 11 раз, в соответствии с одиннадцатикратным упоминанием о «лике» или «лице» в каждом из двух описаний Колесницы в книге Иезекииля (гл. 1 и 10). По сути дела, именно эти соображения заставляют рабби Йеуду отвергнуть мнение Саадии Гаона.

Таким образом, мы сталкиваемся с подходом, придающим решающее значение числовой гармонии сакрального текста. Залог истинности этой гармонии – в тексте, освященном традицией, бережно передаваемой из поколения в поколение. Никакие идейные или содержательные соображения не могут оправдать изменения в тексте молитвы. Ради этих двух принципов – освященного традицией текста и его числовой гармонии—рабби Йеуда был готов оспорить мнение рава Саадии Гаона, обладавшего высочайшим авторитетом среди германских хасидов, был готов обрушиться с яростными нападками на еврейских лидеров Франции и Англии, вносивших изменения в молитву.

❒ Вопрос 28
Вместо того, чтобы напрямую спорить с Гаоном, Йеуда Хасид утверждает здесь, что мнение, против которого он выступает, было безосновательно приписано раву Саадии. Всегда ли рабби Йеуда избегал прямого спора с Гаоном? ❑

12.3.3 Мистический смысл тайн молитвы

Насколько мы можем судить о нем по трактату «Тайны молитвы», комментарий к тексту молитв, созданный рабби Йеудой Хасидом, отражает характерную черту хасидского учения, с которой мы уже познакомились при рассмотрении учения хасидов о предопределении: наделение повседневной религиозной жизни мистическим смыслом. В хасидской доктрине предопределения мистический смысл придается повседневной борьбе с искушениями, стойкости в испытаниях и соблюдению заповедей наперекор судьбе, предначертанной Богом и осуществляемой воинствами ангелов. В учении о тайнах молитвы мистический смысл придается традиционному тексту повседневной молитвы. Есть еще одна значимая параллель между учением о провидении и учением о молитве: в обоих случаях хасидский подход не только обосновывает нормативную практику, но и выдвигает дополнительное требование исключительной точности и скрупулезности в следовании ей. Единственный способ преодолеть дурное побуждение и ангелов-искусителей – это полное, бескомпромиссное соблюдение галахи и морального долга, вплоть до мельчайших деталей, воздержание от малейшего нарушения. То же самое в молитве: единственный способ приобщиться к заложенной в ней числовой гармонии – это воздержание от малейших изменений в тексте, соблюдение неприкосновенности каждой буквы и черточки в нем.

Подведем итоги. Эзотерическая теология германских хасидов питается из древней эзотерической традиции, а также из мистически окрашенных учений некоторых еврейских философов, в том числе Саадии Гаона и Авраама ибн Эзры. Теологическая доктрина хасидов развивалась в острой полемике с антропоморфизмом. В ходе этой полемики хасиды сформулировали учение о трансцендентности Бога и объяснили антропоморфные описания, содержащиеся в традиционных источниках, с помощью понятия Славы Божьей. В то время как в центральных кругах германского хасидизма антропоморфные явления приписывались Славе, в так называемом кружке «Особого Херувима» аналогичную роль играл херувим, эманированный из огня Шехины. Мистическая составляющая хасидского учения включала объяснение вопросов ангелологии, Провидения и свободы выбора, а также тайны священных Имен, сокровенно присутствующих в молитве и Писании.

В истории еврейской мысли, как и в истории других религий, принято связывать мистику с поиском новых путей, с радикализмом и революционным подходом к традиционным религиозным нормам, с отрицанием конформизма и стремлением к духовному пробуждению. И действительно, подобные стремления нередко сопутствуют мистическому пробуждению в рамках той или иной религии. Однако в случае германского хасидизма дело обстоит противоположным образом. Пробуждение, которое он принес, было нацелено на укрепление устоев существующей традиции, посредством нового – смелого и свежего – обоснования старых императивов. И в учении о предопределении, и в учении о молитве рабби Йеуда Хасид предстает перед нами выразителем нового образа мыслей, нового религиозного мироощущения. Тем не менее, выводы, к которым приходит его новая, быть может, революционно новая религиозная мысль, всецело консервативны.

1 Примеры такого рода указаний приводятся в 7 части, глава 7.3. в этом курсе.

2 Книга хасидов, §§ 5 и 6.

3 См. в особенности 9 часть курса, 9.2.2.4.

4 Например, комментарий к молитвам рабби Эльазара из Вормса (Оксфордский магускрипт 1204) и другие источники, сохранившиеся в рукописи.

5 Несмотря на то, что на протяжении этого времени достаточно подробно обсуждались определенные темы, связанные с молитвой: время, подобающее для молитвы, молитвенные формулы, законы, связанные с молитвой, и тому подобное.

6 Исх 1:1-6:1.

7 «Большая десть» («кунтрес») в данном контексте, это, по-видимому, тетрадь большого формата, образованная последовательным сгибанием (фальцовкой) листов бумаги.

8 Следует иметь в виду, что слово «таут» (заблуждение) в средневековом иврите (в отличие от современного) не означало простой ошибки, совершенной по незнанию. Это слово скорее подразумевало ложную веру. Так, например, мы сталкиваемся с выражением: «Мухаммед, заблуждение измаильтян».

9 Проклятие изгнанием – тягчайшее проклятие; в кровавые времена крестовых походов изгнание было почти равнозначно уничтожению.

10 Этот спор был частью широкой дискуссии по поводу текста молитвы, которая продолжалась на протяжении нескольких поколений и, в конечном счете, привела к формированию, по крайней мере, двух основных нусахов (вариантов литургии, молитвенных обрядов): сефардского (испанского) и ашкеназского (германского). В рамках каждого из этих молитвенных обрядов, в свою очередь, существовало несколько разновидностей.