Часть 3. Как создавалось учение германского хасидизма

3.3. Поколение рабби Йеуды Хасида

Период, начиная с 1180 и до 1210 года – это годы наиболее интенсивного развития учения германского хасидизма, несмотря на то, что первоисточников, относящихся к этому времени, сохранилось сравнительно мало. Их меньше, чем тех, которые относятся к следующему поколению – то есть, к годам деятельности рабби Эльазара из Вормса (первая треть 13 века). Литературные, идейные и общественные основы германского хасидизма были заложены в 1180 – 1210 годах. Следует полагать, что Книга хасидов – наиболее значительное произведение германского хасидизма – была написана, в основном, в этот период.

Самому явлению германского хасидизма нельзя приписывать гомогенного, монолитного единства. Как мы пояснили выше См. часть 1, 1.2.2.1., само название «германский хасидизм» объединяет различные школы и авторов, действовавших независимо один от другого и иногда даже не имевших возможности ознакомиться с произведениями друг друга, особенно в области мистики. В рамках настоящего краткого обзора мы не станем называть всех этих авторов, а представим две основные школы, возникшие в этот период, и одного анонимного мыслителя, автора текста под названием «Книга жизни». Эта книга, составленная, по всей видимости, около 1200 года, имеет большое значение для истории германского хасидизма, как мы убедимся в ходе нашего дальнейшего обсуждения. Две школы, о которых сейчас пойдет речь, – это школа семьи Калонимидов во главе с рабби Йеудой Хасидом и кружок «Особого Херувима». Наиболее известное из произведений кружка «Особого Херувима» – это комментарий к Книге творения, авторство которого традиция приписывает Саадие Гаону.

Следует помнить, что поколение рабби Йеуды Хасида было современниками двух существенных событий в истории средневекового еврейства; эти события сформировали духовный облик еврейского народа на многие годы. Именно в эту пору был написан Путеводитель растерянных Маймонида, главное произведение еврейского рационализма, и определились лагеря сторонников и противников этой книги и выраженного в ней стремления объединить еврейское и философское мышление. В эти же годы в Провансе была обнародована Книга Баѓир, мистическое сочинение, ставшее основой ранней каббалы. Более того, одновременно с появлением Книги Баѓир в Провансе возник первый каббалистический кружок под руководством рабби Авраама бен Давида из Поскьера и его сына, рабби Йицхака Саги Наора, ставшего впоследствии наставником жеронских каббалистов в Испании. Период расцвета германского хасидизма является, таким образом, также периодом расцвета еврейской философии и начала каббалы См. также часть 1, 1.2. и 1.3 . Мы не будем больше возвращаться к этому обстоятельству, не имеющему непосредственного отношения к теме нашего курса, но должны здесь отметить его важность.

❒ Вопрос 9
Как вам кажется, как отнесся бы Маймонид к произведениям германских хасидов, если бы имел возможность с ними ознакомиться? ❑

3.3.1. Рабби Йеуда Хасид

Известна дата смерти рабби Йеуды Хасида: он умер в 5977 (1217) году. Нам неизвестен год его рождения, но следует предполагать, что он родился в середине 12 века. Его отец, рабби Шмуэль «Хасид, Святой и Пророк», был одним из лидеров германского еврейства; другие члены семьи рабби Йеуды Хасида были авторами галахических сочинений, пийутов и комментариев к классическим еврейским текстам. По всей видимости, рабби Йеуда Хасид прожил много лет в Шпейре на Рейне, а последние годы своей жизни провел в Регенсбурге, городе, расположенном достаточно далеко от центральных общин Западной Германии.

Сохранилось множество преданий о жизни рабби Йеуды Хасида. В одном из них сообщается, что в юности он был «распущенным» и не выказывал ни малейшего интереса к изучению Торы, но в результате какого-то мистического переживания превзошел всех своих товарищей и сверстников. Возможно, это предание призвано объяснить, почему рабби Йеуда Хасид, в отличие от других членов семьи Калонимидов, не был известен как галахист. По-видимому, он творил в области мистики и этики и в значительно меньшей мере был «прилежным учеником в шатре Торы и галахи». В этом отношении можно отметить некоторое сходство между ним и рабби Йицхаком Саги Наором, первым мыслителем, занимавшимся исключительно каббалой. Ничего не известно о занятиях галахой рабби Йицхака Саги Наора, тогда как именно галахические труды принесли славу его отцу и другим членам семьи.

В середине 20 века многие историки отождествляли учение рабби Йеуды Хасида с учением германского хасидизма в целом. В отличие от них, авторы более недавних работ склонны подчеркивать расхождения между воззрениями рабби Йеуды Хасида и учением его предшественников, современников и последователей. В настоящее время наука предлагает нам образ практически одинокого лидера: рабби Йеуда признан всеми как светоч своего поколения, но при этом почти никто не разделяет его мировоззрения и не следует всем подробностям его практических предписаний. Так, например, рабби Йеуда Хасид запретил себе – как и всякому, кто будет готов последовать его примеру – указывать, что он автор написанных им книг и пийутов (опасаясь гордыни) Выдающийся пример анонимных трудов рабби Йеуды Хасида рассматривается в части 4, см. 4.4.2. . Но ни один из известных нам других авторов в истории германского хасидизма не следует этому предписанию. Все еврейские мыслители германских земель подписывали свои сочинения, включая и рабби Шмуэля Хасида, и рабби Эльазара из Вормса Это обстоятельство имеет значение для попыток определить, кто был автором Книги хасидов. Подробнее об этом см. часть 4, 4.4..

Также и по вопросу о возможности внесения изменений в принятую литургию мнение рабби Йеуды Хасида было отвергнуто. Рабби Йеуда Хасид составил обширный комментарий к молитвам, который, согласно одному сохранившемуся описанию, состоял из «шести толстых тетрадей». Сам комментарий утрачен, но фрагменты из его текста (собранные одним из учеников рабби Йеуды) сохранились в нескольких рукописях под названием Тайны молитвы. Этих фрагментов достаточно, чтобы определить основную цель сочинения рабби Йеуды Хасида: полемика и обличение «сынов Франции и Англии»1 , позволяющих себе коверкать установленную мудрецами форму молитвы.

В соответствии со своим мистическим пониманием самой возможности обращения человека к Богу Согласно такому пониманию роли литургии, особое значение имеет каждое слово и буква в молитве, а не только идеи и представления, которые молитва выражает. Поэтому нельзя изменить даже самую малую деталь в ставших каноническими литургических фразах, не нарушив тем самым смысловой целостности молитвы как таковой. Эта тема подробно обсуждается в части 12 нашего курса., рабби Йеуда Хасид полагал, что такие изменения искажают суть молитвы. Более того, согласно его учению, всякий, кто вносит изменения в канонизированные галахой литургические тексты, навлекает изгнание на себя и своих потомков; рабби Йеуда Хасид употребляет острые полемические выражения для осуждения такого нарушения. Создается впечатление, что непримиримая позиция рабби Йеуды Хасида в этом вопросе не нашла отклика даже в мышлении рабби Эльазара из Вормса, самого близкого к нему из его учеников. Рабби Эльазар тоже написал пространный комментарий к молитвам, сохранившийся до нашего времени. Этот комментарий содержит фрагменты, очень близкие по духу к тому, что писал рабби Йеуда Хасид, но при этом в нем полностью отсутствует полемический элемент. Никто из известных нам еврейских мыслителей Германии – кроме анонима, составившего фрагментарный сборник Тайны молитвы – не выражал согласия с суровыми обличениями рабби Йеуды Хасида.

Помимо этого, следует полагать, что рабби Йеуда Хасид и рабби Эльазар из Вормса в принципе по-разному относились к общественной жизни и к вопросу о возможности совместить требования германского хасидизма к индивидууму с существованием общины. Айвен Маркус в своей работе См. I. G. Marcus, Piety and Society: The Jewish Pietists of Medieval Germany (Благочестие и община: еврейские пиетисты средневековой Германии, англ.), Leiden, 1981. рассматривает соотношение учения рабби Йеуды Хасида и рабби Эльазара из Вормса, и показывает, что во всем, что касается действий, связанных с раскаянием или вопросами быта, мнения учителя и ученика расходились. Рабби Йеуда Хасид стремился создать изолированный микрокосм хасидов, недоступный для окружающих грешников; такая община должна быть возглавляема мудрецом, указывающим способы и условия покаяния для всех, кто к ней принадлежит; члены такой общины должны следовать своему собственному, крайне строгому образу жизни. Эта позиция отражена в Книге хасидов. В отличие от нее, точка зрения рабби Эльазара из Вормса подразумевает, что покаяние связано исключительно с отношениями индивидуума со Всевышним; рабби Эльазар также подчеркивал личный элемент в этике.

❒ Вопрос 10
Как вы думаете, означают ли подобные разногласия, что точка зрения рабби Йеуды Хасида не была абсолютным авторитетом для германских хасидов? ❑

Если эти три примера действительно отражают личность рабби Йеуды Хасида, то перед нами – бескомпромиссный лидер, человек крайних убеждений, чрезвычайно уважаемый своей общиной, но при этом такой, чьи мнения и практические предписания не считаются обязательными для всех. Более того, даже самые верные и последовательные из его учеников могли отклоняться от сформулированных им требований.

3.3.2. Писания рабби Йеуды Хасида

Непросто перечислить названия сочинений рабби Йеуды Хасида, поскольку он не подписывал своих книг, и даже его единомышленники и ученики, из уважения к его взглядам, избегали приводить цитаты от его имени. Так, например, известно, что многие мистические сочинения рабби Эльазара из Вормса, особенно в его книге Тайны тайн, являются обработкой, а иногда и прямым заимствованием из произведений рабби Йеуды Хасида. При этом рабби Эльазар из Вормса не ссылался на своего учителя, потому что считал себя обязанным соблюдать его анонимность.

Два основных сочинения рабби Йеуды Хасида утрачены: «Книга Славы» – мистический трактат, десятки цитат из которого дошли до нас, хотя сама книга и не сохранилась, и «Большой комментарий к молитвам», лишь отдельные фрагменты которого уцелели, благодаря их собранию в Тайнах молитвы. Неизвестно, написал ли рабби Йеуда Хасид отдельную книгу комментариев к Танаху, но всеми учеными признано, что комментирование Писания входило в число его занятий, в первую очередь, толкование Пятикнижия. После смерти рабби Йеуды Хасида его сын, рабби Моше Залтман, записал его толкования к недельным главам Торы по памяти в виде своих бесед с отцом.

Кроме Книги хасидов, самого большого из дошедших до нас произведений рабби Йеуды Хасида, сохранился также сборник, состоящий из 12 его мистических сочинений. Сборник существует в двух рукописях, находящихся в Оксфорде; фрагменты из них были недавно опубликованы.

Первое сочинениеНазвание этого сочинения неизвестно, так как его начало не сохранилось. Начало отсутствует и в латинском переводе, составленном выкрестом Флавием Митридатом в конце 15 века. в сборнике посвящено учению о Славе Господней и о душе; второе – учению об ангелах; название третьего сочинения сохранилось и, как это ни странно, тождественно названию всей книги, «Книга Славы» При этом цитаты якобы из этой книги, приводимые в других источниках, почти все отсутствуют в ее рукописях; таким образом, здесь мы сталкиваемся с очень сложной библиографической проблемой.. В этом тексте затрагиваются все области мистики – Деяние Колесницы, Чертоги, Провидение и т. д. Другие сочинения в сборнике посвящены методам толкования стихов Писания: например, в «Разделе соседствующих» представлен метод комментирования стихов или тем, следующих друг за другом в Танахе, а в «Книге сокрытого» трактуются случаи, когда отдельные слова в библейском тексте написаны дефектно, с пропуском некоторых букв. Помимо этих обширных текстов, сохранились более короткие сочинения, некоторые из которых только приписываются рабби Йеуде Хасиду, тогда как о других известно, что они были им написаны, например, «Тайна единства». В этих сочинениях затрагивается тема правильного духовного настроя во время молитвы, также как и другие вопросы, связанные с молитвой, вещими снами и т. п.

Позднее рабби Йеуда Хасид превозносился как святой; ему часто приписывали составление магических текстов и заклятий. Значительная часть его учения зафиксирована в произведениях учеников и, хотя его мнение по некоторым важным вопросам не стало общепринятым, основа учения германского хасидизма, как в области мистики, так и в этике, возникла преимущественно благодаря ему.

Иллюстрация 5

Ангел отделяет праведников от грешников в день Страшного суда – орнамент в соборе св. Антония (Франция), 12 век. Марбургский фотоархив, Марбург.

3.3.3. Произведения кружка «Особого Херувима»

Для авторов этого кружка Имена этих авторов продолжают оставаться неизвестными, за исключением уже упоминавшегося рабби Авигдора Французского и рабби Эльханана бен Йакара, о котором будет сказано ниже. наиболее характерна их приверженность доктринам Книги Творения. И «Берайта Йосефа бен Узиэля», и другие их произведения составлены как комментарии к различным частям этой книги. Наиболее важное произведение кружка «Особого Херувима» известно в научной литературе как комментарий к Книге Творения, приписываемый Саадие ГаонуТак принято обозначать этот текст, в отличие от комментария к Книге Творения, действительно составленного Саадией Гаоном. Комментарий Саадии был написан по-арабски и впоследствии переведен на иврит слогом, очень напоминающим слог переложения Верований и мнений на иврит под названием Истолкование верований и узы разумений. (Об этом свободном переводе см. 1.3.4. в нашем курсе.). В действительности не Саадия составил этот комментарий, хотя в начале разделов или глав в нем довольно часто встречается сокращение из букв пе-реш-самех, что на иврите можно расшифровать как «Учитель наш Саадия истолковал», но даже если это и есть правильное прочтение загадочной трехбуквенной аббревиатуры, по всей видимости, в этом случае приписывание сочинения Саадие псевдоэпиграфично.

Комментарий кружка «Особого Херувима» к Книге Творения сохранился в нескольких рукописях (в них он приводится наряду с другими комментариями к Книге Творения). Комментарий начинается с пространного рассказа о создании голема пророком Иеремией и его сыном бен Сирой. Создается впечатление, что именно это было причиной чрезвычайного интереса всего кружка к Книге Творения: они изучали ее не столько ради содержащейся в ней премудрости, сколько с целью применить полученные знания на практике В этом их поведение напоминает семью Калонимидов, изучавших эту книгу с такими же намерениями., т. е. чтобы научиться делать голема. В этом комментарии рассказ о големе содержит также подробное изложение учения кружка «Особого Херувима» о Божестве, космогонии (учении о Творении) и космологии (учении о вселенной). Еще одно произведение кружка «Особого Херувима», о котором следует упомянуть здесь, – это «О богобоязненности и вере», короткий трактат, дошедший до нас в одной-единственной рукописи вместе с произведением рабби Эльазара из Вормса. Автор пишет о необходимом настрое духа во время молитвы, основываясь на учении о Божестве кружка «Особого Херувима», и предлагает наиболее полное описание представлений кружка о структурировании мира Божества из эманирующих сил (ипостасей), помещающихся одна на другой. Еще одно чрезвычайно интересное сочинение этого кружка– стихотворная парафраза «Берайты Йосефа бен Узиэля», составленная одним из членов кружка, возможно, по примеру другого стихотворного философского сочинения, созданного в Германии в тот же период, – «Гимна о единстве».

3.3.4. «Книга жизни»

В 1925 году Гершом Шолем написал письмо Х. Н. Бялику, содержащее приблизительный план задуманных им исследований каббалы и каббалистических публикаций. Во главе списка средневековых текстов, заслуживающих подробного изучения и научного издания, Шолем указал сочинение под названием «Книга жизни». Этот текст сохранился во многих рукописях; тем не менее даже когда, 60 лет спустя, Г. Шолем умер, текст все еще не был издан Теперь существует машинописное издание, предназначенное для студентов (Академон, Еврейский Университет в Иерусалиме, 1976).. «Книга жизни» является одним из самых важных произведений средневековой еврейской мысли, до сегодняшнего дня ожидающих публикации и научного рассмотрения.

❒ Вопрос 11
Как вы думаете, почему многие произведения германских хасидов до сих пор не опубликованы? Следует ли считать это обстоятельство доказательством пренебрежительного отношения к германскому хасидизму со стороны более поздних мыслителей? ❑

«Книга жизни» представляет собой сплав элементов теологии, космогонии и этики. Материал в ней представлен сбивчиво, более непоследовательно, чем это обычно бывает в сочинениях германских хасидов. В этом тексте, составленном, по-видимому, около 1200 года, мы не находим никаких признаков знакомства автора с учением семьи Калонимидов или кружка «Особого Херувима». Скорее всего, автор «Книги» не принадлежал к какой-либо определенной группе или направлению. Он часто ссылается на книги и комментарии Авраама ибн Эзры; по этой причине некоторые исследователи ошибочно приписывали ибн Эзре авторство всей «Книги».

В «Книге жизни» изложены весьма смелые теологические воззрения, например, очень близкое к каббалистическому учение о системе высших эманаций. Представление о Провидении в «Книге» тоже своеобразно: автор пишет об «общем Провидении», в отличие от «частного Провидения», о котором говорится также в писаниях семьи Калонимидов. По-видимому, автор был знаком со средневековыми научными сочинениями, откуда и почерпнул многие свои идеи и образы, или даже описания концепций.

1 Имеются в виду еврейские общины этих стран. Прим. пер.