Часть 3. Как создавалось учение германского хасидизма

3.5. Последние поколения

С кончиной рабби Эльазара из Вормса пришел к концу главный этап в истории германско-хасидского творчества; таким образом, завершается период деятельности германских хасидов как создателей особого течения в средневековой еврейской мысли. На протяжении еще одного столетия продолжают появляться сочинения, обладающие характерными для мышления германского хасидизма чертами. Позднее возникли антологии и комментарии, на страницах которых учению германских хасидов отведено центральное место. Тем не менее изначальное, коренное интенсивное творчество германских хасидов заканчивается, самое позднее, в середине 13 века. Этот факт подтверждается прежде всего тем, что, начиная с этого времени, сочинения германских хасидов утрачивают тематику и направление, которые были присущи более ранним текстам, например тем, о которых мы говорили выше; отныне в этом творчестве преобладают обобщенные задачи: галаха, комментирование Писания, толкование пийутов и т. д. Более поздние авторы основываются на учении германского хасидизма, но их писания лишены того своеобразия, которое было характерно для мистических и этических трудов рабби Йеуды Хасида, рабби Эльазара из Вормса и рабби Эльханана бен Йакара.

Одна из главных причин такого поворота событий – появление каббалы и все возрастающее влияние новой символики, зародившейся в домах учения Прованса и Испании. Начиная с середины 13 века, еврейские мыслители Центральной Европы все чаще обращаются к каббале в своих занятиях философией и мистикой. Однако даже авторы, воспринявшие каббалистическую символику, в своих сочинениях продолжают прибегать к элементам, почерпнутым из учения германского хасидизма. Самого по себе факта широкого использования каббалистической символики никак не достаточно, чтобы объяснить оскудение германско-хасидского творчества. Распространение каббалы является в определенной мере скорее следствием, чем причиной завершения творческой эпохи германского хасидизма: каббала заполнила вакуум, образовавшийся в Центральной Европе в результате истощения оригинального хасидского творчества.

❒ Вопрос 16
Можно ли на основании этих данных сделать какие-либо выводы о соотношении мистики германского хасидизма и каббалы?  ❑

Возникновение вакуума особенно ощутимо в области этики. Здесь не приходится говорить о влиянии каббалы, так как в рассматриваемый период каббалистическая этическая литература только начинала свое развитие. Тем не менее, в Германии мы не встречаем произведений, которые бы продолжали традицию Книги хасидов, «Законов благочестия» и «Законов раскаяния», сформулированных рабби Эльазаром. Слышны только отголоски этих произведений, появляющиеся в обработанном виде в сборниках и антологиях, в которых разве что пересказывается основное содержание ранее созданных текстов. Очевидно, в германских землях источник оригинального творчества иссяк, причем без всякой конкуренции со стороны других течений.

Поэтому германский хасидизм представляется в какой-то мере явлением эпизодическим: он быстро формируется во второй половине 12 века и столь же быстро угасает в середине 13 века. В рамках многотысячелетней еврейской истории явление, просуществовавшее всего одно столетие, можно считать не более, чем эпизодом; но значительность этого явления невозможно полностью оценить на основании одних только хронологических данных о продолжительности его существования. Важность германского хасидизма – особенно в области этики – определяется влиянием, оказанным этим учением на мышление последующих поколений.

3.5.1. Грядка благовоний рабби Авраама бен рабби Азриэля

Рабби Авраам бен рабби Азриэль, «из старейшин Богемии», как он прозван в средневековых текстах По-видимому, ввиду его происхождения., написал одно из наиболее всеобъемлющих и важных произведений в истории средневековой еврейской литературы в Центральной Европе; его книга называется Грядка благовоний. По своей структуре она представляет собой комментарий к пийутам – т.е. относится к одному из самых древних жанров еврейской литературы Центральной Европы (т.е. к жанру, никак не являющемуся нововведением германского хасидизма).

Рабби Авраам бен рабби Азриэль был одним из самых выдающихся учеников рабби Эльазара из Вормса; возможно, он учился также у рабби Йеуды Хасида. Его книга сохранилась в двух рукописях; академическое издание подготовлено Э. Э. Урбахом (5699 – 5723 (1939 – 1963)). Рабби Авраам написал свое произведение, по-видимому, в 1234 – 1238 годах, вскоре после смерти рабби Эльазара из Вормса.

Грядка благовоний стоит особняком в литературе средневекового немецкого еврейства. Еврейские авторы этих земель, как правило, склонны замыкаться в своем мире и лишь в редких случаях обращаться к произведениям еврейских мыслителей юго-западной Европы. Вопреки этому, рабби Авраам написал энциклопедический труд: он знал и цитировал сочинения большинства сефардских авторов, как своего времени, так и предшествующих эпох, в области галахи, комментария к классическим еврейским текстам, языковедения, философии и науки. Он был знаком не только с основными произведениями немецких и французских еврейских авторов, но и со всем культурным наследием средневекового еврейства в целом – как ни один еврейский автор германских земель до или после него. Интересно, что именно германский хасид, ученик рабби Эльазара, цитирующий учителя в своей книге более двухсот раз, первым ознакомил своих читателей с культурой сефардского еврейства.

Могущество произведения рабби Авраама – в эрудиции автора. Он не оригинальный творец, а редактор, собиратель, стремящийся увязать воедино все, что ему известно. При этом он всегда точно указывает тексты, на которые ссылается, и называет авторов цитируемых фрагментов; поэтому его книга является чрезвычайно важным источником для работы над биографией и библиографией средневековых материалов, в особенности, писаний германских хасидов, – в литературе германского хасидизма рабби Авраам разбирался как никто другой. Его труд является для нас скорее энциклопедией традиций, чем независимым творением. Вместе с тем, эта книга, без сомнения, – одно из самых значительных произведений школы рабби Эльазара из Вормса.

3.5.2. Галахисты

Начиная с середины 13 века учение германского хасидизма оказывало существенное влияние также на галахические труды. Составителями некоторых из них были ученики рабби Эльазара, например, рабби Йицхак из Вены – автор большого галахического сочинения Распространенный свет. В ходе обсуждения вопросов, касающихся молитвы и духовного настроя во время ее произнесения, особенно необходимого при чтении литургических отрывков «Услышь, Израиль» и т. п., рабби Йицхак приводит галахическое мнение своих учителей – германских хасидов. Аналогичным образом, в рамках сугубо галахического обсуждения того или иного аспекта традиции, он часто опирается на обычаи германских хасидов и прибегает к их доводам для обоснования законов.

Иллюстрация 11

Комментарий к Торе рабби Менахема Сионского – титульный лист. Кремона, 5320 (1560). Коллекция Гершома Шолема, Национальная и Университетская Библиотека, Иерусалим.

Деятельность рабби Йицхака из Вены – не исключение. Однако хотя автор постоянно обращается к хасидскому учению, не оно образует центральный стержень его мышления. По-видимому, учение германских хасидов придало своеобразный оттенок всей еврейской литературе германских земель, но не оказало решающего влияния на форму соблюдения галахи среди этих еврейских общин.

3.5.3. Каббалисты

Во второй половине 13 века в Центральной Европе создаются произведения, сочетающие элементы каббалистической символики с особой терминологией германского хасидизма. Таков, например, сборник, составленный рабби Шем Товом бен рабби Симхой Коэном (Рукопись Адлер 1161, Нью-Йорк). Рукопись содержит как коренные центрально-европейские «Тайны единства», так и произведения кружка «Особого Херувима», а также сочинения, включающие элементы, почерпнутые и из того, и из другого. В последних очень заметно влияние каббалистической символики. Кое-где она уже занимает центральное место.

Другой пример – сочинения рабби Моше бен рабби Эльазара Даршана (Проповедника), правнука рабби Йеуды Хасида. Он также написал «Тайны единства» и подробный комментарий к древнему мистическому трактату Шиур Кома. Автор знаком с Книгой Баѓир и другими основоположными для формирования каббалы источниками и очень часто обращается к каббалистической символике. Тем не менее основу его мира составляет мистическое учение германского хасидизма и хасидское толкование древних мистических сочинений – литературы Чертогов и Колесницы.

Еще один поздний автор, также сочетавший каббалу с учением германских хасидов – это рабби Менахем Сионский. Его самым известным произведением был комментарий к Торе, известный под названием Сионский к Торе. Рабби Менахем – каббалист, но он часто приводит комментарии и традиции из Тайны тайн рабби Эльазара из Вормса. Помимо этого, Менахем Сионский написал сочинение о силах зла, в которое включены многочисленные фрагменты из Книги Зогар, а также размышления на темы, почерпнутые из центрально-европейских еврейских текстов. Комментарий Менахема Сионского к Торе был одной из самых популярных книг среди еврейских общин германских земель; благодаря этому, многие из элементов учения германских хасидов сохранились до более поздних времен. Аналогичную роль сыграл еще более поздний сборник, известный под названием Собрание Реувени и составленный в 16 веке. Этот текст содержит парафразированные отрывки из сочинений рабби Эльазара из Вормса.

Вдобавок к этим книгам, мистическое учение германских хасидов сохранилось благодаря изданию молитвенника, напечатанного в Тюбингене в 5320 (1560) году. Это издание содержит очень подробные объяснения еврейской литургии, частично основанные на каббалистическом понимании молитвы, тогда как другие почерпнуты из учения германских хасидов и включают элементы их теологии, например, элементы учения о Славе Господней. Благодаря этим сочинениям, читатель может составить представление о духовном мире германских хасидов, хотя в целом литература германского хасидизма по своей важности и влиятельности безусловно уступала обширной, богатой и быстро развивающейся каббалистической литературе, занявшей главное место в мире авторов и мыслителей, обращавшихся к эзотерическим материям.

3.5.4. Позднейшие сочинения в области этики

Следует отметить принципиальное различие между судьбами этического и мистического учения германских хасидов после середины 13 века. Это различие особенно примечательно ввиду определенной параллели в истории обеих областей: и в этике, и в мистике оригинальное творчество к середине 13 века прекратилось, и в обеих областях после середины 13 века писались только обработки и сборники, не содержащие новых идей; в них только пересказывались элементы германского хасидизма, впервые озвученные в период его расцвета. Основное различие исторических судеб этики и мистики германских хасидов заключается в том, что поздние мистики не располагали, по всей видимости, сочинениями германских хасидов, тогда как хасидские произведения в области этики были широко распространены и хорошо известны. Они продолжали играть решающую роль в формировании этических понятий в еврейской мысли и после конца основной эпохи германско-хасидского творчества.

Так, например, книга Тайны тайн рабби Эльазара из Вормса практически неизвестна каббалистам и мистикам, начиная с 14 века; им были доступны только те фрагменты, которые цитировались в других произведениях, например, в комментарии к Торе Менахема Сионского или в Собрании Реувени. В отличие от этого, этическое учение рабби Эльазара из Вормса было изложено в его общедоступной галахической Книге рокеаха, пользовавшейся большой популярностью, а после начала 16 века несколько раз переизданной. Благодаря этому, учение рабби Эльазара о благочестии и этике всегда оставалось доступно читателям. То же самое можно сказать и о Книге хасидов: многие отрывки из этой книги сохранились в текстах 14 и 15 веков, что говорит о ее широком распространении. В 16 веке Книга хасидов была напечатана (Болонья, 1538), хотя и в сокращенном виде; с этого времени она является одним из главных текстов, к которым обращаются специалисты в области еврейской этики.

Цфат в 16 веке был центром двух эпохальных поворотов в истории еврейской мысли: во-первых, каббала приобрела новый облик благодаря появлению учения рабби Йицхака Лурии и, во-вторых, традиция еврейской этической литературы существенно обогатилась благодаря возникновению отрасли каббалистической этики. Первое – преображение основ каббалы – произошло вне всякой связи с эзотерическим учением германских хасидов. Влияние этого учения на другие направления в еврейской мистике было чрезвычайно незначительным и до появления лурианской каббалы, которая, так или иначе, не зиждилась на его основе. Тем более важно отметить, что второе – преображение традиции еврейской этики – в существенной мере было следствием учения германских хасидов, изложенного в Книге хасидов и в Книге рокеаха. Эти книги были известны и почитаемы, и по духу своему отвечали настроениям мистических кругов в Цфате.

Несмотря на то, что в области этики духовные лидеры центрально-европейского еврейства отдавали предпочтение первоисточникам, по-своему значительны были также тексты, составляемые начиная с середины 13 века, в которых пересказывались или резюмировались основы германско-хасидской этики. В числе таких текстов следует назвать многочисленные переложения учения о раскаянии, как правило, написанные по следам «Законов благочестия» рабби Эльазара из Вормса; различные сборники, тем или иным образом связанные с положениями Книги хасидов; а также такие сочинения, как Малая Книга хасидов. Эти небольшие произведения, легкие по стилю и составленные в виде антологий, способствовали распространению этического учения германских хасидов и его сохранению до наших дней.