Часть 3. Как создавалось учение германского хасидизма

Ответы на вопросы к третьей части

Ответ 1

Мишна и Гемара – пример таких произведений. Традиции и предания времен Второго Храма и периода непосредственно после разрушения Второго Храма стали основой учения поздних таннаев; впоследствии они были собраны рабби Йеудой а-Наси в шести разделах Мишны. Гемара возникла в результате аналогичного процесса устного изучения и обсуждения древних традиций, продолжавшегося сотни лет, прежде чем эти традиции были оформлены в рамках единого текста (5 век).

Ответ 2

Ответ всегда зависит от того, как складывалась та или иная конкретная ситуация; при прочих равных условиях всегда следует полагаться на источник, наиболее близкий к предмету. Так, например, мы полагаемся на общеевропейские источники, когда речь идет об императорской династии Каролингов и датах, связанных с их деятельностью. И наоборот, во всем, что касается происхождения раввинов, мы полагаемся на еврейские источники. В других случаях необходимо оценить, кто именно из летописцев был больше заинтересован в сохранении точной информации об обсуждаемых событиях.

Ответ 3

Вопрос о чудесах, описанных в Свитке Ахимааца, не имеет никакого отношения к обсуждаемой проблеме. Действительно, автор Свитка искренне верил, что эти чудеса произошли на самом деле, но это никак не сказывается на достоверности передаваемых им сведений об исторических событиях, о времени жизни отдельных людей, о месте их деятельности и т. д. Даже если читатель усомнится в отдельных подробностях (в виду принятых в современной науке конвенций), это не даст ему оснований делать какие-либо выводы о ненадежности Свитка в целом.

Ответ 4

Оба текста составлены авторами, для которых передаваемая информация была чрезвычайно важна; и в том и в другом случае автор пересказывает историю своей семьи. Однако предпочтение следует отдать сообщению рабби Эльазара из Вормса, поскольку он писал «в священном трепете», с великим почтением к предшествующим поколениям мудрецов. Можно не сомневаться, что рабби Эльазар действительно прилагал все усилия, чтобы описать события в точности.

Ответ 5

Случаи псевдоэпиграфии в истории еврейской литературы весьма многочисленны. Так, например, мудрецы Мишны и Талмуда приписывали авторство Песни песней, Притч и Екклесиаста царю Соломону; средневековые каббалисты приписывали авторство Книги Зогар рабби Шимону бар Йохаю. В этих случаях очевидно стремление авторов наделить свои произведения особой святостью; для этого авторство приписывается известным мудрецам древности. Рассматриваемый случай отличается от большинства других тем, что, кроме как в названном псевдоэпиграфическом тексте, Йосеф бен Узиэль как великий мудрец больше нигде не упоминается. Поэтому, даже если принять утверждение об его «авторстве», это не делает приписываемое ему произведение более святым, а только выдает его за более древнее.

Ответ 6

Следует полагать, что в данном случае мы сталкиваемся с попыткой представить передаваемую традицию как нечто более древнее, чем даже Мишна, Талмуд и другие раввинистические тексты, – так, чтобы казалось, будто она восходит непосредственно к временам Первого Храма. Пророк Иеремия жил в те годы, когда был разрушен Первый Храм, соответственно, его личность ассоциируется с образом хранителя традиций, относящихся к библейским временам.

Ответ 7

Уверенность в древнем происхождении традиции делает подробное доказательство ее содержания ненужным. Конкретные утверждения считаются обоснованными тем, что они опираются на традицию в целом; поэтому нет необходимости доказывать каждое из них по отдельности. По этой причине германские хасиды не озабочены логическим обоснованием своих утверждений. Ссылка на высказывания мудрецов и стихи Писания является для них дополнением, а не доказательством их учения.

Ответ 8

Образ рабби Шмуэля Хасида, человека выдающегося, удостоившегося таких званий, каких не удостаивался больше ни один мудрец средневековой Германии, способствовал укреплению престижа его школы и трудов, написанных его сыном, рабби Йеудой Хасидом, и его учениками. Не может быть, чтобы человек, носящий такое звание, как рабби Шмуэль, Хасид, Святой и Пророк, не был носителем истинной традиции. Таким образом, этот «титул» во многом способствовал распространению учения германского хасидизма.

Ответ 9

Следует полагать, что Маймонид счел бы произведения германских хасидов несовершенными, так как они опираются на недостоверную традицию, вместо того, чтобы приводить доказательства своим утверждениям. С точки зрения Маймонида, ссылки на учителей германских хасидов и на учителей их учителей не являются доказательством, он потребовал бы логического обоснования.

Ответ 10

По-видимому, такие разногласия не отражались на образе рабби Йеуды Хасида в глазах современников. Более того, в 13 веке только горстке учеников было о них известно, тогда как в наше время они изучаются многими учеными. Рабби Йеуда Хасид обладал огромным авторитетом, а его статус продолжателя традиции своего отца и его школы делал его мнение еще более существенным. Читатели того времени относились к учению германских хасидов вообще как к единому целому, не вникая в подробности.

Ответ 11

Безусловно, многие произведения германских хасидов остаются в виде неизданных рукописей не случайно. Это показывает, что в 16 веке, когда начали издаваться мистические книги на иврите в печатном виде, явное предпочтение отдавалось каббале. Однако на этом основании нельзя сделать вывод о том, что в 13 или 14 веке интерес к учению германских хасидов был невелик. Мы можем высказывать предположения только о том, какие настроения преобладали, начиная с 16 века, но не раньше.

Ответ 12

Поэма рабби Эльазара из Вормса выражает глубокую любовь к семье, дому, общине и всему тому еврейскому миру и образу жизни, который разрушали крестоносцы. Образы членов семьи в поэме соответствуют традиционному идеалу. Такими их видел рабби Эльазар, тем самым создавая и свой собственный образ: отец семейства, полностью соответствующий представлениям, навеянным еврейской библейской традицией. После смерти жены и дочерей он почти готов возроптать против своего Бога, но все-таки не формулирует каких-либо общих теологических положений.

Ответ 13

Нет никакого противоречия между занятием галахой, с одной стороны, и комментированием и мистикой, с другой. Многие еврейские мыслители успешно работали во всех трех этих областях (например, Нахманид). Дело в том, что предметы, представляющиеся нам сегодня столь отдаленными друг от друга, воспринимались в свое время как неотъемлемые элементы единой традиции. Переход от одной темы к другой или перемена жанра казалась тогда не более чем переходом в иное русло одной и той же традиции.

Ответ 14

Наличие таких параллелей может выявить возможное христианское влияние на мышление рабби Эльханана бен Йакара, но с уверенностью говорить о таком влиянии нельзя. Многие из параллелей связаны с обсуждением научных тем: медицины, астрономии, космологии и т. д. Такие фрагменты не содержат ничего, относящегося к христианской вере.

Ответ 15

Рабби Моше Таку обосновывал свою критику безоговорочной, обязательной приверженностью традициям Мишны и Талмуда. Поскольку германские хасиды не сомневались в древности и аутентичности своей традиции, восходящей, по их мнению,к академиям талмудических мудрецов и гаонов, с их точки зрения, критика рабби Моше была лишена смысла. Они считали, что, хотя рабби Моше отрицает древность и аутентичность их традиции, сами-то они знают, что восприняли ее от своих отцов и учителей, а те, в свою очередь, – от своих отцов и учителей; поэтому они были абсолютно уверены в ее истинности и полноценности. Возможно, именно по этой причине они могли продолжать развивать свое учение, игнорируя критику. Возможно также, что из уважения к рабби Моше Таку как галахисту, германские хасиды предпочли оставить без внимания его замечания, как если бы они вовсе не были нигде зафиксированы.

Ответ 16

Мистическое учение германского хасидизма и каббала воспринимались скорее как доктрины взаимно дополняющие, а не конкурирующие друг с другом. Оба учения посвящены одним и тем же вопросам: смысл Откровения и молитвы, причины дарования заповедей и т. д. Ответы, данные в рамках каждого из этих учений, совсем не одинаковы, но их обоснование по форме одно и то же – ссылка на тайную традицию, передаваемую из поколения в поколение. Таким образом, можно было заменить одну традицию другой или одну группу символов другой, не создавая при этом идейного кризиса.