Часть 4. Книга хасидов

4.5. Книга хасидов и другие сочинения рабби Йеуды Хасида

Мы можем получить некоторое представление о том, как формировалась Книга хасидов, сравнив ее с эзотерическими сочинениями рабби Йеуды. Осуществить это сравнение нам поможет обширный сборник, сохранившийся в двух кодексах, находящихся в Бодлеянской библиотеке Оксфорда (№№ 1566, 1557). Этот сборник содержит ряд эзотерических сочинений, приписываемых рабби Йеуде Хасиду. Начало первого кодекса утеряно, поэтому название первого сочинения, равно как и название всего сборника, нам неизвестно. Второй в сборнике следует «Книга ангелов», третьей – «Книга Славы», четвертой – «Книга сокрытого», и т. д.

Сочинения, следующие за «Книгой сокрытого», занимают вторую половину кодекса. Эти сочинения, также как и «Книга сокрытого», посвящены в основном герменевтике сакрального текста и способам раскрытия тайного смысла библейских стихов. Так, например, в «Книге сокрытого» рассматривается способ толкования библейского стиха, при котором обращают внимание на то, какие буквы алфавита в этом стихе не используются. Именно эти пропущенные, отсутствующие буквы и служат указанием на тайный смысл стиха. В противоположность этому, первые три сочинения в сборнике посвящены фундаментальным вопросам теологии, учения о душе, космологии, учения о Провидении и антропологии.

Иллюстрация 16

Казнь еврея в Средние века. Миниатюра к манускрипту немецкой книги законов Заксеншпигель. Университетская Библиотека, Гайделберг.

Сложную проблему ставит перед исследователями наличие в описанном корпусе текста, озаглавленного «Книга Славы»; сочинение рабби Йеуды Хасида под таким же названием цитируется в Книге хасидов, причем очевидно, что речь идет о разных произведениях1. Тем не менее в нижеследующих параграфах мы постараемся разобраться в соотношении сборника из Оксфордской библиотеки и Книги хасидов. Выяснение этой связи способно пролить свет на обстоятельства формирования главной книги германского хасидизма.

4.5.1. «Как написано в Книге хасидов»

В оксфордском сборнике Книга хасидов упоминается трижды. На листе 30б говорится:

О часе испытания сказано: «все в руках Небес, кроме страха перед Небесами», как написано об этом в Книге хасидов. И хотя это не в руках Небес, все открыто пред Лицем Его.

И еще раз на том же листе:

Почему праотец наш Авраам опасался быть убитым из-за Сарры, ведь было обещано ему потомство, и этого ему еще не было дано? Сказали на это: поскольку ему была дана возможность поступать по желанию, он боялся, как написано в Книге хасидов.

И в третий раз, на листе 48а:

Нет страны, над которой не было бы покровителя, – ангела или князя. Это относится и к городу, и даже к дому – все время, пока жив жилец этого дома. Когда же он умрет – (ангел) перестает покровительствовать месту и его жителям, как написано в Книге хасидов.

Темы, затрагиваемые в этих фрагментах, типичны для Книги хасидов, как и, вообще говоря, для всей литературы германского хасидизма. В первых двух из них обсуждается проблема Божественного предопределения и свободы воли индивида.

Испытание, о котором говорится в первом пассаже, – это выбор между смертью и отречением от веры, встающий перед человеком в эпоху религиозных гонений. Человек свободно принимает решение, утверждает наш автор, и Бог не решает за него, отречься ему или устоять, освятив Имя Бога. Но несмотря на то, что выбор полностью принадлежит человеку, Богу заранее известно, каким он будет.

Во втором пассаже обсуждается вопрос, возникающий в связи с библейским рассказом об Аврааме. Отправляясь в Египет, Авраам высказывает опасение, что египтяне могут убить его, желая завладеть СарройБыт 12:12-13. Прим. пер.. Возникает вопрос: как Авраам может опасаться смерти, коль скоро Бог обещал наделить его потомством? Ведь у него пока что нет детей и, следовательно, он не может погибнуть сейчас, поскольку Божье обещание должно исполниться непременно. Ответ состоит в том, что, поскольку у Авраама сохранилась свобода воли, он может, несмотря на данное ему обещание, оказаться недостойным Божьей милости.

Третий отрывок развивает тему ангелов-хранителей, назначенных Богом для того, чтобы надзирать за всевозможными земными сущностями, вплоть до самых малых.

В Книге хасидов можно указать немало мест, похожих на приведенные выше фрагменты; тем не менее, точный источник цитат обнаружить не удается. В исследовательской литературе принято присоединять эти фрагменты к ряду других, приводимых в сочинениях германских хасидов со ссылкой на Книгу хасидов, но отсутствующих в известных нам версиях книги2. Все это заставляет предположить, что дошедшие до нас варианты книги включают в себя далеко не весь материал, первоначально входивший в Книгу хасидов. По всей вероятности, в первой половине 13 века существовала ранняя, существенно более объемная редакция книги, сокращенными переработками которой являются известные нам на сегодня версии.

Кто был автором описанного сборника? Можно ли ответить на этот вопрос, основываясь на том, как цитируется в нем Книга хасидов? По-видимому, ничего определенного сказать на этот счет невозможно. Разумеется, неизвестный автор мог ссылаться на Книгу хасидов, не будучи ее создателем, но и сам рабби Йеуда Хасид мог ссылаться на свое сочинение. Более того, в соответствии с тем, что нам известно о его установке на анонимность, он не стал бы ссылаться на себя, говоря: «как я писал в Книге хасидов», или что-нибудь в этом роде. Скорее всего, он бы цитировал книгу примерно таким образом, как это делается в сборнике, ничем не выдавая своего авторства.

❒ Вопрос 24
Просмотрите еще раз часть 3 этого курса. Можете ли вы указать на еще один текст, принадлежащий литературе германского хасидизма, вопрос о принадлежности которого перу рабби Йеуды Хасида остается нерешенным из-за установки на анонимность, которой рабби Йеуда придерживался? ❑

4.5.2. Параллельные тексты в различных сочинениях рабби Йеуды Хасида

Существует тесная связь между Книгой хасидов и эзотерическими сочинениями рабби Йеуды. Эта связь находит свое отражение, в частности, в описанной выше рукописи №1566 Бодлеянской библиотеки Оксфорда. Можно указать по крайней мере на пять мест в рукописи, имеющих полные или частичные параллели в Книге хасидов.

– История о драконе, сожительствовавшем с царской женой (рук. 1566, листы 64б–65а). Совпадает слово в слово с §379 пармской рукописи Книги хасидов.

– Рассказ о человеке, пророчествовавшем о приходе мессии (там же, л. 44а). Этот же рассказ содержится в §212 пармской рукописи, в отрывочной и затемненной форме.

– Два рассказа о людях, купивших зловещие сны у тех, кому эти сны привиделись, и навлекших на самих себя предсказанное несчастье (там же, л. 48б). Эти же рассказы, вместе с контекстом, содержатся в §1143 пармской рукописи.

– Фрагмент рассказа о деяниях ангелов, входящий в «Книгу ангелов», принадлежащую тому же сборнику (там же, л. 33б–34а). Полная версия рассказа содержится в §1444 пармской рукописи.

– Еще один фрагмент об ангелах, предшествующий упомянутому выше (там же, л. 33б) и связанный с ним по смыслу, фигурирует в Книге хасидов отдельно, в совершенно другом месте книги, в §382 пармской рукописи.

Общая черта этих пяти фрагментов: все они затрагивают темы второстепенные и достаточно случайные для Книги хасидов. Они производят впечатление инородных включений, плохо увязывающихся с контекстом. В противоположность этому, в составе эзотерических сочинений рабби Йеуды эти фрагменты вполне на месте, так что не приходится сомневаться, что именно здесь они возникли и отсюда были перенесены в Книгу хасидов.

С какой целью они были включены в Книгу хасидов? Трудно ответить однозначно на этот вопрос. Возможно, редакторов книги привлекла сюжетная занимательность этих рассказов, а возможно, они усматривали в них важное теологическое содержание. Однако какова бы ни была причина, можно с уверенностью сделать вывод о том, что на одном из этапов редактирования Книги хасидов происходила подборка выдержек из эзотерических сочинений Йеуды Хасида на предмет включения их в Книгу хасидов. Мы не знаем, занимался ли этим сам Хасид, или эту работу выполнили его ученики. Во всяком случае, это означает, что книга включает не только тексты, написанные специально для нее. Это своего рода антология, редакторы которой считали себя вправе дополнять ее текстами, специально для нее не предназначенными.

pic17-4.5.jpg

Иллюстрация 17

Субботние светильники из серебра, созданные во Франкфурте-на-Майне. Немецкий Национальный Музей, Нюренберг.

Вопрос соотношения Книги хасидов и мистических сочинений рабби Йеуды становится еще более запутанным, когда мы встречаем в «Книге сокрытого» следующие фрагменты:

Исследования по литературе германского хасидизма
Один хасид учил своих дочерей письму. Он сказал: если они не будут уметь писать, а им понадобится написать расписку в получении залога, под который они будут ссужать свои деньги, им придется уединиться с писцом. Это может ввести их в грех, и будет в этом моя вина, ибо всякий, кто мог бы воздвигнуть преграду для греха, но не сделал этого, – словно бы сам был причиной греха. Как написано: «Я оставлю наказывать дочерей ваших, когда они блудодействуют, и невесток ваших, когда они прелюбодействуют, \потому что вы сами на стороне блудниц и с любодейцами приносите жертвы, а невежественный народ гибнет\» (Ос 4:14) – ибо вы были причиною (любодейства). И если даже они не согрешат на деле, они согрешат в мысли. И еще, (это нужно) чтобы не пошла о них дурная слава. Поэтому-то и научил он их писать расписки в получении залога. И еще учил он их, чтобы при наступлении срока ритуального омовения они не задерживались с очищением. И тогда, если пробудится страсть мужа к ней, она будет готова и не возникнет у него греховных мыслей. Так спасет она его от дурных помыслов.
(«Книга сокрытого», Оксфорд, рук. 1566, л. 178а. Опубликовано в книге: Й. Дан, Исследования по литературе германского хасидизма (ивр.), Издательство Масада, Рамат Ган, 1975, с. 140).

❒ Вопрос 25
Можно ли заключить из приведенного отрывка, что среди женщин в то время была распространена грамотность? ❑

«Книга сокрытого», Оксфорд, рук. 1566, л. 180б
О чаше благословения. Однажды вино в чашу благословения налила женщина и хасид не согласился принять от нее чашу.
Когда в канун субботы подвешивают светильник, нужно постараться повесить его повыше, чтобы дети не могли дотронуться до него. И не следует подносить маленьких детей к светильнику, чтобы они не дотронулись до него.
(Опубликовано там же.)

И еще один отрывок, текст которого испорчен и местами невразумителен:

Сказали одному мудрецу: почему, на твой взгляд, такой-то не должен молиться (от имени общины) в пост, который мы провозгласили в связи с чумой? Ответил им: невозможно тому, кто охотно налагает наказания (?), молиться по поводу эпидемии и за больных; также и скупому, который не (подает?) много; и богатому (не следует молиться) за бедного. И тому, у кого есть погреба с зерном и вином, не подобает возглавлять молитву в голодный год и в засуху. И тот, кто имеет привычку отвлекаться на посторонние разговоры в то время, когда община произносит благословения и гимны, – не достоин молиться за других. Но всякий, в ком сердце не надменное и доброе, кто желает блага людям и не вызывает зависти \не завидует?\ и любим всеми – такому подобает молиться. А тот, кто видит, что возникнет спор, если он возглавит молитву, – тот не должен возглавлять молитву
( Опубликовано там же).

Всякий, кто прочитал бы эти фрагменты в отрыве от их контекста в «Книге сокрытого», пришел бы к безоговорочному заключению, что перед ним цитаты из Книги хасидов. По своему стилю и содержанию они полностью аналогичны многочисленным пассажам этой книги. «Сказали одному мудрецу…», «Один хасид…» – зачины типичные и естественные для этико-практического сочинения рабби Йеуды, но совершенно неуместные в «Книге сокрытого», содержание которой, как говорилось выше, состоит в истолковании тайного смысла библейского стиха в зависимости от отсутствия в нем тех или иных букв. В такой книге нет и не может быть рассуждений о воспитании дочерей, о том, кто должен возглавлять молитву о спасении от чумы или о ниспослании дождя. Поэтому мы должны предположить, что эти пассажи изначально предназначались для Книги хасидов, хотя и не вошли в нее.

Возможно, с помощью этого примера нам удастся составить некоторое представление о том, каким образом создавалась Книга хасидов. Рабби Йеуда написал пассаж о воспитании дочерей и о том, что на человеке лежит обязанность предотвращать грех, отсюда он перешел к указаниям, имеющим целью уберечь маленьких детей от нарушения субботы и т. д.

Естественно предположить, что во время работы рабби Йеуды Хасида над «Книгой сокрытого» перед ним вставали практические вопросы, ему на ум приходили мысли, которые он излагал в записях, предназначенных для включения в Книгу хасидов. По каким-то причинам эти записи затерялись среди листов «Книги сокрытого» и были восприняты переписчиками как часть ее текста. Таким образом в рукописной традиции мистического сочинения оказались эти фрагменты, столь далекие от него по своей тематике. При этом ученики Хасида, дополнившие Книгу хасидов выдержками из других сочинений учителя, не заметили почему-то этих фрагментов, изначально предназначавшихся для включения в Книгу.

❒ Вопрос 26
Каким образом обстоятельства формирования Книги хасидов, придавшие ей столь бессистемный и аморфный характер, сказываются на ценности книги в качестве исторического свидетельства? ❑

❒ Вопрос 27
Перечитайте несколько параграфов Книги хасидов и постарайтесь дать краткое описание языка и стиля книги. ❑

В заключение скажем, что рассмотрение всего корпуса сочинений рабби Йеуды Хасида и сравнение между ними и Книгой хасидов в языковом и содержательном аспекте вносит существенный вклад в наше понимание того, как формировались сочинения рабби Йеуды и, в первую очередь, его основной труд. Эта книга – произведение одного автора, выдающегося религиозного учителя своего времени, к которому многие обращались за наставлениями. Чувство ответственности за нравственное состояние общины побудило его взяться за перо. Свои наставления и советы о праведном образе жизни он записывал на протяжении многих лет, вплоть до самой смерти, не стремясь придать этим записям законченной систематической формы. Именно этим вызван аморфный характер Книги хасидов, а отнюдь не порчей текста при редактировании и переписывании. Этим же объясняется и наличие на сегодняшний день столь сильно разнящихся между собой редакций книги – пармской рукописи и болонского издания.

Аморфный характер книги, отсутствие в ней системы делает затруднительным анализ общих этических принципов, лежащих в основе конкретных решений и наставлений. С другой стороны, именно это делает книгу особенно ценным свидетельством о реальной жизни германского еврейства во второй половине 12 и в начале 13 века, ведь автор писал ее в ответ на вызов живой реальности, на проблемы, которые она ставила перед ним изо дня в день. И потому реальность отразилась в Книге хасидов с полнотой, подобной которой не найти ни в каком другом памятнике средневековой еврейской литературы.

1 См. также выше, часть 3, 3.3.2.

2 Подобные цитаты имеются, например, в Книге Премудрости души рабби Эльазара из Вормса и в Грядке благовоний рабби Авраама бен Азриэля.