Часть 5. Основные принципы этического учения

5.2. «Заповедь о мертвом» или «мертвец заповеди»

Одним из принципов, наиболее близких к определению благочестия, но обладающих при этом более широким охватом, как в теории, так и на практике, является понятие «мертвеца заповеди» или «заповеди о мертвом»1, сформулированное в начале Книги хасидов:

§1
Возлюби заповедь, подобную «мертвецу заповеди», – заповедь, о которой некому позаботиться. Это относится к тому случаю, когда увидишь ты заповедь презираемую, которой никто не занимается. Например, если ты увидишь, что люди твоего города занимаются изучением [талмудического] раздела «Праздник» (Моэд) и раздела «Ущербы»2 (Незикин), то принимайся учить раздел «Святыни»3 (Кодашим). Если увидишь, что они не заботятся об изучении трактата «Малый праздник»4 (Моэд катан) или главы «Тот, перед кем лежит его умерший»5, возьми ты на себя изучение этого, и тогда получишь ты награду, превосходящую ту, что получат все эти люди вместе. Ибо подобны «мертвецу заповеди» те трактаты и те законы, к которым люди не имеют привычки.
Ибо похоже это на человека, у которого было несколько дочерей. Посватались к ним женихи, и он выдал их замуж, и осталась одна дочь, к которой не посватались. Сказала она отцу: «ты обучил моих сестер чистым ремеслам, ткачеству и вышиванью, потому и расхватали их женихи, и стали им мужьями. Но зачем же мне ты дал ремесло, из-за которого все меня избегают, обучил меня ткать одежды для скорбящих и саваны для покойников? Если б моей работой были одежды радости, то и я бы вышла замуж, как остальные сестры». Сказал ей отец: «я прославлю тебя перед лицом всех, так что все придут к тебе». Подобно этому говорит трактат «Малый праздник» и другие, подобные ему: «Владыка мира! Почему меня не изучают так, как другие трактаты?» И отвечает им Святой, благословен Он: «Вот ведь, уже сказано: “Лучше ходить в дом плача об умершем, нежели ходить в дом пира; ибо таков конец всякого человека, и живой приложит это к своему сердцу” (Еккл 7:2)».

5.2.1. «Мертвец заповеди» –аллегорический смысл

Сформулированный в §1 принцип поведения, вместе с поясняющей его краткой притчей, заключает в себе новую концепцию духовной жизни, выдвинутую германскими хасидами. Несмотря на свою внешнюю простоту, этот пассаж Книги хасидов знаменует собой радикальный поворот, преобразивший духовную жизнь германского еврейства. Главная суть этого поворота состоит в переходе от принципа исполнения заповедей ради них самих, из послушания Богу и подчинения его власти, к принципу, ставящему во главу угла духовную энергию, которую человек вкладывает в свои деяния. Это развитие, обозначенное историками еврейской мысли как спиритуализация или интериоризация6 религиозной жизни. Оно имеет аналоги в еврейской философии и в каббале.

Автор приведенного выше пассажа формулирует новое спиритуалистическое понимание религиозного праксиса с помощью аллегорического истолкования одного из важнейших галахических предписаний – предписания хоронить «мертвеца заповеди». Согласно этой заповеди, тот, кто обнаружил тело умершего, о котором по каким-либо причинам не смогли позаботиться родные или близкие7, должен обеспечить ему достойное погребение. Предписание хоронить «мертвеца заповеди» относится к числу наиболее трудных обязанностей, возложенных на еврея, поскольку всякий контакт с мертвым телом обычно воспринимается людьми как нечто пугающее и неприятное, в особенности, если покойный был совершенно посторонним человеком. В еврейской традиции эта заповедь считается особо важной именно из-за эмоционального отторжения, которое она вызывает.

Рабби Шмуэль Хасид, которому принадлежит рассматриваемый отрывок из Книги хасидов, интересуется не заповедью погребения «мертвеца заповеди» как таковой, а заключенным в ней общим принципом, который делает ее моделью религиозного действия вообще. Используя игру слов, он говорит о «заповеди, подобной мертвецу заповеди», подразумевая под этим заповедь, о которой никто не заботится, которую все избегают из-за того, что ее исполнение – дело тяжкое и неприятное. Автор призывает хасида: «Возлюби заповедь, подобную мертвецу заповеди», то есть если хасид видит, что окружающие уклоняются от исполнения определенной заповеди, то он должен обращать на нее особое внимание и ревностно соблюдать ее. Тот факт, что люди избегают этой заповеди, показывает, что ее исполнение связано с трудностями, с необходимостью преодолевать серьезное внутреннее сопротивление. Осуществляя такую заповедь, хасид удостаивается духовного вознаграждения, во много раз превосходящего то, которое он заслужил бы, исполняя заповедь легкую и приятную, которую охотно соблюдают все.

pic1-5.2.jpg

Иллюстрация 1

Гроб. Крашеное дерево, кованое железом. Орнамент в виде знаков зодиака и изображений животных. Германия, область верхнего Рейна, 13в. Нью-Йоркский Городской Музей Искусства, Нью-Йорк. Дар Дж. Пирпонта Моргана, по обмену, 1976.

Далее в §1 рассматривается пример группы людей, изучающих Талмуд в доме учения. Большинство из них изучают трактаты, вызывающие естественный интерес и имеющие практическое применение, как, например, те, что содержат законы о праздниках, или те, что посвящены имущественным отношениям или другим аспектам межчеловеческого общения. В отличие от них, один из учащихся штудирует трактат, который никто больше не хочет изучать, поскольку в нем говорится о смерти и трауре. В этом случае, хотя все делают одно дело, – штудируют Талмуд в доме учения, и все в равной степени выполняют заповедь изучения Торы, именно тот, кто выбрал трактат, отвергнутый другими из-за его тягостного и неприятного содержания, удостаивается высшей духовной награды, и именно он осуществляет идеал благочестия, заповеданного Книгой хасидов.

❒ Вопрос 8
Проанализируйте аспекты хасидского мировоззрения, отразившиеся в §1 Книги хасидов. Какие заключения по поводу соотношения между моральными идеалами и практическими заповедями позволяет сделать этот текст? ❑

5.2.2. «Мертвец заповеди» – принципиальные выводы

На первый взгляд, принцип «мертвеца заповеди» касается деталей моральной доктрины, однако система религиозных ценностей, скрывающаяся за ним и характеризующая весь настрой хасидского мировоззрения, несет в себе зерно переворота. Согласно этой концепции суть религиозной жизни состоит не в тщательном исполнении всех данных человеку Божьих повелений, строгом соблюдении всех 613 заповедей, но в преодолении всех препятствий и трудностей, не позволяющих человеку посвятить себя Богу с полной духовной самоотдачей. Эта самоотдача проявляется в духовном усилии, вложенном в деяние заповеди, – усилии, которое не обязательно находит отражение в его результатах. В приведенном выше примере все изучающие Талмуд в доме учения заняты одним и тем же делом. Действия одинаковы, однако их религиозная ценность не одна и та же: занимающийся Талмудом с удовольствием, интересом и пользой для себя, не удостаивается того духовного вознаграждения, которое получает человек, преодолевающий опасение и внутреннее отторжение, когда изучает главу Талмуда, начинающуюся словами «Тот, перед кем лежит его мертвец». Следовательно, не действием измеряется ценность религиозного достижения, но духовным усилием, затраченным на него: «в соответствии со страданием – награда» Мишна, Авот V, 3. Смысл афоризма как его понимают германские хасиды: награда определяется затраченным усилием. . Центр религиозной жизни находится не в физической сфере действия, а в духовной сфере породившего это действие импульса.

5.2.3. Гетерономная концепция религиозной жизни

Исследователи религии различают два типа концепций, определяющих отношение человека к данным свыше заповедям: автономию и гетерономию. Согласно концепции автономии существует полная гармония между религиозными предписаниями и потребностями индивида. Даруя заповеди, Бог дал человеку то, чего тот сам желал и в чем нуждался. Согласно этой концепции индивид и общество, руководимые разумом, могли бы самостоятельно построить всю систему религиозных заповедей, исходя из глубокого понимания своих жизненных потребностей и целей. Согласно автономной концепции религиозная жизнь – это счастливая благополучная жизнь, и законы, которые установил Бог, направлены на благо человека, принимают во внимание его характер и его потребности. Они совершенствуют его природу, охраняют его здоровье и жизненное равновесие. Религиозные предписания являются благом сами по себе, а не только из-за того, что они даны Богом; исполнение этих предписаний приносит человеку истинное счастье.

В противоположность этому гетерономная концепция видит в заповедях внешний закон, который навязан человеку вопреки его природе и его жизненным потребностям. Сторонники этой концепции утверждают, что имеет место противоречие между устремлениями человека и требованиями, которые предъявляет ему Бог, вследствие чего исполнение заповедей связано с преодолением человеческой природы и преданием себя в распоряжение Божьей воли и Его требований и повелений.

❒ Вопрос 9
Можете ли Вы указать пример концепции религиозной автономии, которую можно было бы противопоставить концепции германских хасидов? ❑

Определение хасида как человека, который терпит позор во имя заповедей, а также принцип «мертвеца заповеди» в Книге хасидов выражают гетерономный подход к религиозной жизни. Человек не должен руководствоваться принципом автономии, следовать своим глубинным устремлениям. Напротив, зачастую ему приходится сознательно выбирать наиболее тяжелый для себя путь, несмотря на то, что этот путь противоречит его природе и навязан ему повелением свыше. В особенно резкой форме эта концепция проявится в следующей главе, в ходе обсуждения понятия «дурного побуждения» и его места в учении германских хасидов.

1 Ивр. мет мицва, букв.: «мертвец заповеди» или «заповеданный мертвец», т.е. «мертвец, относительно которого дана заповедь». Галахический термин, означающий непогребенного покойника, о котором некому позаботиться. Нашедший тело обязан сделать все необходимое для его погребения, отложив для этого любые свои дела, даже те, что связаны с исполнением других заповедей. Высочайший приоритет предписания о «мертвеце заповеди» выражается в том, что даже назорей и первосвященник ради ее исполнения могут (и, более того, должны) нарушить лежащий на них запрет прикосновения к мертвому телу.

2 Разделы Талмуда, посвященные соответственно законам о субботе и праздниках, гражданскому и уголовному праву.

3 Раздел, посвященный законам о жертвоприношениях, неисполняемым в настоящее время.

4 Трактат из талмудического раздела «Праздник», посвященный в основном законам траура во время праздника и законам траура вообще.

5 Т.е. «тот, кто должен похоронить родственника». Глава из талмудического трактата «Благословения» (Берахот), посвященная законам молитвы для того, кто занимается похоронами.

6 Интериоризация (от лат. interior — внутренний), «перенос внутрь». Термин используется в психологии.

7 Например, если труп неопознан или обнаружен в безлюдном месте, во время войны, эпидемии, гонений (ср. напр. книгу Товита 1:18-2:9).