Часть 5. Основные принципы этического учения

5.4. Страх Божий

5.4.1. «Как работники, служащие господину»

Выше мы уже отмечали центральную роль понятия «хитроумия в страхе Божьем» в построениях рабби Шмуэля Хасида. Теперь настало время непосредственно рассмотреть его высказывания относительно страха Божьего, и, сравнив их с соответствующими концепциями средневековой философии, попытаться составить цельную картину его мировоззрения. В §13 Книги хасидов, принадлежащем, по всей видимости, перу рабби Шмуэля, автор представляет и сравнивает между собой три возможных типа эмоциональной мотивации, ведущей человека к служению Богу: страх наказания, служение из любви и служение, сочетающее любовь и страх.

§13

«Страх Господень есть истинная премудрость» (Иов 28:28). Речь идет о том, кто боится согрешить и «оберегает руку свою, чтобы не сделать никакого зла» (Ис 56:2). Но не потому, что страх суда человеческого или суда небесного не позволяет ему делать зло, а потому, что из любви к Святому, благословен Он, он рад исполнять Его волю от всего сердца. Эта любовь не связана со страхом наказания или ожиданием блаженства. Но почему тогда это называют страхом Божьим? Потому что такой человек испытывает страх, когда возникает перед ним возможность греха. Он боится, думая в своем сердце: «если я не уберегусь от этого, то не буду совершенным в любви». Как говорится: «… что я ходил пред лицем Твоим верно и с сердцем совершенным» (2Цар 20:3). Это и есть страх Божий1, когда человек боится греха, дабы не было в любви никакого изъяна, подобно тому, как жертвенное животное должно быть совершенным, цельным2 и без изъяна. «И делал угодное в очах Твоих» (там же) – из любви к Нему исполнял повелительные заповеди, а также все, что мог помыслить, дабы обрадовать моего небесного Возлюбленного. Таков страх, который выше любви.

И об этом говорится в трактате Авот де-рабби Натан, как написано там: «будьте как работники, служащие хозяину не ради платы» 3.

[Не так], как человек, который исполняет волю хозяина, но сердце его не смирилось пред волей хозяина, или тот, кто исполняет волю отца, не смирившись в сердце пред волей отца.

Не похож тот, кто служит из любви, на того, кто служит с любовью и страхом. Тот, кто служит из любви, наследует жизнь этого мира и не наследует жизнь мира грядущего. Тот же, кто служит с любовью и страхом, наследует и жизнь этого мира, и жизнь мира грядущего.

Про Авраама сказано: «ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога» (Быт 22:12); про Авдия сказано: «Авдий же был человек весьма богобоязненный» (1 Цар 18:3); про Иону сказано: «Господа Бога небес, сотворившего море и сушу, я боюсь» (Ион 1:9). Именно о таком страхе идет речь, когда говорится о том, что, собираясь принести в жертву Исаака, [Авраам] страшился в своем сердце, как бы не нарушить ему повеление и не причинить ущерба своей цельности, о которой говорится «ходи предо Мною и будь непорочен» (Быт 17:1). Ибо любовь, благодаря которой человек наследует лишь жизнь этого мира, такова… когда пред ним возникает возможность греха, он иногда грешит, не боясь этого. Это подобно тому, как ребенок безбоязненно шалит, говоря себе: «я знаю, что отец простит меня». Поэтому после того, как сказано: «не ради платы» говорится: «и да будет страх Божий над вами»4. Это сказано о боязни греха, когда человек боится быть несовершенным в любви.

С точки зрения рабби Шмуэля, первая форма служения Богу, служение из страха, совершенно неприемлема. Он ссылается на изречение в трактате Авот де-рабби НатанАвот де-рабби Натан – трактат, который в обычных изданиях Талмуда помещается в разделе Незикин («Ущербы») после трактата Авот. Содержание трактата продолжает и развивает темы трактата Авот, принадлежащего Мишне. ,согласно которому человеку не подобает служить Богу для того, чтобы получить награду и избежать наказания.

Любопытно отметить, что отношение рабби Шмуэля Хасида к служению из страха сформировалось без влияния морального учения еврейских философов, действовавших в это время в Испании. Представители философской этики выражали отрицательное отношение к «служению из страха», прибегая к тем же спиритуалистическим аргументам, что и германские хасиды. Среди философов-моралистов выделяется рабби Бахья ибн Пакуда, автор книги Обязанности сердец, который решительно отвергал служение Богу из страха наказания. В противоположность этому, он высоко оценивает «страх величия» – страх, проистекающий не от угрозы наказания, но от осознания бесконечного величия Бога и ничтожества человекаСм. Обязанности сердец, врата 10 («Врата любви к Богу»), гл. 6..

pic2-5.4.jpg

Иллюстрация 2

Праотцы у ворот, ведущих в рай: ангел встречает Авраама, Исаака и Иакова у входа и вводит их внутрь. Деталь из иллюминированной рукописи пасхальной агады, известной по прозвищу Агада птичьих голов. Южная Германия, ок. 1300. Музей Израиля, Иерусалим.

Можно предполагать, что рабби Шмуэль не был знаком с этой концепцией. Перевод книги Бахьи с арабского на иврит, осуществленный рабби Йеудой ибн Тиббоном, появился в последние годы жизни рабби Шмуэля Хасида. Как и другие работы того же переводчика, этот перевод, по-видимому, остался неизвестным для германских хасидов.

Сходная оценка обоими авторами служения Богу из страха наказания или надежды на вознаграждение не приводит к совпадению их позиций по вопросу «служения из любви». Бахья ибн Пакуда безо всяких оговорок объявляет мистическую любовь наивысшей ступенью религиозной жизни. В противоположность этому, рабби Шмуэль Хасид видит серьезную опасность в служении Богу, основанном только на любви. Не исключено, что его позиция направлена против доктрины о мистической любви, хотя и нет уверенности в том, что он был с ней знаком. Согласно его объяснениям, опасность «служения из любви» не совмещенной со страхом связана с чувством интимной близости к Богу и уверенности в обладании Его любовью. «Ибо любовь, благодаря которой человек наследует лишь жизнь этого мира, такова... когда пред ним возникает возможность греха, он иногда грешит, не боясь этого. Это подобно тому, как ребенок безбоязненно шалит, говоря себе: “я знаю, что отец простит меня”». Таким образом, тот, чье отношение к Богу основано на любви без примеси страха, подобен сыну, который любит отца и чувствует близость к нему, и от того не боится нарушить его запреты, будучи уверен в отцовской снисходительности.

❒ Вопрос 13
Исходя из описанных выше взглядов рабби Шмуэля на любовь к Богу, какие предположения можно сделать по поводу его отношения к мистическому пути служения Богу, целью которого является полное единение с Богом? ❑

5.4.2. Страх и любовь в служении Богу

В вопросе соотношения страха и любви рабби Шмуэль стоит перед проблемой, имеющей далеко идущие последствия для религиозной этики: что является главным в служении Богу – чувство любви и единения с Богом или же воздержание от греха и отдаление от него? Если главное – это любовь, то ее нужно сделать единственной целью, не принимая в расчет никакие дополнительные соображения. Если, однако, главное – это отдаление от зла и греха, то в ничем не ограниченной любви заключена серьезная опасность, и любовь необходимо сочетать со страхом – т.е. боязнью греха, о которой пишет наш автор. Итак, ясно, что рабби Шмуэль выбирает вторую из упомянутых альтернатив. Эта альтернатива имеет антимистическую направленность: тот, кто всецело поглощен любовью и единением с Богом, не застрахован от греха.

Исходя из этого, можно утверждать, что страх, о котором идет здесь речь, есть не страх перед Богом – ни перед Его наказанием, ни перед Его величием, но страх человеческой слабости. Человек опасается согрешить и тем самым нарушить цельность и полноту своей любви к Богу. Он сравнивается здесь с жертвой, приносимой Богу, которая должна быть без порока. Грех человека подобен изъяну в жертвенном животном, делающему его негодным для жертвоприношения. Поэтому для того, чтобы избежать пренебрежения к заповедям, пренебрежения, которое может возникнуть из-за ощущения человеком своей близости к Богу – в том случае, если его служение основано только на любви, – человек должен несколько отдалиться от Всевышнего с помощью боязни греха, сочетая боязнь греха с чувством любви. Как об этом сказано в Книге хасидов, «Это и есть страх Божий, когда человек боится греха, дабы не было в любви никакого изъяна. Таков страх, более достойный, чем любовь»В §13 боязнь греха именуется также «страхом Небес» (страхом Божьим)..

Разделяли ли изложенную позицию рабби Шмуэля Хасида другие представители германского хасидизма, в частности, рабби Йеуда Хасид и рабби Эльазар из Вормса? Этот вопрос будет рассмотрен после обсуждения ключевых элементов позиции рабби Шмуэля в настоящем разделе курса.

1 Букв.: «страх Небес».

2 В оригинале שמינה «тучным», по-видимому, ошибочно вместо שלימה «цельным».

3 Приведенная цитата содержится и в Мишне в самом трактате Авот (I, 3), а также в Авот де-рабби Натан (V, 1). Неясно, почему автор Книги хасидов ссылается именно на этот более поздний и менее авторитетный источник. (Вистенецкий в своем издании Книги хасидов предлагает убрать слова «де-рабби Натан».)

4 Трактаты Авот и Авот де-рабби Натан, там же.