Часть 5. Основные принципы этического учения

5.5. Спиритуализация и страх Божий

5.5.1. Принцип спиритуализации

Один из центральных вопросов всякой религиозно-этической доктрины состоит в определении сравнительного духовного достоинства различных поступков, то есть, иными словами, в установлении критериев оценки поступка с точки зрения его религиозной значимости. Позиция автора Книги хасидов по этому вопросу сформулирована в §15.

§15
Если кто исполнил важную заповедь, и это было ему тяжко, а он все же победил свое дурное начало и совершил заповедь, такой человек выше, чем тот, кому не препятствовало его дурное начало. И тот, кто сделал малозначительное доброе дело, встретив жестокое противодействие своего дурного начала и победив его, выше, чем тот, кто совершил великое дело без того, чтобы дурное побуждение мешало ему. И если кто совершил тяжелый грех, будучи одолеваем дурным побуждением, то хуже него тот, кто совершил малый грех без воздействия дурного побуждения, ведь он совершил это как будто бы назло. А добрые дела, совершаемые ради других, такие как обучение Торе и милостыня, – мера их тот, кто получает от них пользу; соответственно радости, принесенной им другому, человек получает награду.
Бывает, что он сделает мало, а это засчитывается ему в праведность, бывает, что много – и нет ему в том заслуги. Например, если дать человеку множество мелких монет, ему будет стыдно взять их. Если же сказать ему – «отобедай со мной сегодня», не будет ему стыдно, и заслуга и награда за это будут велики.

❒ Вопрос 14
Объясните выражение «как будто бы назло» в контексте рассуждений, приводимых в §15. ❑

В рассуждениях рабби Шмуэля ясно видно столкновение двух систем ценностей в этических воззрениях германских хасидов: традиционной, основанной на древних источниках, и новой, построенной на спиритуалистических принципах. Согласно традиционной системе ценностей исполнение некоторых заповедей обладает более высоким статусом, чем соблюдение других. Рабби Шмуэль не отрицает этого и использует терминологию, различающую заповеди великие и малые. Тем не менее на этой традиционной основе он выстраивает свою новую систему, утверждая в центре ее принцип борьбы с дурным побуждением. Если для того, чтобы выполнить “малую” заповедь, человеку приходится вести тяжелую борьбу со своими страстями, его заслуга велика. Если человеку не пришлось выдерживать натиск дурного побуждения, совершая заповедь, – пусть даже ту, что согласно традиционной шкале ценностей относится к числу серьезных и центральных заповедей, – его заслуга менее значительна, чем если бы ему пришлось противостоять своему дурному началу.

Спиритуалистический принцип – оценка поступка по тем духовным усилиям, которые вложены в него – приводит к перестройке всей системы ценностей. Заповеди, занимавшие центральное место, становятся второстепенными, маловажные – приобретают большое значение. При этом шкала ценностей совершенно индивидуальна и зависит от ситуации, места и времени. Тот факт, что для определенного человека легко и просто исполнить ту или иную заповедь, имеет значение лишь для него самого. Для другого человека, которому приходится преодолеть трудности и мобилизовать духовные ресурсы для ее исполнения, та же заповедь имеет величайшее значение. Как сказано об этом в Книге хасидов, «И тот, кто сделал малозначительное доброе дело, встретив жестокое противодействие своего дурного начала и одолев его, выше, чем тот, кто совершил великое дело без того, чтобы дурное побуждение мешало ему». Более того, если вчера человек исполнял заповедь без труда, а сегодня ее исполнение требует от него значительных усилий – ценность его исполнения этой заповеди сегодня не такая же, какой она была вчера. Таким образом, новая система ценностей германского хасидизма полностью подчинена спиритуалистическому принципу.

5.5.2. Страх Божий и любовь к Богу в повседневной жизни: Спиритуалистический принцип в межчеловеческих отношениях

Во второй половине §15 перед рабби Шмуэлем Хасидом встает серьезный вопрос: как применить спиритуалистический принцип в области социальной этики? Речь идет о заповедях, устанавливающих между людьми отношения, в которых один человек делает что-то на благо другим. Возникает вопрос, каким может быть критерий оценки исполнения таких заповедей? В распоряжении рабби Шмуэля было три возможности:

· Следовать традиционной классификации “малых” и “великих” заповедей

· Следовать спиритуалистическому принципу, оценивающему заповеди согласно вложенному в их исполнение духовному усилию

· Следовать спиритуалистическому принципу, ориентируясь при этом не на того, кто совершает заповедь, а на того, кто получает благо.

pic3-5.5.jpg

Иллюстрация 3

10 Заповедей: Моисей спускается с Горы Синай и передает Скрижали Завета Аарону и старейшинам Сынов Израилевых, находящимся у подножия горы. Деталь из иллюминированной рукописи Регенсбургского Пятикнижия, Южная Германия, ок. 1300. Музей Израиля, Иерусалим.

Рабби Шмуэль избирает третью возможность, то есть он продолжает придерживаться спиритуалистического принципа, но применяет его не к тому, кто совершает заповедь, а к тому, в отношении кого заповедь совершается. Тот, кто делает добро своему ближнему, должен приложить усилия, чтобы его благодеяние было тому в радость. Так, помогая бедному, нужно сделать это так, чтобы тот не испытывал стыда, ведь заслуга дающего измеряется радостью и удовольствием, которое он приносит ближнему.

Можно сказать, что и здесь задействован спиритуалистический принцип в его исходной форме: то, что определяет религиозно-этическую ценность благодеяния – это усилия, которые человек прилагает, чтобы его деяние не оскорбило ближнего, а, напротив, принесло ему радость. Как говорится об этом в Книге хасидов: «Например, если дать человеку множество мелких монет, ему будет стыдно взять их. Если же сказать ему – “отобедай со мной сегодня”, не будет ему стыдно, и заслуга и награда за это будут велики». Лучше пригласить бедняка разделить с тобой трапезу, чем давать ему деньги и заставлять его испытывать стыд.

Из этого следует, что не само действие служит мерой религиозной значимости поступка, а влияние, оказанное этим поступком на других людей.

❒ Вопрос 15
Может ли, по Вашему мнению, один человек судить о религиозном достоинстве другого? Может ли внешнее поведение служить надежным индикатором нравственных достижений человека? ❑