Часть 5. Основные принципы этического учения

5.7. Любовь, страх и благочестие в сочинениях рабби Эльазара из Вормса

5.7.1. Суть любви

В «Законах благочестия», открывающих Книгу рокеаха рабби Эльазара из Вормса, содержится пассаж, описывающий служение Богу из любви. В этом заключена вся концепция благочестия рабби Эльазара. Как видно из приводимого ниже фрагмента, рабби Эльазар не игнорирует в своей концепции и страха Божьего; более того, из его слов следует, что любовь должна сопровождаться страхом: «когда душа углубляется мыслью в страх…». Тем не менее этот пассаж посвящен не путям, необходимым усилиям и этапам, ведущим к совершенству, но наивысшему духовному свершению – любви к Богу.

Суть любви – чтобы душа была полна любовью к Богу, была привязана узами любви1 в веселии и радости сердца2. Не так, как тот, кто вынужден работать на хозяина, но так, что если бы даже препятствовали ему, любовь, горящая в его сердце, заставляла бы его служить. И он радуется исполнять волю своего Творца, как сказал псалмопевец: «Служите Господу с веселием» (Пс 100:2). И служит он правым сердцем – «и на правых сердцем – веселие» (Пс 97:11). Он не служит ни для своего удовольствия, ни для своей славы, говоря: «кто я таков, презренный и ничтожный средь людей3, сегодня здесь, а завтра – в могиле. Вот, я в беззаконии зачат4, полон скверны! Как же я был избран и создан быть слугою Царю Славы5?». Ибо когда душа углубляется мыслью в страх, искра любви сердечной воспламеняется в ней, и торжество радости недр обильно, и веселие сердца, и ликование утробы велико, и мудрость человека просветляет лице его6, и обретут радость в Нем любящие Имя Его.
Ибо всякий человек, в сердце которого мудрость Божья, помышляет в радости о желании исполнять волю Творца своего, чтобы исполнять заповеди Его всем сердцем.
Любящий не думает о наслаждениях этого мира, не уделяет внимания развлечениям с женой, сыновьям и дочерям; все пред ним как ничто7 – лишь бы исполнять волю Творца своего, и приводить других к праведности, и освящать Его Имя, и отдавать себя любви к Нему, как Авраам, сказавший: «поднимаю руку мою к Господу Богу Всевышнему, Владыке неба и земли, что даже нитки и ремешка обуви не возьму из всего твоего» (Быт 14:22-23) и как Финеес, который шел на смерть, когда поразил Зимри (Чис 25:7 - 15). И он не возносит себя, и не говорит о суетном, и не глядит на лица женщин, и, слыша оскорбления, не отвечает. Все мысли его – с Творцом его, он поет ликующие гимны Владыке своему, и все помыслы его пламенеют любовью к Нему – блажен он и в этом мире, и в грядущем. Из: Рабби Эльазар из Вормса, Книга рокеаха (Иерусалим, 1977), «Законы благочестия», «Суть любви», с. 5.

Из приведенных выше строк ясно, что образ германских хасидов, приписывающий им аскетическое, монашеское мировоззрение, которое находит выражение в мрачном и печальном настрое их богопочитания, не соответствует действительности. Согласно рабби Эльазару, тот, кто осуществил в себе все условия благочестия, – то есть, отрекся от суеты этого мира и замкнул для нее свое сердце, – может служить Богу из любви, которая по своей сути связана с радостью и ликованием. Рабби Эльазар подчеркивает особый характер этого пути, противопоставляя его служению ради награды, и тем более служению из страха, которое он решительно отвергает. Более того, служение Богу, берущее свое начало в любви, порождается преданностью Богу. Это бескорыстная любовь, к которой не примешиваются никакие посторонние помыслы. Преданность, отречение от мира с его бедами и его соблазнами, приводят не к унынию и меланхолии, а к глубокому чувству радости и счастья, преисполняющему любящего в его служении Богу.

Приведенный выше пассаж, как и многие другие места в сочинениях рабби Эльазара из Вормса, свидетельствует о том, что само служение Богу в этом случае не отличается от служения, возложенного на каждого человека, которое состоит в изучении Торы и исполнении заповедей. Для любящего не существует особых предписаний, равно как, разумеется, и особых послаблений. Его особенность состоит лишь в том настрое, с которым он исполняет свой долг, в том чувстве, которым проникнуто его служение: он, бренное существо, ничтожное и низменное, удостоился любви Бога, превознесенного надо всем. Осознание огромного разрыва между тварью и Творцом, разрыва, преодоленного любовью, – именно это наполняет его радостью.

Историки еврейской религии ссылаются на приведенный выше пассаж как доказательство того, что принцип служения Богу в радости не был изобретением Нового хасидизмаРечь идет о движении хасидизма в Восточной Европе, основателем которого в первой половине 18 в. был рабби Йисраэль Баал Шем Тов (Бешт). , и что он имеет глубокие корни в предшествующих религиозно-этических доктринах и в нравоучительных сочинениях, появившихся за сотни лет до Баал Шем Това и его учеников. Действительно, наличие подобного пассажа на первых страницах популярного галахического сочинения, в начале «Законов благочестия», оставило заметный след в истории нравоучительной литературы и наложило отпечаток на многих мыслителей и авторов, принадлежащих различным идейным течениям более позднего времени.

5.7.2. Мистический аспект любви к Богу

В приведенном выше пассаже из Книги рокеаха говорилось в основном о служении Богу в любви и радости. Возможно, однако, что любовь, описанная там, имеет дополнительное измерение, выходящее за рамки этических категорий. В параллельных местах других сочинений рабби Эльазара, где приводится сходное описание «сути любви», можно различить мотив экстаза, описываемый в эротических терминах. Таков, например, пассаж, содержащийся во введении к «Тайне Деяния Начала»«Тайна Деяния Начала» – вступительная часть книги Тайны тайн, основного сочинения рабби Эльазара, издавалась как часть Большой книги Разиэля..

Суть любви – любить Господа, чтобы душа была полна любовью, была привязана узами любви в веселии великом. И это веселие прогоняет из сердца мысль о телесных наслаждениях и удовольствиях мира. И радостная, могучая любовь овладевает его сердцем, и человек думает постоянно: «как исполнить мне волю Святого, благословен Он?». И забавы с его детьми и развлечения с женой ничто пред любовью к Творцу его.
И это [чувство] сильнее, чем [чувство] юноши, который много дней не обладал женщиной, и она страстно желанна ему, и сердце его горит желанием соития; он совершает соитие, и семя выплескивается как стрела, принося ему великое наслаждение. Все это ничто для него в сравнении с исполнением воли Творца его, и научением других праведности, и освящением Его Имени, и преданием себя любви к Нему. Он подобен Финеесу, который шел на смерть, когда поразил Зимри (см.Чис 25:7 - 15), и Аврааму, сказавшему: «поднимаю руку мою к Господу Богу Всевышнему, Владыке неба и земли, что даже нитки и ремешка обуви не возьму из всего твоего» (Быт 14:22-23), и Елисею, который ничего не хотел принять от Неемана8.
И любовь Небес в его сердце, как пламя, охватившее уголь. Он не глядит на женщин, не говорит о забавах и пустых вещах. И он трудится и работает, чтобы исполнить волю Творца его, и поет ликующие гимны, от полноты радости любви к Господу. Из: Рабби Эльазар из Вормса, «Тайна Деяния Начала», Большая книга Разиэля (Амстердам, 1718), л. 9а.

Два приведенных пассажа, дополняя друг друга, рисуют образ духовного переживания, которое можно определить как мистическую любовь к Богу, иначе говоря, экстатическое Экстаз в мистическом смысле – выход души за ее пределы, ее стояние по ту сторону, экстаз, исступление, выступление вовне, пребывание за пределом. единение души любящего с Богом. Отрывок, процитированный из Книги рокеаха, также содержит мистические элементы, хотя в более полной версии, приведенной из «Тайны Деяния Начала» Большой книги Разиэля, они обозначены более резко. Следует отметить, что подобные элементы отсутствуют в сочинениях рабби Йеуды Хасида и его отца, рабби Шмуэля бен Калонимуса. Возможно, рабби Эльазар опирался в этом отношении на недошедшие до нас источники, но не исключено также, что здесь мы имеем дело с выражением его собственных взглядов, сформировавшихся без прямого влияния его учителей.

Следует обратить внимание на принципиальную важность рассмотренной концепции, поскольку она означает, что человек может достичь вершины духовного продвижения и мистического единения с Богом уже в земной жизни. От него требуется лишь служить Богу так, как служат другие люди, и удаляться от дел этого мира так, как того требует образ жизни хасида. Отсюда следует, что распространенное в хасидской литературе представление, согласно которому мистическое единение достижимо лишь после смерти, в особенности для того, кто выдержал испытание смертью и освятил Имя См., например, Книгу Премудрости души рабби Эльазара из Вормса. , не является единственно возможным. Согласно рабби Эльазару, тот, кто удостоился совершенной любви к Богу, может взойти на вершину близости к Нему и обрести блаженство и радость уже в земной жизни.

Иллюстрация 5

Заклание Исаака. Справа – ангел Божий останавливает Авраама, занесшего руку с мечом над отроком, связанным на жертвеннике (центральная часть композиции). Слева – баран, запутавшийся в кустарнике (см. Быт 22). Деталь из иллюминированной рукописи пасхальной агады, известной по прозвищу Агада птичьих голов. Южная Германия, ок. 1300.

Музей Израиля, Иерусалим.

5.7.3. Ступени страха Божьего

Рабби Эльазар дает определение страха Божьего в конце раздела «Суть страха», следующего сразу за «Сутью любви» в начале Книги рокеаха.

Суть страха Божьего. Когда тяжко человеку совершить нечто, но он превозмогает свои желания и естественные побуждения ради страха Божьего, боясь, что не будет совершенным пред лицом Господа. Так было у Авраама, о котором сказано: «ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога» (Быт 22:12), ведь это [заклание Исаака] было величайшим из испытаний. Из: Рабби Эльазар из Вормса, Книга рокеаха (Иерусалим, 1977), «Законы благочестия», «Суть страха Божьего», с. 6.

В этом определении рабби Эльазар полагает, что страх Божий проявляется, в первую очередь, не во внутренних ощущениях человека, а в его делах. Если человеку удается, преодолевая трудности и выдерживая испытания, неукоснительно исполнять Божьи повеления, его можно назвать боящимся Бога. Не случайно в качестве образца автор упоминает заклание Исаака – «величайшее из испытаний», которое имело непосредственное отношение к реальной жизни германского еврейства, когда идущие на смерть во Имя Божье убивали своих детей и близких, чтобы спасти их от рук крестоносцев и от насильственного крещения. Хотя согласно простому смыслу библейского текста Исаак в последнее мгновение был заменен овном, германские хасиды читали рассказ о жертвоприношении иначе, считая, что Исаак был действительно принесен в жертву, сожжен на жертвеннике, а потом воскрешен из пепла Германские источники, согласно которым Исаак был действительно принесен в жертву, сожжен на жертвеннике, а потом воскрешен из пепла, рассматриваются Шаломом Шпигелем в его статье «Из легенд о заклании Исаака», Юбилейный сборник в честь Александра Маркса (ивр.), Нью-Йорк 1950, с. 471–547..

Таким образом, страх Божий представляет собой духовную силу, благодаря которой человек может преодолеть внутренние и внешние препятствия и целиком посвятить себя Богу. Страх, о котором идет речь, не есть страх перед Богом, это страх допустить изъян в связи человека с его Богом, опасение не быть «совершенным пред лицом Господа». Ясно, что здесь не может быть речи ни о страхе наказания, ни даже о «страхе величия», о которых уже говорилось выше. Страх выражается в борьбе против слабостей, неразрывно связанных с природой человека, в преодолении их и посвящении жизни Богу.

5.7.4. Характер духовной борьбы – «хитроумие в страхе Божьем»

В продолжении «Законов благочестия» в Книге рокеаха, рабби Эльазар еще раз возвращается к теме страха Божьего в «Сути заслуги хитроумного в страхе Божьем».

«Как юноше содержать в чистоте путь свой?»9 «Вовек да будет человек хитроумен в страхе»10. «Начало мудрости – страх Господень»11. Пусть размыслит всякий боящийся Бога: человек, чье дурное побуждение воспламенено греховным желанием, сколько хитростей он измышляет, чтобы осуществить желаемое, – любодейство, или воровство, или другой грех! Ради того, чтобы на время обрести прихоть своей души, он рискует своей жизнью. Тем более ты должен постоянно размышлять о страхе Божьем, о том, как исполнить волю Творца и желание Его, должен укрепиться против сердца твоего распаленного и против дурного начала твоего, стремящегося одолеть тебя и сжить со света. Ведь если бы неевреи пришли к тебе, чтобы разлучить тебя с Законом Того, пред Кем ты трепещешь, ты бы пошел на смерть, как сказано: «Но за Тебя умерщвляют нас всякий день»12. И сколь много было тех, кто претерпел мучения во времена гонений! Поэтому, когда нападет на тебя недуг дурного побуждения, ты должен победить его во славу Творца твоего. Ибо от него излечиться тяжелее, чем от самой тяжкой болезни, и потому, победив его, ты получишь великую награду, ведь в соответствии со страданием – награда13. Ибо великая заслуга у того, кто, победив свое необрезанное14 дурное побуждение, занимается Торой и заповедями. «Мудрость человека просветляет лице его»15. Устреми мудрость твою к богобоязненности, ведь «страх Господень есть истинная премудрость»16. Следи за тем, чтобы во всех поступках и во всех делах служить Ему, «во всех путях твоих познавай Его»17, «Да будут во всякое время одежды твои светлы»18 . Воздвигни преграду вожделениям души, лиши наслаждений дурное побуждение твое, отвратись от удовольствий бренного мира, и ты будешь наслаждаться в мире грядущем, исполнять заповеди и отвергать зло. Из: Рабби Эльазар из Вормса, Книга рокеаха (Иерусалим, 1977), «Законы благочестия», «Суть заслуги хитроумного в страхе Божьем», с. 17.

Выражение «хитроумие в страхе Божьем» в текстах германских хасидов подразумевает доводы, с помощью которых человек убеждает себя быть твердым в исполнении Божьих повелений. Рабби Эльазар перечисляет три таких «хитрости»:

· Сила духа и готовность к риску, проявляемая грешниками. Жизненный опыт показывает, что преступник готов прилагать огромные усилия для подготовки и осуществления преступления и даже подвергать риску свою душу и тело. На это, по мнению рабби Эльазара, указывает пример воров и прелюбодеев. Исходя из этого, он утверждает, что хасид может и должен прилагать такие же и даже большие усилия для исполнения заповедей Творца и следования путем добра. Как пишет об этом рабби Эльазар: «Тем более ты должен постоянно размышлять о страхе Божьем, о том, как исполнить волю Творца и желание Его».

· Стойкость в испытании и самопожертвование ради освящения Имени Божьего. Во времена гонений человек готов терпеть страдания и опасности и даже принести себя в жертву ради заповедей Творца. Тем более он должен приложить усилия, чтобы выдержать гораздо более легкое испытание, – преодолеть соблазны и свое дурное начало с тем, чтобы исполнять Божьи заповеди в повседневной жизни. Как пишет рабби Эльазар: «И сколь много было тех, кто претерпел мучения во времена гонений! Поэтому, когда нападет на тебя недуг дурного побуждения, ты должен победить его во славу Творца твоего».

· Сравнение наслаждений этого мира с наградой в мире грядущем. Победа над дурным началом есть великое свершение, связанное с преодолением больших трудностей. Богу ведомы человеческие затруднения, и Он учитывает их. Поэтому «в соответствии со страданием – награда», то есть Бог оценивает деяние и определяет заслугу человека, победившего свое дурное побуждение, соразмеряясь с вложенными усилиями и с препятствиями, которые человеку пришлось преодолеть. По этой причине человеку не стоит жаловаться на трудности, связанные с исполнением Божьих заповедей, ведь эти трудности – залог ожидающей его награды. Как пишет рабби Эльазар: «отвратись от удовольствий бренного мира, и ты будешь наслаждаться в мире грядущем».

Три аргумента, изложенных выше, должны помочь человеку утвердиться в исполнении Божьих повелений и в преодолении трудностей, возникающих на его пути. Именно с этим связано и понятие страха Божьего, осмысляемого в дальнейших рассуждениях рабби Эльазара как послушание Богу вопреки трудностям. Необходимо отметить, что приводимый далее пассаж почти дословно заимствован из Книги хасидов19.

«…то уразумеешь страх Господень»20.
Если сердце твое устремляется к малому греху, чтобы совершить его, а ты превозмогаешь свое побуждение и не совершаешь его, ты получаешь за это награду большую, чем за воздержание от серьезного греха, если ты никогда не совершал его, и твое дурное начало не силилось вовлечь тебя в этот грех. Ведь «Господь смотрит в сердце»21, и ведь награда и расплата – на чаше весов уравновешенных, и Он «испытует утробы и сердца, чтобы воздать каждому по пути его и по плодам дел его»22. Поэтому и говорится: «ибо ты не знаешь награды за заповеди»23, ибо каждая заповедь соизмеряется с дурным побуждением [противостоящим ей]. Ибо в отношении грядущего мира принимают в расчет только побуждение помыслов сердца24, и тот, кто сознает и оставляет грех, тот будет помилован25. На чаше весов – преодоление26: лучше человеку преодолеть свое дурное побуждение, чем совершить сотню заповедей без того, чтобы дурное начало одолевало его и сбивало с пути. Ведь говорится, что не будет награды за заповеди, совершаемые в мире грядущем, поскольку в грядущем мире нет дурного побуждения… Поэтому научись бояться славного и страшного Имени Господа27, пока твое побуждение еще пламенеет и горит в тебе, одолей его – и получишь награду от Создателя твоего. Из: Книга рокеаха, «Законы благочестия», «Суть заслуги хитроумного в страхе Божьем», с. 17.

Рабби Эльазар вновь подчеркивает в этом фрагменте, что шкала, определяющая духовную ценность заповедей, не является абсолютной и не зависит от их деления на легкие и тяжелые, а, наоборот, полностью соразмерна с индивидуальным положением каждого человека. Ценность заповеди определяется духовным усилием, необходимым для ее осуществления, а значение греха – усилием, необходимым для воздержания от него. Воздержание от малозначительного греха, соблазн которого для одного отдельно взятого человека велик, оценивается выше, чем воздержание от серьезного греха, где такого соблазна для того же человека нет. По этой причине мудрецы утверждают, что человеку неведома награда за исполняемые заповеди, ведь абсолютной шкалы их значимости не существует; ценность поступка определяется конкретной ситуацией и духовным усилием, приложенным для его совершения. Заповедь, для исполнения которой индивиду пришлось преодолеть сопротивление его дурного начала, ценнее сотни заповедей, для соблюдения которых такого усилия не потребовалось.

Доказательства, которые рабби Эльазар приводит в пользу своего мнения, связаны с эсхатологией, с учением о мессианских временах и грядущим миром. Заповеди потеряют свое значение в эту эпоху, поскольку дурное начало прекратит свое существование, и исполнение заповедей не будет сопряжено с духовным усилием. «Хитроумие в страхе Божьем» убеждает человека позаботиться о том, чтобы не упустить драгоценную возможность исполнить заповеди в борьбе с дурным началом. Руководствуясь теми же соображениями, человек не должен упустить возможности исполнять заповеди, пока он молод, и огонь желаний горит в нем. Ведь когда человек состарится, его дурное побуждение ослабнет, и справиться с ним ему будет легко, так что его исполнение заповедей не будет иметь прежней цены. Тем более после прихода мессии и воскресения мертвых, когда из мира вовсе исчезнет дурное начало, заповеди должны будут лишиться своего прежнего духовного смысла.

Такого рода соображения приводит рабби Эльазар в доказательство тезиса, что «дурное начало – благо для человека». Только благодаря ему можно приобрести религиозную заслугу, а без него поступки человека были бы механическими действиями, лишенными духовного содержания. Поэтому, исходя из принципа «хитроумия в страхе Божьем» человек должен быть благодарен за те препятствия, которые воздвигает на его пути его дурное начало, ведь только благодаря им он может приобрести заслугу в глазах Бога. Он может научить себя радоваться страданиям и трудностям, связанным со служением Богу, рассматривая их как дарованную ему возможность достичь высокого духовного свершения.

Подытоживая, скажем, что суть страха Божьего, согласно рабби Эльазару, состоит в исполнении на практике Божьих заповедей и воздержании от греха. Такое исполнение требует соответствующего настроя души и понимания смысла религиозной жизни, который состоит в полной преданности человека Богу и в преодолении трудностей, воздвигаемых перед ним земной жизнью и человеческой природой. Страх Божий сопутствует действию, и именно он придает человеку силу и решительность, чтобы сохранять верность заповедям несмотря на соблазны и трудности.

Система доводов, связанная с «хитроумием в страхе Божьем», снабжает человека интеллектуальным оружием, с помощью которого он может перехитрить свое дурное начало, укрепить дух и посвятить все свои силы на служение Богу. Ясно, что описываемый «страх Божий» не связан с ощущением боязни и ужаса перед Богом. «Страх Божий» означает здесь твердую решимость преодолеть трудности и жить полной жизнью, посвященной Богу и установленным Им религиозным и этическим законам.

1 См. Ос 11:4.

2 См. Втор 28:47.

3 См. Ис 53:3.

4 См. Пс 51:7.

5 См. Пс 24:7-10.

6 См. Еккл 8:1.

7 Ср. Ис 40:17.

8 См. 2Цар 5:16.

9 См. Пс 119:9.

10 Берахот 17а.

11 Пс 111:10.

12 Пс 44:23.

13 Авот 5:22.

14 Ср. Лев 26:41, Втор 10:16, Иер 4:4, 9:25.

15 Еккл 8:1.

16 Иов 28:28.

17 Притч 3:6.

18 Еккл 9:8.

19 См. выше, 5.3.

20 См. Притч 2:5: «Если будешь искать его, как серебра, и отыскивать его, как сокровище, то уразумеешь страх Господень и найдешь познание о Боге» (2:4–5).

21 Ср. 1Сам 16:7.

22 Ср. Иер 11:20 и 17:10.

23 Авот 2:1. Контекст: «Будь внимателен к легкой [простой, легко исполнимой] заповеди так же, как и к тяжелой, ибо ты не знаешь награды за заповеди».

24 Ср. Быт 6:5.

25 Ср. Притч 28:13: «Скрывающий свои преступления не будет иметь успеха; а кто сознает и оставляет [их], тот будет помилован».

26 В оригинале – лаконичная формула «каф – каф». В Книге хасидов эта формула толкуется как «чаша за чашу», т.е., мера за меру: чаша заслуг уравновешивается чашей наград, чаша грехов – чашей наказаний. В настоящем пассаже появляется дополнительное значение на основе игры слов каф – чаша и каф/коф – преодоление, принуждение (дурного начала): на чаше заслуг лежат усилия человека, направленные на преодоление дурного побуждения.

27 Ср. Втор 28:58.