Часть 6. Учение о покаянии

6.7. Покаяние убийцы

В то время как история о трех исповедующихся (§§52–53) служит наглядным примером границ применимости теоретических положений, другая история, приведенная в Книге хасидов и, очевидно, полученная Йеудой Хасидом по преданию, описывает конкретный случай «покаяния по Писанию». Рассказ этот находится во второй половине § 630 книги; начало его посвящено покаянию, а конец – условиям эсхатологического Избавления.

§ 630
И так во дни рава Ая и рава Эвьйатара, праведного священника, которые были в Иерусалиме1, пришел к ним убийца. Повелели рав Ай и рав Эвьйатар, чтобы его бичевали на Масличной горе, пока не прольется кровь. И убийца этот вопиял: Бейте меня, не жалейте меня, дабы не был призван я на суд перед Всевышним! И били его, так что он чуть не испустил дух. И повелели оставить его. И подождали три недели, а потом закопали в песок, оставив лишь малое отверстие2, и еще истязали его, и били, так что он был между жизнью и смертью. Так делали трижды. И проведали, и поняли, что достиг он искупления, ибо принимал все с благодарностью. Он же говорил, что все еще нет ему искупления. Сказали ему: Уж от Всевышнего это, что Он простил тебя. А рав Ай восходил каждый год в Иерусалим из Вавилона и был там на празднике Кущей, ибо обходили Масличную гору на Великую Осанну3 семь раз, и произносили гимны, которые установил для них рав Ай. А пред равом Аем шли священники, облаченные в шелковые одеяния и в мантии, а после него – народ, а сам он – посредине, в отдалении от тех, кто перед ним, на сто локтей, и точно так же от тех, кто позади.

Рав Ай же улыбался. После трапезы усмотрел раскаявшийся убийца, что рав Ай радуется, и сказал ему: Рабби, почему ты шел в одиночестве, когда обходили вы Масличную гору? Сказал ему рав Ай: Потому что я восхожу каждый год из Вавилона, чтобы обойти Масличную гору в праздник Кущей. Я очищаю себя, и на Великую Осанну со мной идет Илия. Посему удаляемся от тех, кто впереди, и от тех, которые позади, и тогда он говорит со мной. И спросил я у него: Когда придет Мессия? И сказал он мне: Когда обойдете Масличную гору со священниками. И я взял всех священников, которых нашел, чтобы обходить с ними, – может быть, среди них окажутся таковые4. И сказал мне Илия: Гляди! Те священники, которые, как видишь, облачились в мантии и шагают гордо – ни один из них не из потомства Аарона. Один лишь, что идет позади всех, презираемый, всеми отвергнутый, одетый в плохие одежды, не требующий почета, так ведущий себя, как будто нет его, хромой на одну ногу и лишенный одного глаза – вот он, сказал [Илия], настоящий священник, потомок Аарона. Сказал рав Ай: Потому-то я и улыбался. Среди них не было ни одного священника, кроме этого увечного.

В этом рассказе нашли свое выражение два важных элемента этической доктрины германского хасидизма. Первый из них – это «покаяние по Писанию», а второй – смирение и умение терпеливо сносить обиды. Помимо образов главных героев – рава Ая Гаона и раскаявшегося убийцы, а также места действия на Масличной Горе – между двумя частями рассказа нет никакой связи. Можно предположить, что рабби Йеуда Хасид пересказывает здесь историю, известную ему из предания, поскольку у нас есть сведения о существовании в эпоху гаонов обычая обходить Масличную (Елеонскую) гору в седьмой день праздника Суккот (Кущей).

Иллюстрация 12

Трапеза праведников в райском саду в конце дней. Согласно еврейской традиции, эта трапеза включает засоленное мясо библейского чудища левиафана и дикого быка. Из иллюминированной рукописи Ульмского Пятикнижия. Южная Германия, ок. 1236–1238.

Библиотека Амброзиана, Милан.

Этот рассказ представляет собой единственный случай наглядного изображения в Книге хасидов «покаяния по Писанию» во всей его строгости. Убийца согласен претерпеть мучения в этом мире, чтобы избавиться от божьего суда в мире грядущем. Поэтому он требует, чтобы его подвергли жестоким истязаниям, более сильным, чем те, которые ему назначают мудрецы. Он прекращает домогаться новых наказаний только тогда, когда его убеждают, что его грех уже прощен. Согласно предложенному здесь объяснению, прощение ему было даровано не только потому, что он претерпел мучения, но и потому, что он принял эти мучения с благодарностью и радостью.

Суть «покаяния по Писанию» обрисована в §630 с предельной ясностью. Приговор, которого заслуживал убийца – смерть. Поскольку у еврейского суда во времена изгнания нет возможности вынести этот приговор и привести его в исполнение, человек должен сам найти способ наказать себя. Однако же, человек не имеет права убивать себя, поэтому при осуществлении «покаяния по Писанию» он должен довести себя до той черты, которая отделяет жизнь от смерти, но ему не следует переступать эту черту. Убийца осуществляет эту цель благодаря постановлению мудрецов, приказавших бить его почти до смерти, а после этого – похоронить целиком в песке, оставив маленькое отверстие для дыхания. Лишь испытав все это троекратно, он удостоился прощения своего греха. Первая часть рассказа заканчивается тем, что убийца становится, видимо, своим человеком в ближайшем окружении рава Ая, а вторая часть рассказа – это описание беседы гаона с раскаявшимся.

В еврейской литературе существует целый ряд рассказов, посвященных условиям, с которыми связан приход Мессии. Один из самых известных и важных – это рассказ о восхождении души Баал Шем Това, приведенный в послании рабби Йисраэля Баал Шем Това к его шурину рабби Гершону из Кутова, находившемуся в Стране Израиля. Это послание напечатано в конце книги Бен порат Йосеф (Прекрасен Иосиф, ивр.), принадлежащей перу Йаакова Йосефа из Полонного (первое издание: Корец, 1781). Баал Шем Тов, основатель Нового хасидизма (18 в.), встретил, вознесясь душой, Мессию и спросил у него: «Когда явишься, господин мой?». Ответ Мессии был таким: «Когда изольются родники твои наружу»5, то есть, когда твое учение широко распространится. В нашем же рассказе условие прихода Мессии носит ритуальный характер: когда соберутся настоящие священники и обойдут Масличную Гору6. (Сходное предание приводится у Эльазара из Вормса: Мессия придет, когда 300 коэнов произнесут на Масличной Горе традиционное «благословение священников». Это предание послужило основой обычая, принятого в наши дни: в праздник Кущей множество коэнов собирается у Стены Плача чтобы благословить народ «благословением священников».)

Приведенный рассказ не содержит обнадеживающего обещания, что Избавление произойдет вскоре; скорее, напротив. Если таково условие, то оно невыполнимо, поскольку все, кто считают себя священниками (и гордятся этим), на самом деле, как свидетельствует пророк Илия в беседе с гаоном, не являются потомками библейского первосвященника Аарона. Более того, если обнаруживается хоть один человек, который действительно происходит от Аарона, то оказывается, что у него есть физические изъяны, лишающие его возможности служить в Храме.

В рассказе отразилось разочарование в надеждах на скорый приход Мессии; в нем звучит и ирония по поводу священников, обуянных гордыней. Описание ситуации, в которой истинный священник – это всеми презираемый, униженный человек, ничтожный в глазах людей и гонимый обществом, выдержано в духе германского хасидизма. Мораль этого рассказа в том, что не следует обращать внимание на внешний лоск и доверять тем, кто преисполнен гордыни. Настоящее достоинство обретается лишь среди тех, кто отвергнут обществом и презираем людьми.

Рабби Йисраэль Баал Шем Тов (Бешт) – родился приблизительно в 1700 году в городке Окуп на Украине. Умер в 1760 году в Меджибоже (Украина).

Баал Шем Тов был харизматическим религиозным лидером, который со времени своего «раскрытия» – начала деятельности в качестве признанного учителя и религиозного наставника – собирал вокруг себя учеников и приверженцев, из которых сложилось наиболее значительное еврейское народно-религиозное движение Нового времени. Интересно сравнить между собой эти два движения, которые связаны лишь названиями: движение хасидов Германии в 12 и 13 вв., и движение «бештианского» хасидизма, которое получило распространение в Восточной и Центральной Европе начиная с 18 в. и существует по сей день.

❒ Вопрос 32
Еще раз внимательно изучите тексты, приведенные в этой части нашего курса. Можно ли, по вашему мнению, обнаружить христианское влияние на учение германских хасидов о покаянии? ❑

Подведем итог: рассказ о покаянии убийцы – это единственный случай в Книге хасидов, когда «покаяние по Писанию» показано во всей его строгости. Конец рассказа, посвященный вопросам Избавления, обнаруживает трезвый и критический взгляд на вещи, характерный для автора Книги хасидов.

1 Рассказ о встрече вавилонского гаона рава Ая, главы йешивы в Пумбедите (939–1038), и Эвьйатара бен Элияу (1040–1109), священника, последнего из гаонов Страны Израиля, является анахронизмом. А. Эпштейн предполагает, что речь может идти об одном из предков известного нам рабби Эвьйатара, носившего то же имя («Die aharonidischen Geonim Palästinäs und Meschullam b. Mose aus Mainz» («Гаоны-священники Страны Израиля и Мешуллам бен Моше из Майнца», нем.), Monatsschrift für Geschichte und Wissenschaft des Judentums 47 (1903), S. 343).

2 Имитация погребения. Заметим, что в еврейской традиции Масличная гора – главное место захоронения и место, где будет происходить воскрешение мертвых (ср. Песикта раббати).

3 Седьмой день праздника Кущей. Во времена Храма в этот день семикратно обходили храмовый алтарь с пальмовыми и ивовыми ветвями в руках, произнося при этом молитву, где многократно повторяется восклицание оша-на! – «о, спаси!» (См. Мишна, Сукка 4:5, Вавилонский Талмуд, Сукка 43б). Важный мотив молитв и ритуалов этого дня – моление о дожде. Церемония обхода Масличной горы в этот день, известная с 8 в., основывается на библейском пророчестве Захарии, где соединяются мотивы прихода Мессии и явления Бога на Масличной Горе (14:4), эсхатологического источника живых вод (14:8) и праздника Кущей (14:16-19).

4 То есть истинные священники, потомки Аарона.

5 Ср. Притч 5:16.

6 Как отмечалось выше, ритуал обхода Масличной Горы также связан с представлением об источнике живых вод, который изольется из Иерусалима в дни Мессии (Зах 14:4-8).