Часть 7. Учение о нравственности в повседневной жизни

7.5. УЧЕНИК И УЧИТЕЛЬ

Фрагменты, приводимые нами в настоящей главе, составляют лишь малую часть тех текстов в Книге хасидов, которые посвящены изучению Торы. Отметим, что из всего спектра проблем, возникающих в рамках взаимоотношений между людьми, именно отношения учителя и ученика являются предметом наиболее подробного обсуждения. Таким образом, Книга хасидов является первостепенным по своей важности источником для изучения практики занятий Торой в еврейских общинах средневековой Германии.

Бросается в глаза одна характерная особенность последующих параграфов из Книги хасидов, проявляющаяся на протяжении всего этого произведения: сплетение этических и религиозных ценностей в мышлении автора. Изучение Торы – заповедь, данная Богом; автор Книги хасидов считает обязательность изучения Торы общеизвестной. Детализированные наставления, звучащие в приводимых нами ниже текстах, относятся к тем исключительным случаям, когда, ввиду невозможности одновременно повиноваться сразу нескольким правилам, распространяющимся на одну и ту же ситуацию, возникает необходимость отдать предпочтение какому-то одному принципу за счет каких-то других. Тогда этические обязанности могут возобладать над религиозным долгом.

Одно из принципиальных положений Книги хасидов, сохранившее свою популярность на протяжение веков, заключается в признании неразрывной связи мудрости и умственного постижения с нравственностью. Можно сказать, что заветом германского хасидизма последующим поколениям стало полное отмежевание от талмудических штудий, осуществляемых не во имя Неба, но исключительно из чувства гордыни; понятия типа «злодеи, наделенные острым умом» выражают именно такой настрой среди авторов германского хасидизма. Напомним, что изучаемые нами тексты создавались в период расцвета талмудической учености; раввины, преподававшие в то время в многочисленных домах учения Северной Франции и Германии, вошли в историю как тосафисты, или “авторы дополнений” к комментарию Раши к Талмуду. Знаменательно, что именно в эту эпоху в германском хасидизме, идеи которого развивались в кругах, без сомнения, близких к тосафистам, находит свое выражение представление о нравственной обусловленности знаний, то есть о зависимости постижения Торы и Талмуда от нравственного облика человека, который их изучает. Читателю следует обратить внимание на смысловые нюансы цитируемых ниже отрывков, чтобы сравнить степень важности, которая приписывается религии и этическим понятиям и категориям.

7.5.1. Почтение к ученику и учителю

Приводимые ниже материалы наглядно иллюстрируют трудности, возникающие при объединении двух аксиологических концепций, когда возникает необходимость одновременно сохранять чисто этические ценности и не поступаться представлением о первостепенной важности классической еврейской учености и познания Торы. Эта проблема присуща еврейской религиозной традиции, которая всегда высоко ценила занятия Торой и отводила почетное место людям, посвящающим этому свою жизнь. В последующих параграфах во всей своей остроте поднимается вопрос о нравственном долге, стоящем перед мудрецами и их учениками.

§783
Один ученик имел обыкновение подробно расспрашивать учителя. Сказал другой ученик: «Когда же он кончит спрашивать, мне тоже надо задать вопрос!» Мудрец ответил ему: «Молчи и примечай! Именно молчание поможет тебе в учебе, ведь ты узнаешь и то, что я отвечу ему, и то, что потом разъясню тебе».

§784
Ученик, который присутствует на публичном выступлении учителя, не должен задавать ему вопросы, если только не уверен, что тот найдет, что ответить, и не осрамится. Нельзя прилюдно срамить ближнего и не следует возражать тому, кто, разъясняя всякую ерунду, пытается отделаться отговорками.

§785
Одному заике требовалось много времени, чтобы выговорить каждое слово. А когда над ним смеялись, он гневался. Сказал ему учитель: «Не задавай мне вопросов при всех. Подожди, пока мы не останемся одни, и тогда напиши, что тебе непонятно, а я отвечу».

§786
Праведники могут накладывать обязательства на хасидов и богобоязненных людей и определять наказания за их нарушение. Даже если большая часть общины не могла бы выполнять эти требования, достаточно того, что некоторые люди добровольно примут их на себя. Например, ученики, присутствующие на занятиях, могут договориться, что тот, кто перебивает другого и не дает ему высказаться, будет наказан, а также, что тому, кто отвлекается на разговоры о суетном или с опозданием приходит в дом учения или синагогу, не имея на то уважительной причины, полагается телесное наказание или денежный штраф.

§787
Любовь должна иметь свою меру. Как бы ни любил человек своего учителя, это не должно помешать ему покинуть учителя или забрать от него своего сына, если он видит, что занятия с ним не приносят пользы. Сказано: «Пред лицом разумеющего – мудрость» (Пр 17:24) – следует учиться у разумеющего. Почитание учителя – это грех, если из-за этого ты узнаешь меньше, чем мог бы, занимаясь с другим человеком, и приносишь в жертву успехи своего сына… Но негоже и позорить своего первого учителя, говоря: «Я ушел от этого несведущего малого...».

Из §787 следует, что преданность учителю не является высшей ценностью. Автор Книги хасидов полагает, что основной целью отношений между учеником и его наставником должно быть постижение Торы. Ни близкая дружба, ни глубокое уважение к учителю не должны воспрепятствовать ученику перейти от него к другому, если ученику кажется, что так он достигнет больших успехов в учебе; вместе с тем, он должен приложить максимальные усилия для того, чтобы не обидеть первого.

§790
Приводя разумное объяснение, интересное возражение или удачный ответ на вопрос, услышанный из уст еретика, выкреста или человека, введшего в грех других, не следует упоминать его имени. Тому, кто хочет повторить сказанное ребенком или презираемым всеми человеком, лучше не называть их имен при людях, о которых он знает, что тогда они ни за что не согласятся с его словами, даже если слова эти справедливы. Но если он знает, что у того презираемого человека, которому принадлежит понравившаяся ему мысль, в общине есть тезка, то можно сказать (например, если его имя Реувен): «Я слышал это от Реувена». А если его спросят: «От какого Реувена?», пусть не отвечает, разве что тот сам присутствует при разговоре. Но если тот богобоязненный человек, то сам скажет ему: «Не упоминай моего имени, тогда все согласятся со сказанным тобой».

Детальные наставления, подобные данным в §790, характерны для автора Книги хасидов. Мы не найдем в книге требования вообще указывать источники цитируемых изречений и идейК примеру, в Мишне, в трактате Авот (6:5), говорится: «Приводящий высказывание от имени того, от кого его слышал, приближает час [мессианского] избавления».; предполагается, что это требование должно быть и так известно читателю книги. Именно исключения из правила заслуживают обсуждения: когда не следует говорить, кто является автором той или иной мысли? В каких случаях нравственный долг требует опустить имя человека, чье мнение ты приводишь? Ответ дается в виде описания нескольких конкретных случаев, сопровождаемых наставлениями о возможности косвенного указания на источник приводимых слов.

❒ Вопрос 15
Как согласуется содержание §790 с тем, что, как мы знаем, германские хасиды настаивали на анонимности книг и пийутов? (См. часть 4, 4.4.2. в этом курсе).  ❑

§791 Тот, кто учился у еврея, который впоследствии стал выкрестом, не должен упоминать имени своего учителя, когда приводит слышанные от него объяснения. [В талмудические времена] раббан Шимон бен Гамлиэль ссылался на рабби Меира так: «иные полагают», а на рабби Натана: «некоторые считают». Что же говорить о людях, которые отвергли всю Тору!

Утверждая, что человек не должен упоминать имени своего учителя, который перешел в христианство, автор Книги хасидов ссылается на талмудический прецедент. В трактате Орайот (13б) Вавилонского Талмуда сообщается, что раббан Шимон бен Гамлиэль не упоминал имен рабби Меира и рабби Натана из-за того, что они впали в грех гордыни, и прибегал вместо этого к евфемизмам: «иные полагают», «некоторые считают».

§798
Как-то раз к одному учителю приехали юноши издалека. Он выделил им комнаты и поставил у кровати каждого наполненную водой лохань. Они спросили его: «Для чего нужна эта вода?» Он ответил: «Вы не ангелы. С помощью воды вы одолеете свое дурное начало, когда оно возобладает в вас. Сказано: “Страх пред Господом чист” (Пс 19:10), а также: “речения чистые” (Пс 12:7). Ничто так не помогает против дурного начала как холодная вода. Сидите в воде, пока не придете в себя.»

§799
У одного старца спросили: «Как тебе удалось прожить столько лет?» Он ответил: «Бывали у меня гости, которые не понимали языка, на котором мы говорим, и продолжали говорить со мной на иврите когда мы были в бане. А я ни в бане, ни в уборной никогда не разговаривал на иврите даже о мирских вещах, хотя это разрешено. И поскольку, дав такой обет, я тем самым добавил к запретам Торы, Господь добавил мне годы жизни».

Евреи разных стран знали иврит, хотя разговорным языком для них были языки окружавших их народов. Беседа между евреем из Германии и его гостем-единоверцем из Франции или Италии – неизбежно протекала на иврите. История, рассказанная в §799, является одним из первых примеров введения ограничений на употребление языка иврит. Впоследствии получила распространение практика отказа от использования священного языка в мирских целях; с этим обычаем можно столкнуться и в наше время.

7.5.2. Почитание Торы и мудрецов

Ниже мы приводим несколько параграфов, посвященных изучению Торы. Это лишь капля в море по сравнению с изобилием материала на эту тему, содержащегося в Книге хасидов. Эти отрывки наглядно показывают, какое огромное значение придавали германские хасиды изучению Торы и Талмуда. С другой стороны, мы видим осложнения, возникающие при включении ценностей интеллектуального плана в систему этических категорий. Автор Книги хасидов не предлагает простой формулы для решения этой проблемы. Следуя своему обыкновению, он создает богатое полотно, которое показывает, что разум человека, его ученость и познания в Торе не всегда соответствуют уровню его нравственного поведения. Идеалом, однако, является сочетание мудрости и добродетели, к которому и должен стремиться хасид.

§802
Не бери к себе в дом сироту, который имеет пристрастие к сплетничеству, ибо нет в этом заслуги перед Небом. Не бери сплетника себе в ученики, ибо из-за его пересудов не будет покоя другим ученикам. Не держи слуг-сплетников.

§810
Не следует взимать плату за обучение Торе, а также за исцеление ближнего. Пусть врач скажет больному: «Возмести мои расходы. Во-первых, посмотри, за сколько денег я куплю то, что надо для лечения, а во-вторых, сделай все, что требуется, сам, прикажи слуге, найми работника, или же возьми в качестве такового меня, и заплати мне за хлопоты. Не забудь и о хлопотах, которые понадобятся для поисков [всего необходимого]». Или, если врач приходит к больному, то пусть тот возместит ему деньги, которые он мог бы заработать в это время, если бы не занимался его лечением. Врачу не следует брать плату за исцеление, он может требовать только возмещения расходов и вознаграждения за хлопоты. Но если ему скажут: «Мы сами купим все необходимое и сделаем все, что надо; хлопоты мы берем на себя, скажи только, в чем состоит лечение», пусть не берет ни гроша.

pic5-7.jpg

Иллюстрация 5

Религиозный диспут. Два участника диспута – это рабби Йицхак (слева), представляющий иудаизм, и Шмуэль из Марокко (видимо, крестившийся), который представляет христианство. Деталь из иллюминированной рукописи, переведенной с латыни на немецкий язык в 14 веке.Королевская Библиотека, Копенгаген.

Еврейский закон требует, чтобы обучение Торе было безвозмездным (см. Вавилонский Талмуд, Недарим 37а). Вместе с тем, этот запрет можно было обойти, платя учителю за то, что он присматривает за детьми, возмещая его расходы и вознаграждая за хлопоты. В этом отношении автор Книги хасидов остается верен Талмуду. Его разъяснения применимы к оплате труда и врача, и учителя. Недопустимо брать деньги за самый акт обучения или исцеления, но разрешается получить плату за расходы и хлопоты. Таким образом могут быть вознаграждены раввин или врач, которые тратят время и силы на занятия с учениками и исцеление больных.

§811
Если к праведнику, не отличающемуся великой ученостью, пришел умный и сообразительный священник, монах или еретик, или же знаток Талмуда, который не боясь греха, стремится к почестям, а также если к мудрецу явился чародей, и незваный гость жаждет вступить в спор о Торе, нельзя разговаривать с ним, чтобы не дать сбить себя с толку. Обо всех них сказано: «Не отвечай глупцу по невежеству его, чтобы и тебе не сделаться подобным ему» (Пр 26:4). Берегись, чтобы его слова не запали тебе в душу!

§813 «Спроси отца твоего и он расскажет тебе» (Втор 32:7). А если тебе известно, что он не сможет ответить, тогда «старцев твоих, и они скажут тебе» (там же). Но не сказано: «Спроси старцев», так как если ученик уже спросил своего учителя и тот не знает ответа, ему не следует обращаться в присутствии учителя к другим, чтобы не срамить его.

§814 Если человеку известно, что в таком-то городе ученые в Торе мужи недолюбливают друг друга, а он хочет обратиться к ним с галахическими вопросами, пусть не посылает письма только одному из них, а также пусть не пишет: «Вот что я, имярек, хочу у вас [всех вместе] узнать». Ему следует обратиться к каждому из этих мудрецов в отдельности. Ведь если он напишет послание, обращенное ко всем, то те из них, которые утратили страх перед Небом, узнав, какой ответ собираются дать другие, приложат все усилия, чтобы опровергнуть их мнение. Но если он знает, кто из мудрецов того города праведен, а кто не боится Господа, пусть обращается только к праведникам, а не ко всем вместе.

§821
Не следует отдавать сыновей в обучение к гневливым наставникам, чтобы они не подвергались побоям и наказаниям. Один учитель попросил у отца своих учеников поскорее заплатить ему, а когда тот отказался, сказал им: «Да будет воля Господа, чтобы вы не преуспели в занятиях!» Спросил отец мудреца: «Чем они провинились?» Ответил ему мудрец: «Послушай моего совета и найми другого, не столь вспыльчивого учителя для твоих детей. А этому заплати, что положено, до срока. Пусть он расстанется с тобой мирно.»

§822
Не следует проявлять милосердие, когда это ведет ко греху. О чем речь? И у Реувена, и у Шимона есть дети. Сказал Шимон Реувену: «Ты богат, а я беден. Я не могу нанять учителя для моих детей, а ты не настолько богат, чтобы платить учителю вместо меня. Но прояви ко мне милосердие, позволь моим сыновьям учиться вместе с твоими у того учителя, которого ты нанял для них!» Если сыновья Шимона дурного нрава и не любят учиться, так что они могут увлечь сыновей Реувена на дурной путь, пусть Реувен не позволяет детям Шимона заниматься вместе со своими детьми.

§823
Если учитель видит, что некоторые из детей смышленнее других, так что невозможно заниматься со всеми вместе, а следует нанять еще одного учителя для наиболее сообразительных, пусть не молчит, а скажет отцу, хотя самому учителю это и будет в убыток.

§824
«Наставляй юношу по пути его, и он не уклонится от него даже когда состарится» (Пр 22:6). Если ты видишь, что ученик преуспевает в Писании, а не в Талмуде, не направляй его на изучение Талмуда. Если же видишь, что он преуспевает в Талмуде, не направляй его на занятия Писанием. Учи его тому, что у него получается.

§827 Два еврея услышали, как учитель неверно объяснял детям произношение одного слова. Спросил один другого: «Сказать ему, что он неправильно учит?» Ответил его товарищ: «Если вы с ним близки и он не обидится, то скажи. Иначе твой поступок будет подобен кровопролитию. Лучше попроси у кого-нибудь из его близких передать ему твои слова от своего имени, тогда ему не придется стыдиться.»

§830
Не следует браться за такое ремесло, которое не оставляет времени на изучение Торы. Тому, в чьем доме часто бывают люди, негоже наниматься учителем: к нему непременно придут во время занятий, и он не сможет уделять все внимание детям. Тому, кто днем должен учить детей, нельзя вставать ни свет, ни заря, чтобы успеть позаниматься самому: позже он будет засыпать на уроках, а ведь он получает деньги за то, чтобы обучать детей как можно лучше.

pic6-7.jpg

Иллюстрация 6

Еврейский врач у постели больного. Гравюра из книги Шовзера Пленариум, Аугсбург, 1487. Из: Georg Liebe, Das Judentum in der deutschen Vergangenheit (Еврейство в немецком прошлом, нем.), Leipzig, hrsg. Eugen Diederichs, 1903.

❒ Вопрос 16
Перечитайте §§811, 813, 814, 821, 824, 827 и 830. Какими качествами должен обладать учитель? Как соотносятся его интеллектуальные способности и нравственный облик? ❑

Подведем итоги. Как видно из отрывков, приведенных в настоящей главе, автор Книги хасидов считает главным не личную преданность наставнику, но успехи в изучении Торы. Отношения ученика и учителя телеологичны, целью их является постижение Торы. Если ученик видит, что, занимаясь со своим нынешним наставником, он не может достичь желательного уровня знаний, ему следует перейти к другому учителю.