Часть 8. Легенды и предания германского хасидизма

8.2. РАССКАЗЫ ИЗ КНИГИ ХАСИДОВ

❒ Вопрос 20
Прочтите статью Йосефа Дана «Средневековый хасидский рассказ» (см. приложение 3 к этой части нашего курса) и ответьте на следующий вопрос: какие теологические идеи находят свое выражение в назидательных историях Книги хасидов? ❑

1. Встречи с умершими. §35
Один путник заблудился в лесу. Ночью к нему подошел некто, и при свете луны путник увидел, что это мертвец. Он хотел было обратиться в бегство, но тот сказал ему: «Не убегай, я не причиню тебе зла. Я такой-то». Путник спросил: «Но разве ты не умер несколько лет назад?» Тот ответил: «Да, но из-за того, что я отнял чужие угодья, нет мне покоя. Потому что я обобрал другого, мне не дают отдыха, принуждают меня бродить по лесам».

Я слышал еще одну такую историю. Один гой испустил дух, а несколько дней спустя ночью явился своему слуге и сказал ему: «Не убегай. Я не причиню тебе зла». Тот сказал: «Но ведь ты же умер!» А покойник отвечал: «Это так, но меня мучают, потому что я отнял у такого-то его земли. Передай моей жене, чтобы она вернула их ему». «Но мне не поверят», возразил ему слуга. А тот сказал: «Скажи им, что завтра они смогут меня сами увидеть в таком-то месте». Слуга рассказал в городе о том, что ему велел его господин, умерший за несколько дней до того. У него спросили: «А он не дал тебе никакого знака?» Слуга отвечал: «Завтра вы сами увидите его там-то, на дереве. Тогда вы поверите мне». На следующий день люди отправились в указанное место, и там на дереве увидели мертвеца. Они раскопали его могилу, но она была пуста. Сказал им слуга: «Он упокоится, когда будет возвращено несправедливо отнятое».

Автор Книги хасидов тщательно подбирает выражения. Еврей «умер», а гой – «испустил дух». Это разница характерна для писаний германских хасидов, в которых ярко выражена взаимная ненависть евреев и христиан. Враждебное отношение к христианам проскальзывает и в тех историях, где христиане представлены в нейтральном или даже положительном свете.

Завершение §35 показывает, что история о гое – не обычный рассказ о привидениях. Дух умершего облачается плотью; если бы это было не так, для автора не возникала бы необходимость подтверждать его явление горожанам фразой: «Они раскопали его могилу, но она оказалась пуста». Люди видели не бесплотное привидение, а настоящего мертвеца.

Мораль этой нравоучительной истории в том, что умершему не знать покоя в загробном мире пока совершенные им грехи не искуплены; это в первую очередь относится к сфере межчеловеческих отношений. Тому, кто уйдет из жизни, не исправив совершенной им несправедливости, придется посвятить себя этому после смерти, даже если тогда он будет вынужден являться живым людям чтобы дать соответствующие распоряжения. Иначе ему не добиться упокоения в могиле. Проявляющиеся в этих рассказах расхождения между различными представлениями об участи души в загробном мире не беспокоят автора Книги хасидов; он не подвергает ни малейшему сомнению достоверность этих историй и считает, что буквально запечатлевает действительно происшедшие события.

2. Наказание грешников. §63
Некто проезжал пустынное место ночью без спутников. В ту ночь ярко светила луна, и он увидел великое множество людей, некоторые из которых сидели в телегах, а другие были впряжены в эти телеги. Удивился путник, не понимая, что это значит. Когда он приблизился, то узнал некоторых из них: то были умершие. Он сказал им: «Почему вы тащите всю ночь эти телеги, а некоторые из вас в них сидят?» Они ответили ему: «Мы наказаны за грехи. Живя в том мире, мы развлекались с женщинами и девушками, а сейчас нам приходится тащить эти телеги. Когда мы начнем совсем падать с ног от изнеможения, те, что сейчас в телегах, спустятся и поменяются с нами местами. Тогда мы сможем передохнуть, пока они не выбьются из сил». Об этом гласит Писание: «Вот Я придавлю вас, как давит повозка, нагруженная снопами» (Ам. 2:13), и еще: «Горе вам, влекущие грех вервями суетности и вину – как канатами тележными» (Ис. 5:18). А праведники погоняют тянущих повозки, как скотину. Сказано: «Подобен [человек] животным погибающим» (Пс 49:13) и еще: «Праведники властвовать будут ими к утру» (Пс 49:15). Тот, кто вел себя по-скотски, в будущем мире будет трудиться, подобно скотине. В будущем мире наденут ярмо на того, кто притеснял людей и наводил на них страх или даже чрезмерно утруждал животных.

Ученые пытались найти среди средневековых преданий или народных верований материал, который бы перекликался с этим повествованием о загробном воздаянии, но им не удалось обнаружить ни одного сюжета, близкого к приведенной нами истории. Видимо перед автором сначала стоял вопрос о смысле библейских стихов, цитируемых в конце §63; история о путнике, встретившем мертвых с телегами, скорее всего сложилась вокруг его попытки эти стихи проинтерпретировать.

Из текста следует, что у германских хасидов не было четкого представления о наказаниях, ожидающих душу грешника после смерти. Германские хасиды вообще нечасто обращаются к этой теме; в качестве возмездия грешникам в их писаниях как правило представлено отсутствие награды, то есть то обстоятельство, что человек не удостаивается доли в мире грядущем и не зрит лика Шехины. В целом можно сказать, что в Книге хасидов обетование награды играет значительно более важную роль чем угроза наказания. Возможно, что именно отсутствие в германском хасидизме систематически разработанной концепции наказания, ожидающего человека после смерти, побудило автора попытаться восполнить эту лакуну интерпретацией приведенных отрывков Писания.

3. Совет по поводу женитьбы. §77
История о двух приятелях. У Реувена был сын, у Шимона была дочь, и у Леви была дочь. Реувен уехал в заморские страны, а Шимон попросил Леви дать ему совет: стоит ли ему выдавать дочь за сына Реувена. С вопросом по этому поводу обратились к нему и родственники Реувена. Леви подумал: «Если я им скажу: “Не делайте ничего без разрешения Реувена”, они заподозрят, что я так говорю, чтобы самому выдать за его сына собственную дочь. Ведь они знают, что сам Реувен предпочел бы, чтобы его сын женился на моей дочери, а не на дочери Шимона». И он ответил: «На мой взгляд, женитьба сына Реувена на дочери Шимона будет правильным шагом». Когда все это стало известно Реувену, он сказал Леви: «Неискупим твой грех. Как ты мог дать такой совет? Тебя только и заботило, как бы на тебя не пало подозрение. Теперь случившегося не исправишь. Ты сказал: “На мой взгляд, женитьба сына Реувена на дочери Шимона будет правильным шагом”, а ведь моему сыну скорее подошла бы твоя дочь, а не дочь Шимона. Если бы тебя несправедливо заподозрили, был бы в том великий грех, зато ты заслужил бы великую награду за свои страдания. А так ты ослушался веления Торы: “Пред слепым не клади препятствия” (Лев 19:14)». И прав был Реувен, ведь Леви боялся, что его оговорят, и поэтому совершил зло. Нет, не следует так поступать!

В §77 рассказывается, что Реувен уехал в дальние страны, а между тем его сын собрался жениться. В жены себе юноша может взять либо дочь Шимона, либо дочь Леви. Ситуация складывается так, что выбор между этими двумя кандидатурами оказывается в руках Леви. Леви известно, что сам Реувен предпочел бы его дочь в жены своему сыну, но он боится заявить об этом, чтобы другие не подумали, что он печется о своих собственных интересах. Поэтому он соглашается на брак сына Реувена с дочерью Шимона. Так встает вопрос, в каком случае можно охарактеризовать поведение Леви как эгоистическое: если он потребует, чтобы сын Реувена женился на его дочери (как того хочет сам Реувен; автор считает именно этот брак желательным), или если он оставит в тайне свое желание выдать замуж свою дочь за сына Реувена и великодушно одобрит бракосочетание последнего с дочерью Шимона?

Автор Книги хасидов дает однозначный ответ на эту нравственную дилемму: «Нет, не следует так поступать!» Оказывается, что, соглашаясь на брак сына Реувена с дочерью Шимона (только бы о нем не подумали, что он печется о своих собственных интересах), Леви ведет себя эгоистично, так как приносит судьбу других людей в жертву своему тщеславию. Позиция автора книги связана еще и с тем, что, как мы уже отмечали, с его точки зрения нравственный долг хасида стойко и безропотно сносить оскорбления, не отплачивая обидчику той же монетой. Леви должен был сказать правду, не заботясь о том, что о нем могут сказать.

4.Сосед по раю. §80.
Один хасид попросил во сне, чтобы ему открылось, кто будет восседать рядом с ним в райском саду. Ему показали юношу из дальних краев. На следующий день хасид собрался в путь и отправился на поиски этого юноши. Он повсюду пытался о нем разузнать. Когда он добрался до места, где тот жил, и стал расспрашивать о нем, все дивились ему, говоря: «Зачем он тебе нужен? Ведь он такой негодник!» Услышав такие речи, хасид опечалился, но все же пошел к дому этого человека. А тот с позором выставил его, да еще дал ему оплеуху и спустил с него штаны. Потом он сказал, смеясь над ним вместе со своими приятелями: «Теперь, если хочешь, заходи». Несмотря на все это, хасид решился войти в дом. А комната, смежная с той, куда его привели, была предназначена для блудниц. Ночью хозяин дома собрал там, по соседству с хасидом, всех блудниц города. Он поил их вином и плясал перед ними всю ночь, пока те не опьянели и не заснули. Тогда он вышел из комнаты и удалился. А хасид видел все это и плакал. Наутро он собрался в обратный путь, но сначала подошел к хозяину дома и спросил: «Умоляю тебя, скажи, творил ли ты когда-нибудь добро. Во сне я видел, что ты будешь моим соседом в райском саду, а ты ведешь себя так разнузданно. Как же может такое быть, что мы окажемся вместе?!» Тот ответил ему: «Все, что ты видел, я делаю с добрыми намерениями. Я изображаю из себя негодника и тогда негодяи рассказывают мне, каких блудниц они собираются нанять. А я тайно прихожу к этим блудницам и, предлагая им более высокую плату, убеждаю прийти ко мне. Видя, что я зову их на ночь, они полагают, что я предамся с ними разврату. Еще я велю моей матери в эту ночь оттаскать меня за волосы, так что если назавтра блудницы спросят меня: “Почему ты не лежал с нами?”, я отвечу: “Вы разве не знаете, что мать задала мне трепку?”. Таким образом я удерживаю негодных от греха. А на то, что думают обо мне, я не обращаю никакого внимания и прощаю».

«Сосед по раю» является одной из версий истории, распространенной в еврейской (и не только еврейской) литературе различных эпохСм. Тамар Александер, «“Сосед по раю” в Книге хасидов: Народное предание и его идейная подоплека» (Приложение 4 к этой части курса). . Здесь речь несомненно идет не о реальном происшествии, а о фольклорном сюжете, включенном рабби Йеудой в Книгу хасидов.

Три обстоятельства делают эту историю частью духовного мира германского хасидизма. Во-первых, стержневым элементом сюжета является идея испытания: главный герой постоянно находится в обществе грешников и сам подвергается опасности греха, но, несмотря на все искушения, выдерживает испытание и остается чист. Во-вторых, герой не обращает внимания на дурную славу, которая о нем распространяется, и поступает так, как ему кажется необходимым для полноценного соблюдения законов Господа, каким бы ни было мнение окружающих. Наконец следует упомянуть концепцию загробной жизни, согласно которой место, отведенное человеку в мире грядущем, является выражением уровня его духовных достижений.

❒ Вопрос 21
В Талмуде (см. Берахот 47б) употребляется выражение «заповедь, исполняемая через нарушение [закона Торы]». (Эта идея стала одним из основных элементов мировоззрения последователей Шабтая Цви в 17 – 18 веках.) Следует ли понимать это выражение в смысле достойной цели, достижимой через преступление? Можно ли охарактеризовать этим выражением поведение героя §80? ❑

5. Сдержать свой гнев. §126.
Некто чрезвычайно почитал своего отца. Отец сказал ему: «Почитай меня и после моей смерти так, как ты делаешь это сейчас. Велю тебе однажды ночью сдержать свой гнев и возобладать над собой, не произнося ни слова.» Когда отец скончался, сын уехал в заморские страны. А жена его в то время была беременна, но он об этом не знал, и провел далеко от дома долгие годы. Когда, много лет спустя, он вернулся в свой город, была ночь, и он прошел прямо к спальне своей жены. Он услышал, как с ней разговаривает молодой человек и целует ее. Он вытащил меч, намереваясь убить обоих, но тут вспомнил завет отца, и вложил меч в ножны. Затем он услышал, как жена говорит молодому человеку, ее сыну, который находился с ней в комнате: «Прошло много лет с тех пор, как уехал твой отец. О, если бы он знал, что у него есть сын, и вернулся и нашел тебе жену!» Услышав такое, муж воскликнул: «Открой, жена и подруга моя! Благословен Господь, остановивший руку мою! Благословен отец мой, повелевший мне однажды ночью сдержать свой гнев! Так я не убил тебя и моего сына». Возрадовались они радостью великою и устроили пир и веселье для всего честного люда.

В этом фольклорном сюжете трудно усмотреть элементы, характерные для учения германского хасидизма. Это пример популярного нравоучительного рассказа, включенного в Книгу хасидов; его подоплекой является положение об опасности, сопряженной со спонтанным выражением гнева. В Книгу хасидов входит немало подобных предостережений, причем многие из них сформулированы вполне открыто.

6. Оборотень. §171.
Однажды родился младенец с зубами и хвостом. Люди заговорили: «Он кончит тем, что станет пожирать людей. Давайте лучше его убьем». Возразил им один мудрец: «Выдерите ему зубы и отрежьте хвост. Если в остальном тело его будет подобно человеческому, то он не причинит никому вреда».

7. Пожирательницы детей. §172.
Несколько женщин были заподозрены в том, что они пожирают детей. Некоторые из учеников сказали: «Если закон требует казнить буйного и непокорного сына из-за того, что в будущем он непременно станет убийцей, то тем более следует казнить этих». Ответил им мудрец: «Сейчас евреи не живут на своей земле. Бывает, что женщины грешат не по своей доброй воле, но встречаются и колдуньи. Вот как вам следует поступить. Когда заподозренные будут в синагоге среди других женщин, провозгласите во всеуслышание, что если пострадает кто-либо из детей, им заточат зубы на камнях, что вокруг колодца. В тот же час виновные погибнут.»

Образ «вервольфа» (человека-волка) или оборотня, возникающий в ходе рассказа в §171, часто встречается в немецком средневековом фольклоре; этот образ продолжает использоваться и в более поздних произведениях. В приведенной истории о младенце с удивительными физическими особенностями высказывается предположение о том, что, когда вырастет, он превратится в чудовище, пожирающее людей. Однако мудрец запрещает убивать младенца, и объясняет, как его обезвредить. Очевидно, автор Книги хасидов нисколько не сомневается в существовании оборотней. Для современного читателя наиболее знакомой историей про вервольфа является «Красная шапочка»; в этой сказке, как и в других произведениях Нового времени, оборотень предстает в образе настоящего волка, говорящего на человеческом языке. В более ранних средневековых версиях истории о человеке-волке оборотень имеет человеческий облик.

В народных сказаниях оборотню-вервольфу сопутствует «стрига»Striga (лат.) – злой дух, ведьма, вампир. Прим. пер. – ведьма-пожирательница детей (вспомним, например, сказку «Гензель и Гретель»). Этот женский образ трансформируется в фольклоре в образ вампира. Вампир – каннибал, наделенный демоническими чертами; так например вампир не может умереть естественной смертью. В рассказе, который мы только что прочли, ученики мудрецов считают необходимым казнить предполагаемых ведьм, которых подозревают в том, что они пожирают детей. Это решение ученики обосновывают ссылкой на закон о буйном и непокорном сыне, которого Тора предписывает предать смертной казни прежде, чем он успеет совершить преступление: его казнят потому, «что в будущем он непременно станет убийцей». Однако мудрец запрещает убивать женщин на основании одного лишь подозрения. Он объясняет, что, согласно галахе, еврейский суд не имеет права выносить смертный приговор пока евреи пребывают в изгнании. Он предлагает напугать женщин угрозой процедуры, носящей, по всей видимости, магический характер: если неладное произойдет с кем-то из детей, заподозренным заточат зубы на камнях колодца. Его доводы делают очевидным, что мудрец полагает, что в результате ни в чем неповинные женщины не пострадают, а виновные погибнут. Таким образом, они не будут казнены по решению суда, но подвергнутся каре благодаря вмешательству свыше.

❒ Вопрос 22
В §172 запрет убивать предполагаемых ведьм обосновывается пребыванием евреев в изгнании. Объясните этот довод мудреца. ❑

8. Кровное родство. §291.
Вот что было с мудрецом рабби Саадией бен Йосефом. Некто уехал в заморские страны, взяв с собой слугу и большое количество денег, и оставил дома беременную жену. Прошло время, этот человек умер, и все, что у него было, осталось в пользовании слуги. И стал этот слуга выдавать себя за сына своего господина. Тем временем настоящий сын вырос и узнал о смерти своего отца. Он отправился в путь, с тем, чтобы потребовать у слуги вернуть ему все его имущество. Но слуга породнился с сильными мира сего, так что сын его господина не смел и слова сказать против него, опасаясь за свою жизнь. Он остановился в доме рава Саадии. Хозяин стал угощать его, но гость ничего не ел, пока не рассказал о случившемся. Рав Саадия посоветовал ему обратиться к царю. Сын предстал перед царем, плача и умоляя заступиться за него. Царь послал за равом Саадией, чтобы тот рассудил это дело. Рав Саадия велел пустить кровь и сыну, и слуге, а потом взял кость умершего [отца] и погрузил ее в сосуд с кровью слуги. Кровь не впиталась в кость. Тогда он погрузил ту же кость в сосуд с кровью сына, и вся кровь впиталась в кость, ведь они были одна плоть. Тогда рав Саадия передал все имущество покойного его сыну. И приличествует и подобает сыну предаваться скорби в [годовщину] дня смерти отца.

§291, как и некоторые другие приведенные выше отрывки, – это пример популярной назидательной истории. Обратим внимание, что героем повествования является рав Саадия Гаон, тогда как чаще всего в еврейском фольклоре выдающиеся судебные решения приписываются царю Соломону, знаменитому своей мудростью и умением вершить праведный суд.

В данном случае перед нами типичный агиографический сюжет о мудром решении знаменитого учителя, сюжет, сложившийся в отрыве от реальной деятельности исторического персонажа. Нет никакой связи между известными нам историческими фактами о Саадии Гаоне и этим рассказом; отметим, что аналогичные истории рассказывались и о других еврейских мудрецах иных времен и стран.

❒ Вопрос 23
«Рав Саадия велел пустить кровь и сыну, и слуге»: сформулируйте «биологическую» концепцию, заложенную в основе §291.

9. Бальзамовое дерево. §319.
Я слышал, что всякий, кто отведает бальзама бальзамового дерева и проглотит количество весом в три половинки, тотчас же умрет.

10. Отведавший бальзама: перед смертью. §320.
Некто, проглотив [бальзам], бросился домой, и успел отдать последние распоряжения перед тем, как с ним произошло извержение кишок и он умер. Отныне он навеки пребудет с сияющим ликом, таким, каким он был когда проглотил [бальзам], так как поев, он умастил лицо бальзамом. А тот, кто в юности умащает свое лицо, навечно пребудет в таком виде.

11. Отведавший бальзама: после смерти. §321.
Один человек вкусил бальзама и умер. По прошествии нескольких лет он явился своим детям во сне и велел им раскопать его могилу, тогда, мол, они узнают, что именно его тяготит. Они подумали, что, может быть, с него сняли одежды и он остался наг, но когда раскопали могилу, то обнаружили, что тело его неприкосновенно как в день похорон. Они дотронулись до савана, в который оно было завернуто, желая определить, в каком он состоянии. Но едва они его коснулись, как все–и одежды, и тело–рассыпалось в прах, и в руках у них ничего не осталось: ведь к этому времени он был мертв уже несколько лет. Потому-то и явился он им во сне, что в суде небесном его судили и находили недостойным из-за целостности и сохранности его тела. Поэтому он хотел, чтобы они дотронулись до него, чтобы оно обратилось в прах.

Из истории в §321 выясняется, что душа умершего предстает перед небесным судом только после того, как тело естественным образом превращается в прах, а в данном случае целительная сила бальзама приостановила процесс разложения трупа. Поэтому возникла необходимость детям покойника вскрыть могилу и прикоснуться к его одеждам, чтобы тело распалось и так приняло вид, подобающий трупу по прошествии нескольких лет после кончины. Только благодаря этому усопший может упокоиться в загробном мире. В §§319-321 Книги хасидов не заложены глубокие теологические или философские идеи, приводимые в них истории не призваны преподать читателю нравственный урок. Скорее автор включил в книгу этот материал потому, что хотел поделиться с читателем любопытными, а временами и загадочными сведениями.

12. Великан и долг отца. §322
Один мудрец увидел во сне фигуру ростом выше дома, но с человечьим лицом. Этот огромный человек сказал мудрецу: «Пойдем, я покажу тебе могилу твоего отца». Огромный повел мудреца к могилам предков и, открыв одну из них, сказал: «Говори с отцом». Но мудрец увидел, что отец его был разгневан и не хотел с ним говорить. Сказал огромный: «Он не хочет с тобой говорить, потому что раньше его могила была окружена камнями, но неевреи взяли два камня, а ты не положил других на их место.» Мудрец посмотрел и увидел, что и в самом деле, недостает двух камней. К тому же этот огромный сказал ему: «А еще твой отец гневается потому, что он задолжал такому-то и успел вернуть только половину суммы, почему ты не оплатил его долг?»

Проснувшись, мудрец сказал своей матери: «Оплачен ли долг отца?» Она сказала: «Оплачен!» Он сказал, что хочет заполнить могилы землей и камнями, чтобы заполнилась и могила его отца. Но ему ответили: «Не надо, это очень опасно. Ни в коем случае не делай этого!» По прошествии некоторого времени он увидел, как гои выносят землю из своих домов и сказал им: «Раз уж вы выносите землю из своих домов, отнесите ее на кладбище, я вам заплачу». Вспомнил он начало своего сна и заполнил могилу отца, и положил два недостающих камня. Он заполнил землей и другие поврежденные могилы. Подумал он сделать то же и со всеми оставшимися могилами, но гои не согласились принести больше земли. И умерли у него сын и дочь, а некоторые в общине говорили: «Это из-за того, что, взявшись за исполнение заповеди, он ее не закончил, подобно Йеуде, у которого умерли сыновья Ир и Онан».1

По-видимому, нам недостает некоторых подробностей для полного разбора этого необычного рассказа. Тем не менее очевидно, что рассказ тесно связан с повседневными реалиями своего времени. Казалось бы, покойник вполне мог ошибиться, и долг действительно был оплачен его наследниками. Но автор Книги хасидов исходит из предположения, что мертвые не ошибаются и что все, что сообщается человеку во сне, непременно правильно. Возможно этот текст является отражением какого-то реально случившегося происшествия. Отметим, что автор не объясняет причины, из-за которой главный герой не может сам заполнить землей могилу отца и положить туда новые камни. Быть может, речь идет о еврейском кладбище, расположенном в нееврейском районе, и поэтому евреям запрещается производить там работы? Однако в таком случае остается непонятным, почему автор прямо не указывает на стоявшие перед мудрецом препятствия. В тексте нет ответа на эти вопросы.

13. История одной арфы. §323.
Как-то раз осталось немного дерева после того, как был приготовлен гроб для мертвеца. Сказал один еврей: «Я возьму этот кусок дерева и вырежу из него арфу». Ему сказали: «Не стоит», но он не побоялся и сделал из этого дерева инструмент для песен. Во сне ему привиделся мертвец, тот самый, для которого был сделан гроб. Он сказал: «Не вырезай из остатков гроба инструмент для песен». И еще сказал, что если тот ослушается, то он, умерший, ему отомстит. Но тот еврей не побоялся и сделал музыкальный инструмент. Тогда умерший сказал ему: «Если ты не разобьешь арфу, жизнь твоя в опасности!» Он вновь не послушал его, и заболел. Когда состояние его ухудшилось, сын его взял арфу и разбил на могиле того, что являлся отцу во сне, и оставил там обломки дерева. Тогда выздоровел тот еврей.

Мораль назидательной истории в §323 относится к необходимости полностью разделять между сферами траура и веселья. Дерево, из которого делали гроб, не должно использоваться для радости и развлечений. Обратите внимание на запутанную структуру и синтаксис повествования. Так вначале сообщается, что герой сделал арфу, невзирая на предостережения окружающих, а впоследствии выясняется, что его еще предостерегал и сам покойник, явившийся ему во сне. В таких структурных и синтаксических особенностях «Истории об арфе» сказывается отсутствие сложившейся литературной традиции, на которую мог бы опереться автор Книги хасидов.

14. Бес в облике мертвеца. §326.
По рассказам древних, случалось, что людям наяву являлся бес, которого они принимали за умершего человека. Некоторые полагали, что надо в него плюнуть, сказать: «Нечистый, нечистый, вон отсюда!», и снова в него плюнуть.

15. Любовь отца. §327.
У одного мудрого и ученого человека был взрослый сын, и отец учил его Торе. Сын умер бездетным, и отец, скорбя по сыну, звал его: «Сын мой рабби Йосеф, иди заниматься!» А садясь за стол, он приглашал: «Сын мой рабби Йосеф, к столу!» Как-то раз он поднялся спозаранку, чтобы заняться изучением Торы, и позвал: «Сын мой рабби Йосеф, иди заниматься!», как имел обыкновение делать при жизни сына. И явился ему бес в обличье сына, и стал перед ним. Но отец сразу же понял, что это бес, плюнул в него и сказал: «Уйди, нечистый, вон отсюда!» И бес бежал.

Итак, да не вводят нас в чрезмерную печаль перемены, происходящие в этом мире. Не следует предаваться скорби больше, нежели велят принятые среди людей обычаи. А другие полагали, что если к человеку явится бес, сначала надо, согнув большой палец и покрыв его другими пальцами, дотронуться до угольев, и лишь потом говорить. И не следует никому рассказывать о том, что видел или слышал.

❒ Вопрос 24
Что означает выражение «перемены, происходящие в этом мире» в конце §327? ❑

Цель назидательной истории в §327—воспрепятствовать погружению человека в депрессию из-за обрушившегося на него несчастья. Такая скорбь является слабостью, которой могут воспользоваться бесы. Обратим внимание, что бесовские силы в Книге хасидов как правило не олицетворяют какое-либо абсолютное злое начало, автономно действующее в мироздании; они мучат и причиняют страдания тем, кто заслуживает наказания с точки зрения высшей справедливости.

16. Ангел смерти ошибается. §375.
Вот что случилось с одним рабби и одним юношей, которые женились одновременно, в одну и ту же неделю. Не прошло и 7 дней после бракосочетания, как юноша умер. Он явился своей матери во сне и сказал ей: «Еще не настал час моей смерти, пришел срок смерти рабби». Рек Всевышний ангелу смерти: «Приведи мне одного из новобрачных». Это было сказано о рабби, но ангел смерти ошибся, и поразил того из них, кто выходил на улицу в одиночку, без сопровождающих. Ведь говорили мудрецы, что новобрачных следует охранять. Так умер юноша, а те годы, которые он должен был прожить, были переданы рабби, потому, что этот рабби не был вспыльчив, не причинял людям зла, прощал гневающихся на него, не отвечал на брань, снисходительно относился к людям и жил с ними в согласии.

В этом рассказе находит свое выражение сложная концепция германских хасидов о Провидении. Вмешательство Провидения в ход земных событий носит ограниченный, точечный характер: когда возникает такая необходимость, Всевышний Сам отдает приказ соответствующему ангелу или высшей силе. В данном случае неправильное понимание ангелом смерти этого приказа приводит к сбою и кончине не того человека. Вместе с тем впоследствии выясняется, что ошибка ангела смерти имеет свои основания. В сущности умерший новобрачный сам был причиной случившегося, потому, что имел обыкновение вести себя неосмотрительно и бывать без спутников там, где ему могла угрожать опасность. Поэтому умер он, а годы его жизни были переданы раввину, спасенному от смерти своей добродетелью. Было ли это происшествие ошибкой или предопределенным ходом событий, отражающим истинное понимание личности обоих женихов?

Тут возникает теологический вопрос. Что послужило первоначальной причиной приказания умертвить раввина, и благодаря вмешательству каких сил было изменено это приказание? Каким образом в конце концов, а не изначально произошло так, что умер не праведник, а грешник? Германские хасиды не признают возможности существования множества сил, управляющих Провидением, однако в их писаниях сквозит представление о наличии двух различных систем причиноследственных связей между событиями: у события может быть как явная, общедоступная причина, так и причина скрытая, которую можно постичь не сразу, а только путем тщательного разбора происходящего.

17. Дракон и королева. §379.
Одна разновидность вредоносных существ именуется по-гречески драконом. Дракона не ранишь ударом меча, сразить его может только подобный ему, сам драконом рожденный. Некто родился от связи принцессы и этого беса – дракона. Сказал дракон, который овладел королевой: «Я не боюсь никого, кроме того дракона, сына принцессы», а тот был заключен в темницу. Король сказал этому сыну принцессы: «Я тебя выпускаю на свободу». Выйдя из темницы, он взял меч своего отца и спрятался под ложем королевы. Бес почуял его и сказал: «Я чую запах того, кого я страшусь. Но я овладею королевой несмотря ни на что.» А тот, что спрятался под кроватью, ждал. Когда же бес, овладев королевой, сошел с ее ложа, он ударил его мечом и ранил его. Сказал ему бес: «Еще раз меня ударь», ибо от одного удара дракон умирает, а от двух – воспрянет, у него вырастает множество голов, и сила его увеличивается. Но поразивший его сказал: «Один раз мать родила меня на свет, так и я ударю тебя единожды, а не дважды». Королева вышла, а дракон, что овладел ею, умер. Тело его распухло так, что заполнило всю ее спальню, и никак нельзя было вытащить его через дверь. Король велел пробить потолок и крышу, труп дракона разрезали на куски и увезли прочь, для чего понадобилось погрузить куски на много-много повозок. А королева не сказала: «Этот дракон овладел мною», потому, что скажи она так, король непременно бы умер, а она бы лишилась престола и закончила свои дни в нищете и печали. Она сказала: «Он пришел ко мне в образе короля, с короной на голове». Так водится у драконов, что сначала они являются женщине в образе ее мужа. У себя в логове или внутри дома дракон не причиняет вреда, но, выходя наружу, он сжигает то место, где только что был. А еще драконы боятся грозы.

Рассказ в §379 представляет необычную обработку одной из наиболее популярных в поздней античности и Средневековье легенд: истории о рождении Александра Македонского от связи его матери, Олимпии, с магом Ноктанивором, облекшимся в одежды бога Амона. В некоторых версиях этого романа Александр Македонский в конце концов убивает своего отца. Приведенная нами история нужна автору Книги хасидов для подтверждения сведений о поведении бесов, одной из разновидностей которых является дракон. Возможно эта история была включена в Книгу хасидов не самим рабби Йеудой (она входит в одно из его теологических сочиненийОксфордский манускрипт 1567. См. ниже историю 52. ), ), но кем-то из его учеников.

18. Молитва Судного Дня. § 395.
Один старец имел обыкновение вести молитву Судного Дня. Он говорил старейшинам города: «Я веду молитву, так как знаю, что никто другой не может этого делать с той же самоотдачей и отрешенностью от суетных мыслей. Ведомо мне, что моя молитва угодна Господу». И было видно, что нет в нем гордыни. Однажды, когда наступил Судный День, этого старца не было в городе, он уехал по торговым делам, и вместо него молитву вел другой. Весь тот год старец не знал покоя, и тогда же умер его старший сын. Строго взыскивают с того, кто, взявшись за богоугодное дело, впоследствии оставляет его.

19. Молитва Судного Дня. §397.
Один достойный старец имел обыкновение вести молитву Судного Дня. Как-то раз у него не было сил стоять на ногах. Некоторые сказали: «Поскольку нет среди нас никого, кто бы мог с ним сравниться, пусть он ведет молитву сидя». Сказали старейшины: «Раз он не может стоять, пусть будет ведущим другой, хотя бы и менее достойный, чтобы никто не подумал, что можно вести молитву Судного Дня сидя».

В основе первой назидательной истории (§395) лежит представление о том, что именно от ведущего службу (называемого по традиции «посланцем общества») зависит, станет ли Господь внимать общине молящихся. Поэтому для ведущего необходимы особая сосредоточенность и отрешенность от суеты в час молитвы, как залог того, что молитва собравшихся не останется без ответа. Вывод, сформулированный как бы на основании этой истории, не отражает полноту сюжета: в качестве морали истории говорится только о том, что не следует бросать раз принятые на себя обязательства и богоугодные обычаи, в то время как рассказ в основном посвящен вопросу о том, чья молитва угодна Небу.

Тема следующего нравоучительного рассказа (§397) часто встречается в Книге хасидов. Здесь ставится вопрос о том, что лучше, чтобы молитву вел достойный и праведный человек, которому по причине его преклонного возраста придется делать это сидя, а не стоя, как положено, или это следует возложить на другого, не обладающего теми же качествами, только чтобы не создавать прецедента (когда ведущий службу сидит) и не производить впечатления, словно община пренебрегает молитвой? Автор явно предпочитает последнее: следует избегать опасного прецедента кажущегося пренебрежения галахой о внешнем оформлении молитвы, пусть даже ценой замены «посланца общества» менее достойным человеком.

20. Рабби Бинос. § 427.
Я слышал, рассказывали от имени рабби Йеуды Хасида, да будет благословенна память праведникаЭта последняя фраза добавлена на полях текста рукописи.. Один известный и отличавшийся ученостью раввин торопился приступить к изучению Торы, и потому строго выговаривал молящимся в синагоге, когда они затягивали молитвенные благословения. За это он был наказан в мире ином. И еще от имени рабби Йеуды Хасида, да будет благословенна память праведника, приводили такие слова: «В холодные зимние дни тем, у кого нет теплой одежды, лучше ходить в синагогу, и пусть из-за них не сокращают славословия Господу»В этом месте есть разночтения; другой вариант: «…Тем, у кого нет теплой одежды, лучше не ходить в синагогу, чтобы из-за них не сокращали славословия Господу». Имеется в виду, что тому, кто не может молиться как следует, даже по независящим от него причинам, лучше не приходить в синагогу и не мешать другим молящимся..

А еще рабби Йеуда Хасид, да будет благословенна память праведника, рассказывал, что был знаком с одним евреем из Вормса, которого звали рабби Бинос. Он был уже стар, а ремеслом его было погребение мертвых. Я слышал своими ушами и доподлинно знаю, что однажды утром по дороге в синагогу он увидел, что перед ней сидит человек в венке из трав. Рабби Бинос испугался, что перед ним бес, но тот позвал его и сказал: «Подойди ко мне, не бойся». Рабби Бинос приблизился и спросил: «Разве ты не такой-то, покойник, которого я хоронил?» Он ответил: «Да». «Как живется тебе в том мире?» «Очень хорошо». Тогда рабби Бинос спросил: «В чем твоя заслуга? Ведь при жизни ты не был ничем примечателен!» Тот ответил: «У меня была лишь та заслуга, что я приятным голосом возносил молитвы в синагоге. За это и было дано мне войти в райский сад, где меня почитают. Вот тебе знак, чтобы ты мог поверить, что это действительно я. Посмотри на рваный рукав – это ты порвал его, когда облачал меня в саван». И еще спросил у него рабби Бинос: «Что это у тебя на голове?» А тот сказал: «Это венок из райских трав, я надел его на голову, чтобы не ощущать зловония этого мира».

Как мы уже отмечали, имя рабби Йеуды Хасида не упоминается в Книге хасидовСм. часть 4, 4.1.4. в этом курсе.. В приведенном параграфе содержатся три истории, передававшиеся от его имени. По всей видимости переписчик, их записавший, привел эти истории, добавляя такие обороты как: «Я слышал, рассказывали от имени рабби Йеуды Хасида, да будет благословенна память праведника»; «а еще рабби Йеуда Хасид, да будет благословенна память праведника, рассказывал…»

В первой истории, рассказанной от имени рабби Йеуды, описано видимое напряжение между заповедью об изучении Торы и галахой о вознесении молитв. Рабби Йеуда Хасид считает, что молитва требует самозабвения и сосредоточенности, что во время молитвы нельзя спешить и глотать слова как бы для того, чтобы выкроить больше времени для изучения Торы. В еврейской этической литературе нередко обсуждается вопрос о том, как время, уделенное молитве, должно соотноситься со временем, которое отводится для изучения Торы. Различные взгляды по этому поводу составляли ядро полемики между представителями Нового хасидизма Баал-Шем-Това и их противниками (миснагедами).

История о рабби Биносе относится к чрезвычайно распространенному в Книге хасидов виду экземпла. Мораль рассказа заключается в том, что тот, кто возносит молитвы приятным голосом, удостаивается награды после смерти. Тем не менее этот рассказ заслуживает особого внимания, так как на его примере можно проследить процесс превращения коротких анекдотических историй в развернутые агиографические сюжеты. Указание имен рассказчика и героя повествования не характерны для Книги хасидов; то же относится и к указанию рода занятий рабби Биноса; последнее, однако, нужно для подтверждения сверхъестественного явления: только сам покойник и тот, кто его хоронил, могут знать о разорванном рукаве савана. Некоторые подробности в этой истории кажутся излишними с точки зрения урока, который она призвана преподать, но благодаря им история приближается к жанру агиографической легенды. Обратите внимание: агиографический материал, содержащийся в главе 4 этой части нашего курса, заимствован из уже упоминавшегося сборника Брюля. Таким образом, он отражает позднейшую стадию развития жанра восхвалений (Brüll, 1889).

21. Залог гоя. § 465.
Одна женщина вышла из синагоги во время службы и послала служанку к мужу за ключами. После завершения молитвы, тот спросил у нее: «Зачем тебе понадобились ключи?» Она ответила: «Пришли ко мне женщины-нееврейки, чтобы обменять залог, так как они спешили в церковь»Буквально, «в дом пустословия». На иврите здесь используется игра слов: «тефила» – молитва и «тифла» – пустословие. Прим. пер. . Сказал ей муж: «Ты согрешила, выйдя раньше времени из синагоги, да к тому же послала за ключами, чтобы пришедшие к тебе могли получить залог и успеть на службу в дом пустословия. От святыни ты отказалась ради языческой мерзости.»

В рассказе о залоге гоя находят свое отражение социально-экономические реалии жизни германского еврейства. Евреи ссужали христианам деньги под залог. Нередко в качестве залога использовались предметы религиозного обихода. В случае особой необходимости, например, если речь шла об атрибутах христианского культа, используемых во время церковной службы, должник мог на время забрать свой залог, обменяв его на другую ценную вещь. Ситуация, описанная в §465, возникает в результате сплетения жизни евреев и христиан. Еврейка вынуждена раньше времени покинуть синагогу, чтобы дать возможность христианке успеть на молитву в церковь. Создается впечатление, словно эта нравоучительная история не закончена, в ней ничего не говорится о наказании, которое еврейка должна понести за свой проступок, кроме выговора мужа. Правда в этом как раз можно усмотреть подтверждение всей истории: она описывает реальное происшествие, не подвергая его какой-либо дополнительной литературной обработке.

22. Наказание на том свете. § 555.
Некто увидел покойника, умершего за несколько лет до этого. Он спросил: «Почему почернело лицо твое?» Тот ответил: «От наказания, которое я претерпеваю в аду». Живой спросил: «За что?», а покойник ответил: «За то, что я невнимательно относился к благословениям на хлеб и фрукты, а также к молитве после трапезы. Сказали мне [на небесах]: «О своем собственном удовольствии ты не забывал, а молитвы Творцу с должным намерением не возносил?!»

Живой ему сказал: «Я думал, что грешники в аду наказуемы в течение 12 месяцев, а ты вот уже несколько лет как умер, и все еще там». Тот отвечал: «Мое наказание не так тяжело как оно было бы, если бы длилось только 12 месяцев».

Из нравоучительной истории в §555 выясняются подробности наказания грешников в аду. В Талмуде говорится, что наказание в загробной жизни не может длиться более 12 месяцев. Однако в описанном случае речь идет о более длительном сроке, что объясняется сравнительно легким видом претерпеваемой кары. Таким образом, остается в силе талмудическое правило, согласно которому адские муки не бывают вечными. Обратим внимание на понятие «должного намерения», сопровождающего молитву. Здесь этот термин используется не в том мистическом смысле, который он приобретет в каббалистических текстах О концепии молитвы в учении германских хасидов см. часть 11 этого курса. , но в своем талмудическом значении сосредоточенности, внимательного вникания в смысл произносимых слов.

23. Чтить субботу. § 612.
Некто испытывал столь сильную жажду, что чуть было не отдал Богу душу, но он не хотел просить, чтобы ему принесли воды в субботу, а у него самого не было сил пойти за ней. Когда ему принесли воды, он стал отказываться: «Кто вас просил нарушать субботу из-за меня?» Сказал ему мудрец: «Не преступай Божьего веления, как сказано: “Кровь вашей жизни взыщу я” (Быт 9:5). Кроме того, если ты не станешь пить, окажется, что они нарушили субботу, не имея на то оснований.»

24. Чтить субботу. § 615.
Один мясник сказал богачу: «Купи у меня мяса для субботней трапезы». Богач взглянул на мясо, которое тот предлагал, и сказал: «Это жилистое мясо, я не стану его брать. Если бы я его купил, то, помогая тебе, я пренебрег бы святостью субботы. Вот когда у тебя будет жирное, сочное мясо, я его возьму. Раз ты не заботишься о субботе, а думаешь только о собственной выгоде, то и я не стану заботиться о тебе. Можешь продавать такое мясо для трапез в будние дни, но для субботней трапезы я куплю только жирное мясо. Да и на будние дни, если ты в состоянии будешь принести жирное мясо, а вместо этого предпочтешь продать жилистое, я не стану покупать у тебя. Бедняку не следует добиваться сострадания и помощи, если он сам не сделал все возможное, чтобы исправить свое положение».

Первая назидательная история призвана показать, что опасность для жизни является достаточным поводом для нарушения субботы. Конкретный случай демонстрирует общее правило. Более того, в нашей истории пафос представленной ситуации усугубляется тем, что когда, нарушая субботу, больному приносят воду, он хочет, но не может от этой воды отказаться: именно его отказ превратит уже совершенный поступок окружающих в запрещенный акт нарушения, так как лишит его статуса действия, необходимого для поддержания жизни.

pic8-8.2.jpg

Иллюстрация 8

Еврей-ростовщик и немецкий крестьянин. Гравюра по дереву из книги Цицерона О долгах (De officiis), Аугсбург, 1531.

Вторая назидательная история показывает, сколь неправильно распространенное обобщение о том, что германские хасиды в любой ситуации вставали на сторону неимущего. Как мы видим, богач укоряет бедного мясника, что тот якобы пренебрежительно относится к празднованию субботы и просит о милости, сам при этом не выполняя своих обязанностей. Только сделав все, что зависит от него самого, он будет вправе просить о помощи. В данном случае следует полагать, что автор Книги хасидов признает правоту богача.

25. Рабби Мордехай. §631.
Вот что случилось с нашим учителем рабби Мордехаем, ударившим одного еврея кулаком. Он провозгласил: «Да будет переломлена длань, ударившая еврея», и сунул руку в отверстие со стержнем, и так сломал ее. Ведь написано: «Если я занес руку на сироту… пусть отсохнет плечо мое…» (Иов 31:21-22).

❒ Вопрос 25
Как понимает рабби Мордехай слово «сирота» в стихе из книги Иова? ❑

Приведенная выше история типична, хотя ее герой, рабби Мордехай, назван по имени – видимо вследствие крайнего характера его поступка: чтобы себя покарать, он сам ломает себе руку. Характерный для Книги хасидов лаконичный стиль повествования акцентирует необычность сюжета. С некоторыми изменениями та же история приводится от имени автора Книги хасидов в «Законах покаяния», составленных рабби Эльазаром из Вормса на основе сочинений рабби Йеуды Хасида.

26. Мудрый сын. §669.
Некто был в пути. Он заранее предупредил жену: «В такой-то день я вернусь и буду у тебя». Зная, когда приедет муж, жена перед его возвращением совершила омовение в микве. Сказал ей муж: «За то, что ты побывала в микве перед моим приездом, я дам тебе монету, купи себе плащ». Но она сказала: «Разреши мне вместо плаща купить на эти деньги книгу или нанять писца, чтобы книгу написать. Я буду давать ее грамотным и учащимся для чтения». Она зачала и родила сына, и этот сын, когда вырос, отличался от своих братьев, которые все были невеждами, своей мудростью и ученостью.

В §669 рассказывается о праведной женщине, которая предпочла купить книгу, а не одежду. За этот свой выбор она была вознаграждена рождением сына, который стал ученым мужем.

27. Праведная женщина. §670.
У одной праведной женщины был дурной и завистливый муж, который не хотел ни покупать книг, ни давать подаяния бедным. Когда настало время омовения, она не пошла в микву. Сказал ей муж: «Почему ты не совершила омовения?» А она ответила: «Я его совершу только если ты купишь книги и станешь давать подаяние бедным!» Но он не захотел так поступить, а она стояла на своем и не соглашалась пойти в микву, пока он не купит книг и не начнет давать подаяние бедным. Муж пожаловался на нее мудрецу, а тот сказал ему: «Благословенна да будет жена твоя, она побуждает тебя соблюдать заповеди, а другого способа принудить тебя к этому у нее нет». А самой жене он сказал: «Хорошо, если ты найдешь способ обратить его на путь праведный, однако в том, что касается ваших супружеских отношений, не создавай препонов его желаниям, чтобы он не начал помышлять о грехе и не впадал во гнев».

❒ Вопрос 26
Подтверждает ли этот рассказ идею, что цель оправдывает средства? Если нет, то почему?  ❑

28. Безумец соблюдает субботу. §902.
Некто попал в плен и очутился в далеких краях. Он думал: «Чем я буду зарабатывать себе на жизнь, чтобы мне не пришлось нарушать субботу?» Он притворился безумцем, дети смеялись над ним и давали ему хлеб. А в субботу он не оставался на улицах, но заходил в дома и там потешал хозяев. Прошло время, и в это место прибыли евреи, сопровождавшие одного вельможу. Услышав, что они говорят на святом языке, он просил их забрать его с собой. Они сказали: «Не говори с нами на святом языке, чтобы не открылось, что ты еврей. Кидай в нас грязью на глазах у вельможи и смейся над нами». Вельможе евреи сказали: «Просим тебя отдать нам в руки этого безумца, мы увезем его из города и там отплатим ему сторицей!» Им его передали, а они привязали его к хвосту лошади и с позором вывезли из города. Потом, узнав, что он был мудрецом и знатоком Торы, они стали просить у него прощения: ведь они выставили его на посмешище! Он им сказал: «Я уже простил вам». Ответили ему: «Мы могли бы выкупить тебя за деньги, но предпочли опозорить тебя и даже вырывали тебе волосы, чтобы никто не подумал, что ты еврей. Как нам искупить свой грех?» Сказал он им: «О вас написано: “Полезны раны от любящего” (Пр 27:6). Даже если бы я был вашим отцом, вы не нуждались бы в искуплении, награда ваша велика». Они сказали ему: «Мы отдадим тебе деньги, за которые могли бы тебя выкупить», но он отказался.

29. Тайный мудрец. §903.
Один бедняк странствовал из города в город, прося подаяние. Он был преисполнен знания Торы и добрых дел, но не хотел открывать своего имени и притворялся невеждой. Ему подавали немного, а он, приняв милостыню, начинал обсуждать тонкости различных вопросов Торы с учеными мужами города. Видя, как велики его познания в Торе, к нему шли со щедрыми дарами, но он отказывался их принять, говоря: «Как бедняк я уже получил от вас подаяние, а того, что вы хотите мне дать за знание Торы, я не приму».

В рассказах, содержащихся в §§902 и 903, в критическом свете представлено несовпадение между готовностью поддержать всякого, кто нуждается в помощи, и желанием оказать особое внимание выдающимся личностям – людям знатного происхождения или ученым мужам. В обоих случаях автор Книги хасидов подчеркивает нравственное превосходство первого вида благотворительности и осуждает тех, кто занимается только вторым.

Сюжет этих двух историй впоследствии использовался во многих других сочинениях. Как правило, их героем – «тайным мудрецом» – являлся знаменитый комментатор Писания, поэт и языковед рабби Авраам ибн Эзра, живший в 12 веке. Ибн Эзра предстает в таких сочинениях в образе скитальца, выдающего себя за невежественного нищего, который в ходе дальнейшего развития сюжета оказывается мудрецом и праведником.

30. Уважение к ремеслу. §930. Рассказывают об одном человеке, который разбогател на изготовлении гребней. Глава общины выдал за него свою дочь, а он над столом и над кроватью подвесил орудия своего ремесла. Глава общины просил его их снять, но тот не соглашался. Как-то раз в гостях у этого богача был ученый муж, знаток Торы, как раз вскоре после того, как у богача родился сын, и богач просил мудреца принять участие в торжественной трапезе в честь обрезания мальчика. Глава общины попросил мудреца посоветовать зятю снять со стены орудия своего ремесла. Но богач сказал: «Я хочу, чтобы орудия ремесла всегда были предо мной, так что я всегда буду помнить о милости, оказанной мне Господом. Тогда я буду и впредь прославлять и благодарить Господа за все Его благодеяния и за то, что Он ниспослал мне богатство, и так не возгордится сердце мое». Сказал ему мудрец: «Благословен ты, что повесил в доме орудия своего ремесла себе в знак и напоминание!»

Обратим внимание, что и в этой истории богач оказывается примером добродетели. Таким образом еще раз подтверждается, сколь неверно распространенное представление об авторе Книги хасидов как о мыслителе, однозначно осуждающем обладание материальными благами. Более справедливым будет сказать, что в Книге хасидов богатство дает человеку возможность вести праведный образ жизни, и в особенности творить знаки в назидание себе и другим так, как он не мог бы этого делать, будучи нищим.

31. Сила веры. §1130.
Одна девственница не надевала украшений. Ей говорили: «Кто возьмет тебя в жены? Ты не украшаешь себя, так никто не захочет на тебе жениться». Она отвечала: «Браки устраиваются Всевышним». И случилось так, что она вышла замуж за ученого, мудрого и праведного человека.

32. История о любви. §1131.
Один еврей захотел жениться на женщине, которую любил и которая любила его. Он послал сватов к ее родителям, но те ответили: «Наша дочь не согласна». А она тайком сообщила ему: «Я хочу выйти за тебя замуж, но родители пытаются сосватать меня за другого. Ты только подожди, он не возьмет меня в жены, и тогда они согласятся выдать меня за тебя. А ты тем временем займись делом, что бы мы могли раздобыть себе на пропитание».
Он не захотел ждать и женился на другой, которая тоже хотела выйти за него замуж. Потом она умерла, и он очень полюбил еще одну женщину, которую звали так же, как ту, на которой он думал жениться в самом начале.
Но она не захотела ждать и, хотя и сама любила его, вышла замуж за другого, а он не успел жениться на ней. Поразился этот человек: «Как это вышло: ее имя, как имя первой, обеих я любил, и обе любили меня, но ни на одной из них мне не удалось жениться?» Поразмыслив, он сказал: «Это из-за того, что я причинил горе первой. Ведь мы любили друг друга, но я не захотел ждать. Поэтому Небеса отплатили мне той же монетой».

pic%209-8.2.jpg

Иллюстрация 9.

Ремесленники в мастерской – «Я хочу, чтобы орудия ремесла всегда были предо мной, так что я всегда буду помнить о милости, оказанной мне Господом» (§930).

В §1031 можно усмотреть намек на важность имени: браки устраиваются на Небесах не только ввиду определенных духовных качеств и взаимного соответствия мужчины и женщины, но и в зависимости от их имен. Мужчине суждено жениться – или упустить возможность жениться – на женщине, носящей определенное имя, если не на одной, так на другой. Герой приведенной истории поражается, что его женитьба срывается дважды, и оба раза речь идет о женщинах с одним и тем же именем. С почти арифметической точностью он вычисляет, что второй из этих двух случаев должен заставить его перенести то же горе, как то, которое он сам заставил испытать свою первую возлюбленную.

Автор Книги хасидов сам провозглашает о могущественной силе любви мужчины и женщины друг к другу. Это достаточно часто озвучивается в книге. В этой связи он постоянно обращается к вопросу о несовпадении любви, зарождающейся в сердце из-за предопределения свыше, и вожделения, навеянного колдовством или чисто физической страстью. Среди прочего, он высказывает предположение, что даже если истинным возлюбленным не удастся соединиться, эту связь осуществят друг с другом их потомки. Об этом рассказывается в §1036.

pic10-8.2.jpg

Иллюстрация 10

«Возбудить любовь между мужем и женой» - амулет с именами ангелов, которые пробуждают любовь в сердцах мужа и жены, а также способствуют возникновению дружеских отношений между людьми. Книга Разиэля, первое печатное издание, Амстердам, 1701, 44б.

33. Любовь мужчины к женщине. §1136.
Некто был влюблен в женщину, с которой не был знаком. Неведома была ему причина этой любви. Он поражался, будучи не в силах понять, как и почему так получилось. Он думал, что это ему наказание за грех, но не мог найти, за какой. Тогда он решил, что когда его дети подрастут, Всевышний ниспошлет им тех, кого они полюбят. Так оно и было. Вот как он молился: «Владыка мира, открыто и известно перед престолом Твоего величия, что сердце мое любит такую-то женщину, и нет в моей страсти греха, ибо я ее не знаю. Если Ты так рассудил, чтобы я полюбил ее, да будешь Ты благословен, а я вынесу все, лишь бы это было угодно Тебе. Если же я был околдован, Владыка мира, избавь меня от этой страсти. Да будет воля Твоя, чтобы я не возжелал смерти другому из-за любви к ней». А еще он говорил: «Владыка мира! Как же я могу жениться на другой; ведь любовь к этой женщине может заставить меня возненавидеть жену и строить против нее козни!»
Случается, что мужчина и женщина любят друг друга, следуя небесному предопределению, хотя он и не женится на ней. Это может быть так для того, чтобы были ему ненавистны другие женщины, которые ему не суждены, а ей – другие мужчины, которые ей не суждены. А тому, кто околдован, никак нельзя помочь. Он словно человек, покинувший свой город, переехавший в другое место и там женившийся. Иногда браком соединяются потомки любящих друг друга людей.

❒ Вопрос 27
Как описывается любовь в Книге хасидов? Чем представление о любви в Книге хасидов отличается от того, как любовь описана в Талмуде и мидрашах? ❑

34. Посмертное чудо. §1356. История об одном мудреце по имени рабби Йицхак Хасид, который никогда не входил в дома чуждого служения. Когда он умер, его тело повезли на кладбище, а на воротах города, через которые надо было выехать, был знак чуждого служения. Лошади понесли и возничий не смог их удержать, и так они вывезли повозку из города через пролом, который образовался в стене незадолго до смерти этого мудреца. А когда лошади выбрались изо рвов, окружавших город, лошади снова пошли прямой дорогой. При жизни рабби Йицхак прилагал все усилия, чтобы не входить в дом чуждого служения, поэтому Господь сотворил ради него чудо, и незадолго до его смерти в стенах города образовалась брешь в том самом месте, где было нужно, чтобы лошади смогли вывезти его тело через пролом.

Книга хасидов содержит обширный трактат о том, как избежать всякого контакта с предметами христианского культа. Нравоучительная история, приведенная нами выше, призвана показать, что тот, кто всегда придерживается этих правил, удостаивается награды. Отличительная особенность повествования о посмертном чуде в том, что здесь указано имя героя, к которому добавляется еще и определение «хасид». В более поздние времена эта история превратилась в легенду о самом рабби ЙеудеСм. ниже, параграф 8.4..

35. Клад и колдовство. §1456.
Знай, что велико наказание занимающихся колдовством и вызывающих бесов. Всякий, кто впадет в этот грех, не уйдет от расплаты. Вот что произошло с одним человеком, которого ненавидела мать. Он не был подле нее во время ее кончины, и так и не узнал от нее, где спрятано ее богатство.
Этот человек пришел к колдунье и попросил открыть ему место, где спрятаны деньги его матери. Колдунья взяла нож и ночью сделала свое дело, а потом пошла спать. Во сне явился ей бес, а из груди его торчит нож. А сын беса привел мать того человека [что обратился к колдунье]. Сказал сын беса колдунье: «Ты зачем пронзила ножом сердце моему отцу?» Та отвечала: «Потому что есть тут один, что просил меня узнать, где спрятаны деньги его матери». Сказал бес матери: «Ты видишь, нож торчит у меня в сердце, и там и останется, пока ты не скажешь, где деньги». Сказала она бесу: «Когда я была жива, ты правил тем местом, на котором стоял мой дом, но теперь я мертва, и у тебя нет надо мной никакой власти. Не скажу, где спрятаны деньги. Если бы я захотела, я бы сказала об этом пока еще была жива. Но я не желаю об этом говорить, а после моей смерти ты не вправе мне приказывать».
Она сказала то же самое и на следующую ночь, также и на третью ночь. Бес стал ее умолять: «Я не могу больше выносить этой муки, в сердце мое воткнут нож». Сказала она: «Хоть я и не обязана, и не хочу говорить, где деньги, я это сделаю, избавлю тебя от страданий: они надежно спрятаны внутри сундука».
Сын принялся искать в сундуках. Через несколько дней мать сказала ему во сне: «Сколько страданий ты причинил мне, заставляя прийти и открыть, где находятся деньги! Да обрушится столько же несчастий на твою голову за то, что ты вынудил меня открыть тайну». Прошло время, и он обнаружил деньги, спрятанные между стенками сундука, как она и сказала: «спрятаны внутри сундука».

Слово «колдунья» в этом рассказе подразумевает способность подчинять своей воле бесов. В данном случае женщина вонзает нож в сердце беса. Колдунья не может сама узнать, где находится клад, но она может заставить беса прийти ей на помощь. Бесы наделены человеческими чертами; выделяется описание сына раненого беса, который вступается за своего отца. В соответствии с демонологическими представлениями автора книги, бесы властвуют над землями, но не над людьми. Женщина, живущая на землях беса, оказывается у него в подчинении. В конце приведенного нами параграфа содержатся строгие предостережения против колдовства, основанные на библейских текстах. Вместе с тем в самом рассказе, в отличие от большинства нравоучительных историй в Книге хасидов, нет упоминаний о наказании, постигшем сына за его предосудительный поступок, которое могло бы удержать читателей от практики колдовства; текст заканчивается долгожданным обнаружением клада.

На иврите основная часть этого повествования создает несколько искусственное впечатление, что дает основание предположить, что изначально он был написан на другом языке. Обратим внимание на двусмысленность в определении места клада: деньги спрятаны «внутри сундука», однако под этим подразумевается тайник внутри сундука. Умершая мать не могла солгать, но нашла способ сказать правду так, чтобы ввести сына в заблуждение.

❒ Вопрос 28
В рассказе 35 укажите на те черты бесов, которые кажутся человеческими, и на приписываемые бесам сверхъестественные характеристики. ❑

36. Губительницы. §1465.
Некоторых женщин называют «штреями». Они были сотворены в сумерки [Шестого дня творения], и поэтому умеют изменять свой облик. Как-то раз штрея тяжело заболела. Ночью с ней остались две женщины: одна спала, а другая бодрствовала. Вдруг больная встала, начала распускать на себе волосы, попыталась взлететь и набросилась на спящую, чтобы высосать ее кровь. Но бодрствовавшая женщина закричала и разбудила спавшую. Вдвоем они одолели штрею, а потом та снова заснула.
Убей штрея другую женщину, она сама осталась бы в живых; раз ей не удалось причинить той вреда, она сама умерла. Ибо ее кровь нуждалась в свежей крови от живой плоти. Таков и «вервольф». «Мара» и «штрея» могут летать только когда они распускают волосы, поэтому на них налагают заклятие, чтобы они не распускали волос и не могли скрыться. Эти существа умирают от удара или когда их увидят, спасти их может только хлеб и соль того, кто их ударил. А также если их жертва отведает их хлеба с солью – душа ее вернется в тело.

37. Заподозренная штрея. §1266.
Одну женщину заподозрили в том, что она штрея. Она принимала обличье кошки и людям вредила. Один еврей ударил ее. На следующий день попросила она у него хлеба с солью. Он хотел было дать, но один старец сказал ему: «”Не будь слишком праведен” (Еккл 7:16). Не следует проявлять милосердие тогда, когда это может повредить другим. Если она останется в живых, то люди пострадают. И поскольку Всевышний устроил так, что она встретилась на твоем пути, не бери пример с царя Саула, пощадившего Амалека (Агага), – Господь наказал его за то, что тот остался в живых».

❒ Вопрос 29
Как трактуются слова «не будь слишком праведен» в рассказе 37? ❑

38. Хлеб да соль. § 1467.
Одна штрея давала своим жертвам хлеб с солью. Таких надо щадить. Если ведущий службу в синагоге произносит молитву об исцелении больной, причиняющей людям вред, остальные молящиеся не должны отвечать вслед за его словами «аминь».

В Книге хасидов представлены три демонические образа: «штрея» – ведьма, колдунья; «вервольф» – оборотень, превращающийся в волка; и «мара» – колдунья, которая душит спящих. От этого же корня происходит английское night­mare – кошмарный сон, навеянный злой колдуньей.

В этих историях отражается влияние, оказываемое на духовный мир германских хасидов народными верованиями, характерными для их христианского окружения. Женщины-людоедки и вампиры вписаны автором в порядок мирозданья. Им отведена своя доля во вселенной, они не являются порождением дьявола или какой-либо другой потусторонней силы. Более того, в этих историях ставится вопрос о том, дозволено ли их спасать, и даже приводится пример «праведной штреи» – женщины, спасающей своих жертв. На вопрос о том, нужно ли щадить злую колдунью, автор дает отрицательный ответ: ее спасение приведет к новым жертвам. Вместе с тем можно сказать, что автор относится к таким колдуньям как к больным; ему не чужда жалость к ним, однако первоочередным соображением для него является забота о безопасности их потенциальных жертв.

39. Египетские колдуны. § 1515.
Один богач приехал в Египет. Хозяин дома, где он остановился, предостерег его не ходить в те места, где живут колдуны. Но он ослушался его совета и пошел туда, взяв с собой кошелек, набитый деньгами. Колдуны быстро заморочили ему голову: ему казалось, что он вельможа, женился на принцессе и породил множество детей. И вот, казалось ему, прошли долгие годы, он состарился и настал час его кончины. Тогда он стал делить имущество между детьми, говоря: «Эти земли достанутся тебе, а эти – тебе». И сказал ему один из колдунов: «Я твой младший сын. Всем ты что-то оставил, а мне дай этот кошелек!»
Товарищи этого странника ждали его, но он все не возвращался. Тогда они вместе с хозяином дома отправились на поиски и пришли как раз когда он отдавал последние распоряжения окружающим его людям, думая, что они его сыновья, и кошелек был у них. Хозяин дома попросил их вернуть его в чувство и отдать ему немного денег. Так они и поступили, и он пришел в себя.

❒ Вопрос 30
Охарактеризуйте концепцию времени, проявляющуюся в рассказе 39. ❑

40. Проданный сон. § 1523.
Сон следует за своим истолкованием, как то доказывается происшедшим с Гидоном, который услышал, как один человек объяснил значение сна другогоСм. Суд 7. Прим. пер. . А вот что еще случилось. Как-то раз один гой пребывал в печали. Сказал ему его друг: «Почему ты столь мрачен?» Ответил тот: «Мне снилось, что я еду верхом на красном коне. Я сидел, а конь следовал за нечистым животным». Сказал ему друг: «Этот сон к смерти, сидевшему на коне лежать на смертном одре!» Сказал ему толкователь снов: «Угости меня вином, и я куплю у тебя этот сон!» Сновидец ответил: «Я тебя угощаю, и да будет мой сон тебе продан». Толкователь снов согласился, получил у него вино, а на следующий день умер.
Один человек был тяжело болен, а другой сказал, насмехаясь над ним: «Дай мне столько-то денег, и я куплю твою болезнь». Больной ответил: «Хорошо, я заплачу тебе». Он сразу же встал на ноги, а другой заболел и умер.

В §1523 приведены две истории, содержащиеся и в эзотерических сочинениях рабби Йеуды ХасидаСм. ниже гл. 3 в этой части курса.. В них наглядно представлено могущество речи. Оказывается, значение снов не предопределено окончательно заранее, оно определяется их толкованием. Более того, сон или болезнь можно продать: слова, произносимые участниками такой сделки, изменяют их участь, определяют, с кем именно сбудется то, что предвещает сон, кому предстоит тяжело заболеть.

41. Погребение мучеников. § 1530.
В одном месте много евреев погибло ради освящения Имени Божьего. А несколько человек, которые остались в живых, были вынуждены креститься. Ночью убитых сложили на повозки и повезли на кладбище, далеко за город. Тело одной женщины выпало из повозки, но этого никто не заметил. Вырыли большие широкие ямы и в них похоронили павших, отделяя их досками друг от друга.
Одному человеку во сне явилась эта выпавшая из повозки убиенная. Она укоряла его, говоря: «Разве я не погибла ради освящения Имени Божьего [почему же меня не похоронили]?» Он попытался разузнать про нее и дал обет заплатить деньги тому, кто ее найдет. К нему пришел пастух и привел его к тому месту, где она выпала из повозки, и ее похоронили вместе с погибшими. Ночью она снова явилась ему и сказала: «За то, что ты не пожалел на меня денег, но нашел меня и похоронил вместе с погибшими ради освящения Имени Божьего, я открою тебе, что в таком-то месте я спрятала золото, пятнадцать монет». Он пошел туда, и нашел там золото, как она и сказала.
Двое решили убить друг друга [ради освящения Имени Божьего, и так избежать насильственного крещения], но оба они были только ранены, а гои решили, что они умерли [и оставили их в покое]. Но они выжили и умерли лишь много лет спустя. Один человек увидел во сне, как погибшие ради освящения Имени Божьего говорят этим двоим: «Да не пребудете вы вместе с нами, ибо вы не погибли ради освящения Имени Божьего, как погибли мы.» А эти двое указали на шрамы на своих шеях, но те отвечали: «Неважно, ведь вы остались в живых». Пришел один старец и сказал: «Раз вы нанесли себе раны, пытаясь убить друг друга, и поскольку вы не крестились, вы достойны пребывать с этими погибшими ради освящения Имени», и ввел их [для погребения вместе] с погибшими ради освящения Имени Божьего

42. Нож мучеников. § 1532.
Вот нож, найденный в могиле, в которой были похоронены погибшие ради освящения Имени Божьего. Спустя многие годы в том месте копали и нашли нож. Хотели его унести, но молвил мудрец: «Оставьте его в том месте, где вы его нашли. Не используйте его для работы и не извлекайте с его помощью никакой выгоды».

В двух этих рассказах (41 и 42) мы сталкиваемся с жертвами религиозных гонений. Большинство евреев, оказавшись перед выбором, предпочли крещению смерть ради освящения Имени, некоторые, не выдержав испытания, крестились, двое пытались убить друг друга, но все-таки остались в живых (избежав при этом обращения в христианство), другие преуспели в этой попытке и были похоронены в общей могиле, а рядом с ними положили нож, которым они убили друг друга. Отметим, что отношение автора к евреям, которые под угрозой смерти принимают христианство, не является всецело отрицательным; можно предположить, что именно они и занимались захоронением тел мучеников в рассказе 41 Однако это далеко не единственное возможное объяснение рассказа 41..Для обсуждаемой эпохи вполне характерно положение о том, что те, кто пытался убить друг друга, чтобы избежать крещения, но остались в живых, являются мучениками за веру. Автор Книги хасидов полагает, что мученики за веру достигли высшей ступени святости; их общества в будущем мире удостоится лишь тот, чьи заслуги неоспоримы. В двух последних случаях речь идет о разновидности самоубийства: евреи решились сами лишить друг друга жизни, чтобы не попасть в руки крестоносцев. Утверждается, что нож, являвшийся их оружием, обладает особой святостью, и его нельзя использовать в быту.

❒ Вопрос 31
Что можно сказать о соотношении намерения и поступка, в свете рассказа о людях, пытавшихся убить друг друга, но оставшихся в живых (рассказ 41)?  ❑

43. Одеяние Иисуса. §1809.
Как-то раз один гой принес платье, и стал про него рассказывать, что оно принадлежало христианскому Йешу. Он сказал: «Если вы мне не верите, посмотрите, что я сейчас сделаю». Он бросил платье в печь, но оно не сгорело. Тогда бритые (монахи) и священники сказали евреям: «Признайте святость этого платья!» Молвил мудрец: «Дайте мне его, я посмотрю, что с ним такое». Он взял крепкий уксус и мыло, и у них на глазах выстирал это одеяние и сказал: «Попробуйте теперь бросить его в огонь». Они так и сделали, и оно сгорело. Спросили у мудреца: «Зачем ты решил его выстирать?» Он ответил: «Оно было пропитано саламандровым жиром, который надо было отмыть».

Неевреи готовы поверить в любое чудо, связанное с Иисусом, чтобы доказать превосходство христианства над иудаизмом. Приведенный рассказ является образцом популярного рассказа о диспуте, в котором две веры оспаривают пальму первенства одна у другой.

Подведем итоги. Рассказы Книги хасидов посвящены широкому спектру тем, занимавших евреев 12 – 13 столетий, начиная с вопросов о колдовстве, бесах, связи с миром мертвых, и вплоть до религиозных и этических проблем, относящихся как к сфере межчеловеческих отношений (любовь, имущественные отношения, контакты с неевреями), так и к области отношений человека с Богом (мученичество, освящение Имени Божьего). В этих коротких рассказах с анонимными персонажами выражена любовь их автора – рабби Йеуды Хасида – к повествовательному жанру.

1 Примечание Вистинецкого: «Параллель с Иром и Онаном основана на замечании в Талмуде (Сота 13б): “Тот, кто начинает исполнение заповеди, но не заканчивает, хоронит жену и детей. Откуда это известно? Из случившегося с Йеудой”.» См. Быт 38.