Часть 8. Легенды и предания германского хасидизма

8.4. Произведения жанра восхвалений, посвященные германским хасидам

Посвященные германским хасидам истории жанра восхвалений (агиографические) начинали складываться вскоре после смерти их героев, и передавались устно. Первое дошедшее до нас агиографическое произведение, в центре которого стоит выдающийся деятель германского хасидизма — это рассказ о чудесном сокращении пути рабби Эльазара из Вормса (1167 – 1230). Эта история (приводимая нами ниже под номером 86) была составлена в первой половине 13 века, то есть, непосредственно после смерти рабби Эльазара.

Некоторые из произведений жанра восхвалений являются переложением рассказов, входящих в труды германских хасидов, в первую очередь, в их эзотерические сочинения. Герои изначальных версий этих повествований, принадлежавших перу германских хасидов, анонимны, однако в позднейших обработках авторы текстов превращаются в их героев; отличительными чертами этих героев являются сверхъестественные способности и эзотерические познания. К примеру, герои жанра восхвалений творят чудеса; они могут создать голема, умеют предсказывать будущее, вести переговоры с бесами и духами, спасают евреев от преследований их гонителей.

Процесс составления сборников рассказов жанра восхвалений, героями которых являются германские хасиды, начался в 15 веке и достиг своего апогея в 16 веке. Некоторые из этих рассказов были переведены на идиш, в результате чего они стали широко известны и пользовались значительной популярностью.

8.4.1. Манускрипт 8°3182 Национальной и Университетской Библиотеки в Иерусалиме

Приводимая ниже подборка рассказов печатается по материалу, содержащемуся в Манускрипте 8°3182 Национальной и Университетской Библиотеки в Иерусалиме, упомянутом нами выше (см. 8.1.3.). Этот манускрипт обсуждается также в статье «Манускрипт 8°3182 Национальной и Университетской Библиотеки в Иерусалиме и “Повесть о жителе Иерусалима”» (см. приложение 2 к этой части нашего курса).

73. Рабби Шмуэль Хасид и лев. Параграф 21.
Вот что случилось с учителем нашим премудрым Шмуэлем, хасидом и пророком. Плыл он на корабле и услышал львиный рык. Он сказал моряку: «Живо подведи корабль к берегу». Вышел учитель наш Шмуэль, да будет благословенна его память, на берег и пошел туда, откуда раздавался рык льва. Он увидел зверя, называемого пантерой. А хотя лев и есть царь зверей, он боялся той пантеры, потому, что она ядовита и если рассердится, изрыгает пламя. И учитель наш Шмуэль Хасид спас льва.
А после того, как наш учитель Шмуэль, да будет благословенна его память, спас льва, тот пошел за ним, постоянно склоняясь перед ним и опускаясь на передние лапы, так что учитель наш Шмуэль, да будет благословенна его память, сел на него и поехал на нем верхом. Лев привез учителя нашего Шмуэля, да будет благословенна его память, на корабль. Тот взошел на борт, и корабль поплыл, а лев все стоял на берегу, пока не скрылся из виду, словно человек, который провожает взглядом удаляющегося друга, не спуская с него глаз, пока еще может его разглядеть.

74. Пост и спасение от преследований. Параграф 22.

Вот что было с нашим учителем Шмуэлем Хасидом, который был столь беден, что даже хлеба у него не было вдосталь. Однажды он сказал жене: «Я знаю, что над евреями Шпейры нависла опасность. Будем поститься три дня и три ночи, не возьмем в рот ни хлеба, ни воды, и будем молить Господа нашего о спасении. Быть может, мы преуспеем, и Господь внемлет нашим молитвам. Но никому не говори об этом».
Так они и сделали, и постились три дня и три ночи. А на третью ночь молвил наш учитель Шмуэль своей супруге: «Возрадуйся великой радостью, я знаю достоверно, что благодаря нашим мольбам опасность миновала.» Он зарезал курицу, а жена принялась ее жарить, и тут в дом вошел один из учеников учителя нашего Шмуэля Хасида. Он не смог удержаться и спросил: «Что это? Все думают, что у вас нет и куска хлеба, а сегодня не день новолуния и не суббота». Ответил его учитель: «Если бы я открыл тебе, что совершил, все бы смеялись и потешались надо мной. Лучше я помолчу». Но ученик стал просить его открыть тайну, а когда тот объяснил, что случилось, ученик просил у него прощения.

75. Разверзшиеся небеса. Параграф 23.
Вот что было с учителем нашим Шмуэлем Хасидом, когда он был в пути с двумя спутниками. Он возвел очи и ему показалось, что небеса разверзлись. Сказал учитель наш Шмуэль своим спутникам: «Просите Господа обо всем, что вам вздумается, я вижу, что разверзлись небеса. Но каждый да ограничится одной просьбой, и исполнит ее Господь». Один попросил сыновей, другой – богатство, а учитель наш Шмуэль попросил, чтобы было у него потомство, подобное ему. Когда он вернулся, его жена омылась в микве. Она зачала, и у нее родился учитель наш Авраам. А потом родился учитель наш Йеуда Хасид.

Последняя история описывает рождение двух сыновей рабби Шмуэля Хасида: рабби Йеуды Хасида и его брата Авраама. Здесь мы сталкиваемся с одним из ведущих мотивов литературы жанра восхвалений: чудо, связанное с рождением праведника или святого. Рабби Йеуда Хасид и его брат рождаются после того, как их отец, увидев, что «небеса разверзлись» – то есть, что настал миг, когда Господь исполнит любую просьбу – просил о детях – праведниках и знатоках Торы. Здесь подчеркиваются достоинства рабби Шмуэля Хасида, который, невзирая на крайнюю бедность, молится не о богатстве, но о достойных сыновьях.

76. Состязание в колдовстве. Параграф 24.
Однажды к учителю нашему Шмуэлю пришли трое бритых (христианских священников) из дальних стран, которые умели пользоваться нечистыми именами (колдовать). Сказали они учителю нашему Шмуэлю: «Мы наслышаны о твоей великой мудрости, ты прославлен во всем мире. Покажи нам, на что ты способен, и мы также сотворим тебе чудо».
А у учителя нашего Йаакова была книга, которую учитель наш Шмуэль давно жаждал увидеть. И он сказал бритым: «Если вы сумеете, то закляните беса, чтобы он отнес мое письмо учителю нашему Йаакову, и да будет его путь быстрым, и пусть принесет мне книгу. Тогда я признаю, что вам ведомо многое из этих материй». Отвечали бритые учителю нашему Шмуэлю: «Мы не то еще можем сделать для твоей чести! Пойдем с нами в поле, в такое место, где мы будем одни и нам никто не встретится. Ты увидишь, что один из нас начертит круг, а другой заклянет своего товарища, так что душа его покинет тело, возьмет у тебя письмо, передаст его кому ни пожелаешь и принесет тебе книгу, которую ты так жаждешь увидеть. А тело не сдвинется с места до третьего дня – тогда душа войдет в него, и человек возвратится к жизни».
Учитель наш Шмуэль согласился и пошел с ними. Там они совершили все это, и вернулись в город. А на третий день бритые сказали учителю нашему Шмуэлю: «Когда настанет полдень, ступай с нами в то место, где лежит тело нашего товарища. Ты увидишь, как возвращается в него душа». Учитель наш Шмуэль согласился и пошел с ними. Когда он увидел, что душа собирается войти в тело, он не дал ей это сделать, так что душа вновь и вновь огибала тело и кричала, но не могла в него войти. Увидев, что труп не возвращается к жизни, бритые принялись стенать изо всех сил и горько плакать. Сказал им учитель наш Шмуэль: «Если вы признаете, что я могущественнее вас, я сделаю так, чтобы душа вошла в тело». Они согласились, и учитель наш Шмуэль заклял душу, чтобы она немедленно вернулась в тело. Она дала ему книгу учителя нашего Йаакова и бритые признали его превосходство над собой.

77.Рабби Шмуэль – тайный мудрец. Параграф 25.
Вот что было с нашим учителем Йааковом из Рима, который издавна жаждал увидеть учителя нашего Шмуэля. Учитель наш Шмуэль был в изгнании 7, а некоторые говорят, 9 лет, и как-то раз он пришел в место, где жил учитель наш Йааков. Он спросил, где живет раввин, и, когда ему указали на дом учителя нашего Йаакова, пошел к нему и остановился у него, но за все время пребывания там не показывал своих знаний в Торе.
Учитель наш Йааков спросил у учителя нашего Шмуэля, как его имя. Тот ответил: «Шмуэль бар Ацминер», а так звали одного легкомысленного (пренебрегающего соблюдением заповедей) и буйного человека, жившего в то время. С того момента учитель наш Йааков больше не был с ним приветлив, а на следующий день, когда учитель наш Шмуэль покинул его дом, один из учеников учителя нашего Йаакова сказал ему: «Учитель мой и господин! Не спросил ли ты вчера у гостя, как его имя, и не ответил ли тебе гость, что он Шмуэль, мастер играть в карты. Я думаю, что это был учитель наш Шмуэль Хасид». Спросил учитель наш Йааков: «Почему же он все время молчал и ни о чем не говорил со мной?» Ответил ему ученик: «Он ни о чем не говорил с тобой по причине чрезмерного его смирения». Сказал рабби Йааков: «Я сам поеду за ним и верну его, если это он. Но если ты солгал – я подвергну тебя отлучению!» Ответил ученик: «Я уверен, что это был учитель наш Шмуэль Хасид».
Учитель наш Йааков в сопровождении некоторых из своих учеников поехал за учителем нашим Шмуэлем и, догнав его, сказал: «Вернись ко мне в дом и прости меня за то, что я не принял тебя, как подобает. Не отказывайся, я доподлинно знаю, что ты учитель наш Шмуэль Хасид, так мне было сказано. Итак, пойдем со мной». Так уговаривал его учитель наш Йааков, пока тот не согласился поехать с ним. Он оставался у него в гостях в течение двух недель. И сразу же после того, как учитель наш Йааков заканчивал разъяснение закона ученикам, он уединялся в комнате с учителем нашим Шмуэлем. А по истечении 14 дней они расстались.

78. Голем рабби Шмуэля. Параграф 26.
Один раз наш учитель Шмуэль Хасид сотворил человека, и написал ему на лбу слово «истина». Но он не мог говорить, так как речь – это дар Вечноживого. И все те годы, что учитель наш Шмуэль пребывал в изгнании, его сопровождал и ему прислуживал, словно раб, сотворенный им человек.
Как-то раз он был в пути вместе с другими евреями. Следуя извилистой, незнакомой им тропе, они заблудились в лесу. К вечеру, когда начало темнеть, учитель наш Шмуэль Хасид увидел вдалеке, на том расстоянии, на которое он только мог видеть, дом. Он сказал об этом своим спутникам, но велел им не входить туда вместе с ним, а ждать, пока он сам их не позовет. Они остались снаружи, а он вошел в дом и увидел, что в печи горит огонь, а на огне стоит горшок с похлебкой. Но никого в доме не было. Он был пуст, только на огне стоял горшок.
Вышел этот благочестивый человек из дома, чтобы рассказать своим спутникам о том, что видел. А навстречу ему старец с длинной бородой. Учитель наш Шмуэль приветствовал его, и тот отвечал ему тем же. Сказал ему старец: «Переночуй в моем доме сегодня». Спросил учитель наш Шмуэль: «А что же будет с моими спутниками, которые ожидают там в лесу?» Ответил ему старец: «Эти люди заслуживают того, чтобы их растерзали псы и дикие звери, они извратили пути свои. На этот раз их защитят твои заслуги, но берегись! Более не отправляйся с ними в путь, чтобы не было и с тебя взыскано за их грехи».
Учитель наш Шмуэль провел ночь в этом доме. Старец открыл ему, что он – пророк Иеремия, и что он странствует по пустынным местам. В ту ночь показал пророк учителю нашему Шмуэлю многие книги плачей. Наутро, как только рассвело, учитель наш Шмуэль позвал своих спутников, пророк Иеремия указал им дорогу. Им показалось, что они прошли только миль«Миль» – старинная мера длины, равная 2000 шагов (примерно 1470 м.). Прим. пер., а безлюдные места уже кончились – такой короткой показалась им дорога! И пошли они своим путем.

В истории про голема проявляется особая концепция языка, в соответствии с которой речь – дар Божий. Даже человек, наделенный сверхъестественными способностями, которому под силу создать голема, не в состоянии наделить свое творение даром речи.

79. Епископ из Зальцбурга. Параграф 27.
Вот что было с зальцбургским епископом, который жил во времена рабби Йеуды Хасида. Был он великим злодеем – чтоб ему сгинуть в аду! – и творил много зла. Сказал он своим советникам и князьям: «Не могу я вынести, что среди евреев есть такой человек, как рабби Йеуда Хасид! Пойду и собственноручно убью его ненавистников! Евфемизм; имеется в виду, что епископ намеревается убить самого рабби Йеуду Хасида. Ведомо ему то, что наверху, и то, что внизу, он пророк, предсказывающий будущее, кто бы ему ни задал вопрос – как евреи, так и неевреи – непременно получит ответ. Ничто не сокрыто от него, и многие люди из разных народов считают его истинным святым. Ради меня – пойдемте со мной! Вы останетесь ждать меня, не въезжая в Регенсбург, а сам я с тремя своими людьми войду в город, отправлюсь к дому рабби Йеуды Хасида и поражу его. Так я возобладаю над ним». Но ответили ему советники и князья: «Не одолеть тебе его». И все же епископ не передумал, и не отказался от своего намерения. Он взял с собой 200 человек, чтобы они ждали его вне городских стен, чтобы прийти на помощь, если ему придется спасаться от погони. Когда они садились на коней, молвил рабби Йеуда Хасид своим ученикам: «Зальцбургский епископ собирается меня убить, и с ним 200 всадников, которые будут ждать его за городом на тот случай, если за ним будет погоня». А когда епископ и его люди приблизились к городу, молвил рабби Йеуда Хасид своим ученикам: «Епископ, который, как я говорил вам, хочет меня убить, подъезжает к городу. Как только он придет сюда и спросит, кто учитель, немедленно укажите на меня, чтобы он не причинил вам зла».
Войдя в дом учения рабби Йеуды Хасида, епископ закрыл за собой двери, обратил свой взор к ученикам и спросил, кто их учитель. Они указали на рабби Йеуду Хасида. Епископ приветствовал его, и он ответил ему тем же. Тут у епископа иссякли силы, и он не мог сдвинуться с места, ни туда, ни сюда. Принялся он разговаривать с рабби Йеудой Хасидом о разных вещах. Сказал епископ: «Я слышал, что ты великий чудотворец. Покажи мне что-нибудь, чтобы я мог удостовериться, каков ты на самом деле».
А из помещения, в котором рабби Йеуда Хасид занимался с учениками, в его комнату выходило окно. Сказал рабби Йеуда Хасид этому злодею: «Просунь голову в окно и загляни в мою комнату, тогда ты поймешь, каков я». Тот послушался и просунул голову в окно. Окно стало сужаться, и епископ не смог вытащить голову, а края окна давили ему на шею, так что он чуть не отдал Богу душу. Рабби Йеуда Хасид подошел и вытащил у него нож, который он, выходя из дома, спрятал под одеждой на бедре. Сказал ему рабби Йеуда Хасид: «Злодей! Если бы я хотел тебя убить, кто помешал бы мне это сделать? В чем мой грех, чем провинился я перед тобой, что ты возжаждал меня погубить?» Отвечал ему злодей: «Ты вправе поступить со мной, как сочтешь нужным. В любом случае я признаю, что правда на твоей стороне. Но как раб умоляет своего господина, так я прошу тебя освободить меня и позволить мне уйти отсюда с миром, а я отныне буду хорошо относиться к евреям, находящимся в моих землях».
Сказал ему рабби Йеуда Хасид: «Хлопни в ладоши в знак того, что ты клянешься не делать ничего плохого евреям, находящимся под твоей властью, и я позволю тебе уйти, ведь я доподлинно знаю, что ты причинил им немало зла». Епископ хлопнул в ладоши и поклялся, что поступит так, как сказал рабби Йеуда Хасид. Тогда он смог уйти. И спросили его вельможи, ожидавшие за пределами городских стен: «Исполнил ли ты, что задумал?» Ответил им епископ: «Нет, он подобен ангелу Господню, пред ним бессильна людская длань». Рассказал он им все, что случилось с ним, и они вернулись обратно. С той поры, как епископ ушел от рабби Йеуды Хасида, да будет благословенна его память, он перестал причинять евреям зло.

Последующие рассказы призваны продемонстрировать сверхъестественную прозорливость и проницательность рабби Йеуды Хасида – те его качества, которые германские хасиды называли «чудесным знанием». Из рассказов 80, 81 и 82 следует, что рабби Йеуда Хасид читает в сердцах людей и знает, как поступит тот или другой человек еще до того, как этот человек сам примет соответствующее решение. Обратите внимание не только на необыкновенные способности рабби Йеуды Хасида, но и на то, каким образом он их использует: в отличие от колдунов, обращающих все свои умения ко злу, рабби Йеуда Хасид с помощью своего «чудесного знания» спасает жизнь другим и помогает им.

80. Предсказание рабби Йеуды Хасида. Параграф 28.
Вот что было с одним герцогом, который жил в дни рабби Йеуды Хасида. Герцог этот не начинал ни одного дела, не выходил на войну и не выезжал из города даже на расстояние парсы, не посоветовавшись с рабби Йеудой Хасидом. Как-то раз король Филипп остановился в Регенсбурге. Он просил этого герцога помочь ему и отправиться с ним на войну. Ответил ему герцог: «Я хочу посоветоваться с одним евреем, живущим здесь. Ему ведомо будущее, и он скажет, суждена ли нам победа».
Он послал за рабби Йеудой Хасидом и просил: «Дай совет, отправляться ли мне на войну вместе с королем Филиппом. Выйду ли я победителем?» Ответил ему рабби Йеуда Хасид: «На сей раз не ходи на войну, если же пойдешь – погибнешь от рук врагов твоих». Герцог предстал перед королем и сказал ему: «Вот что сказал мне этот еврей. На сей раз я не покину города и не пойду с тобой». Ответил король герцогу: «Я все равно отправлюсь на войну против моих врагов. В отличие от тебя, я не верю предсказаниям еврея». А еще он добавил: «Пойди скажи своему еврею, которому ты так доверяешь, что если я с миром вернусь с войны, немедленно велю его казнить». Герцог пошел к рабби Йеуде Хасиду и сказал ему: «Король обещал, что погубит тебя если вернется с миром». Ответил рабби Йеуда Хасид герцогу: «Ступай, скажи королю, что если он отправится на войну в течение трех дней, пусть когда вернется поступит со мной так, как ему вздумается». Король отправился на войну, и он и все его солдаты пали в сражении, а у него было многочисленное войско. Сказали о том рабби Йеуде Хасиду, и он был рад его гибели.

81. Опасность вероотступничества. Параграф 29.
Вот что было с одним человеком, который привел своего сына к рабби Йеуде Хасиду. Сказал ему рабби Йеуда Хасид: «На сей раз пусть твой сын вернется вместе с тобой. В этом году я не стану его учить. Но если приведешь его ко мне через год, я возьму его в ученики и дам тебе хороший совет». Слова рабби Йеуды Хасида очень смутили этого человека, и он спросил: «Почему ты отказываешься учить его в этом году?» Ответил ему рабби Йеуда Хасид: «У меня есть на то причина». Но этот человек раз за разом повторял свой вопрос, и наконец рабби Йеуда Хасид сказал: «Я открою тебе, почему не хочу обучать твоего сына в этом году, только пусть это останется между нами. В один из дней этого года твой сын захочет извратить свои стези и отказаться от веры. Но если тебе удастся оградить его в этот день от беды, к нему не вернется более это желание. Сразу же по истечении того дня он пожалеет о своем дурном намерении, искупит свой грех и раскается от всего сердца». Отец сильно опечалился и просил у рабби Йеуды Хасида совета, как ему поступить. Сказал ему рабби Йеуда Хасид: «Сооруди в подвале каменную клеть, чтобы крики оттуда не доносились до улицы. А если у тебя нет подвала, сделай клеть в самом доме, в месте, наиболее отдаленном от улицы. Пусть в ней будет дверь, запирающаяся на замок. Найми учителя, чтобы занимался с твоим сыном у тебя в доме, в этой клети или в подвале. Остерегайся, чтобы твой сын не выходил из дома – ни в синагогу, ни в какое-либо другое место, пока не пройдет тот день. А как только он пройдет, не препятствуй ему быть там, где ему вздумается.
Отец построил каменную клеть у себя в подвале и нанял учителя, который занимался с мальчиком у него в доме. А когда настал день, о котором сказал рабби Йеуда Хасид, случилось вот что. Учитель хотел было разъяснить ему закон, но он сказал: «Я не умею учиться, да и не хочу», и добавил, что занятия его расстраивают. Спросил у него учитель: «Что случилось с тобой сегодня, чем этот день отличается от других?» А он ответил: «Ты уже научил меня слишком многому». Так они разговаривали, и он презрел все слова учителя. Наконец он объявил, что хочет перейти в другую веру. Учитель же, как только это услышал, запер дверь клети на замок. Тогда ученик принялся кричать и богохульствовать. Он отрекся от Основы основ, высмеивая веру и принимая на себя чуждое служение. А учитель поведал обо всем его родителям.
Отец и мать, братья и свояки, а также учитель мальчика открыли дверь и вошли к нему. Они хотели убедить его, но все их уговоры не помогали, и он кричал, призывая бритых осквернить (крестить) его. А еще он говорил, что если только сможет выйти из дома, сделает так, что погибнут все ненавидящие евреевЕвфемизм; имеются в виду сами евреи. Прим. пер., которые хотят погубить и извратить веру в Йешу (Иисуса). Видя, что все их уговоры и увещевания не помогают, они опутали ему руки и ноги толстыми веревками и оставили его связанным в этой клети весь день и всю ночь. Сами же вышли оттуда, закрыли за собой дверь и не входили к нему до следующего дня. А когда они вошли к нему наутро, мальчик принялся плакать. Он сказал, что раскаивается в своем грехе, просил своего отца и близких отвести его к рабби Йеуде Хасиду, чтобы он мог искупить свою вину. С того дня он спал без подушки и перины и строго относился к себе. Он учился у рабби Йеуды Хасида и стал главой йешивы в своем городе.

82. Рабби Йеуда Хасид предотвращает крещение. Параграф 30.
Однажды рабби Йеуда Хасид стоял высоко у окна, выходящего на людное место. За его спиной стояли ученики. Рабби Йеуда Хасид увидел вдали еврея, который быстро шел по улице, и сказал одному из учеников: «Скорее догони этого еврея и вступи с ним в перебранку, только не отпускай его, пока я или кто-то из твоих товарищей тебя не позовем. Но не спрашивай его, почему он так торопится».
Ученик побежал со всех ног, догоняя того еврея. Он окликнул его и сказал: «Подожди-ка меня». Но тот не замедлил хода. Тогда ученик рабби Йеуды побежал за ним и начал с ним перебранку. Он спросил: «Ты куда идешь?» Тот сказал: «Что тебе надо, зачем тебе знать, куда я иду?» Ученик рабби Йеуды ответил: «Я хочу знать, куда ты идешь». Так они спорили, пока дело не дошло до потасовки, которая продолжалась немалое время, так как ученик никак не давал тому еврею от себя избавиться.
Тем временем рабби Йеуда Хасид сказал еще одному ученику: «Ступай позови твоего товарища». Тот так и сделал. Оставшиеся ученики начали спрашивать рабби Йеуду Хасида, зачем он все это затеял. Сказал он: «Скоро вы все сами поймете». Когда ученики вернулись, вместе с ними пришел побитый еврей, и он предстал перед рабби Йеудой Хасидом, горько плача. Спросил его рабби Йеуда Хасид: «Ты почему плачешь?» Он хотел, чтобы все ученики поняли, почему он приказал с ним ссориться и ударять. Тот отвечал, что задумал перейти в другую веру и отречься от Творца. Но теперь, когда дурной час миновал, он отказывается от своего намерения и хочет искупить свой грех и покаяться. Сказали ученики: «Блажен наш учитель, который спас этого человека от великого преступления», и всячески восхваляли рабби Йеуду Хасида.

83. Выкрест и расцветший посох. Параграф 31.
Вот что было с одним выкрестом, который творил много зла. Не один еврей погиб по его вине за наши грехи. Однажды он предстал перед рабби Йеудой Хасидом и просил, чтобы тот указал ему путь к раскаянию. Выкрест открыл рабби Йеуде все свои грехи и преступления. А в руке у рабби Йеуды Хасида был посох. Он сказал тому выкресту: «Когда этот посох зацветет, тогда и будет тебе доступно раскаяние». Это означало, что раскаяние ему не поможет. Выкрест ушел и с тех пор стал делать еще больше зла. А рабби Йеуда Хасид перестал думать о нем и о том, что ему сказал.
Прошло много времени, и на посохе показались цветы. Удивился рабби Йеуда Хасид и вспомнил о том выкресте, который к нему приходил. Послал он ему письмо, чтобы тот приехал к нему. И когда выкрест предстал перед ним, рабби Йеуда Хасид сказал: «Помнишь ли ты, о чем мы говорили?» Тот ответил: «Да». Показал ему рабби Йеуда Хасид расцветший посох и направил его на путь к раскаянию. Сказал ему рабби Йеуда Хасид: «Великое чудо совершилось ради тебя. Скажи мне, действительно ли ты не выполнял ни одной заповеди и не делал евреям ничего хорошего за все то время, что был христианином?» Ответил тот, что не соблюдал заповедей и никогда не заступался за евреев, но причинил им много зла. Он помог им лишь однажды. Как-то раз в одном большом городе, в котором жило немало евреев, в том числе богобоязненных людей и праведников, оклеветали евреев и возвели на них мерзкий навет. Одного человека убили, а труп его подбросили на улицу, где жили евреи. И весь город ополчился на евреев и собрался их погубить. Сказали жители один другому: «Разрубим их топорами на куски. Но сначала пусть засвидетельствует тот выкрест, происходящий от них, что евреи используют кровь [неевреев в своих обрядах]. Тогда в других местах не будут рассказывать про нас дурное, и мы сможем вдоволь потешиться над ними». Они послали за тем выкрестом и спросили у него, известно ли ему, что евреи используют кровь в своих обрядах. Но он клялся, призывая в свидетели того, в кого верит их проклятая нечистая религия, что евреи никоим образом не используют кровь. Еще он рассказал им, как евреи моют и солят мясо, чтобы очистить его от крови. Так он предотвратил это несчастье. Сказал ему рабби Йеуда Хасид: «Если так, то ручаюсь, что, раскаявшись всем сердцем, ты сможешь попасть в рай».

pic13-8.4.jpg

Иллюстрация 13

Кровавый навет. Гравюра 15 века. В 1475 евреев Тренто обвинили в том, что они убили в ритуальных целях мальчика по имени Симеон. В Средневековье среди христиан было распространено поверье о том, что евреи замешивают мацу на крови христианских младенцев.

В рассказе о судьбе выкреста мы сталкиваемся с распространенным в Средневековье кровавым наветом. Христианин был убит (скорее всего, другим христианином), а труп подброшен на улицу, где жили евреи. Обнаружив тело, жители города обвиняют евреев в употреблении крови христиан в ритуальных целях. В нашей истории евреев спасает от гибели выкрест, который, основываясь на своем знании еврейской религии, может подтвердить, что евреи не только не используют крови в ритуальных целях, но и подвергают мясо особой обработке, чтобы в пищу их не попадала кровь животных.

84. Брак с бесом. Параграф 32.
Вот что было с одним прославленным и уважаемым правителем, знатным – он был отпрыском королевского рода – и очень богатым. У него была дочь, которую он хотел выдать замуж только за вельможу, равного ему по происхождению, богатству и наружности. Как-то раз пришел к нему бес, принявший облик знатного и красивого человека. Он привез с собой сокровища и самоцветы, которым не было цены. Бес явился к королю и сказал: «Я слышал, ты хочешь выдать свою дочь лишь за того, кто будет богат, уважаем и знатен, как ты». Отвечал король: «Да, это так». Бес показал ему, что у него было с собой, и сказал: «Я богаче тебя, кроме того, я знатен и уважаем, я король своей страны. Если ты согласишься выдать за меня свою дочь, я и тебя обогащу, и дочь твоя не останется ни с чем». Спросил у него правитель: «Кто ты, как твое имя и где твое королевство?» И убедил его бес, тот внял его словам и выдал за него свою дочь.
А потом бес сказал: «Я не могу более оставаться за пределами моего королевства, там нужно предотвратить беспорядки. Мне необходимо немедленно вернуться. Разреши своей дочери отправиться со мной». Бес нравился своему тестю, королю, так что тот согласился выполнить его желание. А при дворе того короля был шут, который умел играть на арфе и других инструментах. Спросил король шута: «А что ты дашь в подарок моей дочери?» Ответил шут: «Себя самого! Я не хочу расставаться с ней», и тот согласился. А еще дал он своей дочери рабов и рабынь. Отправились они в дорогу, и были в пути три дня. А на третий день вдали показался город, и сказал бес рабам и рабыням: «Возвращайтесь обратно. Вот мой город, и я не хочу, чтобы вы были с нами». Те не хотели вернуться, тогда он сказал им, что он бес. Сказали ему: «Дай нам знак», а он ответил: «Вот что будет вам знаком. Путь, который вы проделали со мной в три дня, займет у вас больше трех недель». И все разбежались и вернулись обратно, только шут-музыкант не захотел расставаться со своей госпожой.
А бес привел свою жену в город, где жили одни лишь бесы. И жила она с ним три года. Потом сказал ей бес: «Настало время тебе умереть. Пойдем со мной». Они прошли около парсы и дошли до входа в ад, там он передал ее демонам. А шут-музыкант шел вместе с ней до самых адских врат. Там он увидел одного знакомого, который, когда был жив, играл на скрипке. Сказал он: «Что ты тут делаешь?», так как думал, что тот еще жив. А знакомый ответил: «Смотри, не следуй за своей госпожой, она передана демонам. Если пойдешь за ней, весь сгоришь!» Спросил у него шут: «В чем твоя заслуга, что ты пребываешь здесь, а не в самом аду?» Тот отвечал: «Потому что я играл на свадьбах евреев и доставлял им радость. А уж самим евреям и вовсе нечего бояться ада!» Попросил его шут: «Укажи мне дорогу обратно и дай мне знак, чтобы поверили, что я был здесь». Другой указал ему путь обратно и сказал: «Прикоснись ко мне мизинцем и увидишь, какой знак я тебе дам». Шут прикоснулся к нему, и его палец обгорел так, что один сустав отвалился. Тогда он пошел прочь и вернулся обратно той дорогой, которую указал его товарищ.
Прибыв в знакомые места, шут принялся расспрашивать и узнавать о раввинах. Он хотел перейти в еврейство, но раввины не приняли его и посоветовали пойти к рабби Йеуде Хасиду. Когда он вступил в городские пределы, сказал рабби Йеуда Хасид своим ученикам: «Окажите мне милость, когда придет один человек и спросит про меня, примите его в нашу веру. Я не в силах отказать ему из-за адского пламени». Так они и поступили. Как только он перешел в еврейство, пылающее в нем адское пламя погасло.

85. Пророк Илия на обрезании младенца. Параграф 33.
В Регенсбурге было принято, что, когда младенца приносили в синагогу для обрезания, все поднимались на ноги и стояли. Как-то раз одного младенца внесли в синагогу, чтобы обрезать, и вся община встала, а рабби Йеуда Хасид остался сидеть на своем месте и не поднялся со скамейки. Спросили у него: «Учитель! Почему ты не встаешь?» А он сказал: «Потому что [пророк] Илия не сидит, как положено, на своем кресле, там, где должно произойти обрезание». А тем, кто были достойны, он показал, что Илия сидел у открытого окна синагоги. Спросили у него: «Почему он не сидит на своем кресле?» Ответил рабби Йеуда Хасид: «Потому что этот младенец, когда вырастет, отречется от веры».

В приведенной выше истории проявляются сверхъестественные способности рабби Йеуды Хасида. В отличие от других прихожан, он видит пророка Илию, согласно традиции всегда присутствующего на обрезании. Рабби Йеуда Хасид отмечает, что пророк Илия не восседает на отведенном ему традицией кресле; он заключает, что младенец, когда вырастет, станет вероотступником (обратите внимание и на красноречивый образ открытого окна синагоги, возле которого сидит Илия). Как и в других историях (см. например рассказы 81 и 82), непонятные для окружающих действия рабби Йеуды Хасида объясняются его чудесными познаниями. Его поведение вызывает общее изумление, однако в конце истории его тайные причины становятся доступны ученикам или членам общины.

86. Чудесное сокращение пути. Параграф 34.
Рабби Йеуда из Магенцы велел своему сыну рабби Элиэзеру не переправляться через Дунай, чтобы избежать беды. А учитель наш Элиэзер жаждал увидеть рабби Йеуду Хасида, который был его родственником, и остаться при нем. Он не внял словам отца, переправился через Дунай и предстал перед рабби Йеудой Хасидом. Тот приветствовал его, и рабби Элиэзер отвечал тем же. Сказал ему рабби Йеуда Хасид: «Мне не следовало бы приветствовать тебя, ты преступил запрет своего отца, моего двоюродного брата. Но я все равно приму тебя, как подобает». Рабби Элиэзер остался у него, он просил научить его разным тайнам и другим полезным вещам, но рабби Йеуда Хасид каждый день откладывал занятия с ним. Так прошло полгода, а рабби Элиэзер еще ничему не научился, и его это весьма огорчало.
Перед началом еврейской Пасхи спросил рабби Йеуда Хасид: «А не хочешь ли ты произносить пасхальную Агаду вместе со своим отцом?» Он ответил: «Сегодня канун Пасхи, а я живу в Магенце, как же я смогу вовремя попасть туда?» Сказал рабби Йеуда Хасид: «Скажи, хочешь ли ты этого. Ты не нарушишь святости праздника». Тот ответил: «Да». Тогда сказал ему рабби Йеуда Хасид: «Передай своему отцу одну из моих мацот», а рабби Элиэзер дивился его словам. Когда маца была готова, сказал рабби Йеуда Хасид: «Возьми мацу и передай ее». Взял рабби Элиэзер одну мацу, а рабби Йеуда Хасид пошел его провожать. И сказал ему рабби Элиэзер: «Меня очень расстраивает, что это время прошло зря». Ответил рабби Йеуда Хасид: «Сейчас увидишь, доступно ли тебе постижение тайн». И он стал выводить посохом на песке священные Имена, а учитель наш Элиэзер читал их, и ему открывались горние и дольние миры. Когда он кончил читать, рабби Йеуда Хасид стер написанное, и учитель наш Элиэзер забыл все, что узнал. Так повторилось еще и еще раз. Очень опечалился учитель наш Элиэзер и принялся умолять рабби Йеуду Хасида написать ему то же в четвертый раз. Тут учитель наш Элиэзер понял, что надо делать: он проглотил начертанное и постиг то, что наверху, и то, что внизу. Радостный, расстался он со своим учителем, который благословил его и смотрел ему вслед, пока он не скрылся из виду. Тогда рабби Йеуда Хасид вернулся в свой город, а учитель наш Элиэзер приехал в Магенцу. Когда все вошли в синагогу, отец приветствовал его и спросил, где он был. Тот показал ему мацу, которую привез от своего учителя, и сказал: «Вот маца, которую твой родственник просил передать тебе. Еще сегодня я был у него».

87. Начало мудрости рабби Йеуды Хасида. Параграф 35.
Рабби Йеуде Хасиду уже исполнилось 18 лет, а он еще ничему не научился. Он даже не читал ни утренней, ни вечерней молитвы, и был совершенным невеждой. А любил он стрелять из лука. Как-то раз, когда отец его, учитель наш Шмуэль, разъяснял закон своим ученикам, сам он носился по дому учения с луком и стрелами. Ученики рассердились и сказали учителю нашему Шмуэлю: «Ты, твой отец и все твои предки – великие мужи в Торе. Как же твой сын растет совершенно диким, так что разбой будет его ремеслом?» Ответил он им: «Вы правы». Когда ученики ушли, он позвал сына и сказал ему: «Йеуда, сын мой! Если ты хочешь учиться, я испытаю тебя, чтобы узнать, преуспеешь ты в этом или нет. Не то станет твоим ремеслом разбой, и тогда и тебе, и мне будет стыдно.» Ответил юноша: «Хорошо»
Учитель наш Шмуэль поднялся с ним в дом учения и усадил его там. А еще там был брат рабби Йеуды Хасида, рабби Авраам. Учитель наш Шмуэль произнес Имя, и весь дом учения наполнился светом. Учитель наш Авраам опустил глаза, а рабби Йеуда Хасид не встал и не шелохнулся. Когда учитель наш Шмуэль увидел, что его сын спокойно сидит и совсем не потрясен случившимся, он произнес другое Имя. Учитель наш Авраам не мог перенести этого света и закутался в одежду отца, а рабби Йеуда Хасид опустил глаза, не в силах поднять взгляд.
Тогда сказал их отец: «Авраам, сын мой! Этот час благоприятен для брата твоего Йеуды. Знай, что до конца дней твоих ты будешь главой йешивы. Однако брат твой Йеуда постигнет то, что наверху, и то, что внизу, ничто не сокроется от него и он более, чем ты, познает тайны. Хотя он не будет постоянно стоять во главе йешивы, но сможет творить чудеса». А потом, когда учитель наш Шмуэль стал обучать учеников закону, начал рабби Йеуда Хасид приводить возражения и задавать вопросы и делал это более всех остальных. Дались диву ученики и сказали один другому: «Что это? Этот не учился и не слышал ни слов Писания, ни Мишны, и вот он приводит больше возражений, чем все мы?» И это казалось им чудом. А когда урок закончился, но ученики еще не покинули дом учения, сказал учитель наш Шмуэль рабби Йеуде Хасиду: «Сын мой, принеси мне свой лук и стрелы.» Когда он их принес, учитель наш Шмуэль сломал лук и стрелы перед всеми учениками и сказал ему: «Не будет более разбой твоим ремеслом. Отныне ремесло твое – Тора». И с того дня он не брал в руки лука, но учился у отца и был с ним, пока не стал великим праведником и знатоком Торы.

В этом рассказе, посвященном юности рабби Йеуды Хасида, подчеркиваются его эзотерические познания. Рабби Шмуэль Хасид предсказывает, что его сын, Авраам, станет авторитетом в области галахи, и в качестве главы йешивы займет важное место в раввинистической иерархии, в то время как Йеуда, не занимая высокого поста, станет великим знатоком эзотерической премудрости.

❒ Вопрос 34
Известны ли Вам подобные истории о детстве и юношестве выдающихся еврейских деятелей? Какой вывод можно сделать из их сравнения? ❑

88. Рабби Йеуда Хасид решает галахические вопросы. Параграф 36.
Вот что было с нашим равом и учителем рабби Залманом, сыном рабби Йеуды Хасида, который учился у рабби Эфраима из Регенсбурга. Однажды учитель наш Эфраим колебался по поводу одного голахического вопроса, и никак не мог разобраться во всех его тонкостях. А рабби Йеуда Хасид в тот час пошел на рынок и закрыл руками лицо. Его удивляли сомнения учителя нашего Эфраима. Когда пришел рабби Залман, спросил его рабби Йеуда Хасид: «Сын мой, скажи, как разъяснял вам рабби Эфраим такое-то положение и как обосновал его?» Тот спросил у отца: «Почему именно сейчас ты спрашиваешь меня о том, что я учу?» Ответил ему отец: «Потому что твой учитель колебался по этому поводу». Сказал рабби Залман отцу своему рабби Йеуде Хасиду: «Откуда ты знаешь? Где ты находился, когда он объяснял нам закон?» Ответил ему отец: «Я доподлинно знаю о его колебаниях, а был я в то время на рынке». Диву дался рабби Залман, а рабби Йеуда Хасид продолжил: «Вот что следовало бы сказать об этом вопросе». И он обосновал это положение, связав все доводы воедино. А потом посоветовал сыну: «Когда ты придешь завтра в дом учения, объясни это положение твоему учителю, и все его сомнения исчезнут, но смотри, чтобы при этом не было других учеников, чтобы ему не стало стыдно».

89. РаббанаРаббана (арам.) – уважительное наименование знатока Торы и закона. Прим. пер. Калонимус и император. Параграф 37.
Раббана Калонимус Старший был придворным, он проводил много времени при дворе императора, и всегда заступался за общину в час нужды, будь то по поводу налогов или при других обстоятельствах. Однажды пасхальным вечером, прежде чем приступить к чтению пасхальной Агады, он сказал своим домочадцам: «Сегодня вечером я свободный человек, и я хочу, чтобы меня обслуживал тоже свободный человек». И случилось, что сам император пришел к нему и постучал в дверь. И сказал рав своим домочадцам: «Скорее впустите пришедшего». Войдя, император взял посох, сосуд с водой для омовения рук и чашу, и подал раббане Калонимусу. А потом, когда раббана Калонимус читал Агаду, император пошел жарить ягненка. Так прислуживал император раббане Калонимусу, а потом запретил ему являться ко двору.
Как-то раз император собрался начать войну с потомками Йишмаэля. Он собрал всех своих вельмож, чтобы собраться на войну в заморские страны. Когда они съехались, перед императором предстал раббана Калонимус и сказал: «Господин мой! Мне доподлинно известно, что ты меня ненавидишь. Знай, что, хоть я и боюсь твоего гнева, я хочу отправиться на войну вместе с тобой потому, что ведомо мне, что всему собранному тобой войску суждено пасть от руки неприятеля. Если меня не будет с тобой, то такова будет и твоя участь». Он поехал с ним, а когда они прибыли и началась война, увидел учитель наш Калонимус одного старца, который обходил императорское войско с чашей яда в руках. И сказал тот старец солдатам, готовым к сражению: «Я знаю, что сегодня вы вступите в бой с потомками Йишмаэля. Выпейте это зелье, оно дарует вам силу». И все пили. А когда чашу передали императору, раббана Калонимус поспешно ударил по ней, и она выпала из рук. Сказал раббана Калонимус: «Берегись, не пей из этой чаши. Все, кто отведают этого зелья, падут от руки врагов, а те, кто послушают меня, останутся невредимы». И когда началось сражение, пали солдаты от руки врагов, а император не дался им, и все, кто послушались слов раббаны Калонимуса, бежали и вернулись домой. С тех пор император возлюбил раббану Калонимуса и вернул его ко двору.

В приведенной выше истории желание раббаны Калонимуса, чтобы на пасхальном седере ему прислуживал свободный человек, превращается в беспрекословное повеление, из-за которого слугой раббаны Калонимуса вынужденно оказывается сам император. В заключительной части рассказа повествуется о примирении императора с его еврейским придворным.

90. Рабби Мешулам в плену. Параграф 39.
Как-то раз учителю нашему Калонимусу, отцу великого нашего учителя Мешулама, приснилось, что его сын будет у него отнят. И вот как-то в день ярмарки в его город приехали купцы. А учителю нашему Мешуламу тогда было 14 лет. И когда он шел по рынку, купцы приметили его. Они набросились на него, схватили и увезли в свою страну, а потом отвезли в Вавилонию. Они пришли к вавилонскому князюВидимо имеется в виду экзиларх или гаон. Прим. науч. ред. и сказали: «Хочешь купить еврея себе в слуги?» И он согласился.
А тот высокопоставленный муж стоял во главе йешивы. И учитель наш Мешулам просил его повелеть своим домочадцам оказать ему милость: поставить его на кухню, прилегавшую к дому учения. Как-то раз учитель наш Мешулам услышал, как его господин, разъясняя закон, колеблется из-за многих возражений, выдвинутых учениками. Когда же тот ушел из дома учения, учитель наш Мешулам исправил записанное на листе объяснение, в соответствии с тем, как он научился закону у своего отца, и никому ничего не сказал. А его господин, вернувшись, обнаружил лист с исправлением, и тоже никому ничего не сказал. Так делал учитель наш Мешулам всякий раз, когда его господин не мог разъяснить закон, а тот думал, что это Господь, благословен Он, посылает ему объяснения, записывая их на листах его книги.
Однажды он сказал своим ученикам: «Сегодня я [преднамеренно] ошибусь в законе. Пусть один или двое из вас попытаются увидеть, кто исправляет записи». Сказали два ученика: «Мы хотим посмотреть, что происходит». Когда учитель их вышел, они спрятались за стеной и сквозь дыру видели, как учитель наш Мешулам вошел, записал на листе свои возражения и удалился. Когда все ученики вновь собрались слушать разъяснение закона от главы йешивы, сказали эти двое юношей, которые видели, кто исправлял книгу их учителя: «Учитель! Один из твоих слуг более велик в Торе, чем ты». Он спросил: «Кто он?» Они ответили: «Тот служка, которого привезли купцы из дальних стран, исправляет твои записи».
Учитель немедленно послал за ним, и когда учителя нашего Мешулама привели в дом учения, просил его прощения перед учениками за то, что обращался с ним как с простым слугой. Он усадил учителя нашего Мешулама рядом с собой. Как-то раз тот изложил закон, и князь спросил: «Кто твой отец и кто были твои предки?» Тот ответил: «Мой отец – раббана Калонимус, сын рава Моше Малки, сочинившего пийут «Трепет ужасов Твоих». Князь решил выдать за него замуж свою дочь, но учитель наш Мешулам не хотел жениться без согласия отца. Тогда сказал ему князь: «Если ты от всего сердца простишь меня за то, что я обращался с тобой как с прислугой, я снаряжу тебя в путь и дам тебе слугу, чтобы ты мог вернуться к отцу или добраться до таких мест, где у тебя есть знакомые». Тот ответил: «Хорошо». Тогда князь дал ему одного из своих рабов и поклажу, и он вернулся в Магенцу. Там он женился на одной своей родственнице, и у нее родился сын, рабби Тодрос. Так вернулся учитель наш Мешулам к отцу, а после его смерти его сын, рабби Тодрос, стал главой йешивы в Магенце.

91. Пропажа герцогских сокровищ. Параграф 39.
Один герцог отдал свои сокровища на хранение рабби Эфраиму (а некоторые говорят, что нашему учителю рабби Шмуэлю). Как-то ночью девять известных городских воров проникли в дом еврея и украли все имущество герцога. Узнав об этом, рабби Эфраим с плачем и стенаниями пришел к рабби Йеуде Хасиду. Когда он поведал о случившемся, сказал ему рабби Йеуда Хасид: «Что я могу для тебя сделать?», а тот ответил: «Умоляю тебя, помоги мне вернуть украденное», но рабби Йеуда Хасид не согласился. Еще раз обратился к нему раввин и сказал: «Учитель, ты ведь говорил нам, что тот, кто спасет одну-единственную душу в Израиле, словно спас весь мир. Что же говорить о награде того, кто спасет многих, например, меня и моих домочадцев! Если, не дай Бог, у меня не окажется сокровищ когда герцог пошлет за ними, он казнит ненавистников ИзраиляЕвфемизм: имеется в виду, что герцог прикажет убить самого рабби Эфраима и его семью. Прим. пер..
Вместе они вошли в дом учения рабби Йеуды Хасида. Сказал рабби Йеуда Хасид: «Я займусь пропажей, но только на этот раз». Он встал у окна и сказал тому раву: «Берегись, не отворачивайся от окна». Тут рабби Йеуда Хасид сделал то, что сделал, произнес то, что произнес, и раву показалось, что дом поднялся в воздух. Спросил у него рабби Йеуда Хасид: «Что ты видишь?» Он ответил: «Дом учения поднялся вверх, так что я вижу все дома Регенсбурга». Рабби Йеуда Хасид сделал и произнес то же самое во второй раз и спросил: «Что ты видишь?» Ответил ему рав: «Я вижу дом учения, в котором мы находимся, и он выше всех городских башен». Рабби Йеуда Хасид сделал и произнес то же самое в третий раз и снова спросил у рава, что он видит. Тот ответил: «Воров, и украденные сокровища у них в руках». Спросил рабби Йеуда Хасид: «Что они делают?» Сказал рав: «Они то закапывают украденное в землю, то собираются унести его куда-нибудь подальше. Сейчас они намереваются вернуться в город». Так вели себя воры, не зная, как им поступить с украденными сокровищами.
Некоторое время спустя рабби Эфраим увидел, что воры с украденным имуществом пришли в дом одного кузнеца в Регенсбурге. Сказал он рабби Йеуде Хасиду: «Я видел, что воры, вернувшись в город, пришли с украденным добром к кузнецу, сейчас они сидят и разговаривают с ним». Прошло еще какое-то время, и воры начали закапывать сокровища в хлеву. Позднее они спрятали их под лошадиными стойлами, чтобы их не обнаружили домочадцы. Рав рассказал рабби Йеуде Хасиду о том, что видел. Сказал ему рабби Йеуда Хасид: «Пометь тот дом, чтобы потом ты смог узнать его. Знай, что они не смогут взять сокровища без твоего согласия. Но знай также, что, если не послушаешь моего совета, ни ты, ни твоя семья не спасетесь. Как можно скорее, пешим или верхом, отправляйся к герцогу и пади ему в ноги. Тогда внемлет он твоим мольбам и не разгневается».
Рав поступил так, как велел ему рабби Йеуда Хасид. Он предстал перед герцогом, поклонился ему до земли, пал в ноги и сказал: «Отец наш и господин наш герцог! Прими благосклонно мои слова, пощади меня и мою семью!» Сказал ему герцог: «Говори, я выслушаю тебя». Рабби Эфраим рассказал, что доверенные ему сокровища украдены. Спросил его герцог: «Известны ли тебе воры, знаешь ли ты, сколько их было?» Рабби Эфраим ответил: «Да». Спросил его герцог: «Знаешь ли ты, где спрятано похищенное?» Рабби Эфраим ответил: «Да». Сказал ему герцог: «Я пошлю с тобой своего слугу, чтобы он забрал сокровища». Ответил ему рав: «Да не поступит так господин мой! Пусть воры предстанут перед судом моего господина и будут наказаны, пусть их постигнет та участь, которую они уготавливали мне. Сегодня их жертвой был я, а завтра они примутся за твоих людей и твой народ. А ведь они – из уважаемых людей в городе». Ответил ему герцог: «Ты прав. Назови мне их имена». Рав назвал ему их имена. Сказал ему герцог: «Я поступлю, как ты говоришь. Я пошлю за некоторыми горожанами, и воры придут сюда вместе с остальными, так они не смогут бежать. А ты тем временем отправляйся вместе с моими людьми, достань сокровища и принеси их мне». Так он и сделал, и герцог приказал повесить воров. И спасся рав и его семья, как сказано: «Праведник спасется от беды, а вместо него постигнет она нечестивого» (Пр 11:8).

Приведенный рассказ описывает кражу и обнаружение вора с помощью сверхъестественных способностей мудреца. В сочинениях рабби Йеуды Хасида (Оксфордский манускрипт 1567, см. рассказ 51) мы читаем изначальный вариант этой истории. Там рассказывается о служанке, похитившей платье мудреца. Автор не называет имени раввина, который находит воровку. В более поздней версии, с которой мы только что ознакомились, украденными оказываются не одежды мудреца, но сокровища, принадлежащие герцогу. Почетная роль «детектива» здесь отводится самому рабби Йеуде Хасиду. Мы сталкиваемся, таким образом, с характерным случаем развития фольклорного сюжета, при котором происходит переработка отдельных деталей повествования, они приводятся в соответствие с жанровыми особенностями литературы «восхвалений». Обратите внимание на евфемизм «ненавистники Израиля»: его употребление здесь вызвано опасением сглаза.

92. Грабители в доме рабби Йеуды Хасида. Параграф 86.
Однажды трое воров залезли в дом рабби Йеуды Хасида и взяли все, что смогли там найти. Когда они хотели уйти, их окликнул рабби Йеуда Хасид. Он сказал им: «Вы еще не все забрали», и показал им, что они не заметили. Они забрали и это, захватив все, что только могли унести. Когда они ушли, рабби Йеуда Хасид, встав с кровати, закрыл за ними двери дома. А воры остались снаружи дома у дверей, но не могли сдвинуться с места. Плача и стеная, умоляли они рабби Йеуду Хасида разрешить им уйти, но он не соглашался. И так они стояли там, пока не забрезжил дневной свет. Все проходящие по улице видели стоящих там воров, в руках у которых было украденное ими имущество.
И раздался глас в доме судьи, горожане пришли и увидели застывших на месте воров. Сказали они ворам: «Будьте прокляты! Почему вы стоите здесь? Вас никто не держит, и никто не делает вам ничего плохого, оставьте здесь украденное и ступайте своей дорогой». Ответили они: «Мы не можем ни снять с себя украденное, ни сдвинуться с места». Тогда горожане увидели учителя нашего и господина рабби Йеуду Хасида и сказали ему: «Разреши этим негодяям положить на землю набранные ими вещи и с позором убраться отсюда». Ответил им рабби Йеуда Хасид: «Вы видите собственными глазами, что я их не держу. Ведомо вам, что я никогда никому не причинял зла. А эти люди ночью ворвались в мой дом с оружием, которое вы до сих пор видите при них, ограбили меня и забрали не только мои сбережения, но и имущество других евреев, доверенное мне на хранение. Посмотрите – все эти вещи при них! Поэтому я не разрешу им сдвинуться с места, пока вы не накажете их по справедливости». Горожане тут же схватили воров, повесили их и вернули украденное рабби Йеуде Хасиду.

93. Кровавый навет. Параграф 87.
Один еврей из Регенсбурга нанял двух гоев заделать ему крышу и забить трещины соломой. Работая на крыше, они увидели сквозь щели, что на чердаке у него были спрятаны деньги. Они договорились ночью залезть в дом к тому еврею и похитить у него деньги. Так они и поступили. Когда наступила ночь, они забрались на крышу по трубе. Тогда один ударил другого сумой по голове, тот упал с крыши и разбился. Тело его пролежало там всю ночь, и никто не знал, что с ним случилось, кроме его товарища, который его убил и забрал себе все, что мог унести.
Когда настал день, и на улицах и рынках появились прохожие, все увидели, что на еврейской улице лежит труп. Люди удивлялись, и никто не знал, кто его убил. Но поскольку тело лежало на еврейской улице, горожане принялись кричать на евреев, говоря: «Это евреи его убили». И все бедняки Регенсбурга поднялись на евреев, чтобы перебить всех их ненавистниковЕвфемизм; имеется в виду – «всех их». Прим. пер.. И за грехи их переменились евреи в лице и растерялись, когда внезапно напали на них враги, и никто не знал, как им противостоять.
Известие о происходящем в городе дошло до рабби Йеуды Хасида, который был в то время в доме одного еврея, возвышавшемся над улицей. Рабби Йеуда Хасид высунулся из верхнего окна, окликнул горожан и сказал им: «Чего вы хотите? Быстрой расправы или справедливости? Выслушайте нас, и тогда решайте, как с нами поступить, и не делайте сегодня того, о чем пожалеете завтра или некоторое время спустя». Ответили ему горожане: «Ты прав». И они провозгласили перемирие с евреями, дабы дать им возможность оправдаться. А защитником общины был рабби Йеуда Хасид. Встали родственники убитого и обвинили евреев в его смерти. Ответил им рабби Йеуда Хасид: «Всем известно, что он был убит ночью. Вы не можете с уверенностью утверждать, как было дело, тому не было свидетелей. Но если вы захотите, я верну его к жизни, и он сам расскажет, кто его убил и как все произошло». Сказали ему горожане: «Если ты сможешь сделать это и выполнишь свое обещание, то будет вынесен справедливый приговор».
Рабби Йеуда Хасид велел запереть ворота города, чтобы не дать убийце бежать. Он написал один амулет и вложил его в ладонь убитого. И мертвец, встав на ноги, рассказал судье и горожанам все, что произошло, от начала и до конца, и назвал имя своего товарища, который его убил. Сказал рабби Йеуда Хасид судье и горожанам: «Теперь вы видите, что мы невиновны». Ответили ему: «Воистину, вы Божьи чада, ибо творит Господь для вас чудеса, как будто бы это было в порядке вещей. Если бы народы и племена поступали с вами по справедливости, они не стали бы править вами». А после того, как убитый рассказал, как его убили, взял рабби Йеуда Хасид амулет из руки его, и он пал мертвым. Убийцу его казнили, а опасность, нависшая над евреями, миновала, и они спаслись.

94. Прелюбодеяние. Параграф 92.
Один гой разговаривал с рабби Йеудой Хасидом, как вдруг к ним подошел ягненок, который пасся на берегу реки, и начал громко блеять. Сказал гой рабби Йеуде Хасиду: «Тебе ведомы тайны, и будущее открыто перед тобой, скажи же мне, о чем блеет этот ягненок». Ответил рабби Йеуда Хасид: «Он говорит, что жена твоя сейчас прелюбодействует с другим гоем». Гой вернулся домой, и обнаружил, что рабби Йеуда Хасид был прав.

95. Похороны рабби Йеуды Хасида. Параграф 93.
Во дни рабби Йеуды Хасида, тела умерших выносили на кладбище через одни и те же ворота, над которыми висела побрякушкаВидимо имеется в виду колокол. Прим. пер., и привратник, всякий раз когда видел, что покойников везут хоронить, бежал звонить. Рабби Йеуда Хасид, когда его поразила болезнь, от которой он в конце концов умер, сказал: «Знайте, что если я удостоюсь доли в мире грядущем, эти ворота разрушатся». И когда его везли на кладбище, привратник побежал было бренчать в свою погремушку, но тут ворота обрушились на него, и он умер. И сказали все гои: «Теперь мы знаем, что свят он был при жизни и после смерти». И говорили также: «Благословен Господь, подтвердивший слова мудрецов: “Праведники еще более велики в смерти своей, нежели в жизни”».

96. Время прихода мессии. Параграф 95.
Когда рабби Йеуду Хасида поразила та болезнь, от которой он в конце концов умер, пришли навестить его достойнейшие люди города и ученики. Перед кончиной он велел подмести дом. Когда стали подметать перед его кроватью, сказал он собравшимся вокруг: «Что вы видите?» Ответили они: «Ничего особенного, только в пыли перед твоей кроватью выведено слово “хасид”. Сказал рабби Йеуда Хасид: «Дайте мне чернила, перо и бумагу, я напишу, что случится в конце дней, и открою вам его срок». Но как только в руку ему вложили перо, он скончался. Да будет душа его приобщена к сонму вечноживых!

97. Потомок рабби Йеуды Хасида. Параграф 96.
У госпожи Голды, дочери рабби Шмуэля, сына рабби Йеуды Хасида, долго не было детей. Одна старуха пришла к рабби Йеуде Хасиду за советом. Сказал он: «Это ей в наказание, ей следует как можно более незаметно ходить в микву». Она стала делать, как он сказал, и зачала. Ее сыном был рабби Элиэзер, проповедник из Вирцбурга.

Подведем итоги. Подборка агиографического материала, посвященного жизни германских хасидов, позволяет нам составить представление о том их образе, который сложился в последующих поколениях. Германские хасиды предстают перед нами не просто в роли мудрецов, но в качестве чудотворцев и святых, обладающих сверхъестественными способностями.

Иллюстрация 14

Серия рисунков (Германия, 16 век), иллюстрирующая обвинение евреев в осквернении гостии. Обвинение было выдвинуто в Пассау (Бавария), в 1478. Евреев, чья вина была «доказана», сожгли на костре; остальных, за исключением тех, кто согласился принять крещение, изгнали из города. Городская синагога была разрушена, и на ее месте возведена церковь «Святого Спасителя».