Часть вторая. Большинство и меньшинство

ГЛАВА II. МОДЕЛЬ СОТРУДНИЧЕСТВА: УСЛОВИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ ЕВРЕЕВ В ЕВРОПЕ

ПРИВИЛЕГИЯ РУДИГЕРА

Среди самых ранних свидетельств об образовании еврейских общин в Западной Европе, следует в первую очередь упомянуть привилегии, которые были выданы евреям христианскими властителями. До нас дошли три такие привилегии, выданные в IX королем Людовиком Благочестивым евреям, которых он пригласил поселиться в пределах своего королевства. Речь идет о личных привилегиях отдельным евреям. Сложившихся еврейских общин в его владениях в тот период времени еще не было. В 1084 г. епископ Рудигер (Rudigerus), властитель города Шпейер (Speyer), опубликовал привилегию для евреев. Это первая дошедшая до нас привилегия, выданная еврейской общине. Содержание этого документа таково:

“Именем святой и неделимой Троицы. Я, Рудигер, прозываемый также Хойзман, епископ Шпейера, желая сделать город Шпейер великим, решил, что тысячекратно увеличу славу нашего города, если приглашу поселиться в нем и евреев.

Приглашенных сюда евреев я поселил отдельно от всех остальных жителей города и, чтобы они не стали легкой жертвой бесчинств толпы, окружил их поселение стеной. Место их поселения, которое я купил честным и законным путем – ибо этот холм купил я частично за деньги и частично путем обмена, а долину я получил в подарок по наследству, - передал им на условии, что будут они ежегодно платить три с половиной литры в деньгах города Шпейера на общие нужды братьев1.

Я дал им разрешение и право заниматься обменом золота и серебра, а также покупать и продавать то, что им покажется нужным, как среди жителей их поселения, так и на территории, которая находится вне порта, до стоянки кораблей и в самом порту. Это разрешение распространяется [также] и на весь город.

А кроме того, я выделил им из церковных земель в вечное пользование место для кладбища.

И к этому добавил вот что: если приедет к ним погостить еврей из других мест, то он не должен платить налогов.

И будет глава еврейской синагоги как правитель города: он обязан решить каждый спор и каждую тяжбу, которые возникнут между ними или с ними. Однако, если он не сможет вершить суд, то дело будет передано епископу города или его придворному.

Ночная охрана, защита и укрепление [стены] возлагаются на них только в пределах их поселения, и в охране могут участвовать слуги.

Им разрешается нанимать кормилиц и наемных работников из нашей среды.

Им разрешается продавать мясо животных, зарезанных не по правилам их религии, и христианам разрешается это мясо покупать.

В итоге, дабы выказать им мою милость, я дал им законы, лучше которых для евреев не было еще ни в одном тевтонском городе.

А для того, чтобы не появился кто-нибудь после меня, кто попытался бы посягнуть на эти права и льготы или наложить на них тяжелые налоги, утверждая, что они сами присвоили себе эти льготы, а не получили их из рук епископа, я записал все указанные льготы и оставил этот документ у подходящего для них свидетеля. И для того, чтобы все это было известно и в грядущие дни, я подписал этот документ собственноручно и запечатал его кольцом-печаткой, как можно видеть внизу, и исполнил [этот рукописный документ]. Выдано тринадцатого сентября 1084 года, в двенадцатый год моего правления этой страной, когда было мне присвоено звание епископа»2.

Составьте список тем, обсуждаемых в привилегии. Какие, по Вашему мнению, стороны жизни евреев не затрагиваются в этом документе?

Привилегия (privilegium), наподобие приведенной выше, получила свое название от латинского priva lex – “частный закон”. Привилегии выдавались местным правителем людям или группам населения. В них определялись особые права этих лиц или групп. Посредством привилегий можно было предоставить особые льготы, которые не были предусмотрены общим законом, если таковой существовал, и, таким образом, – выделить эту группу из общей массы населения. В нашем случае речь идет о правовом документе, выданном евреям. Как мы увидим дальше, положение других групп в обществе тоже определялось при помощи привилегий. Привилегии выдавались по разным поводам: зачастую, во время основания новой еврейской общины; иногда при смене власти или при возникновении опасности, чтобы обеспечить безопасность евреев и предостеречь тех, кто угрожает их благополучию. Привилегия, данная Рудигером, создала условия для образования в Шпейере еврейской общины и определила ее структуру. Изучение этого документа помогает нам понять, как складывалась жизнь в других еврейских общинах, поскольку его содержание достаточно полно отражает то положение, какое занимали евреи в развивающемся городе, отношения между евреями и правителями городов, а также отношения между евреями и христианским большинством. Привилегия Рудигера стала, в сущности, основой для установления статуса евреев во всей Западной Европе того времени и моделью для определения их места в обществе. В 1090 г. император Генрих IV3 дал сходную, но более подробную привилегию евреям Вормса (Worms). В ней подчеркивается финансовая независимость евреев в королевстве, и даже право присягать в судах, согласно их религии. Эта привилегия освободила евреев от христианской присяги государю, которую обязаны были приносить все остальные подданные.

Еврейская община в Шпейере была основана по приглашению христианского правителя Рудигера. Об этом мы узнаем из вводной части привилегии. Евреи были приглашены в город благодаря той важной экономической роли, которую они играли в области торговли и обмена денег. Рудигер позволил евреям вести себя в соответствии с их законом и пожаловал им внутреннюю автономию. Глава еврейской общины (archisynagogus) получал среди евреев те же права, что и епископ среди христиан. Он отвечал за судопроизводство, которое совершалось в соответствии с еврейской Галахой. В привилегии евреям Вормса, о которой мы упоминали выше, появляется звание “еврейский епископ” (episcopus Judaeorum). Имеется в виду глава еврейской общины, которому была вручена привилегия. Признание еврейской традиции и, одновременно, определение должностей в терминах, принятых в христианском обществе, как бы придавали еврейской общине официальный статус. Христианский правитель оставлял себе право вмешиваться во внутреннюю жизнь евреев только в исключительных случаях.

Привилегия, выданная королем Генрихом IV евреям Вормса

Иллюстрация 3

Привилегия, выданная королем Генрихом IV евреям Вормса.

Следует обратить внимание на то, что без официального разрешения со стороны христианских правителей создание особых общественных и культурных рамок для евреев в Европе оказалось бы невозможным. Привилегия определила эти рамки и очертила границы еврейской жизни. Существование европейских евреев основывалось на обоюдном договоре: евреи отказались от политической силы, в обмен на которую получали разрешение вести тот образ жизни, какой предписывала им Тора. Они могли обращаться в раввинский суд и не подчиняться другим органам судопроизводства за исключением особых случаев.

Давайте разберемся в привилегии Рудигера, учитывая все вышесказанное. В документе ничего не говорится об обстоятельствах, при которых он был выдан. Однако, можно без особой натяжки предположить, что написанию этого документа предшествовали переговоры между евреями и епископом. Согласно написанному в разбираемом документе, инициатива поселения евреев в городе принадлежала епископу. Известно также, что именно в это время расширялись пределы городских стен Шпейера. Еврейский источник, рассказывающий о переезде евреев в Шпейер из Майнца, дает нам дополнительные сведения о том, как именно происходила выдача привилегии:

«Вначале мы пришли поставить свои шатры для того, чтобы переселиться в этот город Шпейер.

Случилось это из-за пожара, приключившегося в Майнце. [...] был пожар и сгорел весь еврейский район, и их улица (христиан), и пребывали мы в большом страхе перед жителями города. И как раз тогда приехал Меир Коэн из Вормса и была у него в руках мудрость кохенов, и думали, что это золото или серебро4, и убили его. И тогда пришло нам на ум уйти оттуда в любой город, который даст нам покой и защиту, и, может быть даст нам это милостивый Господь, и сжалится над нами Жалостливый, и поможет нам Помогающий восстановить нашу жизнь, какой она была. И принял нас [владыка Шпейера] благосклонно, и послал к нам своих министров и всадников, и дал нам тогда место в городе, и велел нам окружать его стеной с воротами и запором на них, чтобы защитились мы, как в крепости, от тех, кто на нас нападет. И сжалился над нами, как сжалится отец над сыном, и возносили мы молитву Творцу ежеутренне и ежевечерне, день за днем, и были спасены гегемоном Иоганном; и погибло одиннадцать душ, а остальные спаслись, да будет благословенна их память во веки веков. А потом вернулись мы в город вместе, каждый в свой дом. [...].

И закончили мы все дела в месяц элуль 1104 года, и накануне Рош ха-Шана пришел один из старцев, и сказал кахалу – поднимемся же в дом, который мы отстроили. И пошли старцы общины, кохены и левиты, и внесли свитки Торы в скинию синагоги, с большой радостью, и были там весь день, а назавтра, в Рош ха-Шана мы начали молиться там и продолжаем это делать по сей день [...].»5

1.Что мы можем почерпнуть из документа об обстоятельствах создания еврейской общины в Шпейере?
2. Перечислите все привилегии, выданные евреям в Шпейере, и определите области их применения.
3. Каковы были причины для выдачи всех этих привилегий?

Обособленность евреев находит свое выражение в нескольких внешних признаках, отмечаемых в привилегии Рудигера:

Местожительство: евреям выделен особый район, окруженный стеной. Это отдельное поселение и возведение вокруг него стены, несомненно, было предпринято для защиты евреев, а не для того, чтобы отделить их от христианского большинства. Однако, в ретроспективном рассмотрении привилегия способствует и определению евреев в качестве обособленной от основной группы, но при этом меньшинство не является бесправным. С другой стороны, мы видим в этом документе явное желание превратить город в свой для евреев. Это желание выражалось, например, в дозволении создать базисные институты, в которых евреи нуждались как отдельная община: район для проживания и место для кладбища (согласно приведенному свидетельству Шломо бен Шимона, евреям было позволено построить синагогу). До XI века в Германии не существовало отдельных еврейских районов, да и позже многие евреи продолжали селиться в христианских районах. Были и христиане, которые селились в еврейских районах. Привилегия, выданная императором Генрихом IV в 1090 г., недвусмысленно признает право евреев селиться вне еврейского района. В странах Востока и в более ранние времена существовали еврейские районы. В Германии эти районы тоже были созданы, исходя из желания евреев жить в среде единоверцев. Только в XIII в. евреев стали заставлять жить в выделенных для них районах. Создание еврейских районов можно, таким образом, рассматривать как этап в процессе самоидентификации евреев, но его можно рассматривать и как явное свидетельство того, что евреям грозила опасность. Отметим, что создание обособленных еврейских районов является частью процесса урбанизации. В средневековом городе каждая общественная группа селилась в “своем” районе”6.

Экономическая сфера деятельности: в Раннее Средневековье экономической функции евреев придавалось особое значение. В сущности, евреи почти единолично господствовали в малоразвитой европейской торговой сфере. В особенности это проявлялось в сфере международной торговли. Приглашение евреев объясняется желанием «увеличить славу города». В контексте всего документа ясно, что речь идет об экономике. Для того, чтобы город превратился в «великий город», т.е. в важный торговый центр, ему нужны были еврейские менялы и купцы. Авраам Гроссман писал: «Создание и расцвет еврейских общин в Германии был связан непосредственно с экономическим развитием городов и областей этой страны. Рост экономической активности в регионе привлекал туда евреев. А они, в свою очередь, способствовали его росту.7 В обсуждаемые времена за евреями признавался приоритет в международной торговле. Этот факт четко выражен в различных таможенных документах, которые начинаются словами: «Торговцы, имеется в виду евреи и другие торговцы...».8 А поскольку обеспечить личную безопасность в Европе было нелегко, торговая деятельность включала в себя и большую долю риска. Евреи, которые не зависели от многочисленных политических структур, постоянно воевавших между собой, могли перемещаться с места на место с относительной безопасностью. Наличие еврейских общин в различных местах Европы и связи, существовавшие между этими общинами, были дополнительными факторами, способствовавшими евреям в этом деле. В то время понятие «купец» и «еврей» были почти синонимами. Со временем, когда появилось сословие купцов и среди христианских горожан, а особенно после расцвета торговли, связанного с крестовыми походами, евреев оттеснили в сферу процентных ссуд, выдача которых была христианам запрещена. Евреи были кредиторами европейской экономики вплоть до появления банков. Как мы сможем убедиться дальше, эта сфера деятельности была необходима обществу, находившемуся на подъеме экономического развития. Вместе с тем, это занятие не прибавляло любви к тем, кто им занимался. Изменение в экономическом статусе евреев имело решающее значение как для определения их юридического положения, так и для отношения к ним общества.

Денежная сделка. Кошелек, полный денег, переходит из рук в руки. Иллюстрация в еврейской рукописи, Германия, ок. 1450 г.

Иллюстрация 4

Денежная сделка. Кошелек, полный денег, переходит из рук в руки. Иллюстрация в еврейской рукописи, Германия, ок. 1450 г. (Munchen, Bayerische Staatsbibliothek, Cod.Hebr.107, fol.65)

Юридическая сфера: евреи получили полную автономию касательно их внутренних дел. Городские структуры вмешивались только в том случае, когда глава еврейской общины не мог справиться с чем-нибудь самостоятельно. Следует отметить, что судопроизводство велось среди евреев по их законам, то есть в соответствии с Галахой. В развитии Галахи тоже можно отметить тенденцию приспособить еврейское судопроизводство к европейской деятельности.

Евреи определены в привилегии как свободные люди: евреи могли быть хозяевами христиан, нанимать христианских слуг и кормилиц, а также участвовать в защите города и военных действиях. Обязанность евреев участвовать в защите города была идентичной обязанности (или праву) других горожан. В те времена евреи имели полное право на ношение оружия. Еврей, как и горожанин-христианин, был торговцем, который в случае нужды становился воином. Право на ношение оружия говорит о высоком общественном и юридическом статусе. Евреи зачастую призывались на военную службу. Со временем, вследствие того, что городские власти обязывались защищать евреев, последние утратили эту привилегию. Это произошло, когда европейские владыки начали сосредотачивать в своих руках военную мощь, создавать общее войско и строить крепости для обеспечения безопасности государства. Гвидо Киш (Guido Kisch) отметил сходство между евреями и священниками, которым также запрещалось носить оружие и которые тоже подлежали особому суду. Однако, как объясняет Киш, отказ от ношения оружия среди священничества был добровольным и должен был означать их высокий общественный статус, тогда как евреям не разрешали носить оружие, и это было как раз показателем понижения их общественного статуса. В XII в. во многих городах была отменена ил ограничена привилегия, согласно которой евреи могли нанимать себе слуг из среды христиан.9

Еврейская пекарня. Иллюстрация в еврейской рукописи из Испании

Иллюстрация 5

Еврейская пекарня. Иллюстрация в еврейской рукописи из Испании. Первая четверть XIV в. (London, British Library, Ms.Or. 2737, fol.88)

Мы остановились на том, что рассматриваемый документ определяет евреев как группу, обладающую правами. В число этих прав входило право на отдельное от христианского населения место жительства, свое собственное судопроизводство и возможность заниматься определенного вида деятельностью. Документ упоминает из всего свода особых еврейских законов только наличие мяса, которое евреи не могут есть, но могут продавать христианам, которым есть это мясо разрешается. В более поздний период времени осуществлялись попытки определить разницу между меньшинством и большинством: начали издаваться законы и указы, которые имели отношение, как к меньшинству, так и к большинству. В основе этих постановлений лежало намерение контролировать степень близости между двумя группами. Мы вернемся к этой теме в последующих главах.

ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРИВИЛЕГИИ

Привилегия Рудигера была дана евреям в период подъема городов в Западной Европе.

Раннее Средневековье (согласно принятой классификации, с V в. по X в.) отличалось как раз упадком городов и тех экономических функций, которые были связаны с городской жизнью, а именно – упадком торговли и кредитных операций. Экономика стала преимущественно аграрной, а хозяйство перешло к системе натурального обмена. Города, оставшиеся от Римской империи, значительно уменьшились в размере. В них жили немногие тысячи (а порой и сотни) людей, занимавшихся, в основном, мелкой торговлей и мелкими ремеслами, а также некоторыми видами обслуживания окрестных крестьян. Части городов, некогда великолепно застроенные, превратились в огороды и пастбища, роскошные постройки были разрушены, а улицы стали узкими. Города не только утратили свое экономическое значение, но и перестали служить административными и культурными центрами. Эти функции переняла церковь, административная структура которой воспроизводила административную структуру бывшей Римской империи. С административной точки зрения империя была поделена на провинции, а каждая провинция – на диоцезы (diocesis). Христианская церковь приспособилась к этому делению. Во главе каждой провинции стоял самый высший церковный чин, то есть митрополит, а во главе диоцеза стояли епископы. Епископы находились в городах, ранее служивших административными центрами, а также центрами судопроизводства и экономики диоцеза. Таким образом, епископы, осуществлявшие духовное руководство городами, стали также их гражданскими властителями. Именно поэтому на более позднем этапе, когда города стали снова расширяться, епископы стали играть роль верховных городских правителей. Выдавая евреям привилегию, епископ Рудигер действовал не только как представитель церкви, но прежде всего как городской владыка.

Как мы уже отметили, из этого небольшого городского ядра в X в. снова начали расти города и формироваться городское население. Поначалу горожане были меньшинством среди аграрного населения Европы. Население города состояло, в основном, из священнослужителей, чиновников и ремесленников. Постепенно стала развиваться торговля и появилось купеческое сословие. Феодальные правители, которые понимали важность городских центров и хотели использовать заложенный в них потенциал, всемерно содействовали процессу роста городов. Они выдавали жителям городов всевозможные привилегии, а также некоторые права на земли, прилегавшие к городам.

Заселение пустующих площадей и строительство новых городских кварталов потребовали принятия специальных судебных положений, которые отвечали бы потребностям растущего населения. Эти положения издавались в виде привилегий, или хартий (чартеров), которые, как по форме, так и по содержанию, напоминали привилегии, выдаваемые евреям. В хартиях, выданных городским объединениям, властители обязывались обеспечивать безопасность этих объединений и признавали их автономию в решении внутренних вопросов. Таким образом, привилегии, выданные каролингскими правителями евреям, являлись частью целого ряда постановлений, которые издавались в тот период для преодоления разрыва, образовавшегося между существовавшими традиционными законами и новой действительностью. В процессе выдачи привилегий выработались особые формулировки, которые стали образцами для документов подобного рода, издаваемых впоследствии. Сравнительное исследование формулировок хартий, выданных каролингскими правителями евреями неевреям, показывает, что между теми и другими существовало с юридической точки зрения большое сходство.

Вместе с тем, можно указать и на несомненные различия между привилегиями, которые выдавались евреям, и привилегиями, предназначенными для христиан. Привилегии, выдаваемые евреям, должны были гарантировать как права евреев, так и их обособленность от остального общества. В привилегиях, выдаваемых христианам, речь, разумеется, не должна была идти об условиях их отделения от остального общества. Отметим, что поскольку в Европе того времени сильной центральной власти не было, каждый властитель давал подвластным ему людям такие привилегии, какие считал нужным. Не было единого закона и единого статуса для всех городских жителей. Таким образом, уменьшилась дистанция между евреями и христианами: каждая группа горожан считалась отдельной единицей, имевшей свои права, также как и еврейская община. С этой точки зрения, разница между юридическим статусом евреев и юридическими правами живших в городах христиан была укоренена в господствовавшем мировоззрении. Как мы покажем дальше, евреи в рассматриваемый период времени были одной из многочисленных групп горожан, наличие которых требовало от властей принятия специальных юридических постановлений.

Немецкий крепостной, скульптура на колонне кафедрального собора в Майнце

Иллюстрация 6

Немецкий крепостной, скульптура на колонне кафедрального собора в Майнце, ок. 1235-1259 гг.

Мы можем с большой степенью достоверности утверждать, что развитие еврейской общинной жизни в средневековой Европе шло параллельно с развитием европейского средневекового города в X-XI вв. Присутствие евреев в городах воспринималось как составная часть общего процесса становления города и как часть новой политической, административной и общественной структуры, которая его характеризовала. Начиная с этого времени, евреи стали типичной для Европы городской группой населения. Не будем забывать о том, что социально-экономическое устройство феодальной Европы изначально не позволяло евреям влиться в сельское хозяйство. Впрочем, евреи и не были в этом заинтересованы. Не нужно делать из вышесказанного вывод, что евреи вообще не занимались ни сельским хозяйством, ни физическим трудом. Но в массе своей он были все же городским сословием, а посему следует подходить к изучению этой группы с точки зрения городского общества и городской культуры.

Привилегия Рудигера была выдана в 1084 г. А в 1106 г., то есть спустя двадцать два года владыка Гамбурга пригласил голландских поселенцев на свои земли и выдал им привилегию. Вот ее содержание:

«Фридрих, милостью Божией церковный владыка Гамбурга, всем верующим в Христа, сущим и будущим, вечное благословение. Мы желаем, чтобы этот договор, который заключили с нами люди, пришедшие из-за Рейна, которых называют голландцами, стал известен всем. Итак, эти люди явились пред нашим королевским величеством с просьбой о том, чтобы мы выделили им для обработки и навсегда большой кусок земли, находящейся в нашей власти и до сих пор не обрабатывавшийся, полный болот и не приносящий пользы жителям этой страны. По совету наших вассалов и по нашему разумению [мы считаем, что] будет это на пользу нам и нашим потомкам, а потому мы не отказали им в просьбе и дали наше на то согласие.

Был заключен договор, согласно условиям которого они будут давать нам ежегодно за каждый манс10 земли, упомянутой выше, один динар. Мы сочли необходимым записать тут величину одного манса, чтобы не возникло потом спора между людьми; [...] в конце концов, они согласились на нашу просьбу отдавать нам десятину со всего урожая [...]. Они обещали нам подчиняться во всех вопросах решениям синодального суда, [действительно] согласно решениям святых отцов, а также каноническому праву и церковным учреждениям Утрехта11.

Во всем, что касается тяжб и исков, связанных с гражданским законодательством, они согласились платить ежегодно по две марки за каждые сто мансов дабы могли сами решать между собой все разногласия и дабы не страдали от предрассудков по отношению к чужеземцам. Если они не смогут прийти к согласию между собой в вопросе исков или в важных судебных делах, то передадут это дело на суд владыки [...], мы дали им право построить на этой земле церкви во всех местах, которые покажутся им для этого удобными. Мы выделяем этим церквям для пользования священником, слугой Божьим, десятину от наших десятин из церквей того же прихода [...]

Имена людей, которые явились к нам для подтверждения и заверения этого договора: священнослужитель Генрих, которому дали вышеупомянутые церкви до конца его жизни; гражданские лица: Геликинус, Арнольдус, Гико, Фордольт, Реферик (Helikinus, Arnoldus, Hiko, Fordolt, Referic(, которым и наследникам которых мы даем вышеупомянутую землю в соответствии с законами времени и вышеозначенными договорами. Согласованная формулировка этого договора была произведена в 1106 году от явления Господня, шестой индикции12, в царстве государя Генриха IV, августейшего римского императора.[...]13

Сравните привилегию, выданную Рудигером, с привилегией, которая была пожалована голландцам.
1. Кто именно пожаловал привилегию в обоих случаях?
2. Какую цель преследует привилегия? Кому она приносит пользу? Раскройте интересы лица, выдающего привилегию.
3. Какими правами наделяются поселенцы? В чем вы видите разницу между этими двумя привилегиями?
4. Какие обязанности возлагаются на поселенцев? В чем вы видите разницу между этими двумя привилегиями?
5. В чем состоит суть автономии, полученной каждой из групп? В чем разница между этими двумя привилегиями? Как проявляется в привилегии Рудигера тот факт, что ее получателями являются евреи? В чем состоит сходство и в чем – различие между положением евреев Шпейера от положения голландцев в Гамбурге?

С течением времени привилегии, выдаваемые евреям, менялись. Права евреев каждый раз определялись заново. Эти изменения находились в прямой зависимости от тех политических перемен, которые происходили в Европе. Таким образом, изучение изменений в правовых документах могут послужить нам ключом к пониманию политических событий, происходивших в Европе. История привилегий является историей статуса евреев. Но, вместе с тем, сами привилегии являются частью истории становления властных структур. Если первые подобные документы были пожалованы отдельным людям и членами их свиты, то привилегия Рудигера уже была пожалована целой общине, и этим актом признавалось существование коллективной общественной структуры. Она была выдана в связи с желанием укрепить положение города и прибавить ему «славу». Эту привилегию следует трактовать, как попытку Рудигера превратить Шпейер в важный в экономическом плане город. Помимо привилегий, выданных правителями городов, примером которых является привилегия Рудигера, в обозреваемый период выдавали подобные привилегии и различные короли (вспомним привилегию, пожалованную королем Генрихом IV, о которой шла речь выше). Однако, эти привилегии все еще выдавались параллельно привилегиям, которые жаловали местные владыки. Зато привилегия, опубликованная императором Фридрихом I (1155-1190) в 1157 году, опирается уже на привилегию, выданную Генрихом IV, но объявляет об отмене полномочий всех других гражданских инстанций (иначе говоря, городов) по отношению к евреям. Этот переход от местных правовых соглашений к общегосударственным соглашениям, заключаемым королями, говорит об укреплении центральной власти. Для самих королей заключение правовых соглашений с евреями стало одним из методов обозначения границы их собственных полномочий. Обещание защиты евреям со стороны королей стало частью развития централизованного правления, целью которого было уменьшение влияния местных силовых структур, руководство которых не зависело от центрального правления. В результате, если раньше можно было определить евреев как группу, подобную всем остальным многочисленным группам горожан, которые обладали автономией самоуправления, то сейчас евреи получили особый статус, который отличался от статуса всех остальных горожан. Подобное выделение евреев из среды остальных жителей города, только усиливало напряжение между ними и их соседями.

С тех пор, как евреи перешли под покровительство центральной власти, в их юридическом статусе произошли большие изменения. В привилегии, опубликованной императором Фридрихом II (1215-1250) в 1236 году, евреи впервые названы “рабами казны” (servi camerae). Этот термин стал со временем основой определения юридического статуса евреев в Германии. Непосредственный смысл определения заключался в том, что евреи утратили статус свободных людей, приравнивавший их к христианским жителям города и лежавший в основе прежнего законодательства. Вместе с тем, основные права евреев, такие как автономия, сохранились и теперь. Эти права все еще продолжали основываться на привилегии Рудигера. Короли даже позаботились о том, чтобы евреи не облагались теми особыми налогами, которые должны были платить остальные жители города, потому что они платили налоги (и весьма высокие) непосредственно в королевскую казну. Это различие нередко вызывало враждебное отношение со стороны прочих горожан, которым не нравился тот факт, что евреи не разделяют тягот города, в котором живут14.

ЕВРЕИ И ХРИСТИАНЕ В ЕВРОПЕЙСКОМ ГОРОДЕ

Городские условия жизни потребовали создания новых форм общественной организации, что и происходило, как среди евреев, так и среди христиан. Обе общины создали новые правила, согласно которым должны были складываться отношения членов этих общин. Необходимость привести жизнь евреев в соответствии с новыми условиями и выстроить отвечающие требованиям времени отношения внутри еврейской общины привела к развитию определенных общественных установлений и созданию иных рамок для обучения и творческой работы. В главных общинах, расположенных на берегах Рейна и во Франции действовали лидеры, сосредоточившие в своих руках как религиозные, так и общественные функции. Им и принадлежит основная заслуга в создании рамок еврейского быта в христианском обществе. Их деятельность способствовала осознанию евреями себя как отличающейся и вполне сформированной отдельной общественной единицы. Из самых значительных лидеров того времени назовем рабейну Гершома -»Меор ха-Гола» (РаГМА, «Светоч Галута»), который жил в 960-1028 гг. и считается одним из архитекторов духовного образа ашкеназского еврейства в Средние века, и рабби Шломо Ицхаки (РаШИ), жившего в 1041-1105 гг. Основная деятельность РаШИ происходила во Франции. Он считался одним из самых великих толкователей Талмуда и комментаторов ТаНаХа.

В повседневной жизни границы между евреями и христианами, жившими в том же городе, были достаточно размытыми. Между ними существовали тесные экономические связи, в которых было, однако, и немало напряженности. Эти связи стали основой для литературы «вопросов и ответов» (респонсов)15, дошедших до нас с тех времен. Например, мы узнаем о проблемах делового партнерства из вопроса, который, скорее всего, был адресован РаШИ. Вот что в нем говорится:

«Спросили рабби: «Если у еврея и нееврея имеется в общем владении пекарня, может ли сказать еврей: «Бери себе пасхальную неделю [то есть доходы за это время], а я потом возьму у тебя за выпечку?» Ответил рав: «Если еврей не получает доход в неделю до Песаха и берет себе выручку за следующую неделю – это не похоже на случай [описанный в талмудической литературе], когда у еврея и нееврея одно поле, и тогда не может он сказать – бери себе долю доходов с поля за субботу, а я возьму у тебя в будний день, т.к. каждый работает поровну, а потому тот, кто занимается прополкой в субботу, как будто работает на еврея. Но тут, раз деньги были получены заранее, разрешается, как и в случае, когда евреи, привычные получать хлеб из совместной пекарни («мааруфи»), в пасхальные дни хлеба не берут. Но получают они после Песаха, начиная с той самой недели.»16

В этом ответе РаШИ приводит примеры делового сотрудничества между евреями и христианами. Каждый вид совместного владения имуществом поднимал собственные галахические проблемы. В респонсе обсуждается вопрос использования печи для выпечки хлеба, находящейся в совместном владении еврея и нееврея, во время пасхальной недели. РаШИ постановил, что допустимым решением является такое: еврей должен взять свою долю до пасхальной недели, а доходы от продажи хлеба в пасхальную останутся у христианина. Постановление направлено на предупреждение экономических убытков, а потому следует найти связь между существующей Галахой и насущными экономическими потребностями. Чтобы справиться с этой трудностью, РаШИ приводит талмудическую дискуссию по поводу совместного владения полем, которое требует иного решения проблемы. Партнерства такого рода в средневековой Европе почти не было, несмотря на то, что все еще существовало немало евреев, владевших пахотной землей или полями. Дополнительно к этим двум примерам, приводится пример партнерства в деле, имеющем постоянный круг клиентов («мааруфи»)17, то есть с некой христианской стороной, с которой евреи состояли в постоянных и защищенных договором торговых отношениях. С целью сохранения общественного спокойствия, еврейская община должна была, по примеру различных нееврейских общин, сохранять монополию определенного еврея на экономические связи с определенным неевреем. Партнерские отношения между евреем и неевреем были распространенным явлением. О специфических отношениях между евреем и его «мааруфи» мы узнаем и из вопроса, заданного рабейну Гершому Меор ха-Гола. Этот вопрос относится к нетипичному случаю, но, несмотря на это, он может указать нам на многие аспекты взаимоотношений между евреями и христианами в то время.

«И спросили про Реувена и Шимона, которые пришли на суд. И встал Реувен и заявил, что в его мааруфи был один вор, нееврей, который терся среди неевреев и воровал у них вещи. И приносил эти вещи [Реувену] для продажи. И как-то пошел Реувен в одну деревню, находящуюся за городом, и увидел его тот самый вор из его мааруфи, и пошел (?) с одной вершины горы, и с ним один нееврей, который ему сопутствовал и воровал с ним вместе. И пошел [Реувен] с ними по дороге, и не стал Реувен говорить с ним о краже, потому что сопровождал его другой нееврей, до тех пор, пока вор не начал говорить [к Реувену] и сказал так: как он, так и я, решили мы вместе идти воровать. А теперь вернись в свой дом и покажи жилище [спать] моему товарищу, чтобы пришел он туда, если найдет что-нибудь. И вернулся Реувен домой, и показал им свой дом, и велел им идти своим путем. И пошли они, и вернулись, и принесли ему краденое, и продали его ему оба, и сказали: «Дай нам денег из своих на плащи, которые мы видели в одном месте, и пойдем туда и продадим их. Он их выслушал, вытащил из кармана три динара и одолжил их тому вору, который был из его мааруфи, и назначил день, когда тот должен вернуться к нему [...] Когда они вернулись к нему, настало время жатвы, и было [...] в жатву, и пошел он туда со своей женой. И оставил в своем доме только малую дочь и нееврейку-служанку, и сказал служанке: «Если придут сюда воры и принесут что-нибудь, возьми это у них и положи в мой ящик, и дай им денег на еду, а потом приди ко мне, и я пойду к ним. Он пошел на жатву, а воры пришли к нему, к Шимону [Реувену], и принесли в руках плащи. Сразу увидела их соседка этого Реувена и сказала Шимону: «Воры из твоей мааруфи пришли в дом к Реувену». А у Шимона тоже были в его мааруфи неевреи-воры, которые воровали вещи и приносили ему на продажу. Шимон тут же вышел и пошел к тем ворам, и говорил с одним из них, с тем, который был поначалу его мааруфи. А был этот вор, который сопровождал вора Реувена. И стал [Шимон] ему угрожать, что сообщит о нем властям и сдаст в его им в руки, если не отнесет он покражу к нему домой. И говорил с вором до тех пор, пока не забрал эти плащи у Реувена, как те, что еще находились в руках у воров, так и те, которые взяла у них нееврейка-служанка и положила в ящик.

А сейчас Реувен требует у Шимона вернуть все, что тот взял из его дома, так как уже ранее одолжил из своих денег для их приобретения и дал им кувалду, чтобы сбить замок с двери, где находились плащи. И более того, когда были они в последний раз у него дома, дала им его служанка-нееврейка пить, и взяла жена Шимона его в доме его и повела в дом к вору. И Шимон отвечал: один из воров был мааруфи и прежде тоже часто водил меня во всякие места за городом, где прятал то, что воровал у неевреев, и там мне это продавал. А когда узнал про эти плащи, сказал мне: «Если хочешь, пойду туда, и одолжи мне, пожалуйста, немного на них, а когда они будут у меня, принесу их тебе для продажи». Сразу же вытащил [Шимон] два динара и дал ему, и пошел он себе, и принес плащи, он и тот вор, мааруфи Реувена, и пришел в дом Реувена. И так случилось, что Шимон стал посылать своих людей [из его дома] на Дунай, и пошел с ними для компании, потому что было темно, и говорил громко, чтобы создать им компанию. По дороге слышал вор из его мааруфи голос из дома Реувена, и вышел к нему на порог. Узнал его Шимон и сказал: «Ты ли это, человек, который меня утеснил, взял в долг и сказал мне (?) идти к тебе, и пошел я дальше». Шимон зашел в [свой] дом, и вор зашел за ним, и отвязал плащи от [связки], и продал ему[...]»18

1. Опишите развитие событий в этом сложном рассказе.
2. Что мы узнаем из него о взаимоотношениях евреев и христиан в экономической и общественной сферах?

Перед нами юридический документ, темой которого является решение спора при помощи арбитражного разбирательства. В процессе этого юридического разбирательства мы узнаем много интересных деталей о жизни преступного мира в Средние века и о роли евреев в этой жизни. Речь идет о споре между двумя евреями, Реувеном и Шимоном. Оба они поддерживали деловые связи с ворами. Реувен был связан с определенным вором-христианином. В деле, которое стало ядром спора, этот вор сотрудничал с еще одним вором, который поддерживал деловые отношения с Шимоном. А посему Шимон требовал себе наворованную добычу. В конце концов, рабби РаГМА решил это дело в пользу Реувена. И сделал это на основании одних лишь галахических постановлений. Но это к нашему делу уже не относится. Нас интересует другое: из этого текста вытекает, что сам факт сотрудничества с ворами-христианами считается чем-то само собой разумеющимся. Ни одна из сторон, включая и самого рабби Гершома, не порицает это сотрудничество. Его никто и не спрашивает о моральной стороне воровства у нееврея. От рабби Гершома требуется решить, кто из двух евреев должен получить краденое. Подобное сотрудничество между торговцами (евреями) и ворами не должно нас удивлять. В Средние века подобные связи между торговцами и нарушителями закона, грабителями, вовсе не были редкостью в системе европейской торговли. Мы говорим о временах, когда торговля и пиратство часто звучали как синонимы. А поскольку евреи были купцами, неудивительно, что они поддерживали связи с ворами и занимались сбытом краденого.

Приведенный документ показывает, насколько тесными были связи между евреями и христианами в средневековой Европе. Из него мы можем также почерпнуть, какова роль нееврейской служанки в еврейском доме. Мы видим, что служанка управляла делами хозяина, и он ей полностью доверял. Само собой разумеется, что взаимоотношения евреев и христиан не ограничивались воровской сферой. Эти отношения охватывали весь спектр экономической жизни. Деловые отношения зачастую переходили в дружеские и культурные связи. Напомним, что во многих местах евреи все еще жили вперемешку с христианами, а не в отдельных еврейских кварталах. Ограничительных законоположений еще тоже почти не было, а потому образ жизни еврея был похож на образ жизни христианина. Лионский епископ Агобард (Agobard; 816-840), в произведениях которого хорошо ощущается острая антиеврейская позиция автора, возмущается тем, что власти не проводят четкого различия между евреями и христианами, и тем, что нет твердого запрета на контакты с евреями. В письме от 828 года к епископу Нарбонна19 он просит прекратить взаимоотношения христиан с евреями, поскольку из-за них христиане начали соблюдать субботу. Эта жалоба доказывает существование близких добрососедских отношений и осведомленность относительно обычаев. Естественно, сто столь тесная близость при существовавших различиях веры приводила к большому напряжению.

Евреи, как и христиане, задавались проблемой самоопределения в качестве евреев, как ввиду необходимости жить в христианском окружении, так и благодаря тому, что приходилось приспосабливать талмудическое законодательство к нуждам повседневной жизни. В центре проблемы стоял вопрос, определять ли христиан как язычников. В Талмуде имеется ряд законов, призванных ограничить контакты между евреями и язычниками. Целый раздел Талмуда, посвященный язычеству («Масехет авода зара»), разбирает эти вопросы. Ранние ашкеназские мудрецы пытались найти решение, которое позволило бы им выделить христиан в отдельную группу, не причисляя их к язычникам. РаГМА занялся этой проблемой, когда перед ним поставили вопрос, могут ли евреи заниматься торговлей одежды для священников, то есть одежды, которую надевают священники для выполнения христианских обрядов. Согласно Талмуду, евреям запрещается заниматься торговлей предметами, которые могут служить для исполнения нееврейских культовых действ. Рабби Гершом был заинтересован в том, чтобы разрешить эту торговлю, поскольку она приносила большие доходы. И он постановил следующее:

«Ты спрашивал об одежде священников, в которой они поют [молятся] [языческие служения], и говорят, что это – предметы языческого культа, а потому надо поступать согласно рабби Иоханану [трактат Хулин, 13]. Но поскольку неевреи, которые не живут в Стране Израиля, не являются язычниками, то это можно [продавать]. А посему, можно и торговать с ними в дни их праздников, поскольку они не служат языческим культам [авода зара] и до тех пор, пока не будут этому служить, тогда, как сказано: «Истребите все места их».20 И посудой, которой пользуются для языческих культов и на которой написаны слова этих культов, поскольку они не являются язычниками, и их культы не считаются языческими культами. Но сами их культы, несомненно, являются запрещенными, ибо нееврейский запрещен, служат ему, так или иначе. Но если пропитание зависит от этого, будем считать, что пусть они заблуждаются и не будут злонамеренны».21

1. Каковы, согласно приведенному тексту, два понимания язычества?
2. Попробуйте определить конфликтную ситуацию, вытекающую из слов рабби Гершома.
3. Какое заключение можно вывести из путаной формулировки этого ответа?

Выделение христиан в группу, не относящуюся к галахическому определению язычников, имело большое значение. Так, например, Талмуд запрещает торговые сделки и ведение расчетов с неевреями» в дни их праздников». Так как они припишут свой коммерческий успех помощи своих богов, и еврей будет косвенно виновен в идолопоклонстве. В ашкеназских странах этот запрет не выполнялся в связи с определенными экономическими условиями. Узаконить это существующее положение с точки зрения Галахи можно было только объявив, что христиане не являются язычниками. А для этого привели в пример рабби Иоханана, который сказал, что «неевреи, живущие вне пределов Страны Израиля, не являются язычниками, а только следуют обычаям своих предков» (трактат Хулин, 13,7). Таким образом, можно было вступать в деловые отношения с христианами, не преступая при этом законов, запрещающих деловые отношения с язычниками. Рабби Гершом нашел нужным даже подчеркнуть, что иное решение лишит европейских евреев заработка. Нам кажется, что слова рабби Гершома указывают на его понимание тех галахических проблем, какие могут возникнуть вследствие этого решения, но он должен был это решение принять, чтобы обеспечить евреям возможность существования в христианском окружении, которое отличалось от общественной ситуации, имевшей место во время написания талмудического текста.

1 Монахи местного монастыря.

2 Динур, Б.-Ц., “Израиль в изгнании”, (ивр.), 1,1,стр. 170-171.

3 Генрих IV (Heinrich; 1065-1106) был вовлечен в продолжительный и острый конфликт с папой Григорием VII относительно права императора назначать на должность епископов (спор об инвеституре). Этот конфликт разрешился зимой 1077 года, когда Генрих сдался и пошел в Каноссу (Canossa), город в Италии, где находился папа. О споре об инвеституре см. далее.

4 Речь, видимо, идет о Книге Левит в богато украшенной обложке.

5 Свидетельство рабби Шломо бен Шимона, из: Hebraishe Berichte uber die Judenverfolgungen wuhrend der Kreuzzuge, ed .A. Neubauer und M.Stern, p.31.

6 О еврейских районах вы сможете подробнее прочитать в третьей части.

7 Гроссман, А., “Иммиграция евреев в Германию и их поселение в IX-XI веках”, в кн.: “Иммиграция и расселение евреев в Израиле и среди других народов”, (ивр.), стр.125-126.

8 Гроссман, А., “Первые ашкеназские мудрецы”, (ивр.), стр.10.

9 Kisch, G., The Jews in Medieval Germany, pp. 300-301,330-331. Эта тема будет детально разбираться в третьей главе 4 части курса.

10 Участок земли, который мог обеспечить одно семейное хозяйство. Величина участка была разной в разных областях и зависела от плодородности земли и величины семьи землевладельца.

11 Синод (synod) – церковный совет. Утрехт – важный голландский город, расположенный в дельте Рейна.

12 Indictio – счет времени, основанный на пятнадцатилетнем исчислении. Началом этого летоисчисления является 312 год, когда начали приводить сборы налогов с интервалом в 15 лет в соответствии со сроком действия римских налоговых списков. Этот метод летоисчисления требует отнять от года принятого летоисчисления 312 и разделить остаток на 15. Полученное число является индикцией. Этим методом летоисчисления пользовались в основном в королевских канцеляриях, а также в канцеляриях пап и епископов.

13 Gunter. F., Quellen zur Geschichte des deutschen Bauernstandes in Mittelalter, pp.168-172.

14 Дискуссия по вопросу привилегии Фридриха II и термина “рабы казны” – см. далее.

15 Обмен письмами между вопрошающим и знатоком Галахи, в процессе которого выяснялись отдельные положения Галахи применительно к действительности. Корни этой литературной формы уходят во времена таннаев. Галахическая переписка стала в Средние века основным методом еврейского законодательства. Эти переписка имеет и огромную историческую ценность для изучения Средневековья, поскольку в ней отражены детали повседневного существования евреев. См. далее.

16 “Сефер ха-Ора”, стр. 192. Авторство этой книги приписывается РаШИ. Она состоит из галахических постановлений и судебных решений.

17 “Мааруфи”, от арабского “мааруф” – известный, знакомый. Имеется в виду круг постоянных данного предприятия, тех, которые постоянно с ним в торговых отношениях. См. далее.

18 Рукопись Монтефиори 98, стр.96. Приводится в книге Авраама Гроссмана “Отношение первых ашкеназийских мудрецов к общине”.

19 Нарбонн – город в Южной Франции. Первые свидетельства о существовании (начиная с 471 г.) во Франции еврейской общины относятся к Нарбонну. В XI-XII вв. Нарбонн был большим еврейским центром Прованса.

20 Отрывок из Второзакония (Втор 12:2), т.е.если они будут служить языческим культам, то они станут язычниками и тогда к ним применим стих из Второзакония.

21 “Ответы мудрецов Франции и Лотарингии”, (ивр.).