Часть вторая. Большинство и меньшинство

ГЛАВА IV. ЕВРЕЙСКАЯ ОБЩИНА

ОБЛИК ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЫ

Евреи жили своими общинами, что отделяло их от остальных жителей города. С государственно-общественной точки зрения это означало, что община является институтом, действующим в соответствии с рядом правил, обеспечивающих евреям самоуправление в соответствии с еврейскими законами. Община была автономным образованием. Эта автономия, как мы уже видели, обеспечивалась привилегиями, выданными властями, которые позволяли евреям создавать самостоятельные еврейские органы самоуправления. В каждой общине имелись общественные организации, ответственные за самые различные сферы жизни: за администрацию, образование, социальную помощь и синагогу. Постановления еврейского самоуправления регулировали все стороны жизни индивидуума и определяли его образ жизни. Они дополняли Галаху в определении распорядка дня каждого человека и в установлении рамок его экономической и общественной деятельности. Община была в некотором роде закрытой структурой, которая сама определяла принципы своего существования, но вместе с тем, она поддерживала разветвленные связи с окружающим миром и пыталась приспособиться к его особым требованиям.

Основной облик еврейской общины в Германии и Франции, известной под названием «ашкеназская община», сложился в X-XI вв. Процесс ее образования происходил одновременно с ростом еврейского населения в различных городах Германии и северной Франции и параллельно с созданием в этих странах новых городов. В таких местах, как Майнц и Шпейер возникли центры изучения Торы, которые и определили облик европейского еврейства. Деятельность лидеров, пользовавшихся авторитетом у своих общин, прокладывала пути к приспособлению жизни евреев к условиям европейской деятельности. В результате этой деятельности образовалась строгая общинная структура со своим авторитетным руководством и ясно сформулированными правилами еврейского судопроизводства, а также разработанной системой взаимоотношений между евреями внутри общины и отношениями между общиной и окружающим ее христианским обществом. Эти основы общественного устройства стали базой для развития еврейских общин в христианской Европе и в более поздние периоды. Руководство в этих общинах обычно находилось в руках высших религиозных авторитетов, которые совмещали интеллектуальную деятельность с деятельностью общественно-политической. Как мы уже говорили, такими выдающимися деятелями до 1096 года были РаГМа и РаШИ, которые заложили основы, как интеллектуальной деятельности, так и общественных организаций еврейской общины. В своих ответах на галахические вопросы и в приписываемых ему постановлениях рабби Гершом фактически заложил основы понимания того, как должна строиться и действовать еврейская община. Двумя поколениями позже РаШИ определил рамки еврейского обучения и галахических правил поведения (Галахи). Комментарий РаШИ к Торе и Талмуду фактически завершил определенный период в истории европейских евреев и положил начало новому периоду, основанному на результатах деятельности самого РаШИ. В XII-XIII вв. продолжателями дела РаШИ стали еврейские мудрецы Германии и Франции, которых называют авторами дополнений (“баалей тосафот”), поскольку они писали дополнения к комментариям РаШИ.

Следует отметить, что в начале общинного устройства были заложены не в Европе. Историки, среди которых следует упомянуть Сало Барона и Ицхака Бэра, пишут, что основные черты, характеризовавшие жизнь евреев в Европе в интересующий нас период, являются гораздо более древними. Эти характерные черты образовались одновременно с развитием иудаизма в период Второго Храма и позднее. Ицхак Бэр писал:

«[...] Община является, таким образом, в нашей истории имманентным образованием. Ее породило не изгнание, хотя характер организации общины делала ее легко приспособляемой к любому мест, как в Стране Израиля, так и в изгнании. Эта организационная структура подходила к любой общественной и экономической типологии, будь то крестьяне, ремесленники или торговцы, но при сами собой разумеющемся условии, что внешнее строение общины будет соответствовать религиозно- общественным направлениям, которые, собственно, ее и создали, и которые она должна была воплотить в жизнь в противостояние языческим культурам и греческому городу в целом [...]»1

1.Попробуйте передать своими словами цитаты из статьи Бэра, сохраняя при этом связь между его утверждением и вопросом места еврейского меньшинства в европейском обществе.
2. В словах Бэра ощущается наличие дискуссии, но при этом он не позволяет нам понять, против кого и против какого утверждения направлены его слова. Можете ли вы попытаться сформулировать иную точку зрения на данный вопрос, используя при этом слова самого Бэра? При этом от вас не требуется вынести суждение относительно правильности той или иной точки зрения. Все, что требуется, это просто противопоставить одну точку зрения другой.

Преемственность между ранними основами еврейской общины, сложившимися в античные времена, и между структурами, сложившимися в гораздо более поздний период в Европе, на которую указывает Бэр, является в определенном плане самоочевидной. Несмотря на все перемены, которые произошли в еврейской жизни на протяжении многих поколений, основные формы всегда сохранялись как в сфере верований и убеждений, так и в общественной и повседневной жизни. Если бы все происходило иначе, то евреи не стали бы группой меньшинства в Европе, а просто растворились бы в европейском обществе. Иудаизм существовал за счет подчинения указаниям Торы, Талмуда и Мишны, которые служили основой, как для изучения, так и для исполнения заповедей. Это та внеисторическая и временная константа, без учета которой невозможно дать определение средневекового еврейства. Но наряду с этой неизменной основой, мы можем найти и весьма существенные различия в развитии разных общин в различных местах и в разное время, которые указывают на определенный контекст, потребовавший от еврейства именно таких путей приспособления. Более того, некоторые явления, которые кажутся нам нынче неотъемлемой частью иудаизма, возникли в определенном месте и ранее не были известны.

Итак, еврейская община в Европе отличалась своими постановлениями и образом жизни от принятого ранее еврейского образа жизни. Ирвинг Эйгус, занимавшийся исследованием истории евреев Германии и Франции, утверждает:

«Их обычаи, их ведущие личности, их отношение к женам и детям, а также их общественное устройство мало чем напоминали евреев времен Второго Храма или даже среднего вавилонского и египетского еврея эпохи гаонов».2

О каких факторах, по вашему мнению, идет речь? Какова причина различия между мироощущения вавилонских евреев и евреев, живших в европейских странах?

Можно сравнить процесс создания еврейских общин в Европе с происходившим одновременно процессом становления европейской культуры. Европейская цивилизация строилась на основах, заложенных погибшей римской цивилизацией. Этот процесс заключался в приспособлении определенной части римских структур к новым нуждам. Еврейские общины начали процесс самостоятельного созидания на основе традиции центров изучения Торы и руководства общиной, существовавших в Вавилоне. Надо помнить, что во время становления еврейских общин в просыпающейся Западной Европе, духовное главенство в еврейском мире принадлежало лидерам общин в странах ислама. Вавилонские мудрецы являлись признанными и неоспоримыми авторитетами и лидерами для подавляющего большинства евреев во всем мире. В тот исторический период, когда ашкеназские общины проходили процесс становления, они полностью принимали учение вавилонского центра. С XI в. и далее Вавилонский Талмуд стал основой мышления и общественного законодательства для западных общин, но его принятию предшествовал долгий диалог, задачей которого было совместить существующую действительность и традицию с текстом. В древние времена ашкеназские мудрецы редактировали эти тексты так, чтобы они соответствовали особенностям их традиции. В отдельных случаях духовные вожди ашкеназского еврейства действовали вразрез с четко выраженной позицией гаонов.3 Так они поступали, например, в вопросе об опоздании с молитвой и о наложении штрафов вне пределов Страны Израиля. Из вавилонской Галахи порой следовали заключения, которые ударяли по возможностям экономического функционирования европейских евреев. Потому-то подобные заключения подвергались изменениям. Именно так поступили мудрецы, разрешив евреям плыть по рекам по субботам и праздникам или нанимать в слуги неевреев.4 Таким образом они пытались устранить несоответствие Галахи и требований реальности, которые сделали бы жизнь евреев в Европе просто невозможной.

Вход в синагогу в Регенсбурге. Гравюра Альбрехта Альдорфера

Иллюстрация 11

Вход в синагогу в Регенсбурге. Гравюра Альбрехта Альдорфера (Albrecht Aldorfer, примерно 1480-1538) от 1519 года. На табличке написано: “Вход в еврейскую синагогу Ратисбона (Регетсбурга). Разаушена 21 февраля 1519 года.

История развития еврейского законодательства (Галахи) является, в сущности, историей продолжительной дискуссии по поводу талмудических текстов. Каждое поколение пыталось разрешить те трудности, которые ставили перед ними эти тексты, с целью прояснить для себя их значение. Во все периоды развития еврейского законодательства его составители задавались задачей сохранить еврейскую сущность и создать рамки еврейской жизни, приспособив их при этом к нормам европейской жизни. Приведем слова Яакова Каца по этому вопросу:

«[...] Еврейское законодательство пытается сохранить равновесие между двумя действующими силами: приспособлением к существующим условиям, с одной стороны, и сохранением еврейской сущности, - с другой. Порой Галаха следует за общественными переменами, что отмечали многие историки, [...] однако, она ни на минуту не упускает из виду свою другую задачу, - сохранять еврейскую самоидентификацию, ретроактивно оправдывая неизбежные изменения. Поэтому одним из достижений еврейского законодательства является то, что оно не позволило индивидууму или большим группам евреев вмешиваться в общественную и религиозную жизнь христианского окружения, поскольку ограничило и обусловило только те послабления, которых требовали условия существования. Еврейское законодательство не создало сам факт религиозного и общественного размежевания с христианской средой; это размежевание возникло вследствие этнической привязанности к собственному образу и «избранности», как их обрисовывали традиция, и все ограничения, служившие средством для отделения евреев от их окружения, являлись следствием этой привязанности. От еврейского законодательства требовалось только определить детали этого общественно-религиозного отделения, а оно опиралось при этом на исторические источники, принимая при этом во внимание условия сложившейся действительности. В задачи Галахи не входило, основываясь на прецеденте, создавать новое или обновлять старое в сфере первоначальных религиозных понятий или в сфере общественной жизни – она должна была только упорядочивать и контролировать».5

Образ жизни евреев в Европе основывался вначале на устной традиции, передававшейся от отца к сыну. Эта традиция создала целую систему обычаев (минхагим), которые считались священными и обязывающими. Некоторые из них явно противоречили Талмуду. Несмотря на это, средневековые ашкеназские мудрецы пытались сохранить эти обычаи, где только можно было возможно, даже если было достаточно ясно, что при этом они отходят от писанного еврейского законодательства. Исраэль Та-Шма посвятил вопросу места обычаев в культуре ашкеназских евреев подробное исследование и установил, что ни в каких других общинах местному обычаю не придавалось такого значения, как здесь.6 Галахическая дискуссия находилась, таким образом, под влиянием желания дать принятому обычаю галахическое обоснование.

Община достигла своего организационного расцвета, когда оформился и определился институт раввината. Мордехай Бройер писал:

«Авторитет раввинистической общинной элиты явился следствием общественного развития, в ходе которого оформился образ мудреца, которого все общество признает в качестве толкователя еврейского законодательства и руководителя общины.
При этом образовалась постоянная двусторонняя зависимость между раввином и остальными членами общества, основанная на авторитете и власти этого раввина. Этот процесс начался в IX-X вв. во время заселения долины Рейна семьями, приехавшими из Италии и привезшими с собой традицию организации общины, которая была принята в Стране Израиля [...]”7.

По прошествии времени эта структура прошла процесс ускорения, превратилась в институт, и положение раввина перестало определяться его «важностью».

ИСТОЧНИКИ СВЕДЕНИЙ ОБ ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЕ

Характер еврейской общины можно восстановить по галахической литературе, сохранившей постановления и решения, касавшиеся разных сторон жизни. Термин «Галаха» относится к нормативной части еврейского творчества, то есть к тому, что имеет не только духовное значение, но и действенное применение в вопросе исполнения заповедей. Галаха воспринимается как детальное объяснение заповедей Торы с разъяснением правильных путей их исполнения. Галаха не была жестким сводом законов и правил. Она всегда пыталась, иногда умеренно, порой с чрезмерным пылом, найти способы решения возникших практических проблем. Развитие Галахи происходило по четырем направлениям, которые отражали особенности основных течений в галахической литературе:

Комментарии: комментарий по сути своей является чтением текста с попыткой понять его в соответствии со стереотипами того времени. Комментарии к Талмуду, которые составлялись в рассматриваемый нами период, содержат, помимо всего прочего, попытку читать текст, соотносясь при этом с актуальными проблемами дня. Порой, когда обнаруживалось очевидное разногласие между словами древних мудрецов и современными общественно-экономическими нуждами, комментаторы предпочитали не соотноситься с явным смыслом этих слов. Комментарии к Талмуду играли центральную роль в определении характера еврейской общины и границ ее власти.

Законоположения: решения, принятые еврейской общины, оформлялись в законоположения, которые формировались выдающимися руководителями этой общины. Однако, время от времени, как это обычно бывает, возникла потребность изменить эти законоположения, чтобы привести их в соответствие с новой реальностью, ставившей такие галахические проблемы, какие ранее просто не возникали. Порой эти законоположения вообще не были связаны с религиозными реалиями и носили социальный характер. Законоположения являются ярким проявлением еврейского самоуправления и укрепления общинной администрации. Были законоположения, которые оказались общепринятыми на всем географическом пространстве, о котором идет речь, а были и такие, которые принимались отдельными общинами.

Вопросы и ответы (респонсы): литература вопросов-ответов ведет свое начало еще со времен вавилонских гаонов. Она состоит из вопросов, которые посылались признанными знатоками Галахи. Эти вопросы задавались по большей части, когда у евреев возникало какое-нибудь сомнение в определенном житейском деле. Решениям, основанным на личных проблемах, сформулированных в вопросах, придается большое значение в развитии еврейского законодательства. Во многих случаях вопросы возникли вследствие расхождения между экономическими и общественными условиями или обычаями и Галахой. В своих ответах мудрец развивал эту тему и постановлял, как именно следует себя вести. Литература вопросов-ответов содержит поучительный материал о жизни в Европе в те времена, о ее проблемах и сложностях.

Сборники постановлений: сборникам постановлений отводится особое место. Речь идет о той литературе, в которой подытоживались все постановления и галахические сведения и катализировались согласно сферам применения. Литература подобного рода появилась поначалу в мусульманских странах. В первую очередь следует назвать книгу постановлений рава Ицхака Альфаси8, составленную в XI в., и сочинение РаМБаМа “Мишне Тора”9, написанное в XI в. Книги постановлений были призваны дать немедленный и четкий ответ каждому еврею, который задавался вопросом, как ему следует поступить.

Эти виды галахической литературы были характерны не только для Европы. Они с давних времен характеризуют раввинистическое еврейское творчество во всем мире. Однако, эта литература приобрела в еврейских общинах Европы в описываемый период особый характер, отражавший особый путь развития этих общин.

В вопросах внутреннего управления община пользпвалась полной независимостью. Правда, многие постановления принимались с согласия всех остальных общин, располагавшихся в определенном географическом регионе, и существовали лидеры, пользовавшиеся бесприкословным авторитетом галахических законодателей, но это не противоречило той независимости, которую отстаивала каждая отдельная община. Рабби Гершом (РаГМа), постановил, что «тот приговор, который вынесли общины, остается в силе и то, что они делают, делается по праву».10 Это однозначное постановление говорит о том, что существование различий между каждым городом и районом было хорошо известно. Выраженная в словах рабби Гершома позиция была выработана для того, чтобы еврейская жизнь в каждом отдельном месте могла наилучшим образом соответствовать постоянно изменяющимся локальным требованиям. Рабби Йосеф Тов Элем, автор добавлений (тосафот), один из самых важных европейских мудрецов Франции в XI в., подчеркивает, что «[...] постановлено, что мудрецы уполномочили каждую отдельную общину принимать касательно себя собственные постановления, и никакая другая община не имеет права их отменять».11 Считалось, что подобная независимость каждой общины соответствует политической действительности того времени. Исраэль Та-Шма пишет по этому поводу следующее:

«Исторические основы подобной общинной организации берут свое начало во внутренней еврейской традиции, как она отражается в талмудической литературе, и в том большом значении, которое придавалось выраженной децентрализации власти, имевшей место на всей территории разваливавшегося государства Каролингов в первый феодальный период, то есть, по всей видимости, в начальный период становления общин во Франции. В этот же период власть на территории Франции была поделена между большим количеством местных властителей, которые вели между собой упорную и жестокую борьбу за расширение сферы власти и влияния, а влияние короля как верховной власти было повсеместно подорвано. Да и в Германии, несмотря на то, что положение центральной власти не было настолько катастрофическим, фактическая политическая сила находилась в руках местных правителей. Фоном же для всего этого служила старинная традиция клановых взаимоотношений, которую князья старались оберегать от переворотов и изменений, инициированных центральной властью»12.

Как можно определить место еврейской общины в Европе в обсуждаемое время, опираясь на вышеприведенную цитату?

Еврейская община основывалась на принципе, согласно которому у нее есть право управлять своими делами и заставлять каждого члена общины подчиняться. Община обладала правом навязывать свою волю индивидууму, она могла наложить такие наказания, как отлучение или наказание плетями. Различные постановления, которые принимались в то время, были призваны предупредить экономическое соперничество между евреями и обеспечить беспрепятственную торговлю. На основе более ранних постановлений, принятых, по всей вероятности согласно существующим обычаям, выросли сейчас более сложные и сформировавшиеся структуры. Приведем несколько примеров:

«Мааруфи» – раннее постановление, скорее всего, калька, перенесенная из мусульманского мира, которая должна была предупредить деловое соперничество между евреями в сфере торговли. Это постановление запрещало еврею входить в торговые отношения с клиентом-христианином, который являлся постоянным клиентом другого еврея.

Запрет на поселение – постановление, согласно которому члены определенной общины имели право не допустить поселение новых поселенцев-евреев на территории данного города в том случае, если эти новые поселенцы могли отнять у них заработок.

Опоздание с молитвой – постановление, согласно которому еврей, находившийся в процессе разбирательства с одним из членов общины, мог задержать общинную молитву до тех пор, пока спор не будет решен.

Следует отметить, что эти постановления в основе своей напоминают постановления христианской гильдии, которая образовалась в то же самое время. В обоих случаях речь идет об организациях, которые поставили своей целью упорядочение общественной и экономической жизни, а также предупреждение внутреннего делового соперничества между ее членами. Трудно однозначно определить, как именно создавались эти структуры. Бэр полагал, что еврейские общины предшествовали появлению в христианских городах корпоративных структур и даже служили образцом для их создания. Это, пусть и необоснованное предположение, кажется нам весьма вероятным. Основой для христианских корпоративных объединений служила торговая жизнь города. Мы уже знаем, что ранние европейские общины состояли в основном из еврейских торговцев, а потому многие постановления должны были упорядочить торговлю. Как бы то ни было, общественные структуры, возникшие в еврейских кварталах, были похожи на параллельные структуры, возникшие в то же время в среде горожан-христиан. Все эти правила, возникшие в еврейской и христианской среде, стали четкими и формально обоснованными в XII в. И в той, и в другой группе эти правила должны были решать насущные проблемы, которые ставила перед ними меняющаяся действительность.

ЕВРЕЙСКАЯ ОБЩИНА И ХРИСТИАНСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ

Одновременно с развитием европейской еврейской общины формировались общественные и культурные организации христианского города. Каждая из организаций выполняла многочисленные и разнообразные функции, в то время как община выполняла все эти функции одновременно. Несмотря на это фундаментальное различие, интересно сравнивать еврейскую общину и организации христианского города. Такое сравнение поможет нам понять, какие взаимоотношения существовали между организационными структурами большинства и меньшинства, в чем они были схожи между собой и чем отличались друг от друга.

Еврейская община и гильдия

Гильдия являлась характерным институтом средневекового христианского города. Первые гильдии появились в главных торговых городах Италии. Различные формы гильдейской организации появились в городах северной Европы уже в XI в., но полностью они сформировались только в начале XII в., когда эти формирования приобрели формальный и официальный характер. В начальный период горожан не разделяли на торговцев и ремесленников. С середины XII в. начался рост городского населения. С развитием производства появилось различие между гильдией торговцев и гильдией ремесленников. Город превратился в формацию, состоявшую из нескольких гильдий. Гильдия была объединением, в котором состояли люди, занимавшиеся одним и тем же делом. Целью объединения была защита экономических и общественных прав и интересов его членов. В городах существовали гильдии торговцев шерстью, вином и другими товарами, а также гильдии производителей тканей, гильдии сапожников, пекарей и так далее. Гильдии торговцев принимали устав, который должен был обеспечить нормальную торговлю и предупредить конкуренцию между их членами. Гильдии ремесленников определяли количество продукции, которую мог производить каждый ремесленник, а также порядок производства, уровень цен, количество помощников, которых мог держать ремесленник, и порядок обучения, через которое нужно было пройти, чтобы получить звание мастера в своей профессии. Гильдия объединяла людей не только по профессиональному признаку, она объединяла людей и с общественно-религиозной точки зрения. В сущности, гильдия определяла все сферы жизни ее членов. При вступлении в гильдию произносили клятву о верности. В основе гильдии лежало чувство глубокой солидарности всех ее членов. Гильдия формировалась вокруг образа определенного христианского святого, который считался патроном всех ее членов. Она создавала свои собственные структуры: церкви, школы и благотворительные общинные заведения. Члены гильдии вместе отмечали праздники и торжественные события, а также участвовали в траурных церемониях и вместе переживали горе. Обычно члены гильдии селились в одном районе, отличались срецифическими деталями одежды и даже имели свое знамя и особые символы, которые были предметом общинной гордости.

В городе, состоявшем из гильдий торговцев и ремесленников, жила также еврейская община, действовавшая в соответствии с теми же принципами, на каких была основана гильдия. Община, как и гильдия, была организацией, ставившей перед собой, как экономические, так и религиозные задачи. Она определяла себя как религиозную общину, но ее устав был призван упорядочить и экономические отношения между ее членами. Члены ашкеназской еврейской общины, как и члены гильдии, были объединены общими профессиональными интересами. Мы уже отмечали, что в XI в. еврейская община служила в ашкеназском регионе чем-то вроде “гильдии торговцев”. С того времени, как процентные ссуды стали почти исключительно еврейским занятием, это явление, особенно в Германии, стало еще более выраженным. В то же самое время, общины Испании и Италии носили совершенно иной характер. Эти общины были менее однородны, в них существовала четкая профессиональная и сословная дифференциация. Помимо всего, члены еврейской общины создали структуры, которые были похожи на структуры, характерные для гильдий. В центре общины находилась синагога, а вокруг нее группировались школы и благотворительные заведения. Развитие общинного руководства, включая раввинат, тоже в значительной мере соответствовало тому, как формировалось руководство города и гильдии. Из всего выше сказанного вытекает, что еврейская община была интегральной частью города. Несмотря на различие между ней и другими гильдиями, нельзя не усмотреть у еврейской общине один из аспектов общей городской структуры. Евреям не всегда разрешали селиться в городах. Им было запрещено проживать в различных городах Франции и Италии и, вероятнее всего, причиной этого запрета было экономическое соперничество. Но там, где евреям жить разрешалось, их существование было основано на юридических принципах более или менее сходных с теми, на которых основывалась жизнь всего остального общества. Евреи платили высокие налоги, но это давало им право самостоятельно управлять внутренней жизнью общины точно так же, как делали это городские гильдии.

Мастер гильдии ремесленников и его подмастерья. Миниатюра из рукописи XV в.

Иллюстрация 12

Мастер гильдии ремесленников и его подмастерья. Миниатюра из рукописи XV в. (London. British Library, Ms. Royal 15.E.il, fol. 265)

На карте средневекового города еврейский квартал мало чем отличается от всех остальных частей города. В центре христианского квартала размещается церковь, В центре еврейского – синагога. Как и все остальные группы горожан, евреи выделялись особой манерой одеваться, особым произношением слов и особыми обычаями. Эта схожесть с христианским большинством часто была причиной проблем с обеих сторон. Из-за этих проблем руководители обеих общин искали способы разделения. Сам этот факт говорит о том, что далеко не всегда различия между евреями и христианами бросались в глаза.13

Мы говорили о сходстве между еврейской общиной и гильдией.
Можете ли вы, основываясь на этом сходстве, указать на различия? Скажем, чем отличалась еврейская община от гильдии торговцев тканями? Укажите хотя бы несколько различий.

Кроме сравнения еврейской общины с профессиональными гильдиями, напрашивается сравнение и с такой особой гильдией, какой являлись университеты. В XII в. интеллектуальная жизнь группировалась вокруг кафедральных соборов и знаменитых учителей, которые были сосредоточены там. Постепенно сформировалась структура образования, приведшая в конце концов к созданию университетов. Университеты создавались в виде корпоративных организаций, включавших учителей и студентов. Их учреждение должно было обеспечить создание удобных условий для учебы и распространения знаний. В XII-XIII вв. появилось несколько университетов, главными среди которых были университеты в Париже, Болонье и Оксфорде.14

Еврейские купцы. На столе перед каждым лежат золотые и серебряные монеты. Иллюстрация в еврейской рукописи XV в. (деталь)

Иллюстрация 13

Еврейские купцы. На столе перед каждым лежат золотые и серебряные монеты. Иллюстрация в еврейской рукописи XV в. (деталь). (Oxford, Bodleian Library, Ms. Opp. 154, fol. 39v)

В переводе с латыни термин «universitas” означает “цельное”, “полное”, “всеобъемлющее”. Отсюда в римском праве появилось определение университета, как объединения людей, к которому закон относится как к особой группе. Так, например, к евреям, жившим в Римской империи, относились как к “universitas Judaeorum”, общности всех евреев. В средние века этот термин употреблялся для обозначения христианской корпорации или гильдии. Правда, университеты подчинялись нормам и условиям, предписанным им гражданской властью и церковью, но во всем , что касалось внутреннего управления и выбора рамок, они были автономными организациями. Общественные нормы поведения и профессиональные критерии регламентировались университетским руководством. Вскоре университеты стали ведущей и формирующей институцией Европы в сфере духовной жизни.

Университеты привлекали в город молодежь, становившуюся их живым и радикальным компонентом. Правда, они были связаны с городом и городской жизнью, но всё же оставались как бы снаружи. Напряжение между студентами и горожанами часто выливалось в беспорядки и открытую борьбу. Это было особо верно относительно студентов-чужеземцев, которые сбивались в отдельные группы, называвшиеся “нациями” (nationes). Эти “нации” создавали собственные церкви и административные организации, а также собственные суды, решавшие их внутренние споры. Этот способ организации чужеземных студентов был всего лишь особым выражением общего характера университетов.

В книге «Рождение цивилизации» Шломо Неэман исследует взаимоотношения между университетом и городом. Он пришел к выводу, что «кое-что из этой диалектики взаимной зависимости и взаимного напряжения отражает также и типичные взаимоотношения между городом и находящейся в его пределах еврейской общиной».15
Попробуйте подтвердить эту точку зрения при помощи уже полученной вами информации.
Попробуйте найти слабые места этой аналогии.

Внутренняя часть синагоги. Иллюстрация в еврейской рукописи из Испании. Середина XIV в.

Иллюстрация 14

Внутренняя часть синагоги. Иллюстрация в еврейской рукописи из Испании. Середина XIV в. За молящимися видно возвышение в синагоге, поддерживаемое тонкими колоннами, к которому ведет лестница. (London, British Library, Ms. Or. 2884, fol. 17v).

Мы пришли к выводу, что еврейская община функционировала как гильдия. Институт раввината, официального руководства общиной, сформировался наряду с системой профессионализации в городской экономической системе, то есть с гильдией. Исраэль Юваль показал, как в XIII-XIV вв., наряду с организацией общественной и экономической системы, возникло сходство между профессиональными гильдиями и раввинатом. Он пишет:

«Если мы хотим сравнить формирование раввината с каким-нибудь параллельным явлением в христианском обществе, следует искать это сходство в процессах специализации и монополизации в общественной и экономической сферах конца Средневековья. Экономические и юридические принципы, согласно которым управлялись гильдии в Германии, окончательно оформились уже в XIII в., хотя их борьба за превращение этих достижений в политическую силу началась только в XIV в., то есть, как уже было сказано выше, тогда же, когда сформировался институт раввината. Само собой разумеется, что не следует проводить прямые параллели между институтом раввината и гильдиями. Они строились на разных идеологических и функциональных основах. Однако, создается впечатление, что все-таки есть причинная связь некоторого сходства в атмосфере и в принятых в обеих сферах комплексных понятий, которые позволяют поместить два этих явления под общую крышу. Это может способствовать историческому пониманию того, что есть ашкеназский раввинат. Семантическое выражение этого сходства обнаруживается в соответствиях технических терминов, обозначающих внутреннее распределение как и в гильдиях, так и в раввинате. Гильдия делится на три сословия: мастеров (Meister), наемных работников (Gesellen, Knechte) и подмастерьев (Lehrlinge). Первые являются хозяевами мастерских. Им разрешили заниматься профессией только после получения диплома мастера. На ступень ниже стоят наемные работники, те, которые уже завершили курс обучения, но еще не получили звание мастера. Подмастерья являлись учениками мастера, работавшими на него за оплату в весь период воспитания и профессионального образования.

На редкость похожее разделение на три категории существовало и в раввинате. Званию “мастер” соответствовало, разумеется, звание “раввин”, который носил звание “морейну” – “наш учитель”.

В немецких документах его всегда обозначают словами: мастер (Meister) или старший мастер (Hochmeister). Последнее слово происходит от латинского слова “магистр”, что означает “учитель”.

Вторым в раввинатской иерархии был “хавер” – “товарищ”. Это древнее еврейское понятие, имевшее разное значение во времена Второго Храма и позже, превратилось в Германии XIV в. с развитием ашкеназского посвящения в должность в официальный чин. “Хавер” – это лучший ученик (талмид хахам), который еще не прошел посвящения и не получил звание “морейну”. Языковая близость между словами “Geselle” и “хавер” весьма впечатляет. Мы явно имеем дело с очень точным переводом термина, бытовавшего в христианской среде, словом, бытовавшим среди древних евреев. Нам не удастся точно определить те обязанности, которые исполнял “хавер”. Мы имеем дело с воспроизведением технического термина христианской среды, который так и не наполнился реальным содержанием в системе раввината. Этот термин остался, в основном, обозначением почетного сана. [...]

Третья ступень раввинатской иерархии – это, разумеется, ученик, который учится у раввина и обязан ему этой честью. В литературе того времени уделяется большое место дискуссии на тему прав и обязанностей ученика по отношению к своему учителю до и после того, как учитель посвящает в раввины. Похожие постановления относительно прав и обязанностей подмастерья по отношению к обучающему его мастеру, мы находим и в записях гильдий ремесленников. Отметим, сто ученик (талмид), как и его коллега Lehrling, часто получал от своего учителя некую оплату. Правда, этот обычай существовал среди евреев и в древние времена, что не уменьшает его сходства с обычаем, существовавшим в христианской среде. Возможно, это сходство только укрепило применение в новые времена старинного еврейского обычая [...]”16

Как в профессиональных гильдиях, так и в еврейских общинах было принято тщательно отбирать учеников и устранять тех, кого называли «неучами», их воспринимали как угрозу всей системе образования и общественной иерархии. Таким образом, процесс формирования раввината идет совместно с процессом формирования экономических структур и показывает, как еврейская община вписывалась в культурно-экономическую ткань Европы.

РОСТОВЩИЧЕСТВО

Возвышение городских сословий в целом и создание гильдии христианских торговцев в частности постепенно привели к сужению возможностей экономической инициативы для евреев. Как мы помним, гильдия считала себя христианской организацией, поэтому евреям не разрешили в нее войти. После Крестовых походов между Европой и Востоком возникли прочные и надежные связи, поэтому надобность в евреях, как в посредниках между далекими мирами Европы и Востока, уменьшилась. Именно в то время церковь строго запретила каждому христианину заниматься отдачей денег под проценты. В результате, эта область экономики оказалась почти исключительно в еврейских руках.

Теологическое обоснование запрета на ростовщичество мы находим в Библии: «Если дашь деньги взаймы бедному из народа Моего, то не притесняй его и не налагай на него роста» [Исх 22:25]; «Иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост» [Втор 23:20]. До XII в. церковь закрывала глаза на существование в христианской среде процентных ссуд. Многие христиане давали деньги в рост. Занимались этим и монастыри, в особенности в результате расширения торговли в XI в. Однако, начиная с середины XII в. и особенно с XIII в., прибыль , получаемая в результате дачи денег в рост, стали считать грехом. Теологи и юристы начали выступать против ростовщичества, которое с этого времени стало считаться грабительством и аморальным действием. В решениях III Латеранского собора, который состоялся в 1179 году, сказано:

«Поскольку повсюду укоренилась процентная ссуда, так что многие оставляют другие занятия, чтобы начать давать деньги в рост (usura), как будто это занятие является разрешенным, и не обращают внимания на то, что в обоих заветах оно порицается. А посему мы постановляем, что те, про кого будет известно, что они ссужают деньги под проценты, не будут допущены к алтарному причастию (communion altaris)17 и, если умрут в этом грехе, не будут похоронены на христианском кладбище. Пусть никто также не берет у них пожертвований. А тот, кто возьмет, и похоронит их по христианскому обычаю, будет обязан вернуть все, что получил (от них), а до того, как исполнит требование своего епископа, будет отстранен от должности.18

1.На кого налагаются санкции против ростовщиков?
2.Что мы узнаем о ростовщиках и их помощниках из описания налагаемых на них санкций? Как относятся к их деятельности главы церкви?

Позиция церкви в вопросе процентных ссуд противоречила нуждам развивающейся экономики. Кредит был необходим как для экономического расцвета, так и для развития торговли. В европейском обществе не было ни одной сферы деятельности, которая не нуждалась бы в кредитах: они нужны были рыцарям для ведения военных действий, торговцам – для финансирования деловых поездок и сделок, заключаемых во время этих поездок; они нужны были и городским беднякам, чтобы как-то свести концы с концами. Многие считают, что церковь противилась ростовщичеству из консервативных соображений: она хотела оставить общество в том состоянии, в котором оно находилось, задержать экономическое развитие и ,тем самым, предупредить возникновение новых очагов власти, которые могли бы подорвать основу ее (церкви) влияния.

Несмотря на все усилия, церковь не сумела полностью искоренить ростовщичество. Различные группы, самую многочисленную среди которых составляли ломбардцы19, продолжали давать деньги в рост. Иногда они делали это с разрешения властей, зафиксированного в привилегии. Но, за исключением упомянутых групп, христиане, действительно, перестали заниматься ростовщичеством. Так для евреев, в значительной степени оттесненных от занятия торговлей, открылись возможности в очень важной для экономического развития Европы деловой сфере. Очень скоро ростовщичество стало характерной чертой ашкеназского еврейства. Еврейские общины с большой долей правдоподобия можно определить с этого времени, как гильдию ростовщиков, действовавшую наряду со всеми другими гильдиями. Разумеется, эту гильдию от всех других отличала не только область ее занятий, но деловая сфера стала одной из характеристик еврея, как в его собственных глазах, так и в глазах окружающего общества.

Принципиальный церковный запрет на ростовщичество был наложен не только на одних христиан, но и на все общество в целом. Ростовщичество воспринималось, как безбожие и противоречие безусловным указаниям Библии. Вместе с тем, потребность в кредитах была так велика, что заставляла закрывать на ростовщичество глаза, поэтому евреи продолжали заниматься этим видом деятельности. Однако ростовщичество, пусть даже процветающее под самым носом у церкви, только усилило ненависть христиан к евреям. Экономические трудности сочетались в этих случаях с религиозной враждой и поддерживали ее накал. Евреев стали считать обманщиками и грабителями. Этот образ стал их уделом на несколько сотен лет. Аргументы против ростовщичества стали центральным мотивом религиозной полемики. Пришлось искать теологические аргументы, способные отразить нападки христиан и оправдать эту сферу экономической деятельности евреев. Автор книги «Сефер ницахон йашан» («Книга старых побед») пишет:

«Кто поселится в твоих шатрах и кто будет жить на твоей святой горе, безвинный, честный и правдивый в сердце своем [...] вот так порочат нас неверные и спрашивают: почему берете вы проценты с неевреев? Ибо сказано в стихе: «не давай денег в рост», и слова эти относятся как к необрезанным, так и к обрезанным. Ответ: кто дал Израилю Тору? Всевышний. И кому он ее дал в руки? Моисею. И Моисей сказал: «Иноверцу давай в рост, а брату твоему не давай в рост». И, если скажешь, что и сыны Эсава называются братьями, ибо сказано: «Не гнушайся идумеянином, ибо он брат твой». На это надо ответить так: «Это правда, что были они раньше братьями и запрещено было давать в рост до тех пор, пока они не исключили себя, а теперь считаются чужими, потому что, когда увидели, что разрушают Храм, не пришли они помочь, как сказано: «В тот день, когда ты стоял насупротив, в тот день, когда чужие уводили войско его в плен и иноплеменники вошли в ворота его и бросали жребий об Иерусалиме, ты был как один из них». И чего уж больше, когда они сами помогали разрушить его, как сказано: «Запомни идумеянам день Иерусалима [...]». 20

Попробуйте сформулировать в соответствии с этой цитатой претензии христиан и ответ на них евреев.

Занятие ростовщичеством является ярким выражением особого положения евреев, которые были частью общества и в то же время являлись в ней изгоями. Их деятельность была необходимой для существования христианского общества, но она же вызывала и ненависть к ним. Эта деятельность способствовала углублению разрыва между обеими религиями. Она распаляла ненависть христиан и создавала в их глазах негативный образ еврея. А с точки зрения самих евреев разрешение на ссуду денег под проценты христианам заставляло однозначно определить христиан как язычников.

В XII-XIII вв. ростовщичество стало основным занятием среди евреев Англии и Франции и почти единственным родом деятельности евреев в Германии. Ростовщичество стало очень распространенным и среди евреев Испании, несмотря на то, что там евреи находили себе место и в других сферах деятельности. В XII в. многие евреи устремились в Англию, быстрое экономическое развитие которой в то время порождало большую нужду в деньгах. Чаще всего речь шла о ростовщиках с совсем небольшим капиталом, которые ссужали деньги небогатым слоям общества. Но были среди них отдельные ростовщики, оперировавшие очень крупными суммами денег, которые помогали финансировать королевские проекты или ссужали деньги монастырям. В XIII в. в Англии в некоторой степени во Франции развилась система королевского надзора над процентными ссудами, и особые нотариусы занимались составлением долговых бумаг. Таким образом, евреи оказались под контролем, но, с другой стороны, безопасность их вкладов тоже оказалась в какой-то мере обеспеченной. Надо помнить, что ростовщичество было опасной профессией, в немалой степени основанной на элементах риска. Ростовщики брали необычайно высокие проценты за ссуды (в Германии обычно брали 30% годовых, но иногда речь шла и о 80%. За задержку возврата ссуды, правда, процентов не брали. Есть сведения, что в Испании ростовщики требовали еще больший процент роста). Столь высокие проценты были связаны с очень высокой степенью риска, которым отличалась эта профессия. А без наличных денег существовала реальная возможность экономического кризиса. Более того, значительная часть этих денег в конечном счете попадала в государственную казну в виде налога, который обязаны были платить евреи. Таким образом, ссуда служила еще и косвенным налогом, способом, при помощи которого власти собирали деньги со своих подданных “при посредничестве евреев”.

В ретроспективе массовый переход евреев в сферу ростовщичества сильно пошатнул их общественное положение и послужил основой для создания отрицательного сатанинского облика еврея. Позже, когда число евреев в Западной Европе сильно уменьшилось, ростовщичество стало одной из основных причин их изгнания из этого региона. С другой стороны, до тех пор, пока существовала острая нужда в звонкой монете, ростовщичество было одной из основных причин сохранения еврейской общины. Так ростовщичество осталось одним из основных видов экономической деятельности евреев, несмотря на все попытки королей Англии и Франции в XIII в. искоренить это явление.

Король Франции Людовик IX21 (1226-1270), уже в 1230 году выпустил указ, запрещавший давать деньги в рост. Этот указ претворялся в жизнь очень медленно, а на юге Франции (Languedoc) его стали применять по отношению к евреям только в пятидесятые годы XIII в. Меир Бен Шимон из Нарбонны включил в свою рукопись “Милхемет мицва” (“Священная война”), письмо к королю Людовику, в котором он выступает в защиту еврейских ростовщиков и просит позволить евреям продолжать заниматься этим делом. Скорее всего, это письмо никогда не было отправлено по адресу и изначально было предназначено только для внутреннего пользования, то есть для укрепления духа евреев. Мы приводим начало этого письма:

«И напишу здесь то, что я писал по поводу притеснений и законов, которые издал наш господин, король Франции, относительно евреев во всех государствах его королевства. И думал я скопировать их точно и послать ему, чтобы опомнился он и сжалился над нашим народом и чтобы посоветовался по поводу смысла слов, написанных в речах пророков».22

Дальше идет очень длинное описание аргументов в пользу ростовщичества, основанных на цитатах Библии и других книг. Мы не можем привести тут все эти аргументы, но и некоторые выдержки из них ясно показывают, каким тяжелым было положение евреев, потерявших возможность заработка. Эти выдержки показывают, также, как воспринималась эта сложная проблема на еврейской улице:

«И если скажет король, что он делает все это, чтобы искоренить грех ростовщичества в этой стране. Ответим ему на это трояко: во-первых, даже если и есть в этом грех, как они считают, то лучше стерпеть этот еврейский грех, чем совершить несколько больших грехов, как мы об этом уже писали. Во-вторых, лучше было бы королю стерпеть этот грех среди евреев, которые не принадлежат к его религии, и не должен он настаивать, чтобы приняли они его веру, чем принуждать людей своей веры нарушать этот закон прилюдно. Ибо если прикажет король проверить по всему государству, то убедится, что с тех пор, как [запретил] он евреям давать деньги под проценты, умножилось число его единоверцев-христиан, которые дают деньги в рост и требуют все большие проценты, чем брали раньше евреи. […] И убедитесь, что король хранит от греха тех, кто не одной с ним веры, и вводит в грех своих единоверцев. Ибо нельзя обойтись без ссуд. Да и сам он, как ни велики его богатства, был вынужден несколько раз брать деньги под большие проценты, и чиновники его это делали несколько раз для того, чтобы сохранить в целости государство, когда был он в отъезде, и из этих денег платили жалованье министрам, работникам и стражам городским. […] В третьих, потому что не запрещена процентная ссуда однозначно в нашем законе, а только сказано не брать процент с бедных и израильтянин у израильтянина [чтобы не брал], как сказано в Книге Исхода [Исх 22, 24][…]

И здравый смысл подсказывает, зачем мне обязываться, что если дам богатому деньги в рост и он выиграет на моих деньгах, то я не буду причастен к прибыли с его поля, виноградника, дома, если буду жить в нем?23 […]

А после всех этих слов, почему господин мой король изменяет свои законы, указы и обычаи, согласно которым судили он, его предки и предки его предков нас, наших предков и предков наших предков […] почему же изменяешь ты свои собственные законы и законы твоих предков, чтобы забрать наш капитал, обобрать и обмануть нас, раздавить нас без предупреждения?[…]

И большинство должников поклялись дающему в долг рассчитаться с ним незамедлительно по его просьбе, а сейчас из-за твоего указа преступают они свою клятву. И ты помогаешь им в этом тяжком преступлении.”24

Разберите различные аргументы автора приведенных строк. Отметьте, к каким сферам они относятся (судопроизводство, экономика и т.д.).
В чем состоит разница между различными аргументами? Сравните их.
Если бы это письмо было отправлено, какие аргументы показались бы королю наиболее убедительными?

Как было сказано выше, ростовщичество стало одним из факторов, усугубивших напряжение между евреями и христианами, а также способствовало созданию сатанинского ярлыка, который налепили на всех евреев. В народном христианском сознании евреи стали повинны в грехе, потому что стали отступниками, занимаясь ростовщичеством, которое верующим было запрещено. Это ощущение обострилось ввиду высоких процентов, которые брали евреи за ссуды. Эти люди, естественно, не принимали во внимание величины налогов, налагаемых на евреев. Во многих местах слова «еврей» и «ростовщик» стали почти синонимами. На Парижской конференции 1212 года евреи были представлены как собрание (кнессет) ростовщиков.25 Так религиозная принадлежность и особое занятие стали двумя сторонами одного и того же определения.

1 Бэр, И., “Начало становления еврейской общины в Средние века”, (ивр.), “Цион” 15, (1950), стр. 3.

2 Agus, I. A., Urban Civilization in Pre-Crusade Europe, p.15

3 См.: Та-Шма, И., “Библиотека ашкеназских мудрецов XI-XII вв.”, (ивр.), стр.304

4 Кац, Я., “Субботний гой. Общественно-экономический фон и галахические обоснования нанимать неевреев для работ в субботу и по праздничным дням”, (ивр.).

5 Кац, Я., “Евреи и неевреи”, (ивр.).

6 Та-Шма, И.М.,” Галаха, обычай и традиция в среде ашкеназских евреев в XI-XII вв.”, (ивр.).

7 Бройер, М., “ Ашкеназский раввинат в Средние времена”, (ивр.).

8 Алфаси Ицхак бен Яаков (1013-1103) – выдающийся кодификатор религиозно-юридических постановлений. Вошел в историю, прежде всего благодаря своему труду “ Сефер ха-галахот” (“Книга галахических постановлений”), являющаяся наиболее значительным сводом религиозно-юридических постановлений до РаМБаМа.

9 РаМБаМ (Маймонид) - Моше бен Маймон (1138-1204) - крупнейший кодификатор Галахи, ученый, философ и врач. В своей книге “Мишне Тора”, работа над которой продолжалась десять лет, поставил перед собой задачу свести и кодифицировать по содержанию всю послеталмудическую галахическую литературу. “Мишне Тора” делится на 14 книг, каждая из которых представляет особую категорию еврейского права. Наряду с чисто галахическими вопросами в книге рассматриваются вопросы философские и научные.

10 Гроссман А., “Первые ашкеназские мудрецы”, (ивр.), стр.131

11 “Респонсы МаХаРаМа”, (ивр.).

12 Та-Шма, И.М., “Галаха, обычай и традиция”, (ивр.), стр. 96.

13 О сходстве и различиях между евреями и христианами – см. часть 3.

14 Об университетах и сравнении между ними и еврейским образованием – см. часть 7.

15 Неэман, Ш., “Рождение цивилизации”, (ивр.), стр.363.

16 Юваль, И., “Мудрецы поколения. Духовное руководство евреев Германии в конце Средних веков”, (ивр.), стр. 340-341.

17 Имеется в виду таинство евхаристии.

18 Joannes Dominicus Mansi, Sacrorum concilliorum nova et amplissima collectio, vol 22, col. 231. Папа

Александр III (1159-1181) созвал Вселенский собор во дворце Латеран в Риме, чтобы уничтожить все последствия раскола, просуществовавшего восемнадцать лет. Самым главным решением этого собора был порядок избрания папы. Эта роль была с тех пор (и до нынешнего дня) возложена на коллегию кардиналов.

19 Ломбардцы – купцы итальянской провинции Ломбардия, активно занимавшиеся кредитными операциями.

20 “Сефер ницахон йашан”. См. также первую часть, первую главу.

21 Иначе называемый Людовиком Святым. Участвовал в двух Крестовых походах, во время второго похода погиб. Его набожность, облик крестоносца и способ правления сделали Людовика IX воплощением образа идеального средневекового христианского монарха и привели к его канонизации.

22 Рукопись из Пармы, лист 64 алеф. “Милхемет мицва” – рукопись, содержащая диспут, составленный раби Меиром бен Шимоном из Нарбонны, во второй половине XIII в. Рукопись составлена из нескольких частей, в которых описаны, по-видимому, споры между раби Меиром и христианскими учеными. Это сочинение дошло до нас в одной единственной рукописи и до сих пор не было опубликовано в печатном виде.

23 Т.е. деньги ростовщика-еврея в стоимости его дома.

24 Там же, лист 68 алеф, 68 бет, 69 алеф, 69 бет и 74 алеф.

25 Mansi, Sacrorum conciliorum nova et amplissima collection, col. 851.