Часть вторая. Большинство и меньшинство

ГЛАВА VI. ЕВРЕИ И ХРИСТИАНЕ В ГОРОДАХ ИСПАНИИ

Мы уже отмечали, что еврейские общины в Испании развивались совершенно иначе, чем еврейские общины Германии, Франции или Англии. Иной была и их структура. Испанские общины были численно больше, чем ашкеназские, и их члены занимались гораздо более широким спектром деятельности. Известно, что корпоративные структуры не достигли в Испании высокой степени организации, свойственной городам Ашкеназа. Именно поэтому община не развивалась в данном случае по образу и подобию гильдии и не была столь гомогенной с профессиональной точки зрения, как ашкеназская. Эту общину правильнее будет себе представить как некий город в миниатюре. Испанская община носила ярко выраженный сословный характер. Она управлялась зажиточным слоем олигархов, и ее история изобиловала внутренними распрями, которые происходили наряду с напряжением по отношению к различным элементам христианского общества.

В двух основных королевствах тогдашней Испании – Арагоне и Кастилии – перед евреями открывались широкие экономичесике возможности. Правители обоих королевств прилагали большие усилия к сохранению прав и образа жизни евреев. Они также пользовались услугами евреев в самых различных сферах управления и экономики. Евреи обладали большим политическим влиянием при королевских дворах и в административных структурах.

Положение евреев регламентировалось при помощи различных привилегий, выданных им королями. Они основывались на формулировках привилегий, выданным ашкеназским евреям, примеры которых мы приводили выше. Можно утверждать, что автономия еврейской общины в Испании была, по большей части, более широкой. У внутриобщинного суда было больше прав, он мог присуждать даже смертную казнь. Королевская власть передала общинам в лице их руководителей, представителей высших сословий, ответственность за все области еврейской жизни. Создается впечатление, что подобное положение дел устраивало обе стороны.

Перед вами привилегия, выданная королем Хаиме I (1213-1276, Яаков, Jaime)1 евреям Валенсии в 1239 г.

«Да будет известно всем, что мы, Яаков, Божьей милостью король Арагона, Мурсии и Валенсии, наместник Барселоны и Орджиля, властитель Монпелье, от нашего имени и от имени всех наших наследников даем вам и наделяем вас, наши подданные евреи, живущие в Валенсии и ее окрестностях, как тем, которые уже живут там, так и тем, которые придут там поселиться, на веки вечные, чтобы были у вас все права и обычаи, какие имеют Евреи Сарагосы.

В особенности для того, чтобы вы могли производить суд между евреем и евреем, не будет над вами и всем, что вам принадлежит, никакого обвинения с нашей стороны или со стороны иного лица, кроме обвинения в убийстве которое мы оставляем в нашей власти, а по поводу всех других обвинений будете вы судить по вашим законам.

Христианин не сможет доказать вашу вину ни в каком иске, если не будет в составе суда христианина и еврея.

И если захочет еврей принести клятву христианину, то будет он клясться на книге Моисеевой.

И если еврей будет требовать чего-нибудь у христианина, то будет это по христианскому закону. И если христианин будет требовать чего-то у еврея, то будет это по еврейскому закону. И если захочет еврей обжаловать это решение, то сделает это в христианском суде.

И если еврея арестуют по решению христианского суда, он будет освобожден и сможет пойти домой в каждую пятницу после обеда до восхода луны на следующий день; и он обязан оставить залог, что вернется в тюрьму. И нельзя требовать от еврея, чтобы он отвечал судье в субботу или в дни еврейских праздников.

Более того, мы принимаем вас всех и каждого из вас в отдельности, а также ваше имущество под наше особое покровительство, охрану, попечительство и защиту так, чтобы вы могли жить и свободно передвигаться по всей территории нашего королевства и наших владений на море и на суше; и да не посмеет ни один человек чинить препятствий вам или вашему имуществу нигде, напасть на вас или арестовать вас, разве что только за долги и прегрешения ваши.

Мы повелеваем всем нашим подданным, в настоящем времени и в будущем, чтобы все вышесказанное сохранялось в силе и чтобы были приложены все усилия к его исполнению в той мере, в какой требуют этого вы сами, ваши интересы и интересы всего общества. И охраняйте этих людей от вреда и урона так, как если бы вы защищали наше имущество.

А если кто-нибудь совершит противное, пусть знает, что обратил на себя гнев наш и должен будет заплатить штраф в 1000 мараведи. Выдано в Валенсии 6 марта 1239 года. Подпись: Яков, Божьей милостью король Арагона, Мурсии и Валенсии, владыка Барселоны и Орджиля, господин Монпелье. Свидетели: Петрос Фердинандос си Асгара, Гилельмус да Агипона и Арнольдос де Гоаль. Подписано: Гилельмус, нотариус, который составил эту запись по приказу короля для господина Барангриос, правителя Барселоны, работник его канцелярии написал это вместо него в указанные день и число.»2

Сравните эту привилегию с привилегией, выданной Рудигером евреям Шпейера в XI в. Обратите внимание на следующие аспекты:
Положение евреев;
Их юридические права;
Взаимоотношения между евреями и христианами.

Широкая автономия, полученная евреями, не привела к их исключению из общества, а напротив, стала базой для их включения в структуру города со смешанным населением, состоявшим из христиан, евреев и мусульман. При этом учитывалось их положение, как группы религиозного меньшинства.

Детальное описание прав евреев, как одной из групп городского общества, мы находим в сводах законов (fueros) различных городов. Ниже приводится запись из книги законов города Теруэль (Teruel), опубликованной в 1176 г.:

«101. Если еврей окажется заимодавцем, а христианин – должником, либо христианин заимодавцем, а еврей – должником, подпишет против него истец и воспользуется при этом помощью эскрибано (писца) и другого еврея, или других свидетелей, христианина и еврея. Если еврей жив, то не следует удовлетворяться их свидетельством без свидетельства самого еврея, как сказано в фуэро. Но если еврея нет в живых, свидетельствует христианин. А если умерли свидетели – еврей и христианин – достаточно свидетельства эскрибано. Но если эскрибано и свидетели умерли, истец, имеющий в руках вексель, поклянется в присутствии жителя [этого города] своей религии, что вексель правдивый и достоверный. А если он не сможет или не захочет принести клятву – вексель не будет считаться достоверным. И то, что сказано про евреев, применимо также и к маврам [мусульманам]. Но если скажет еврей-заимодавец, что еврей-свидетель умер, то не поверят ему. Но если поклянется в том, что еврей-свидетель умер – поверят ему. А после этого подпишут христиане. [...]

319. И если евреи или мавры будут купаться в бане в любой день, кроме пятницы, каждый из купающихся уплатит штраф в размере солидов судье, алкадису [королевский чиновник, имевший право судить] и мустасефу [городскому чиновнику, ответственному за рынок] вместе с истцом, каждому по трети, если это будет доказано, как сказано в фуэро.[…]

497. Если христианка ляжет с мавром или евреем и попадется, и можно будет арестовать их, то оба они будут преданы сожжению вместе.

520. И еще я приказываю, чтобы каждый человек, пришедший со своим товаром в Теруэль, кто бы он ни был: христианин, еврей или мавр, был в безопасности перед каждым, и ни один человек его не схватит, разве что будет явным гарантом или должником. А если арестуют кого-нибудь и будет это доказано, то заплатит он совету штраф в 100 альфонсийских мараведи, которые пойдут на строительство городских стен и сторожевой башни и вернет вдвойне цену захваченного [товара] истцу [который будет освобожден].

539. Я приказываю заранее, чтобы, если будет суд между христианином и евреев, заседали в суде двое судей из жителей города, один – христианин, другой – еврей, как велит фуэро. А в случае, если приговор будет оспорен одним из тяжущихся, то пусть он обратится к четырем алкадисам, жителям Теруэля, двое из которых должны быть христианами и двое – евреями, которые примут окончательное решение в соответствии с фуэро. И если один из четырех алкадисов подаст жалобу на [пересмотр] прежнего решения суда, то будет известно, что истец проиграл, как велит фуэро.

540. Когда требуется доказать что-то в тяжбе между христианами и евреем, следует пригласить христианина и еврея из числа жителей города, и все свидетельства опровержения, которые будут доказаны, будут приняты. И тот, кто должен доказать, докажет двойной суммой залога, имеющего ценность, или поклянется своей ногой, как того требует свой законов этого места. И если христианин преступит свою клятву, что будет доказано, то судья будет держать его в королевской тюрьме до тех пор, пока он не заплатит.

Витражные и глухие окна в синагоге Шмуэля Халеви Абулафия в Толедо, построенной в XIV в. в западной части еврейского квартала

Иллюстрация 17.

Витражные и глухие окна в синагоге Шмуэля Халеви Абулафия в Толедо, построенной в XIV в. в западной части еврейского квартала.

541. И если еврей даст показание против христианина вне тюрьмы, судья посадит этого христианина в еврейскую тюрьму до тех пор, пока тот не заплатит. И еще, если еврей даст [ложную] клятву, и это будет доказано, то альбадин будет его содержать в заключении в королевской тюрьме до тех пор, пока он не заплатит.

542. И если донесет христианин, находящийся на свободе, на еврея, сидящего в тюрьме, то альбадин посадит того еврея в христианскую тюрьму до тех пор, пока он не заплатит.

545. Если христианин не захочет платить истцу еврею, еврей может взять [залог] из дома христианина-должника в присутствии другого христианина из жителей город, как это сказано в местном фуэро. И если еврей обладает имуществом, то залог останется у него, как сказано в фуэро. А если еврей не обладает имуществом, то сосед, в присутствии которого был взят залог, будет хранить его у себя. И если еврей не захочет предстать перед алкадисом или откажется заплатить христианину, то христианин возьмет залог из дома еврея в присутствии другого еврея, жителя Теруэля. В этом случае залог будет храниться у христианина, если он – местный житель и имеет имущество; но если у христианина нет имущества, то залог будет находиться у еврея, присутствовавшего при его изъятии. […]

553. И еще. По поводу каждого иска, будь истец еврей или христианин, принесут они клятву по обычаям Теруэля, и тогда поверят им. Но если еврей или христианин не захотят принести такую клятву, то проиграют дело. […]

561. Если христиане захотят подать иск, а второй стороной являются евреи, то, как сказано в фуэро Теруэля, они [могут сделать] это во все дни, кроме субботы и еврейских праздников, как велит закон.

562. Да будет известно, что в Теруэле не смогут [обвинить] еврея, если нет двух человек – христианина и еврея, которые являются свидетелями. И еще. [Обвинить] местного жителя-христианина можно только при помощи еврея и христианина из местных жителей, как уже было сказано. Но доказательство еврея и христианина в божьем суде (ордалия) не являются равными. […]

Настенный ковер. В центре – медальон с арабеской. На рамке – надпись на иврите. Синагога Шмуэля Халеви Абулафия

Иллюстрация 18.

Настенный ковер. В центре – медальон с арабеской. На рамке – надпись на иврите. Синагога Шмуэля Халеви Абулафия.

566. И если христианин ранит или убьет еврея, и это будет доказано в соответствии с требованиями местных фуэро евреем и христианином, то заплатит он 500 солидов; а если не будет доказательств, то поклянется перед раненым, и поверят ему.

567. Если еврей случайно ранит христианина или убьет его, и это будет доказано, заплатит он штраф, который будет назначен в соответствии с фуэро Теруэля. А если не будет доказано, то поклянется еврей перед раненым, и поверят ему, как сказано в нашем фуэро. А от подозрения в убийстве избавится свидетельством двенадцати евреев, жителей города, как того требует фуэро, и поверят ему.

568. Да будет известно, что еврею не причитается ничего из штрафа, то есть за случайное ранение или убийство, он [штраф] принадлежит королю. Ибо евреи являются рабами короля и всегда будут принадлежать королевской казне. И еще. Судье не принадлежит девятая часть от штрафа, присуждаемого в пользу еврея, ибо нет у него никакой заслуги в этом штрафе.”3

В каких областях обеспечивается равенство между различными этническими группами, живущими в испанском городе?
В чем выражается неравенство между евреями и христианами, и каковы юридические предпосылки к этому?
Каково значение этих порядков для положения евреев в иерархии христианского города?

Строение организаций еврейской общины было схоже со строением городских христианских союзов, которые развивались параллельно. Ицхак Бэр писал об общинах Арагона:

«[…] Ни в каких других общинах диаспоры не существовало скопления евреев, которое столь открыто подчинилось бы всем понятиям и политическим веяниям своего времени, как это сделала община Арагона. С начала XIII в. в этих общинах стали ежегодно избирать определенное количество руководителей общины, которых в Каталонии называли “неэманим” (в некоторых городах Европы их называли fideles; в Каталонии этих людей называли по-латыни secretarii), а в Арагоне-Наварре – “мукдамин” (adelantados), как в Кастилии, или испанским словом Jurados, как было принято в этих провинциях. Один из самых ранних документов, касающихся структуры еврейской общины в христианской Испании, принадлежит общине Калатаюда и датирован он 1229 г. В этом году король Яков I разрешил евреям этого города назначить и избрать четверых лучших людей общины (probi homines) в “мукдамин” (adelantati). Раввин (el rab) приказал всем принять участие в выборах. Община может заменить избранных “мукдамин” другими, когда только пожелает. Ни один человек не смеет отказаться от предложенной должности. “Мукдамин” имеют право преследовать преступников, арестовать их и приговорить к смертной казни. Они должны управлять делами общины, могут объявить отлучение с ее согласия, и все, что они решат, посоветовавшись с “альджама” или с большинством лучших людей общины, будет иметь законную силу […]”.4

В XIII-XIV вв. в различных общинах появилось четкое деление на три сословия: тонкий слой высшего сословия, состоявшего из ограниченного числа семейств; среднее сословие, в которое входили торговцы, врачи, нотариусы и чиновники; сословие ремесленников. В исследовании, посвященном этой теме, Йом Тов Асис показал, что это деление полностью соответствовало сословиям христианского городского общества. В еврейской среде существовали те же межсословные распри и напряжения, какие были свойственны испанскому обществу того времени.5

Это положение привело к более тесным связям с христианским обществом. Можно утверждать, что каждый еврей имел отношение к двум обществам одновременно: с одной стороны – к еврейской общине, членом которой он состоял, и власти организаций которой он подчинялся, с другой – к представителям того сословия, к которому он принадлежал. Есть много доказательств тому, что на каждой ступени общественной иерархии между евреями и христианами существовали тесные связи. В высшем обществе – среди вельмож и ученых людей с обеих сторон, в других слоях общества – между представителями различных профессий и между соседями. Испанские евреи глубоко и широко проникли в окружавшую их культуру, что создало для них и соседей-христиан общую культурную основу. Постоянные и тесные связи с христианским окружением были особо заметны в высшем обществе, но и в других слоях общества они, несомненно, имели место. Евреи переняли как испанский язык, так и многие обычаи испанцев. Во многих случаях, особенно, когда речь идет о высшем обществе, эта близость к испанской культуре выражалась в невнимании к исполнению заповедей или изучению Торы. Эти явления вызывали недовольство религиозного руководства общины, которое пыталось – точно так, как и религиозное христианское руководство – четко очертить границы еврейского существования и создать систему ограничений, которая помогла бы эти границы соблюдать.

В определенных случаях короли вмешивались в дела еврейской общины. Но это вмешательство вовсе не предпринималось с целью ограничения общинной автономии. Напротив, это вмешательство должно было обеспечить соблюдение внутриобщинных правил, что, в свою очередь, должно было гарантировать соблюдение общественного спокойствия. Власти обычно подтверждали решения суда, направленные против тех, кто не соблюдал заповеди или пытался действовать вопреки еврейскому законодательству (Галахе). Создается впечатление, что действия короля были направлены на сохранения силы и устойчивости общины и ее руководителей. Во всяком случае, вплоть до XIII в. политическое христианское руководство пыталось охранять стабильность еврейской общины и нерушимость ее границ, тех самых, которые, помимо всего прочего, определялись соблюдением заповедей (мицвот). Поддержка авторитета руководителей еврейской общины являлась условием обеспечения их власти, что означало и поддержание общественного порядка. К XIII в. и позднее, когда в обществе усилились те христианские круги, которые требовали отделения евреев и их обращения в христианство, позиция властей постепенно стала меняться.

Другим видом вмешательства королевской власти в еврейские дела стал суд. Евреи часто обращались в городские и государственные суды, даже по тем вопросам, которые находились в ведении общинных судов. В нееврейский суд обращались даже по семейным вопросам, особенно когда одна из сторон имела претензии к еврейской системе судопроизводства.6 Когда короли или их уполномоченные принимали судебные решения по подобным делам, они старались делать это в соответствии с еврейскими законами, консультируясь при этом с приближенными к ним учеными евреями. Этот факт показывает нам особенности совмещения внутренней автономии с глубоким проникновением в окружающую среду, которыми отличалось реальное существование испанской общины.

Это говорит о том, что границы между христианским большинством и еврейским меньшинством в Испании были куда как менее очерченными, чем в северных странах. Вместе с тем, и в Испании разделение между общинами было достаточно выраженным. Следует отметить, что именно большая близость между евреями и христианами и постоянные контакты между ними стали причиной непрерывно растущего взаимного напряжения.

1 Король Арагона, прозванный Завоевателем. Отвоевал у мусульман большие пространства в Испании и Балеарские острова. Придворные евреи играли при его дворе большую роль. Кроме того, Хаиме I выдал различным еврейским общинам очень выгодные привилегии и приглашал евреев селиться на территории его королевства.

2 Baer, F., Die Juden im christlichen Spanien, I, pp. 93-94.

3 Там же.

4 Бэр, И., “История евреев христианской Испании”, (ивр.), стр. 129-130.

5 Асис, Й.-Т., “Общественное брожение и сословная борьба в испанских общинах до изгнания” Тарбут ве-хистория, (ивр.), стр. 121-145.

6 Асис, Й.-Т., “Евреи Испании в нееврейских судах XIII – XIV вв.”, в кн.: “Культура и общество в истории евреев в Средние Века”, (ивр), стр. 399- 430. Более широко по данному вопросу см. часть 4, главу II.