Часть третья. Сходство и различие

ГЛАВА II. Еврейские кварталы

Что такое еврейские кварталы?

В привилегии Рудигера, епископа Шпейера (1084), кроме всего прочего, говорится и о местах проживания евреев. Первый параграф привилегии дарует им отдельный квартал, а третий - место для кладбища.

«А прибывших евреев я поселил в месте, отдельном от [христианской] общины, от места проживания остальных жителей; и чтобы они не были столь беззащитны перед буйством грубой толпы, я обнес это место стеной. И место их проживания, которое я приобрел в свое владение по справедливости и по закону - ибо холм я приобрел, часть за деньги, а часть путем обмена, а долину получил в подарок от унаследовавших ее - я передал им с условием, что они будут каждый год выплачивать три с половиной литры деньгами на общие нужды братьев 1 […]

А кроме этого, я выделил им во владение из церковных земель место для погребения».2

Эта привилегия отражает условия проживания евреев во многих городах Европы, выделяя отдельное место для евреев живых и для евреев мертвых. В ту эпоху желание жить раздельно было, прежде всего, желанием евреев, и это положение создалось задолго до христианской эпохи. В Риме еврейский квартал существовал с древних времен. В городах Востока и мусульманской Испании, в Александрии, в Сардах (Sardis) и в Кордове, существовали древние еврейские кварталы, наряду с кварталами других народов и у раздельного проживания вовсе не было оттенка дискриминации. В документах из мусульманской Сицилии упоминается христианский квартал уже в 973 г. Такое положение вначале существовало и в городах христианской Европы. Проживание всей общины обособленно от остального населения решало ряд социальных и религиозных проблем, а также повышало их безопасность, что стало особенно важно после погромов 1096 г. Таким образом, во многих городах у евреев был отдельный квартал с момента их поселения там, и до сих пор можно найти еврейские улицы во многих городах Европы. Отсюда названия вроде rue des Juifs во французских городах или Judengasse - в немецких.3 При этом важно отметить, что были и такие города, где евреи жили среди христианского населения, и у них не было отдельного квартала.

Выделение для евреев отдельного квартала было частью общей политики руководителей города. Рудигер, заинтересованный в поселении евреев в своем городе, выделил им удобную территорию и обеспечил их безопасность. Как правило, евреи находились под покровительством правителя города, у них был особый правовой и политический статус. При этом они должны были платить высокие налоги, но им гарантировалась относительная безопасность. Совместное проживание евреев соответствовало устройству европейского города. Во многих городах члены гильдий ремесленников старались селиться на своих отдельных улицах: улица портных, улица сапожников, улица пекарей и т. п. Евреи Ашкеназа как группа, объединенная общим родом занятий: вначале торговля, а затем ростовщичество, - также жили все вместе. Таким образом, следует четко различать еврейский квартал, обсуждаемый здесь, и гетто. В гетто, которые начали появляться на исходе Средневековья, было велено жить всем евреям без исключения, а христианам там было жить запрещено. Оно было отделено от христианского города и отгорожено стеной с воротами, но при этом открыто для надзора и вмешательства христианских властей. Напротив, еврейский квартал в Средние века, хотя впоследствии и способствовал церковным тенденциям разделения, возник в ходе естественного процесса, по желанию самих евреев, и его отделение от мест проживания христиан не было абсолютным. Во многих городах, где существовал еврейский квартал, были евреи, которые жили за его пределами, также как были и христиане, жившие внутри еврейского квартала. Известны случаи, когда евреи и христиане жили как соседи в одном доме.

Надгробие на могиле Яакова, юноши из Вормса, 1076 г.

Иллюстрация 10

Надгробие на могиле Яакова, юноши из Вормса, 1076 г.

(Stadtarchiv, Worms)

Во многих случаях еврейские кварталы располагались в самом сердце города там, где христиане должны были все время проходить, и их улицы служили центральными магистралями города. Иногда они располагались рядом с церквями и, как правило, недалеко от рынка. Евреи были, в основном, торговцами и вели дела на рынке, который был местом ежедневных встреч евреев и христиан. Название «Еврейская улица» (Judengasse) часто служило синонимом торговой улицы. Таким образом, самого факта совместного проживания евреев было недостаточно, чтобы резко и четко отгородить их от христиан.

Безопасность жизни и имущества

Физическая безопасность была одним из решающих факторов в желании евреев селиться вместе, и это было центральным соображением при выборе места для еврейского квартала. В Испании евреи иногда жили в особом крыле городской крепости, а в других местах, не только в Испании, но и в Ашкеназе, еврейские кварталы, в большинстве случаев, были огорожены стеной, ворота которой закрывались на ночь. Обязанность починки стены и содержания ворот была возложена, обычно, на еврейскую общину. Выбор места для квартала зависел от правителя и принимался в ходе переговоров с поселяющимися в городе евреями. Так, еврейский квартал в Шпейере был обнесен стеной, чтобы евреи «не были столь беззащитны перед буйством грубой толпы». Еврейский квартал в Кельне был обнесен стеной после антиеврейских беспорядков в 1330 г. Так и в Испании евреям было разрешено обносить свои кварталы стеной с воротами. Право возведения стены с воротами давалось евреям как привилегия, и они должны были за нее платить. Так было, например, на Майорке и в Виллафранке (Villa franca) в 1290 г. Уже в 1257 г. был основан еврейский квартал в Барселоне под королевской защитой. Евреям разрешалось открывать и закрывать ворота по своему усмотрению.

Расположению еврейского квартала в центре города сопутствовали очевидные экономические преимущества, но и недостатки в плане безопасности. В тех местах, где еврейский квартал располагался недалеко от собора, или дорога к собору проходила через него, евреи неоднократно, а особенно во время христианских праздников, подвергались нападениям христианской толпы. Стены и ворота помогали во время обычных антиеврейских беспорядков, однако во время большой смуты по поводу «черной смерти» (эпидемия чумы) они не спасали от ярости толпы. В Испании еврейский квартал стал небезопасным, когда власти, во второй половине XIII в., разрешили входить туда монахам для проповеди христианства евреям. Проповедники заходили в кварталы в сопровождении толпы, которая могла напасть на евреев. Вследствие этого, вышел королевский приказ, запрещающий христианам заходить в еврейский квартал, кроме небольшой группы «достойных христиан», приходящих для проповеди христианства.4

Расположение квартала

Как уже сказано, многие еврейские кварталы находились в центре города, в престижных и удобных с экономической и социальной точек зрения районах. В тех городах, где была древняя еврейская община (как в Испании, где появление еврейского населения предшествовало христианскому завоеванию страны, или в Германии, где евреи появились в период развития городов) естественно было, что евреи жили в центре города, и что синагога располагалась рядом с кафедральным собором или другой церковью. Расположение еврейского квартала указывает на время, когда евреи появились в данном городе. Чем ближе время появления евреев в городе было ко времени основания самого города или к началу его расцвета, тем ближе этот квартал был к центру города. Поэтому, расположение еврейской общины в центре города может указывать на ее древность. У такого расположения были явные экономические преимущества, особенно для занятия торговлей и ростовщичеством. Христиане могли заходить в еврейский квартал для торговли. В ряде городов в Арагоне, например, все лавки, продающие ткани, находились в еврейском квартале, и мы встречаем требования горожан-христиан, чтобы ткани изготовлялись и продавались за его пределами.5 Центральное положение еврейского квартала, кроме экономических, имело также социальные и религиозные последствия. Синагоги евреев располагались близко от христианских церквей. Плечи евреев, идущих в синагогу, задевали о плечи христиан, идущих в церковь, и звуки молитвы тех и других смешивались. Все это вызывало недовольство христиан. Папа Иннокентий III в послании 1205 г., жалуется, что евреи французского города Сана (Sens) построили новую синагогу рядом со старой церковью, причем синагога намного выше церкви. Они исполняют там свои еврейские обряды, причем не тихо, как они делали до их изгнания из государства (1182 г.), а по своим обычаям, с великим криком, и их не смущает то, что они мешают святой службе в церкви.

«[...] Кроме того, в Страстную пятницу6 евреи, не по своему старому обычаю [ведут себя], бегают туда-сюда по городским улицам и площадям и кричат на христиан, потому что они несут распятого на кресте [...]»7

Иннокентий III дважды подчеркивает, что евреи изменили свой древний обычай. Что, по-вашему, он имеет в виду?

Синагога в Арагоне. Рисунок из Сараевской агады, Арагон, вторая половина XIV в.

Иллюстрация 11

Синагога в Арагоне. Рисунок из Сараевской агады, Арагон, вторая половина XIV в. (Sarajevo, Zemaljski Museum, Haggada, fol. 13v)

Время от времени делались попытки переселить евреев из центра города. В 1312 г. Фридрих III (1314-1330) переселил евреев Палермо за стены города, но скоро передумал и разрешил им вернуться на старое место жительства, в еврейский квартал, где они жили еще со времен мусульманского владычества на Сицилии.8 В 1470 г. правитель Сицилии повелел перенести синагогу города Савоки (Savoca) из центра города в худшее место, утверждая, что евреи поют свои молитвы слишком громко, особенно по субботам, и тем мешают жителям соседних домов и молящимся в церквях. Когда евреи вернулись в Германию, после того, как были изгнаны из нее во время чумных бунтов, в некоторых случаях они не вернулись на то центральное и удобное место в городах, которое они занимали прежде. Теперь им для проживания было отведена площадь в предместьях города, или за его пределами. Ясно, что такое изменение положения имело также экономические последствия.

Общественные здания в квартале

Крупные еврейские общины Ашкеназа имели, как правило, в своем квартале одну или несколько синагог, бейт мидраш (место изучения Торы), общинный дом, баню, общественную пекарню, дом для танцев и кладбище, а иногда и гостиницу. Большинство из этих учреждений соответствует общественным постройкам христиан.

Синагога была центром еврейской жизни, а при отсутствии политического центра, она же была центром административной и судебной власти. В синагоге объявлялись установления, определявшие еврейскую жизнь во всех ее проявлениях, налагались отлучения от общины и платились штрафы, освобождающие от отлучения. Там же был центр судопроизводства, где приводились к присяге евреи, и сюда должны были приходить христиане, имеющие тяжбу с евреями. Так же и частные заявления, претензии разного рода, объявлялись здесь; по выражению Абрахамса , «это не было только место молитвы, это было место жизни».9 В определенном смысле, синагога выполняла, кроме прочих, функции, которые выполняла городская площадь для христиан.

Во многих отношениях место синагоги подобно месту церкви в христианской жизни. Как и церковь, синагога была центром религиозной жизни, и верующие должны были участвовать хотя бы в части проводимых там обрядов. Синагога, подобно церкви, была общественным и воспитательным центром. В синагоге ощущался пульс жизни еврейского квартала, также как в церкви ощущался пульс жизни христианского города. Как синагога, так и церковь были местом, определяющим ритм времени, который, по крайней мере до XIII в., был ритмом литургии. Распорядок дня был распорядком служб, так же и неделя, месяц и год, распорядок которых соответствовал ритуалу выходных и праздничных дней. Однако место синагоги в еврейской жизни весомей места церкви в жизни христианской общины. Она выполняла все функции церкви, а, кроме того, как сказано выше, была административным, судебным и светским центром. Бейт мидраш находился, как правило, в одном из помещений синагоги.

В еврейском квартале должна была быть баня с устройствами для подачи воды. Помимо бани была также миква (бассейн для ритуальных омовений). Во многих общинах была также общественная пекарня, в печи которой приготовляли чолнт (традиционное субботнее блюдо, стоящее в горячей печи всю ночь) по субботам и мацу (опресноки) в Песах. Иногда был также постоялый двор для еврейских гостей. Постоялые дворы появляются в начале XIII в., примерно тогда же, когда появляются гостиницы (hospitale) у христиан. В них принимали гостей, ухаживали за больными, стариками, там был приют для бедных.Начиная с XIII в., а некоторые исследователи считают, что с XII в., крупные ашкеназские общины содержали кроме прочих общественных зданий также и дом для танцев - Tanzhaus, или же «дом для свадеб»10. В этом доме устраивались свадебные торжества и прочие общинные празднества. Дом танцев упоминается в Аугсбурге (Augsburg) в 1290 г., в Майнце - в 1306 г., в Трире (Trier) - в 1315 г., во Франкфурте - в 1349 г., в Шпейере - в 1354 г. В еврейском документе из Кельна, относящемся к 1286 г., упоминается «дом общины, предназначенный для бракосочетания женихов и невест», а в других документах он просто называется «дом бракосочетания» или «дом свадеб». Дом свадеб был также в Ротенбурге, и, по-видимому, подобный институт существовал и в австрийских городах. Эти помещения служили прежде всего для проведения свадебных торжеств, и потребность в них возрастала с ростом общин, когда частные дома не могли уже вместить всех присутствующих. В Испании и странах Востока такой институт не существовал, может быть, потому, что там частные дома были просторнее.

О значении дома танцев в жизни общины можно судить по тому факту, что общины возобновляли его функционирование, когда возвращались к нормальной жизни после погромов и изгнаний. После погромов во времена «черной смерти», когда ашкеназские общины вернулись на прежние места и восстановили свои институты, они поспешили снова приобрести дома танцев. Так во Франкфурте, в Шпейере, в Майнце, в Эрфурте и в Ульме в XIV в. были дома танцев. Наиболее многочисленные свидетельства о домах танцев относятся к XV в. Известно, что дома танцев существовали еще в XVII в. Об истории этого учреждения более позднюю эпоху у нас нет сведений.

В книге «Сефер Хасидим» (Книга Благочестивых) рассказывается: «Был случай с одним хасидом, что сидел в доме хупы (хупа - свадебный балдахин; дом хупы, видимо, то же, что дом свадеб) и услышал, как один из певцов во время танцев упоминает в песне имя Бога; тогда он [хасид] отлучил его от общины по разу за каждое упоминание»11 . Что можно сказать по приведенному отрывку о происходящем в доме танцев?

Как уже сказано, дома танцев служили для свадебных церемоний и прочих общих празднеств. Большинство связанных со свадьбой обрядов проходили здесь. Среди них и торжественная трапеза, танцы и игры в канун свадьбы, а также танцы на второй день. В Вормсе сам обряд бракосочетания тоже происходил в доме танцев, однако в Майнце, например, он совершался в синагоге. Можно предположить, что и другие празднества происходили в доме танцев, например, празднование Пурима или Симхат Тора. Само существование этого института может помочь нам многое понять о жизни в еврейском квартале Ашкеназа.

Женщина совершает омовение в ритуальном бассейне (миква), иллюстрация к рукописи на иврите из Германии, ок. 1428 г.

Иллюстрация 13

Женщина совершает омовение в ритуальном бассейне (миква), иллюстрация к рукописи на иврите из Германии, ок. 1428 г. (Hamburg, Staats und Universitätsbibliothek, Cod. Hebr. 37 fol. 79v)

В привилегии, данной Рудигером евреям Шпейера, он жалует им, кроме своего квартала, место для кладбища. В привилегиях евреям других городов также можно увидеть упоминание о кладбище. В иных городах кладбища использовались совместно несколькими общинами, как, например, в Вормсе и Ландау. За этими кладбищами ухаживали, иногда сажали на них деревья и кусты. Среди прочих названий для кладбища, в источниках упоминается также hortus Iudaeorum - сад евреев. В некоторых местах не было отдельного еврейского кладбища, и там упоминается также hortus Iudaeorum - сад евреев. В некоторых местах не было отдельного еврейского кладбища, и там евреев хоронили на общем кладбище, на специально отведенном для них участке. В любом случае, место для погребения стоило дорого и облагалось высокими налогами. Вместе с тем, и светские и церковные власти помогали евреям оградить кладбища от повреждений и осквернения, а также предотвратить нападения христиан на похоронные процессии, проходящие по улицам города. В указе в защиту евреев (Constitutio pro Iudeis), изданном папой Иннокентием III, запрещается вандализм на еврейских кладбищах:

«Мы выступаем против злобы и корыстолюбия злоумышляющих людей и повелеваем, чтобы никто не смел осквернять или уменьшать кладбища евреев, или извлекать тела из могил ради корысти. А если кто-либо, после опубликования этого указа (de­cre­tum), попытается, упаси Боже, его нарушить, он поплатится своей честью и званием, или подвергнется отлучению (excommunicatio), если только не смирит свою дерзость уплатой достойной компенсации»12 .

Внутренняя организация квартала

Христианские власти, в том числе и церковь, старались поменьше вмешиваться в то, что происходило в еврейском квартале. Строительство новых зданий, в особенности синагог, требовало разрешения властей, но прочие дела квартала и общины находились в руках евреев. В своей привилегии, данной городу Барселоне, король Хайме I (Jaime, Яков) даровал еврейским старейшинам право принимать евреев в квартал или изгонять из него и даже из города.13 Так и власти города Кельна, в привилегии, данной в 1321 г., гарантировали еврейской общине право изгонять из ее пределов каждого нежелательного еврея. Уже в установлениях рабейну Гершома упомянуто право съемщика, запрещающее еврею выселять другого еврея из дома, снятого у христианина.14 Эти установления запрещают еврею арендовать дом у христианина до истечения года после того, как оттуда съехал предыдущий еврейский арендатор или с его разрешения. Эта мера была принята против корыстолюбия домовладельцев, а также против интриг и конкуренции между евреями. Это преимущественное право аренды могло переходить по наследству, и даже давалось в приданое.

Церковная политика разделения общин

Обособленное проживание евреев в начале описываемого периода диктовалось, отчасти, религиозными соображениями: близостью синагоги, бейт мидраша, миквы и пекарни и не являлось следствием принуждения или вмешательства церковных властей. Только с конца XII в., а особенно в XIII в., когда церковь стала тревожиться о влиянии, которое оказывают на христиан иноверцы, стали слышны требования, чтобы евреи не жили вперемешку с христианами. Параграф 26 в решениях III Латеранского собора (1179) гласит: «Христиане, живущие вместе с ними [с евреями], да будут отлучены».15 Различные постановления пап и церковных соборов о разделении мест проживания указывают на то, что евреи не везде жили в отдельных кварталах, а там, где существовали еврейские кварталы, они не были герметично закрытыми. Были евреи, живущие за их пределами, и были христиане, жившие внутри них. Выражение тревоги церкви из-за близости между евреями и христианами можно найти в параграфе 12 решений собора в Бреслау (Breslau; 1267):

«Поскольку земля Польская еще нежный росток на теле христианства, христиане здесь могут легче всего попасть под влияние пустых верований и ущербной морали евреев, живущих рядом с ними. Для того чтобы христианская вера легче и быстрее проникала в сердца жителей этих областей, мы строго повелеваем евреям, проживающим в этой провинции [...] чтобы они не жили среди христиан, а чтобы у них были дома недалеко друг от друга в отдельном районе каждого города и села. Это должно быть устроено так, чтобы еврейский квартал отделялся от христианских жилых районов оградой, стеной или каналом»16.

Какова связь между христианским миссионерством и близостью еврейского и христианского жилья?

В 1339 г. папа Бенедикт XII (Benedictus; 1332-1342), выразил протест королю Педро IV Арагонскому о том, что в его владениях евреи и мусульмане живут среди христиан, строят там синагоги и мечети и свободно друг с другом общаются. Подобно тому, папа Евгений III (Eugenius; 1431-1447) провозгласил в 1442 г.: «Евреи да не живут среди христиан, а лишь сами по себе, в отдельном квартале или районе, а за его пределами им селиться не должно позволять».17

Начиная с XII в., папы поместные соборы принимали подобные установления касательно различных городов Европы. Задачей этих установлений было, в первую очередь, защитить христиан. Соседство евреев и тесный контакт с ними рассматривались как угроза христианской вере, которую следовало предотвратить. Однако, даже если в самих этих указах и не прослеживается стремление вмешаться в жизнь евреев, навязать им определенный характер жизни в своем квартале, не вводятся какие-либо ограничения, (которые возникнут с появлением гетто в XVI в.), то сам факт вмешательства церкви в вопрос о месте проживания евреев показывает, что их положение изменилось к худшему. Эта перемена происходила постепенно, от отдаления и отделения еврейских районов до поселения евреев в совершенно закрытых кварталах.

Еврейские кварталы в Германии

Более пристальное рассмотрение нескольких средневековых еврейских общин поможет нам лучше понять их характер, узнать их основные типы.

План города. Еврейский квартал в Кельне. Город с трех сторон окружен стеной римской постройки, а с четвертой протекает река Рейн

Иллюстрация 14

Еврейский квартал в Кельне. Город с трех сторон окружен стеной римской постройки, а с четвертой протекает река Рейн. Центральная часть города, смежная с рекой - наиболее древняя. Еврейский квартал отмечен темным пятном в центре этой древней части. Недалеко оттуда, к северу - кафедральный собор.

Еврейский квартал в Кельне

Еврейская община появилась в Кельне не позднее XI в.18 Она сформировалась вокруг главного рынка города, насчитывала в конце XI в. около шестисот человек и была центром всех еврейских общин этой области. Еврейский квартал в Кельне впервые упоминается при архиепископе Анно (Anno; 1056 - 1075). В июне 1096 г. община была уничтожена, несмотря на усилия горожан и архиепископа спасти ее. Однако, этот разгром был временным и община вскоре возродилась, и стала центром притяжения всех евреев Германии и других стран. Кельнская община просуществовала до 1424 г., с перерывом в 1349 - 1372 гг. В 1424 г. евреи были изгнаны из города. Все время своего существования община находилась под покровительством архиепископа, за что платила ему ежегодный налог. Начиная с первой половины начала XIV в., город участвовал во «владении» общиной совместно с архиепископом, делил с ним получаемые налоги и конкурировал за право «владения» общиной.

В первые столетия существования города присутствие в нем евреев воспринималось как преимущество. Защита их и их имущества архиепископом и горожанами в 1096 г. рассматривалась как защита интересов города. В одном документе 1150 г. про евреев говорится как про земляков - concives. Как и прочим гражданам города, евреям разрешалось носить оружие, и они принимали участие в обороне города. С 1106 г. на них возложена ответственность за охрану одних из ворот города, и поэтому эти ворота называются porta Iudaeorum - Еврейские ворота. В 1252 г., во время вооруженного конфликта между архиепископом и городом, евреи сражались на стороне горожан и участвовали в обороне городских стен. Привилегия, данная евреям в 1372 г., включала в себя обязанность участвовать в защите города.

Управление общиной было в руках «епископа евреев» (episcopus Iudaeorum), как он называется в христианских документах (и это не то же самое, что раввин общины), а также в руках совета. Сами эти названия свидетельствуют о влиянии христианской среды на устройство общины. Еврейская община виделась христианам, уменьшенным подобием города и его административного устройства. «Епископ» занимал свой пост сроком на год, в совет входили 12 человек, в их числе и «епископ».

Кельнская община была одной из самых больших и процветающих в Германии. В руках евреев было сосредоточено немалое имущество, и они занимали важное место в экономической жизни города. Однако в начале XIV в. появляются признаки ухудшения положения евреев, и эта тенденция достигает апогея во время эпидемии чумы. Подобно многим еврейским общинам Европы, кельнская община была разорена в погромах во время эпидемии. В ночь святого Варфоломея, с 23 на 24 августа 1349 г., толпа напала на еврейский квартал. Некоторые его жители - евреи собрались в синагоге и подожгли ее вместе с собой. Те, кто не покончил с собой, были убиты, их имущество разграблено, долговые расписки были уничтожены, часть еврейского квартала сожжена. После долгих споров архиепископ был объявлен единственным наследником имущества евреев, и до 1360 г. все имущество было распродано и перешло в руки христиан.

В 1372 г. евреям снова было разрешено проживать в Кельне. Еврейское присутствие в городе на этот раз продолжались лишь около 50 лет, до 1424 г., когда евреи были окончательно изгнаны из него. До этого архиепископ Кельна дал евреям новую привилегию, в которой обещал свою защиту на срок в 10 лет. Городские власти также дали евреям свою привилегию, так как город, как уже было сказано, оспаривал у архиепископа право «владения» евреями. За право жить в городе каждый еврей заплатил 70 марок, и к этому добавлялся постоянный ежегодный налог. Евреям было разрешено отстроить синагогу, производить судебное разбирательство в своих судах, ссужать деньги под проценты, а также гарантировалась защита их кладбища. Новая община была небольшой, во время своего расцвета насчитывала 34 двора, с которых взимался налог.19 Подушный налог и налог с имущества были очень высоки. С 1394 г. в привилегию включалось требование, чтобы евреи носили особую одежду, как и в других местах. Составители привилегии требовали, чтобы евреев всегда и везде можно было отличить от христиан, что указывает на перемену в положении евреев по сравнению с предыдущим периодом. Другие установления требовали, чтобы евреи не выходили из своих домов во время процессий в Святую неделю и на Пасху, так как процессии проходили через еврейский квартал. Им было запрещено появляться в общественных местах, если они не были туда приглашены, и они должны были идти в синагогу только по двое или по трое. В конце концов, в 1424 г., городские власти решили не продлевать права евреев на проживание, что на деле означало изгнание их из города. Только в конце XVIII в. евреи снова стали селиться в Кельне.

После краткого описания истории еврейской общины Кельна, мы можем взглянуть на еврейский квартал города. Еврейский квартал Кельна впервые упоминается в источниках в третьей четверти XI в. Он располагался в восточной части города, недалеко от римской стены и дороги, ведущей к Рейну, поблизости от старого рынка, недалеко от имперской цитадели и собора - резиденции архиепископа. Евреи жили в домах по Еврейской и прилегающим к ней улицам. В 1135 г. у евреев было около тридцати домов, в 1170 - около 48 домов, в 1235 - около 50, в 1300 - около 60, в 1325 - около 70, а в 1349 - около 75 домов. Эти цифры включают только жилые дома, а не общественные здания. В каждом доме могли проживать несколько семей. Кроме того, были евреи, жившие в домах, принадлежавших христианам, так же, как и христиане жили в домах, находившихся в еврейском владении.

Буфет, Франция или Фландия, XV в. Дар маркиза Арконати Висконти, 1916 г.

Иллюстрация 15

Буфет, Франция или Фландия, XV в. Дар маркиза Арконати Висконти, 1916 г. Этот предмет обстановки носит печать влияния готической архитектуры. Особенно выделяются высота и четкость линий, искусная резьба и праздничная атмосфера, присущая всему предмету. (Musée du Louvre, Paris.)

По описям имущества и налоговым документам, которые дошли до нас, можно сделать выводы об имуществе евреев. В их владении находились дома, дворы, иногда лавки, и все это облагалось налогами. Дома могли быть в один или несколько этажей, в жилых помещениях устанавливали камины. Во многих строениях был подвал, используемый под склад для товаров, у некоторых для этой цели служили крыши. Многие дома были построены из дерева, некоторые полностью или отчасти из камня.

При большинстве домов был двор с плодовыми деревьями, огородом и колодцем с питьевой водой, туалетом и мусорной ямой. Некоторые дома были роскошно отстроены, богато обставлены. Известно, что в одном из таких особняков после изгнания евреев из города поселилась аристократическая семья.

Переселение евреев в Кельн продолжалось в течение всего XIV в., что проявлялось в увеличении числа домов, находившихся во владении евреев. В 1341 г. были наложены ограничения на величину еврейского имущества. Ясно, что по мере увеличения числа евреев в городе, росла скученность в еврейском квартале. Дома из-за пристроек стали выглядеть, как лоскутное одеяло, и известны случаи, когда несколько семейств жили под одной крышей. Следует обратить внимание на то, что дома евреев никак не отделялись от домов и улиц христиан. Дом гильдии (Bürgherhaus), впервые упоминаемый около середины XII в., находился в сердце еврейского квартала, и прилегающий к нему с северной части дом принадлежал еврею. У христиан была собственность на улице, идущей по периметру еврейского квартала. Близость христианских и еврейских домов влекла за собой сотрудничество в различных областях. Так, например, евреи и христиане пользовались одной мусорной ямой и должны были совместно ее вычищать. Капелла святого Михаила, куда городской совет ходил к мессе, была построена рядом с домом еврея Йосефа из Арвайлера (Ahrweiler). Когда он перестраивал свой дом, ему было дано разрешение замуровать одно из окон капеллы святого Михаила, изменить другое окно и приподнять стену капеллы так, чтобы она подпирала одну из стен его дома. Йосеф заплатил за эти изменения, и деньги были употреблены на ремонт окон капеллы.

Сожжение квасного (обряд, совершаемый перед Песахом). Шкаф, исполненный в готическом стиле, принадлежащий еврею. Иллюстрация к Пасхальной агаде, ок. 1460 г.

Иллюстрация 16

Сожжение квасного (обряд, совершаемый перед Песахом). Шкаф, исполненный в готическом стиле, принадлежащий еврею. Иллюстрация к Пасхальной агаде, ок. 1460 г. Мебель, которую использовали евреи, не отличалась от той, которой пользовалось их окружение. (London, British Library, Ms. Add. 14762, fol. 1v)

Общинные строения в Кельне включали синагогу, дом танцев, гостиницу, баню, пекарню и кладбище. Кроме кладбища, все общественные постройки находились в центре еврейского района. В соответствии с традицией, строительство синагоги, разрушенной в 1096 г., относят к первой половине XI в. Новая или реставрированная синагога была отстроена на Еврейской улице, напротив ратуши. Если верить дошедшим до нас источникам, в ней был каменный арон-кодеш (шкаф для хранения свитков Торы), а также отдельные скамейки для взрослых и детей. В ее окнах были витражи, изображающие львов и змей, которые служили причиной споров. Элйаким бен Йосеф, один из виднейших авторитетов Майнца, высказал в 1152 г. мнение, что негоже, чтобы окна в синагоге украшались образами животных, ибо это может повлечь идолопоклонство. С другой стороны, Эфраим бен Йицхак из Регенсбурга утверждал, что в этом нет никакого нарушения, так как в настоящее время уже не нужно опасаться, что евреи соблазнятся идолопоклонством.20 В XIII в. к синагоге было пристроено отделение для женщин, а в начале XIV в. - кафедра для чтения Торы. Перед синагогой и за ней располагалась площадь. После изгнания евреев из города здание синагоги было превращено в капеллу городского совета, и каждый год в ней праздновалось превращение синагоги в церковь. В этом качестве здание прослужило триста лет, в нем также был музей, в котором находились лучшие из произведений искусства, созданных в Кельне.

Гостиница, расположенная рядом с синагогой, обслуживала евреев, приехавших из других мест. Баня также находилась рядом с синагогой, вместе с миквой. Дом танцев был приобретен общиной в середине XII в., а пекарня - в 1288 г. Все эти здания сгорели в 1349 г. Кладбище располагалось за чертой города, к югу от него, и оно находилось под защитой правителей города.

Кресло в готическом стиле из кафедрального собора в Барселоне

Иллюстрация 17

Кресло в готическом стиле из кафедрального собора в Барселоне.

Разграничение между домами евреев и христиан началось около 1300 г. С конца XIII в. мы находим упоминания о стенах, разделяющих еврейский квартал и старый рынок. Указы конца XIII - начала XIV вв. предписывают евреям замуровывать окна и двери, выходящие на христианские улицы. На выходах с еврейских улиц устанавливаются перегородки. Только трое ворот были открыты между еврейскими улицами и христианской частью города, при этом одни из них были достаточно велики, чтобы в них могла проехать груженая повозка, а остальные были небольшие и могли пропустить лишь пешехода или всадника. Один из городских раввинов советовался с мудрецами из других городов о том, нужно ли вешать на таких воротах мезузу21 . В конце концов, было принято решение, что на этих воротах не нужно прибивать мезузу, так как в еврейском квартале жили христиане, находился Дом гильдии.22 Ворота на ночь запирались и открывались с рассветом.

У бейлифа (Baillivus)23 города были ключи от всех ворот, а у «епископа евреев» был ключ от одних из них. Евреи платили налог за охрану ворот, причем сама необходимость охраны указывает на ухудшение состояния безопасности евреев. Нужно отметить, что в течение дня по еврейскому кварталу проходило немалое движение, так как его улицы были центральными торговыми магистралями города, особенно его восточной части, идущей вдоль Рейна.

Состоятельный еврей сидит в кресле готического стиля, в руке у него сосуд с духами. Иллюстрация из Пасхальной агады, Германия, ок. 1460 г.

Иллюстрация 18

Состоятельный еврей сидит в кресле готического стиля, в руке у него сосуд с духами. Иллюстрация из Пасхальной агады, Германия, ок. 1460 г. (London, British Library, Ms. Add. 14762, fol. 2v)

Выше мы упомянули мезузу. Следует заметить, что мезуза служила отличительным признаком еврейских строений, по ее наличию можно было легко определить, еврейский дом или христианский. Правда, в этом вопросе тоже не все так просто. Во-первых, несмотря на галахическое требование, многие евреи не прибивали мезузу к своим входным дверям.24 Во второй половине XII в. рабейну Там25 писал: «В течение десяти лет во всем нашем государстве не было мезузы», а галахические авторитеты XIII - XIV вв. считали, что в городах, где есть свиньи, не нужно прибивать мезузы.26 Только в этом можно видеть объяснение тому, что в иллюстрированных еврейских рукописях, где приведены изображения еврейских домов, мезуза, как правило, отсутствует.27 Кроме того, мезуза считалась чем-то вроде магического амулета, охраняющего дом. Некоторые христиане переняли этот обычай и стали прибивать мезузу на своих дверях, для магической защиты и охраны дома.28

Еврейское жилье во Франкфурте29

Папа Пий II (Pius, 1458 - 1464) писал в 1462 г., что ему стало известно о том, что евреи во Франкфурте уже давно живут рядом с собором, «Поэтому они могут в любое время видеть христианские обряды [...] и слышать небесную службу, которая каждый день совершается в этой церкви, что приводит к унижению и позору христианской религии и литургии, и служит разрушительным примером для верующих в Христа».30

Каковы могли быть возможные пути решения этой проблемы?

Молящиеся евреи. Иллюстрация из рукописи на иврите, Германия, 1471 г.

Иллюстрация 19

Молящиеся евреи. Иллюстрация из рукописи на иврите, Германия, 1471 г. Влияние готического стиля заметно в декоративных мотивах оформления еврейских средневековых рукописей. (Oxford, Bodleian Library, Ms. Opp. 776, fol. 20v)

Жилища евреев во Франкфурте несколько отличались от тех, что были в Кельне или Шпейере. Здесь у евреев в XIII в. еще не было своего квартала. Большинство из них жило между главным мостом через реку Майн и собором, что давало им значительные преимущества для занятия торговлей, однако евреи жили и на других улицах Франкфурта. У них было имущество (дома, сады и поля) во всех частях города. Из-за давления со стороны церковных и имперских властей, городской совет в 1460 г. принял решение выделить евреям отдельный новый район. В 1442 г. император Фридрих III (1452-1493) выразил свое недовольство тем, что евреи живут рядом с собором, что позволяет им видеть христианскую литургию. Городской совет пытался найти выход из проблемы, например, заделать окна в синагоге, но, в конце концов, из-за имперского давления, было решено переселить евреев в более отдаленное место, и летом 1460 г. началось строительство нового квартала. Следует подчеркнуть, что городской совет должен был выбирать между изгнанием евреев и переселением их в новый квартал, подальше от центра города. Не предполагалось запереть евреев в некое подобие гетто, а лишь удалить их от центра города и собора. Расходы по постройке нового квартала легли частью на евреев, частью на городскую администрацию. В 1462 г. в новый квартал переехали первые еврейские семьи. В 1469 г. в нем уже было около 15 домов. В то время франкфуртская еврейская община насчитывала примерно 150 душ. Кроме жилых домов, в документах упоминается постройка на новом месте синагоги, миквы, двух гостиниц, больницы и дома танцев.

Еврейские кварталы в Испании

Кельн и Франкфурт могут служить двумя моделями поселения евреев в средневековых городах. Даже в одной стране их положение различалось в разных городах, и зависело во многом от воли местных властей. В Лондоне еврейская улица упоминается уже в 1115 г. и весь период до изгнания евреев из Англии им не разрешалось арендовать дома у христиан или сдавать им дома. Они должны были жить в пределах своего квартала. С другой стороны, в Йорке вообще не было еврейского квартала, и в указе 1278 г. было подтверждено право евреев селиться в любой части города, как они поступали и до этого. В Линкольне в 1290 г. тоже не было еврейской улицы или квартала.

Картина еврейского расселения в христианской Испании после Реконкисты похожа на происходившее в Германии. Уже в период мусульманского владычества евреи жили все вместе в отдельных кварталах, называемых callum (видимо, это слово происходит от еврейского – кахал - общество, община). После христианского завоевания страны они, как правило, получали от христианских властей разрешение продолжать жить на том же месте. Старые еврейские кварталы были обычно расположены в центральных частях города. Более того, выделение евреям кварталов в лучших с точки зрения городской планировки местах было частью политики христианских правителей в период Реконкисты.

>Надгробие Мешулама бен Калонимуса из Майнца, 1171 г.

Иллюстрация 20

Надгробие Мешулама бен Калонимуса из Майнца, 1171 г. (Mainz, Landesmuseum, Inv. Nr. S 1112)

Когда Рамон Беренгуэр IV (Ramon Berenguer) в декабре 1148 г. завершил завоевание Тортосы у мусульман, он отдал местным евреям удобную местность для заселения между морем и рекой Эбро (Ebro). Эта территория была окружена башнями для обороны, и там было построено шестьдесят домов. Этот квартал был расположен в удобном для торговли месте, и правитель даже пообещал построить еще дома, если появятся еще евреи, желающие поселится в городе.31 Выделение отдельного квартала, его удобное расположение и забота о его защите были частью целенаправленной демографической политики христианского правителя, который из экономических соображений был заинтересован, чтобы евреи селились в его городе.

Еврей, выходя из дома, прикасается к мезузе на дверном косяке. Иллюстрация в рукописи на иврите из Феррары (?), ок. 1470 г.

Иллюстрация 21

Еврей, выходя из дома, прикасается к мезузе на дверном косяке. Иллюстрация в рукописи на иврите из Феррары (?), ок. 1470 г. (Иерусалим, Музей Израиля, рукопись Ротшильда 24, лист 126 бет)

Во многих городах евреи жили в центре города, на земле, принадлежащей собору, и у него арендовали дома. Так, например, в Барселоне евреи жили в центре обнесенного стеной района, рядом с городским собором. В Кордове и Севилье (Sevilla) еврейский квартал также находился в центре города, рядом с собором. На территории еврейского квартала в Севилье, который был передан евреям Альфонсо X, было три мечети, превращенных евреями в синагоги. Евреям, жившим в городе в период мусульманского владычества, разрешено было в нем остаться, и они сохранили свое имущество. В Валенсии 104 еврея получили дома и имения. В 1273 г. король подтвердил неприкосновенность территории еврейского квартала в этом городе и пообещал не переносить его с прежнего места. Он также разрешил евреям выкупить дома в пределах еврейского квартала, принадлежавшие христианам. По-видимому, возвращение прежнего еврейского квартала евреям было частью колонизационной политики королей Арагона и Кастилии в период Реконкисты.

В Толедо евреи жили в большой крепости, находившейся внутри городских стен. Еврейский квартал был велик, «сам по себе как город», по выражению Бэра,32 и кроме этого евреи владели лавками и домами в торговом центре христианской части города. В других городах евреи тоже переселялись в крепости. И. Бэр писал:

«Поселение евреев в крепостях было распространено в Леоне еще в XI в. В Арагоне прибегали к помощи евреев для обороны крепостей и в более поздний период. В этих крепостях евреи жили совершенно автономной жизнью. [...] Евреи жили в этих крепостях в качестве людей, нуждающихся в особой защите из-за двойственного своего положения: как торговцы и как евреи. Вместе с тем, евреи в этих крепостях выполняли также военные функции и служили королю в его войнах против внешних и внутренних врагов».33

Таким образом, у еврейских кварталов было преимущественное местоположение, что отражало особый статус евреев, «как людей, нуждающихся в особой защите». В Испании так же, как и в Шпейере, выделение евреям особого квартала, его удобное расположение и защита были выражением особых прав евреев.

Размеры еврейских кварталов были различны. Конечно, нельзя путать между данными о величине общины и данными о размерах квартала, так как не всегда все евреи общины жили в пределах еврейского квартала. Еврейский квартал в Севилье был особенно велик. В конце XIV в. там было 23 синагоги. В городе Херес де ла Фронтера евреи получили в 1266 г. девяносто домов.

Проживание в отдельном квартале было желанием самих евреев. У такого отделения были социальные, религиозные и оборонительные причины, и оно осуществлялось скорее для евреев, чем им в ущерб. Это была целенаправленная политика христианских властителей, политика защиты и сближения в период, когда правители старались привлечь евреев в свои города. В те годы постройка еврейского квартала была признаком процветания города, вследствие возрождения торговли. Но тот же фактор - отдельный квартал для евреев - позже сделался из средства сближения и защиты средством дискриминации и обособления.

Исраэль Абрахамс пишет: «Отделение, желаемое самим человеком - это не то же самое, что отделение, к которому его вынуждают».34 Прокомментируйте эти слова.

Отделение жилья евреев в Испании

Во введении к одному вопросу, обращенному к рабейну Нисиму Геронди (1315? - 1375?) сказано:

«Город, [в котором] есть квартал народа Израиля, называется «кахал», и у него есть входы на восток и на запад, так, что можно зайти с одной стороны и выйти с другой. И в этих входах - запирающиеся ворота, как и в других кварталах народа Израиля в каждом городе, в Героне и в Барселоне, и весь этот квартал населен только евреями, а весь остальной город, кроме этого квартала, населен неевреями, и евреи там не живут[...]»35

Какие выводы можно сделать из слов рабейну Нисима Геронди о еврейских кварталах в Испании в его время? Постарайтесь дать более одного ответа.

Как в Германии, так и в Испании, еврейский квартал не был закрыт для неевреев. Из слов рабейну Нисима Геронди можно понять, что даже в его время были города, где все еврейское население жило в еврейском квартале, а были и такие, где христиане жили в еврейских кварталах, а евреи за их пределами. До 1391 г. не было ярко выраженной тенденции создавать закрытые еврейские кварталы, где должны жить евреи, а христианам запрещено в них селиться. Однако и до того слышались требования, чтобы евреи и христиане не жили смешанно, а с 1391 г. в Испании появляется множество указов, направленных на отделение евреев. Цель этих мер, прежде всего, отделить евреев не от христиан, а от евреев, перешедших в христианство. И здесь главной причиной этих мер был страх перед нежелательным религиозным влиянием, но к этому уже добавились тенденции к дискриминации евреев.36 Висенте Феррер (Vicente Ferrer; 1350 - 1419) утверждал, что «контакты и постоянные беседы между евреями и христианами причиняют большой вред прежде всего тем, кто недавно переменил свою религию на нашу святую веру».37

Первый параграф Вальядолидских (Valladolid) указов, изданных королем Кастилии в 1412 г. гласит:

«1. Во-первых, все евреи и мавры38 в моем королевстве и моей стране должны жить отдельно от христиан, в отдельной части города или селения, в котором они живут, окруженной стеной с одними воротами для входа и выхода. Все евреи и мавры должны жить в выделенном для них квартале, и ни в каком другом месте и жилище за его пределами. Они должны отделиться в течение восьми дней после того, как им будет выделено место, и всякий еврей или мавр, живущий за пределами названного квартала по истечении отведенного времени, лишится всего своего имущества и понесет от меня наказание, которое я сочту нужным на него наложить.

2. Кроме того, ни один еврей или мавр не должен быть торговцем пряностями, аптекарем, хирургом или врачом, и не должен торговать хлебом, вином, мукой, растительным или животным маслом или другими продуктами первой необходимости ни среди евреев, ни среди христиан, и не может содержать, постоянно или временно, складов, лавок или столов для торговли [...]»39

Подобные указы издавались снова и снова, но на деле, почти до самого изгнания евреев, не проводились в жизнь полностью. Время, которое они устанавливали для переселения всех евреев, оказывалось слишком коротким, и всегда находились евреи, которым удавалось избежать выполнения этих требований. Вместе с изданием этих указов, некоторым евреям давались разрешения жить там, где они захотят. Вводный параграф указов 1480 г. вновь предостерег от опасности того, что евреи и мусульмане живут вперемешку с христианами, и снова выдвигается требование, чтобы во всех городах Арагона и Кастилии были созданы отдельные кварталы для нехристиан. Даже более поздние указы требуют того же. Из этого можно сделать вывод, что почти до самого изгнания в некоторых местах евреи и мусульмане жили вместе с христианами. Подобные указы были обращены и к христианам, живущим в еврейских кварталах, и требовали от них переселиться оттуда.

В Испании, как и в других европейских странах, отделение евреев от прочего населения никогда не было полным. Нужно заметить, что у принудительного отделения были весьма далеко идущие последствия для экономического и социального положения евреев. Во многих случаях оно было связано с утратой источника заработка - лавки или мастерской, находившихся в центре города. У многих евреев не было средств приобрести себе новые дома, стоимость старого дома не покрывала цены нового. Везде, где строились новые еврейские кварталы, их расположение было менее удобным, чем старых. В Авиле (Avilla), например, в 1483г. евреям было приказано оставить свои жилища и перебраться в новый квартал. Старый еврейский квартал находился рядом с собором, недалеко от рыночной площади, а новый квартал располагался в очень неудобном месте с тяжелыми санитарными условиями. В Сеговии (Segovia) евреям и христианам было велено замуровать окна домов, граничивших друг с другом, и запрещено было оставлять проходы, калитки или форточки, через которые они могли бы общаться. Христиане, жившие в еврейском квартале, должны были его покинуть, а евреи, жившие за его пределами - переехать туда. Здесь тоже указы имели тяжелые экономические последствия для евреев. Вот как Ицхак Бэр описывает еврейский квартал в Барселоне в XIV в.:

«Несмотря на то, что границы города постоянно расширялись, callum (еврейский квартал) оставался на прежнем месте в центре города. Некогда, в XII-XIII вв., он был благословенным местом для живущих в нем, а теперь он стал слишком тесным, и у него уже не было того политического и экономического значения. Крепость правителя города (castrum novum), у подножия которой в свое время был построен квартал, ныне служила евреям для собраний, а может быть, и для жилья, но не могла защитить их во время тяжелых преследований. Еврейский квартал, находившийся рядом с кафедральным собором, превратился в типичное гетто, подобных которому по скученности населения было не много на испанской земле. Дополнительная еврейская улица под названием Sanahuja, построенная в XIVв., была слишком невелика, чтобы значительно облегчить положение евреев. Возможно, что у отдельных евреев были дома и за пределами еврейских улиц, но об этом у нас нет нет сведений. При этом не все дома в еврейском квартале принадлежали евреям. Некоторые из них оставались в руках христианских хозяев, которые сдавали их еврейским жильцам. В этих стесненных условиях жили несколько сотен еврейских семей. Расположение еврейского квартала в сердце города позволило городскому совету наложить на его обитателей ограничительные законы религиозного и экономического характера».40

Скотобойня, кухня и зал собраний. Иллюстрация к Пасхальной агаде, Испания, ок. 1330 г.

Иллюстрация 23

Скотобойня, кухня и зал собраний. Иллюстрация к Пасхальной агаде, Испания, ок. 1330 г. (London, British Museum, Ms. Or. 1404, fol. 8)

Ниже процитирован указ короля Фердинанда (Fernando)411484 г. Опишите особое положение, изображенное в нем.

«[...] У Мартина Дерла (Martin Derla), который недавно перешел в христианство, есть несколько домов [...] в еврейском квартале города Борха (Borja). Из-за того, что он христианин, он не может в них жить. Он также не может продать их, так как только еврей может их купить. Мы уверены, что поскольку до сих пор на них не нашелся еврейский покупатель, он не найдется и впредь. Поэтому ему следует заставить еврейскую общину выкупить эти дома или найти ему подходящий дом в нееврейском квартале».42

В начале указа об изгнании (март 1492 г.) говорится:

«Знайте, ибо вы должны знать, что как нам стало известно, в нашем королевстве появилось несколько дурных христиан, перешедших в еврейство и изменивших нашей святой католической вере, и главной причиной этого было - общение между евреями и христианами. В кортесах43 (cortes), которые мы созывали недавно, в 1480 г., мы повелели отделить всех евреев во всех городах, деревнях и поселениях, находящихся в нашем королевстве и в нашем владении, и повелели дать им еврейские кварталы, чтобы они жили там, в надежде, что таким образом положение исправится [...]»44

Смежность жилищ евреев и христиан стала острой проблемой с увеличением числа «новых христиан», то есть евреев, принявших христианство, так как близость их жилищ к домам евреев угрожала, по мнению церковных властей, их новой вере. Это ясно видно в обоих процитированных документах.

Если верить сказанному в указе об изгнании, тот факт, что не удалось полностью отделить евреев от христиан с помощью обособленных мест проживания, послужило причиной изгнания евреев из Испании. После того, как стало ясно, что разграничение между евреями и conversos (переменившими веру) в условиях города невозможно или не приносит желаемых плодов, был предпринят радикальный шаг - изгнание. Изгнание евреев из Испании, и устройство гетто в других странах, в которых жили евреи, были двумя проявлениями одной тенденции абсолютного разграничения между христианами и евреями. Можно вспомнить по этому поводу определение Хаима Бейнарта: «По-видимому, каждое разделение – изгнание в миниатюре»45 .

Еврейский квартал и гетто

Знаменитое решение венецианского сената 1516 г. гласит:

«Все евреи, живущие на разных улицах нашего города, а также те, которые прибудут в наш город из других мест, должны, пока не будет принято другое решение, в соответствии с велением времени, переселиться в дома в гетто (gheto; плавильня железа) около церкви св. Иеронима.»46

Образование гетто открывает новый период в истории еврейского народа, период, который не входит в сферу нашего обсуждения здесь. Вместе с тем, следует остановиться на отличии формального гетто, существовавшего в конце Средневековья и в Новое время, от средневекового еврейского квартала.

Изначально еврейские кварталы создавались, как правило, по желанию самих евреев, в то время, как гетто были им навязаны. Еврейские кварталы, по крайней мере, при своем зарождении, имели целью защитить евреев, дать им защиту городских властей. Гетто, напротив, были предназначены в основном для отделения их от остального населения. Еврейские кварталы в Средние века не были закрыты перед христианами, также как и христианские кварталы не были закрыты перед евреями. С момента создания гетто они стали местом жительства исключительно евреев, и все евреи должны были в них жить. Гетто были ограничены по площади, поэтому в них существовала большая скученность, чего не было в средневековых кварталах по крайней мере до XIV в. Все эти факторы привели в конце концов к тому, что гетто превратилось в скопление трущоб в отличие от еврейских кварталов Средневековья.

Подобно многим меньшинствам, евреи в христианской Европе предпочитали селиться вместе. Жизнь в отдельном квартале была следствием желания самих евреев, и у нее были важные экономические преимущества. С самого начала проживание в отдельном квартале было привилегией, которую евреи получали от правителей городов, преимуществом, направленным на привлечение евреев в данный город. Расположение многих еврейских кварталов в центре городов свидетельствует о статусе евреев в глазах правителей, приглашавших их в свои города, или соглашавшихся их принять по их просьбе. Еврейский квартал в Средние века не являлся гетто. Евреи жили там просторно, христиане жили рядом с евреями, а некоторые евреи жили за пределами квартала. Еврейский квартал хорошо выражал положение еврейского меньшинства среди христианского большинства, как обособленной группы, которая, вместе с тем, является составляющей частью общества, в которое она входит, и принимает участие в его жизни. Однако постепенно еврейские кварталы превратились из средства, работающего на благо евреев, в инструмент их притеснения. Начиная с XIII в. церковь стала проводить политику разделения. С того времени, как эта политика стала отвечать интересам городских советов и властей, заметна тенденция к изоляции евреев в закрытые и отделенные от внешнего мира кварталы. Центральное расположение еврейских кварталов, соседство церквей и синагог и постоянное общение между верующими обеих конфессий, были повседневной и реальностью в XI - XII вв., но, начиная с XIII в. становятся невыносимыми в глазах различных христианских институтов. Открытость, соседство и каждодневный экономический и социальный контакт между евреями и христианами вызывали тревогу, вследствие чего еврейский квартал сделался средством разделения, и, в конце концов, и средством дискриминации. Обособленное проживание, которое изначально отвечало желаниям евреев, и которым пользовался только тот, кто хотел, теперь вводилось насильственно, и каждый еврей должен был подчиниться ему. Законы об отделении стали дискриминирующими законами.

1 Имеются в виду монахи.

2 Динур, Б.Ц., «Израиль в изгнании», (ивр.), алеф, 1, стр. 170-171. См. часть 2.

3 О еврейских улицах во Франции см.: Anchel, R., Les Juifs de France, pp. 41-57; Gross, H., Gallia Judaica. О Германии: Pinthus, A., «Studien über die bauliche Entwicklung der Judengassen in der Deutschen Stadten», Zeitschrift für die Geschichte der Juden in Deutschland, April 1930, pp. 101-130, 197-300.

4 См.: Regne, J., History of the Jews in Aragon, Regesta and Documents 1213-1327, ed. Yom Tov Assis and Adam Gruzman, documents no. 386, 394, 395, 400.

5 Бэр, И., «История евреев христианской Испании», (ивр.), стр. 122.

6 За два дня до праздника Пасхи, в этот день, по преданию, был распят Иисус.

7 Grayzel, S., The Church and the Jews in the XIIIth Century, pp. 107-109.

8 Baron, S.W., A Social and Religious History of the Jews, vol. IX, pp. 34-35.

9 Abrahams, I., Jewish Life in the Middle Ages, p. 15.

10 См.: Фридхабер, Ц., «Tanzhaus в жизни евреев Ашкеназа в Средние века», (ивр.), «Мехкарей Йерушалаим бе-фольклор йехуди» 7 (1984), стр. 49-60; Abrahams, там же, pp. 75-76.

11 «Сефер Хасидим», (ивр.), изд. Реувен Маргалийот, гл. 4.

12 Grayzel, S., The Church and the Jews in the XIIIth Century, pp. 92-95. Весь текст указа приведен во второй части.

13 Baron, S.W., A Social and Religious History of the Jews, vol. IX, p. 59.

14 Гроссман, А., «Первые мудрецы Ашкеназа», (ивр.), стр. 135.

15 Joannes Dominicus Mansi, Sacrorum conciliorum nova et amplissima collectio, vol. 22, col. 231.

16 Grayzel, S., The Church and the Jews in the XIIIth Century, vol. II: 1254-1314, ed. Kenneth R. Stow, p. 245.

17 Raynaldus, Annales ecclesiastici, vol. VI, no. 56-7, pp. 222ff; vol. IX, no. 15, pp. 398 ff.

18 См.: Kober, A., Cologne, trans. by Solomon Grayzel. См. также: Germania Judaica, vol. III, 1, ed. Arye Maimon, pp. 632-650.

19 Germania Judaica, vol. III, 1, p. 633.

20 Kober, A., Cologne, pp. 95-96.

21 Мезуза – прикрепляемый к внешнему косяку двери в еврейском доме свиток пергамента из кожи кошерного животного, содержащий стихи из Второзакония (Втор 6:4-9; 11:13-21). В Средние века на мезузе писали имена ангелов и рисовали криптограммы, придавая этим надписям магическую силу.

22 Kober, A., Cologne, pp. 87- 88.

23 Чиновник, стоящий во главе королевской администрации в каком-либо районе. Его основной обязанностью было управление судебной системой. Его местом пребывания был, как правило, главный город этой области. Этот титул был особенно распространен на территории Франции.

24 См.: «Шут Махарам бар Барух ми-Ротенбург», (ивр.), издано в Кремоне, пар. 108; о мезузе вообще см.: Horowitz, E. «The Way We Were: Jewish Life in the Middle Ages», Jewish History 1, 1 (1986), pp. 77-79.

25 РабейнуТам ; Там, Яаков бен Меир (ок.1100, Рамрю – 1171, Труа) – выдающийся раввин, знаток Галахи и автор Тосафот, внук РаШИ. Основное сочинение – «Сефер ха-йашар».

26 См.: Урбах, Э., «Баалей ха-Тосафот», (ивр.), четвертое дополненное издание, 1, стр. 82, 266.

27 Metzger, T. and M., Jewish Life in the Middle Ages, p. 87 В этой книге приведено много наглядных описаний жизни евреев в Средние века, выполненных по иллюстрированным рукописям. См. : Narkiss, B., Hebrew Illuminated Manuscripts.

28 Trachtenberg, J., Jewish Magic and Superstition. A Study in Folk Religion, p. 4; Horowitz, E., «The Way We Were», p. 79.

29 Kracauer, I., Die Geschichte der Judengasse in Frankfurt am Main; Backhaus, F., «Die Einrichtung eines Ghettos für die Frankfurter Juden im Jahre 1462», Hessisches Jahrbuch 39 (1989), pp. 59-86; Germania Judaica, vol. II, 1, pp. 238-251; vol. III, 1, pp. 346-393.

30 Kracauer, I., Die Geschichte der Judengasse, p. 307.

31 См.: Бэр, И., «История евреев христианской Испании», (ивр.), стр. 33.

32 Там же, стр. 45.

33 Там же, стр. 46.

34 Abrahams, J., Jewish Life in the Middle Ages, p. 63.

35 «Сефер Шут ха-Ран», (ивр.), ред.: Ицхак Дельтас, вопрос 50, стр. 32. Нисим Геронди, один из крупнейших знатоков Торы в Испании в XIV в., стоял во главе барселонской иешивы, был придворным врачом, написал книгу по Галахе, книгу проповедей и комментарий на Пятикнижие.

36 Бейнарт, Х., «Жилье евреев в Испании XVв. и указ о разделении», (ивр.), «Цион» 51 (1986), стр. 61-85.

37 Baer, F., Die Juden im christlichen Spanien. Urkunden und Regesten, vol. 2, p. 271. Висенте Феррер был доминиканским монахом и проповедником. Он стоял за обращение в христианство путем убеждения. Его проповеди повлекли антиеврейские беспорядки, и он принимал участие в составлении антиеврейских указов.

38 Так испанцы называли испанских и североафриканских мусульман.

39 Baer, F., Die Juden im christlichen Spanien, vol. 2, p. 265.

40 Бэр, И., «История евреев христианской Испании», (ивр.), стр. 248.

41 См. часть 2.

42 Baer, F., Die Juden im christlichen Spanien, vol. 1, pp. 910-911.

43 Кортесы - «двор», термин, относящийся, как правило, к собранию сословий королевства.

44 Baer, F., Die Juden im christlichen Spanien, vol. 1, p. 404.

45 Бейнарт, Х., «Жилье евреев в Испании XV в. и указ о разделении», (ивр.), стр. 84.

46 Baron, S., A Social and Religious History, vol. XI, p. 93; о гетто см.: Gemma Volli, «I Ghetti d’Italia», La Rassegna Mensile di Israel 15 (1949), pp. 22-30; Ravid, B., «The Venetian Ghetto in Historical Perspective», in: The Autobiography of a Seventeenth- Century Venetian Rabbi, Leon Modena’s Life of Judah, ed. Mark R. Cohen, pp. 279-283.