Часть четвертая. Евреи в христианском суде

ГЛАВА I. Различные виды права в Средние века

Сфера права в Средние века отражала раздробленный характер феодального общества и его богатое культурное наследие. Во Франции и в Англии не было прочной центральной власти до XII в., а в странах Центральной и Восточной Европы такой власти не было еще и столетия спустя. При отсутствии центральной власти в обществе не могло быть и единой, централизованной судебной системы и в нем существовало несколько судов одновременно: суд феодального правителя (сеньора), королевский суд и церковный суд. Король выступал в роли сюзерена (suzerain), то есть верховного господина, стоявшего во главе феодальной пирамиды, но при этом его судебная власть была ограничена юрисдикцией его вассалов, непосредственно связанных с ним. Постепенно королевский суд стал восприниматься как один из важных символов центральной власти, но восприятие власти короля, как включающей в себя судебные полномочия над всеми своими подданными, приходит только к XIII в., и то не везде и не полностью. Сфера юрисдикции церковного суда была гораздо шире внутрицерковных проблем. Кроме этих судов, следует отметить систему городских судов, которые судили в соответствии с местным городским правом.Наряду с большим спектром судебных учреждений существовало множество правовых систем, служивших основой для судебных действий. Можно разделить их на три главных категории: обычное право, римское право и каноническое право.

Церемония принесения вассальной присяги. Иллюстрация  из французской рукописи конца XIII в.

Иллюстрация 1

Церемония принесения вассальной присяги. Иллюстрация из французской рукописи конца XIII в. Вассал, преклонивший колена и безоружный, вкладывает свои руки в руки сеньора (immixtio manuum). После этой церемонии вассал становился «человеком» сеньора. (Paris, Bibliothèque Nationale, Ms. Fr. 5899, fol. 83v)

Обычное право

В повседневной жизни христианской Европы обычное право служило основой деятельности местных судов. Эта система неписаного закона, развившаяся постепенно на основе собранных воедино прецедентов1 и местных обычаев, основывалась на общем консенсусе подданных и была плодом изменяющейся, действительности. Право изменялось от региона к региону, и иногда сферой его юрисдикции было всего одно поместье. В отдельных районах Германии и Франции X-XI вв. писаный закон совершенно вышел из употребления, и его место заняло устное право. Положения этого права передавались из уст в уста и основывались на местном обычае в самом узком смысле этого слова, в таком виде, как свидетельствовали о нем местные жители, вызываемые в суд одной из тяжущихся сторон. Доказательства, приводимые в этом суде, были устными свидетельствами, основанными на людской памяти, а не на письменных документах. Функция письменного документа в судебном разбирательстве была второстепенна и играла роль памятки. Святость прецедента покоилась на установке, что в прошлом все совершалось по закону и справедливости, и люди прошлого не зря поступали так, как поступали, ибо были лучше людей настоящего.

Каковы достоинства и недостатки судебной системы, основанной на обычае и прецеденте?

Церемония принесения вассальной присяги. Иллюстрация в рукописи свода законов «Саксонское зерцало» (Sachsenspiegel), Германия, начало XIV в.

Иллюстрация 2

Церемония принесения вассальной присяги. Иллюстрация в рукописи свода законов «Саксонское зерцало» (Sachsenspiegel), Германия, начало XIV в. Вассал вкладывает свои руки в руки сеньора. Позади сеньора находятся члены феодального суда. У вассала символически изображены еще три руки, одной из которых он указывает на себя, а двумя - на землю, полученную им от сеньора. (Heidelberg, Universitätsbibliothek, Cod. Pal. Germ. 164, fol. 6v)

Чрезмерная гибкость судебной системы должна была провоцировать власть имущих на создание прецедентов. Подать или побор, заплаченные однажды, получали силу закона и могли превратиться в постоянный налог. С другой стороны, власти не могли наложить новый налог или увеличить старый без того, чтобы обосновать это прецедентом из прошлого, поскольку недостаточно было обосновать сам налог теми или иными аргументами. Несмотря на то, что это была система неписаных законов, она не была системой произвола, и хорошо вписывалась в общество, где немногие умели читать и писать.

Несмотря на то, что в принципе обычное право не признавало возможности нововведений или изменений в законе, именно принцип святости прошлого и незыблемости прецедента давал возможность легкого проникновения нововведений в судебную практику. Нечто новое, сделанное однажды, случайно ли, при попустительстве заинтересованных лиц, или под давлением изменившейся реальности, пользовалось охраной судебных учреждений, если было выдвинуто соответствующее требование, поддержанное свидетелями, приведенными заинтересованной стороной. Повторяющийся прецедент получал силу закона, даже если он противоречил более раннему обычаю, и суды опирались теперь на него. Они видели в прецеденте исключительное проявление обычая, и не проводили исторического исследования, чтобы отыскать прецедент, предшествовавший данному прецеденту. В этом отношении такое право более гибко применялось к жизни, нежели писаный закон.

Обычное право является очень ценным историческим источником для изучения условий жизни регионов. На исходе XII в., и особенно на протяжении XIII в., начали записывать законы семейного и племенного права, которые до тех пор передавались устно из поколения в поколение и сохранялись старейшинами общины. Обычное право было скомпилировано в своды законов, которые сделали работу судов более удобной, более последовательной и налаженной. Эта компиляция была частью общих процессов, происходивших в европейском обществе, которое стремилось к упорядочиванию во всех областях жизни. Законодательство короля Англии Генриха II (1154-1189), соединило в себе старинные обычаи и прецеденты с требованиями новой реальности. Он установил обычай, как основу разбирательства в королевском суде, и зафиксировал обычное право на письме. Поэтому исследователи английского судопроизводства видят в нем отца общего обычного права (Common Law). В Германии, которая будет главным объектом нашего рассмотрения, в XIII в. также появляются сборники законов обычного права. Они были написаны на разговорном языке, а не на латыни, которой до сих пор принадлежала монополия на официальные документы.

Наиболее важным сводом обычного права в Германии был сборник под названием «Саксонское Зерцало» (Sachsenspiegel), составленный Эйке фон Репговым (Eike von Repgow) в 1221-1224 гг. Репгов собрал обычное право и феодальное право герцогства Саксония в хорошо организованный кодекс, который был взят за основу в подобных попытках кодификации2 по всей Германии. По словам самого Репгова, задачей этого предприятия было отразить полную, до мелочей, картину судебной системы, подобно женщине, смотрящейся в зеркало. В 1274-1280 гг. в Аугсбурге был составлен сборник «Швабское Зерцало» (Schwabenspiegel), во многом под влиянием «Саксонского Зерцала». Он будет нашим основным источником в обсуждении еврейской присяги.

Римское право

Другой юридической системой, ставшей весьма влиятельной в Западной Европе на протяжении XII в., была система римского права. Римское право было сохранено в результате кодификации, предпринятой византийским императором Юстинианом3 в VI в. Этот император созвал комиссию, собравшую полный корпус4 римских законов. В 533 г. комиссия опубликовала свой главный труд, под названием «Дигеста» (Digesta). В этом труде, содержащем пятьдесят книг, были собраны юридические знания (jurisprudentia) со времени классического римского права последнего периода республики и до начала III в. н. э. В том же году появился и другой труд этой комиссии Institutiones, предназначенный служить учебником для молодых юристов. В 534 г. комиссия опубликовала дополненное издание кодекса законов в двенадцати книгах, которые содержали свод имперского законодательства в тематическом и хронологическом порядке. Позже появляются также Novellae, то есть сборник новых законов, принятых после составления основного кодекса.

Этот юридический корпус, получивший впоследствии название «Корпус гражданского права» (Corpus iuris civilis), был забыт на Западе VII-XI вв. и на практике применялся только в Византийской империи.

Вместе с тем, его фрагменты в искаженном виде сохранялись в составе обычного права государств Западной Европы, в особенности там, где римское право было ранее известно. Таково было положение в Италии. Сохранению элементов римского права на Западе способствовала также кодификация визиготского короля Алариха II, предпринятая в Испании в 506 г., включавшая в себя части римского кодекса Феодосия5 (Codex Theodosianus; 438).

На протяжении примерно четырехсот лет нет никаких сведений о применении Дигесты на Западе. Она сохранилась в одной единственной рукописи, написанной в Константинополе во времена Юстиниана. Первое свидетельство о существовании этой рукописи дошло до нас с конца XI в. В XII в. рукопись попала в Пизу, а в 1406 г., после победы Флоренции над Пизой, была перевезена во Флоренцию, где хранится и по сей день. С этой рукописи снимались копии Дигесты, начиная с XI в. Возрождение римского права на Западе, бывшее следствием нового открытия Дигесты, зависело, таким образом, от сохранения одной единственной рукописи.

Римское право стало одной из основных дисциплин, изучаемых в появившихся, в конце XII в., университетах. Это проявлялось в увеличении числа комментариев к корпусу. Центром изучения римского права был университет в Болонье. Изучение римского права пользовалось поддержкой элиты Священной Римской империи, стремящейся найти в нем идеологическое обоснование своей власти.

Каноническое право

Каноническое право - это корпус права, устанавливаемого в соответствии с церковными канонами6 и основанного на консенсусе религиозной общины. Каноническое право, помимо регулирования жизни священнослужителей (clerici), распространялось на многие стороны жизни мирян (laici), а также меньшинств, не принадлежащих к христианской общине.

Источники канонического права (Corpus iuris canonici, как оно со временем стало называться) можно подразделить на две категории:

1. Основные источники (fontes materiales) - это законы, упоминающиеся в Библии, такие, как десять заповедей (Декалог), послания апостолов, рассказ о соборе в Иерусалиме в Книге Деяний, а также законодательные каноны церковных соборов и папские респонсы, получившие статус закона (decretales).

2. Формальные источники (fontes formales), то есть источники, через посредство которых закон передается и фиксируется. Это были канонические сборники, состав и структура которых зависели от их непосредственных составителей.

Передача канонического права, франко-фламандская иллюстрация XIII в. к Декретуму Грациана.

Иллюстрация 3

Передача канонического права, франко-фламандская иллюстрация XIII в. к Декретуму Грациана. На верхней сцене показан монах, видимо, сам Грациан, передающий экземпляр канонического законодательства епископу, который символизирует власть церкви. Рядом с ним - король, символизирующий светскую власть. Две другие сцены, расположенные внутри латинской буквы Н, изображают: одна - дарование скрижалей завета Моисею, изображенному здесь с рогами, другая - сотворение Адама и Евы. (Bruxelles, Biblio­thèque Royale, Ms. 7451 [2564], fol.1)

Среди наиболее известных сборников канонического права на Западе следует упомянуть Псевдоисидоровы декреталии7 , относящиеся к периоду Каролингов, Декретум8 Буркхарда из Вормса (Burchardus; ок. 965-1025) начала XI в. и сборник Panormia Иво из Шартра (Ivo; ок. 1040-1115). Однако наиболее важным сводом, на котором покоилось все здание канонического права, был Декретум Грациана (Gratianus), монаха из Болоньи, опубликовавшего в 1140 г. «Примирение противоречащих канонов» (Concordia discordantium canonum). Грациан тщательно исследовал бывшие в его распоряжении юридические источники церкви, применяя диалектический метод, принятый также в изучении философии и теологии. Он поставил соответствующие вопросы, рассмотрел различные канонические ответы на них и, с помощью диалектического рассуждения, устранил противоречия, существующие между ними. Труд Грациана быстро стал основным пособием для изучения канонического права, а его метод анализа, адекватный технике изучения различных дисциплин в высших учебных заведениях, способствовал его быстрому усвоению. Вследствие деятельности Грациана Болонья стала важнейшим на Западе центром изучения юриспруденции вообще и канонического права в частности. Вокруг труда Грациана развернулось широкое обсуждение правовых вопросов, затрагивающее не только специфические правовые темы, но и общие вопросы философии права. Книга вскоре получила особый статус авторитетного источника церковного права. Со временем к его сочинениям добавились сборники новых законов, и среди них - папские декреталии и решения церковных соборов. Декретум Грациана и добавленные к нему сборники, составили корпус церковного права.

Следует отметить, что между системой канонического права и системой римского права, действующими, по-видимому, параллельно, установилась интеракция, и развернулся обмен мнениями, смягчающий различия, существовавшие между ними. С того момента, как христиане получили возможность влиять на светскую власть - а это случилось уже во времена Константина и Феодосия I - светское законодательство было проникнуто влиянием канонического права. Начиная с XIII в., каждый профессиональный юрист должен был хорошо знать обе правовые системы.

Разделение системы судопроизводства

Таким образом, система права в Средние века была сложной и разделенной на разные виды. В ней отсутствовало разделение между судопроизводством и исполнительной властью, и сосуществовали противоположные подходы к процессу законодательства и судопроизводству. Германский «полудемократический» подход, видел в собрании всех свободных людей тот орган, которому принадлежит право выносить судебные решения. Монархический подход, с другой стороны, утверждал право на суд и законодательный акт как на исключительную привилегию правителя.

Политические, религиозные и экономические интересы вызвали новое дробление правовой системы. Так появились независимые суды, основанные на данной монархом привилегии, или вследствие самостоятельного акта передачи судебных полномочий в руки местного сеньора; города основали автономные суды, где судили по своему особому закону; церковь, неограниченная юрисдикция которой включала различные сферы от ссор между супругами и до вопросов веры и морали, последовательно пыталась отстаивать свою судебную автономию, как часть своего стремления к независимой универсальной власти. Такое положение повлекло за собой сложные юридические проблемы. К примеру, должен ли служитель церкви, замешанный в уголовном преступлении против мирянина, быть судим церковным или королевским судом? По этому принципиальному вопросу во второй половине XII в. произошел знаменитый раздор между королем Англии Генрихом II, и Томасом Беккетом, архиепископом Кентерберийским.9

Следующий рассказ поможет получить наглядное представление о сложности судебной системы в Средние века. Речь в нем пойдет о человеке по имени Вильям из Саквилля, имевшем довольно большое, но не слишком значительное владение (феод) в Восточной Англии, в Эссексе, а также, по-видимому, в графстве Блуа, во Франции. Примерно в 1120 г. он обручился с девицей по имени Альберада или Обри. Вильям не завершил процесс бракосочетания и не жил с Обри. Через некоторое время он женился на Аделисии или Элис (Alice), дочери местного аристократа. Обри протестовала против этого, но в свадебной суматохе никто к ней не прислушался. Вильям и Элис поженились и у них родились дети. После смерти короля Генриха I (1100-1135), Вильям просил у местного архидиакона позаботиться о его разводе, то есть освободить его от брака с Элис путем признания этого брака недействительным (развода в современном понимании тогда не существовало). Он утверждал, что уже до этой свадьбы состоял в законном браке с Обри, поэтому его брак с Элис нельзя считать действительным. Это дело было передано на рассмотрение епископа Винчестерского, Генриха из Блуа, который исполнял в то время обязанности папского легата в Лондонском диоцезе. Генрих посоветовался с папой. После подробного рассмотрения отношений между Вильямом и Обри, епископ решил, что первый брак должен быть признан законным. Вильям и Элис разошлись и до конца жизни жили раздельно. В 1158 г. Вильям умер, и встал вопрос о наследстве: является ли Мейбл, его дочь от брака с Элис, его законной дочерью и в этом качестве законной наследницей? Если же она – незаконная дочь, то наследовать она не может. Другим претендентом на наследство был Ричард из Астей, племянник Вильяма (ведь от Обри у него детей не было), законность родственной связи которого с покойным была несомненной. Ричард обратился в королевский суд, чтобы там его признали законным наследником. В то же время граф Блуа, чьим вассалом был Вильям, посоветовавшись с видными церковными авторитетами, объявил Мейбл законной дочерью Вильяма, и, следовательно, его законной наследницей. Десятки заседаний в королевском суде и в церковном суде под председательством архиепископа Кентерберийского не привели к разрешению этого спора, и, в конце концов, Ричард обратился непосредственно к римскому папе. Папа передал дело своим представителям в Англии, и летом 1163 г., спустя пять лет после начала судебного процесса и после еще одной апелляции Мейбл, они вынесли решение, что Ричард является законным наследником.10

1. Сколько судебных учреждений участвовали в этом разбирательстве?
2. Что можно понять из этой истории о судопроизводстве в средневековом обществе?

статус евреев в средневековом праве

Различные системы права христианского большинства разработали законы и положения, устанавливающие формы отношений между евреями и христианами, которые стали неотделимой частью тех видов права, которые были описаны выше. Это юридическое определение было одной из реакций христианской Европы на проблему евреев, то есть на существование еврейских общин внутри общества, которое определяло себя как единую церковь.

Следует напомнить, что само существование евреев представляло для христиан особое в своем роде юридическое затруднение. В Средние века проблемы меньшинств в том виде, в котором она известна сегодня, не существовало. Правда, в определенные периоды также и мусульмане находились под властью христиан в Испании, Сицилии, Венгрии и Палестине, что требовало определения их правового статуса, что, однако, не шло ни в какое сравнение с длительностью сосуществования евреев и христиан со времен Римской империи и на протяжении всех Средних веков. В Кодекс Юстиниана вошел параграф римского права «О евреях и поклоняющихся небесам» (De Iudaeis et Caelicolis). Римское право различало между евреями и членами двух других групп, находившихся за пределами христианской общины - язычниками и еретиками. Каноническое право тоже относилось к евреям, как к отдельной группе, хотя декреталии Григория IX (1227-1241) объединили законы, касающиеся евреев и сарацинов под одним заголовком: «О евреях, сарацинах и их рабах» (De Iudaeis, Sarracenis et eorum servis). По-видимому, евреи и мусульмане принадлежали к одной юридической категории. На практике, однако, отношения между евреями и христианами не могли быть такими же, как между христианами и мусульманами, так как евреи жили мирно внутри христианского мира, как меньшинство, в то время как христианский и мусульманский миры находились в состоянии войны. Это отличие потребовало особого разъяснения и добавления специальных законов, регулировавших отношения между христианами и мусульманами.

Изучение канонического права в том, что касается евреев, важно для понимания отношения церкви к еврейству и степени ее ответственности за ухудшение положения евреев на Западе, начиная с XIII в. «Указ в пользу евреев»11 дает основание утверждать, что церковь не несла прямой ответственности за разрушение еврейской общины в Западной Европе. Нет сомнений, что христианская теология порождала острые антиеврейские настроения на протяжении всех Средних веков. Однако исследователи, отмечая важную роль церкви как законодателя, утверждают, что официальная политика церкви по отношению к евреям диктовалась папами, и основывалась на «Указе в пользу евреев». В этом законодательстве папы вновь и вновь возвращаются к доктрине отцов церкви, сформулированной впервые Григорием I (590-604)12 , прозванным Великим, которая отводила евреям место в христианском обществе. И впоследствии, во времена кризисов и гонений, евреи часто обращались к Риму за гарантиями, хотя бы только на словах, своей безопасности.

Какова могла быть цель законодательства о евреях как в каноническом праве и римском праве, так и в светском законодательстве? Приведите несколько возможных причин.

Олицетворение Юстиции (Iustitia), богини справедливости. Иллюстрация к Декретуму Грациана, конец XII в.

Иллюстрация 4

Олицетворение Юстиции (Iustitia), богини справедливости. Иллюстрация к Декретуму Грациана, конец XII в. Юстиция держит в руках весы правосудия и попирает ногами дракона - символ зла. (Saint-Omer, Biblio­thèque Municipale, Ms. 454, fol. 1)

Такому сложному явлению, как отношения между евреями и христианами в Средние века, конечно, невозможно дать простое и однозначное объяснение. Так, можно привести несколько ответов на поставленный выше вопрос. Причем ответы не обязательно должны исключать друг друга. Вместе с тем, присутствует смещение акцентов, указывающее на те изменения, которые происходили в отношениях между двумя этими группами. Вот некоторые возможные ответы:

Законы предназначены для защиты евреев. Из-за их важной экономической функции, из-за признания их важного места в процессе спасения13, следует обеспечить их существование в качестве обособленной общности и охранять евреев от посягательств на их религию, имущество, их синагоги и кладбища.

В то же время, законы направлены на то, чтобы обособить евреев и унизить их. Отдельное законодательство подчеркивало различия в юридическом статусе. Были законы, запрещавшие евреям появляться на улицах в дни христианских праздников. Другие законы запрещали сексуальные контакты между евреями и христианками, а были и такие, которые гласили, что еврей не может находиться в положении превосходства по отношению к христианину, как занимая какую-либо общественную должность, так и в рамках отношений «господин - зависимый» или в любом другом случае. Запрет евреям держать зависимых от них христиан закрыл перед ними возможности сельскохозяйственного предпринимательства, вытеснил их из сферы феодальных отношений и способствовал их исключению из гильдий торговцев.

В некоторых законах чувствуется стремление привести евреев к перемене веры. Другие же были направлены на то, чтобы включить их в общество, в попытке создать эффективный механизм, с помощью которого они принесут наибольшую пользу, участвуя в экономической жизни общества.

Большинство исследователей склонны полагать, что в Раннем Средневековье важную роль играла первая из этих целей, то есть попытка защитить евреев, было ли это обусловлено приносимой ими экономической пользой или же религиозными причинами. Таким был и дух привилегий, рассмотренных нами во второй части учебника. Однако, начиная с XIII в., намечается поворот в отношениях, и законы стали служить, в основном, второй цели - отделить евреев и унизить их. Последующее обсуждение проверит, кроме всего прочего, это предположение.

1 Прецедент – решение суда или иного органа власти, принимаемое за образец в разрешении сходных вопросов в судебной практике.

2 Кодекс (codex – лат.) - свод законов; также название древних книг. Кодификация - сведение вместе законов и их издание в одном систематизированном сборнике.

3 Flavius Petrus Sabbatius Justinianus (Justinianus; 527-565) Юстиниан пытался отвоевать территории Западной Римской империи и сумел захватить Северную Африку и Италию. Он построил многие церкви, стремясь распространить ортодоксальное христианство среди язычников и еретиков.

4 Корпус (corpus – лат.) - «тело». Этот термин используется для обозначения всей совокупности законов, составляющих систему права.

5 Феодосий Великий (Theodosius; 379-395). Воевал с готами, завершил превращение империи в христианское государство. Преследовал язычников и еретиков. Создал комиссию, собравшую все законы со времен Константина I.

6 Канон (canon – греч.) - линейка, мерная трость. В христианской церкви - книги, включенные в Священное Писание; а также законы, принятые церковью по какому-либо вопросу. Канонизация - освящение, установление определенного канона. Канонист - знаток канонического права.

7 В IX в. издан неизвестным редактором, называющим себя Isidorus Mercator, сборник церковных материалов, включающий в себя, помимо прочего, решения церковных соборов, вплоть до XIII Толедского собора (683), и папские послания, вплоть до времен папы Григория II (731). Некоторые источники в этом сборнике - поддельные, и до сих пор среди исследователей существуют разногласия по поводу идентификации каждого из находящихся в нем источников. В Средние века автора сборника отождествляли с Исидором Севильским для придания этой книге силы закона. Псевдоисидоровы декреталии были включены в Декретум Грациана и составляли около десятой части его объема.

8 Декретум - установление канонического закона.

9 Томас Беккет (Thomas Becket; ок. 1118-1170) был назначен архиепископом Кентерберийским (архиепископ, стоящий во главе южной провинции Англии и являющийся примасом (главой) всей английской церкви) в 1162 г. Он состоял в остром конфликте с королем Генрихом II по вопросу о наложении налогов на служителей церкви и суда над ними. Был убит посланцами короля. В 1173 г. был объявлен святым, и его могила стала одним из важнейших в католическом мире мест паломничества.

10 Brooke, C., Europe in the Middle Ages, 962- 1154, pp. 322- 324.

11 См. часть 2. Этот закон называют также «Sicut Iudeis»- «Из-за того, что у евреев» - по первым словам второго абзаца указа.

12 Григорий I – см. сноску к части 1

13 См. часть 2, гл. I.