Часть четвертая. Евреи в христианском суде

ГЛАВА III. Евреи в правовой системе страны проживания

От защиты к унижению

Термин «евреи» (Iudaei), употреблявшийся в средневековых юридических текстах, обозначает, с юридической точки зрения, группу людей, исповедующих иудейскую религию. По причине религиозной принадлежности, на евреев были наложены определенные ограничения, и им было запрещено быть господами над христианами, но, в то же время, они пользовались особыми привилегиями.1 В кодексе «Саксонское зерцало» при описании мира, установленного императорской властью, говорится: «Всегда да будет мир для священников, служителей культа, для девушек и женщин, и для евреев. Для них, их имущества и их жизни».2

Какие группы людей упомянуты здесь вместе с евреями? Как бы вы определили правовой статус евреев из этой цитаты?

По идее, на которой основан процитированный выше принцип, главной функцией земной власти является установление прочного мира (firma pax). Речь идет не только о внешнеполитических аспектах, но, прежде всего, о внутреннем мире, означающем личную безопасность, справедливый суд и возможность экономического процветания. Этого мира, распространяющегося на государство в целом, заслуживают все его подданные, в том числе и те, которые нуждаются в особой защите: служители церкви, женщины, девушки и евреи. Все это - группы людей, не носящие оружие, и поэтому не способные себя защитить.

Принцип «мира для страны» (Landfrieden) стал одной из основ имперского законодательства, выражая суть обязательств императора по отношению к своим подданным и долга подданных по отношению к правителю. Они присягали защищать его и выполнять его указания. Этот принцип служил важным орудием защиты евреев уже в конце XI в. В 1096 г., в неспокойное время, предшествующее Первому крестовому походу, евреи Майнца пострадали от беспорядков.3 Вследствие этого, они были включены в число мирян (laici), защищаемых указом императора о мире и спокойствии в стране. Вместе с ними упомянуты торговцы, женщины и служители церкви.

Как уже сказано, евреи принадлежали к категории людей, нуждающихся в особой защите, так как не могли защитить себя сами. При этом, речь не шла о людях, юридически несвободных или недееспособных. Защита евреев не ущемляла никоим образом их социальный или юридический статус, наоборот, в ней видится явное преимущество евреев, которым было даровано особое покровительство императорской власти. Упоминание евреев в имперском законе, как заслуживающих пользоваться миром в стране, ставила их в преимущественное положение по сравнению с другими подданными императора. Защита эта предоставлялась всем евреям как группе, и она не ограничивалась отдельной общиной или определенной территорией. Гарантированный им мир не был ограничен также во времени. Наказание того, кто нанес урон еврею, или же лицу, принадлежащему к другой категории, упомянутой в этом законе, было в несколько раз тяжелее, нежели наказание человека, совершившего такое же преступление по отношению к кому-то, кто не относится к одной из этих категорий. Данное положение сложилось вследствие того, что злоумышленник не только наносил ущерб еврею, но и преступал недвусмысленный императорский закон. Во многих случаях ущерб, нанесенный еврею, был тяжким уголовным преступлением, возмездием за которое было суровое телесное наказание, при этом обычным наказанием за подобное деяние был лишь денежный штраф.

Каково происхождение особого правового положения евреев? Следует помнить, что у всех категорий, упомянутых в этом законе, была одна общая особенность: всем им было запрещено носить оружие, и поэтому они не могли защитить себя. Женщинам это было запрещено еще прежде, чем они были включены в список нуждающихся в защите. Евреям же это было запрещено только после того, как они были включены в эту категорию. В данном случае положение евреев было похоже на статус служителей культа. С точки зрения закона, еврей находился под особой императорской защитой, поэтому на него никто не смел напасть, и, следовательно, у него не было нужды в оружии. Сам закон считался самым надежным орудием защиты для него. В тот момент, когда еврей, как и служитель культа, брался за оружие, он утрачивал преимущественное покровительство закона, так как, с точки зрения законодателя, человек, обладающий особыми правами, делающими ненужным ношение оружия, не мог сидеть сразу на двух стульях. То, что еврей терял императорское покровительство, не означало, что он становился отныне совершенно беззащитным, а лишь потерю особой защиты, которой он пользовался в контексте императорского закона. Таким образом, если еврею, в данном случае, нанесен ущерб, это не будет рассматриваться, как особо тяжелое преступление, равносильное нарушению закона, а будет обычным преступлением, подлежащим наказанию по действующему праву. Так устанавливает «Саксонское зерцало» по поводу евреев и священнослужителей, носящих оружие:

«Священнослужители и евреи, носящие оружие и небритые по закону своей религии, если по отношению к ним будет совершен акт насилия, им полагается компенсация, такая же, как и обычным людям. Ибо те, кто находятся под постоянной охраной королевского мира, не должны носить какого-либо оружия»4 .

Здесь видна полная симметрия в правовом статусе священнослужителей и евреев в отношении законов мира в стране. И действительно, обе эти группы пользовались широкой судебной автономией. Вместе с тем, между евреями и священнослужителями было принципиальное различие. По каноническому праву, в соответствии с которым должны были поступать служители церкви, им было запрещено носить оружие. С другой стороны, по еврейскому праву, евреям вовсе не запрещалось носить оружие, а в особых случаях, как, например, погоня за преступниками, евреи призывались властями участвовать в ней вооруженными, как они и поступали.

Что означало отмеченное различие между евреями и священнослужителями для правового статуса евреев?

Встает вопрос, почему императорские власти сочли нужным предоставить особую защиту евреям. Нет сомнений, что экономическая деятельность евреев считалась в XII в. полезной и необходимой для процветания страны. Распространение императорской защиты на евреев воспринималось, таким образом, как общественная потребность, и была направлена на поддержание экономического порядка. Вместе с тем, следует помнить, что в средневековом обществе только свободным людям разрешалось носить оружие. Право на ношение оружия было обусловлено личной свободой и связано с понятием чести (honor)5 , ключевым понятием средневековой культуры. Поэтому, запрет евреям носить оружие оказал воздействие, обратное исходным намерениям законодателя. Еврей ставился под защиту закона о мире для страны, что предоставляло ему, вместе с некоторыми другими категориями подданных, преимущественное правовое положение. Вследствие этого еврею запрещено было носить оружие, так как он не нуждался в защите, кроме той, которую предоставлял ему закон, и конечно, ему не требовалось оружие в целях нападения. Однако запрещение носить оружие привело постепенно к ухудшению правового и социального положения евреев. Из-за того, что они не могли носить оружие, им приходилось во время опасности заниматься строительством укреплений или сторожевой службой, военными обязанностями, которые воспринимались, как недостойные свободного человека (opera serviles – «занятия зависимых»). У них, тем самым, было отнято элементарное право свободного человека.

Заглавная страница Первого послания к фессалоникийцам, Германия, XII в. Между строк текста и на его полях размещены глоссы.

Иллюстрация 11

Заглавная страница Первого послания к фессалоникийцам, Германия, XII в. Между строк текста и на его полях размещены глоссы. (Berlin, SBB - PK, MS. Theol. Lat. Fol. 192, F. 131v)

Можно, конечно, предположить, что кроме охраны экономических интересов, у христианского законодателя был и другой побудительный мотив - намерение унизить евреев в глазах общества, создать барьер между ними и свободными людьми. Во всяком случае, являлся ли запрет носить оружие следствием желания защитить евреев, или в нем присутствовало также намерение их унизить, он повлек падение их социального статуса. Около 1325 г. в глоссе6 к процитированному параграфу из кодекса «Саксонское Зерцало», Иоганн фон Бух писал: «Обратите внимание на важное различие: священникам и клирикам запрещено носить оружие для большего почета, евреям же это запрещено для их унижения».7

1. Сформулируйте различие между духом закона и комментария к нему.

2. Какой из этого можно сделать вывод об изменении в положении евреев, происшедшем на протяжении XIII в.?

Нужно отметить, что лишение евреев оружия как признак унижения упоминалось в полемической христианской литературе еще на исходе античности. Поэтому ничего нового в этом упоминании в позднейшей глоссе нет. Несмотря на это, возрожденное использование старого аргумента в XIV в. указывает на перемену в правовом статусе евреев. Исходно, в основе закона лежало желание защитить евреев. Начиная с середины XIII в., постепенно победило желание нанести урон их чести. Потеря права носить оружие сделала евреев полностью зависимыми от своих покровителей. С тех пор, как евреи больше не воспринимались полноправными членами общества, потребовалось изменить и правовое отношение к ним.

Рабы казны

По древнему германскому закону запрет носить оружие был связан, в частности, с юридическим статусом крепостных и различных категорий зависимых людей. Запрет этот распространялся в соответствии с требованиями канонического права и на священнослужителей, так как они были слугами Божьими (servi Dei). Что же касается евреев, запрет носить оружие и повинность выполнять вспомогательные воинские обязанности повлекли за собой понижение их социального статуса, полную их зависимость от защиты монарха, и, в конце концов, восприятие их, как людей во всех отношениях порабощенных (servi), отданных в полную власть своего господина. Из активных участников экономической и юридической жизни общества, заслуживающих права на защиту, они превратились в объекты экономической политики, нуждающиеся в защите.

В 1236 г. император Фридрих II даровал привилегию евреям Германии. В ее вводной части говорится так:

«Во имя святой и неделимой Троицы. Фридрих II, император римлян и Август навеки милостью Божьей, король Иерусалима и Сицилии. Несмотря на то, что Его августейшее Величество простирает длань своей защиты над всеми подданными Римской империи, и несмотря на то, что следует особо бережно относиться к верующим в Христа, для защиты веры, которая происходит от высшего Провидения, несмотря на все это, для достойного поддержания справедливости, нужно для неверных (infideles), чтобы мы их защищали справедливо и правили ими верно (pie), как особым народом (peculiaris populus) отданным в наши руки, чтобы отданные под защиту Нашего Величества вместе с верующими, не подавлялись бы насилием сильнейших. Поэтому да знает нынешний род и все следующие поколения, что все подчиненные нашей казне в Германии (universi Alemannie servi camerae nostrae) просили Наше Величество, если Мы сочтем правильным милостию Нашей, подтвердить всем евреям Германии привилегию Фридриха деда Нашего, Божественного Августа, дарованную им, евреям Вормса, и их коллегам»8.

Далее указывается, что Фридрих II распространяет действие привилегии своего деда Фридриха I, данной евреям Вормса в 1157 г., на всех евреев Германии. По этой привилегии евреи получали право, в числе прочего, на полную защиту их имущества, на освобождение от ордалии, на очищение по суду при помощи клятвы9 и на полную судебную автономию в тяжбах между самими евреями. Христианам запрещалось крестить их насильно, отторгать от них рабов-язычников через крещение этих рабов и требовать от них постоя или другой помощи во время епископских или королевских путешествий.10 Таким образом, в привилегии Фридриха II нет ничего нового по сравнению с более ранними привилегиями, которые нам уже известны. Однако, основная часть привилегии посвящена обсуждению обвинения в ритуальном каннибализме, приписываемом евреям городов Фульды и Лауды, и вообще всем евреям Германии11 . После исследования еврейских обычаев, включавшего в себя изучение еврейских текстов и отправления посланцев по этому вопросу к различным монархам, Фридрих II объявил, что евреи Фульды, как и прочие евреи Германии, невиновны в этом «тяжком преступлении», так как оно противоречит их религии:

«Итак, Мы повелеваем властью этой привилегии, чтобы никто – будь то служитель церкви или мирянин, высокого положения или из простонародья, под видом проповеди или под иным предлогом, судьи, представители власти, граждане и прочие люди не нападали на вышеупомянутых евреев, как на отдельных лиц так и на группу, по поводу упомянутой мерзости, и, таким образом, не подверг бы их какому-либо урону. Ибо всем известно, что господин (dominus) почитается в своих рабах, и те, кто проявят благородство и добрую волю по отношению к зависимым от Нас евреям (Iudaei servi nostri), те без рассуждений и к Нам так отнесутся; а прочие, которые позволят себе действовать наперекор этой оправдательной грамоте, понесут наказание, как нанесшие ущерб Нашему Величеству».12

Встает вопрос, следует ли видеть в этой привилегии прогресс или упадок статуса евреев. Здесь евреи впервые называются «рабы казны» (servi camerae), прозвище, которое прилипнет к ним на протяжении всех Средних веков. Каково значение этого нового понятия? Как мы помним, привилегия в Средние века была основной формой дарования прав отдельному лицу или какой-либо группе, для создания приоритетов, являющихся исключением из общих формулировок закона. Привилегии регулировали отношения между евреями и христианами, начиная с периода Каролингов. Уже во времена Людовика I появились грамоты, направленные на то, чтобы взять евреев под прямое покровительство короны. Получающие определенные права по этим привилегиям отдавали себя в полную власть монарха и получали взамен его защиту (defensio, mundeburdium). В этом отношении не было различий между евреями, получавшими королевскую привилегию, и прочими лицами и институтами, которые тоже получали привилегии. И те, и другие получали почти одинаковый, с точки зрения стиля и языка текст привилегии, который предоставлял им защиту монарха, при условии, что они будут его верными подданными (fideles).

Привилегия, данная евреям Вормса в 1090 г., обращена к евреям «принадлежащим нашей казне» (ad cameram nostram attineant). Значением этого выражения в XI в. было создание прямой связи между евреями и монархом. Тут не было создания личной зависимости или какого-либо урона для социального статуса евреев. Единственным новшеством этой привилегии было то, что она распространялась на всех евреев города, в отличие от личных привилегий, характерных для каролингского периода. Позже, в конце XII в., евреи империи получили полную защиту монарха благодаря непосредственной зависимости от него. Эта защита проявилась в их включении в число тех, кто может пользоваться «миром» в стране. Казалось, что это должно было стать основой для превращения этой защиты в принятую юридическую норму.

Почему же, в таком случае, Фридрих II вернулся к системе привилегий? Кровавый навет на евреев Лауды и Фульды ясно показал, что включение евреев в число лиц, пользующихся миром в стране, не являлось достаточной гарантией для их жизни и имущества. Поэтому император возвратился к системе привилегий, беря евреев под свою непосредственную защиту. Новый юридический термин был введен в употребление в отношении евреев - «закабаление казной» (servitus cam­erae). С юридической точки зрения это могло выглядеть, как будто евреи утратили свою свободу, хотя не следует видеть в них рабов в прямом смысле слова. Термин «порабощение евреев» выражал абсолютную и особую экономическую и личную зависимость евреев от императора.

С тех пор уже не относились к евреям, как к одной из многих групп, получивших особую привилегию защиты. Они получили официальное определение, как принадлежащие к особой категории зависимых от казны людей. Это определение относилось ко всем евреям. Этот имперский закон, объединивший всех евреев в одну категорию и разграничивший между ними и другими группами, существовавшими в обществе, был первым в своем роде, и другие, подобные ему, последовали за ним.

1. Неизбежно ли было ухудшение положения евреев в связи с новым подходом?
2. Как можно было понимать слово «порабощенные» по отношению к евреям?
3. Как можно объяснить положительное значение повторения по отношению к евреям прозвища, могшего нанести им урон?
4. Какой, по-вашему, смысл, придавался современниками термину «порабощение казной»?

Ученые, которые, как Гвидо Киш, считают, что евреи были юридически свободными, начиная с каролингской эпохи, видят в этой привилегии поворот к худшему, так как впервые для евреев был создан особый правовой статус, и тем самым они были поставлены вне всеобщего права. Евреи превратились в особую юридическую группу, на которую не распространялось действие общего закона.13 Другие исследователи разделяют точку зрения Сало Барона, который утверждал, что еще в эпоху Каролингов евреи воспринимались, как чужаки (alieni), с точки зрения средневекового законодателя. Эти ученые видят в привилегии 1236 г., данной Фридрихом II, новую ступень того процесса, который начался в 1096 г., с включения евреев Майнца в закон о мире для страны, что подчеркивало их полную зависимость от императорской власти.14 Все возрастающая необходимость защищать евреев не была следствием лишь разгорающихся религиозных страстей, пробудивших острые антиеврейские чувства. Причиной ее также было изменившееся социально-экономическое положение евреев. Рост, на протяжении всего XII в., объема ссуд под проценты, которые давали евреи и доходов от них, увеличил враждебность по отношению к евреям.

Так или иначе, даже если термин «рабы казны» появился, чтобы защитить евреев, сомнительно, чтобы таково было его значение в глазах современников. Чтобы выяснить, каково оно было, Гэвин Лангмойр предлагает проверить, как употреблялся этот термин в других областях христианской Европы.15 Проверка эта показывает, что во Франции в 1230 г., в первом всеобщем указе, имевшем силу для евреев королевства, их статус был приравнен к положению крепостных. Указ ограничивал их возможность передвижения и устанавливал, что они находятся в зависимости от одного и единственного господина, который может их вернуть как крепостных, если они сбегут. Здесь тоже не имеется в виду, что евреи должны выполнять все обязанности крепостных, а лишь сравнивается их статус с положением крепостного в праве на свободу передвижения. При этом если в Германии евреи получили определение зависимых, то во Франции их положение лишь уподоблено зависимому положению. В указе 1230 г. говорится о евреях, что они «как бы наши крепостные» (tanquam proprii servi). Различие между этим указом и другими похожими указами, издававшимися после 1200 г. состояло в том, на кого он распространялся. Указ 1230 г., как и прочие, был следствием желания законодателя использовать евреев-ростовщиков, но на этот раз ограничения были наложены на всех евреев. Таким образом, представлялось, что все евреи занимаются предосудительным ремеслом. Не только само их еврейство, но и их основное занятие, и заработок, отделили их с социальной и юридической точки зрения от общества, в котором они жили. В Англии, в начале XIII в. формулировка была несколько иной, и она содержит слова о евреях «как если бы они были нашим личным имуществом» (sicut nustrum proprium catallum). По видимому, прозвище servi по отношению к евреям было не более, чем метафорой, оборотом речи, который употребил монарх, желая предоставить статус особой защиты евреям, и в его намерения вовсе не входило сказать, что они и в самом деле, являются крепостными. На протяжении всех Средних веков евреи назывались просто Iudaei и этого было достаточно, чтобы отделить их от окружающего общества. Использование термина servi есть ни что иное, как языковая фикция, призванная утвердить абсолютную монополию короля на власть над евреями. Лангмойр подтверждает этот вывод тем, что приводит формулировки из документов XII в., предоставляющие защиту и особые права городам. В английском документе, например, король Генрих II говорит о городе «как будто он мой собственный» (sicut mea propria), и на этом основывает строгий запрет причинять ему ущерб. Такое слишком откровенное упоминание порабощения по отношению к евреям объясняется, по мнению Лангмойра, слабостью центральной власти. Причем правитель не мог иным образом выразить сущность своей власти над евреями, чтобы это поняли светские князья и церковь. Использование названия servi служило желанию монарха утвердить свои юридические права над евреями, в то время как городские коммуны и бароны пытались их оспаривать. Представляется, что чем монархия была сильнее, тем меньше было нужды проводить аналогию с крепостными, но тем хуже и недвусмысленнее становилось положение евреев. Наоборот, чем слабее была монархия, тем больше нужды было использовать эту метафору (так в Германии и в Испании). Таким образом, термин servi не может служить индикацией того, что евреи вдруг стали считаться порабощенными, а указывает на то, что правители пытались усилить свою прямую власть над ними, присваивая им особый правовой статус. Так или иначе, следует подчеркнуть, что формулировка, называющая евреев порабощенными, характерна только для Германии.

Попытаемся теперь понять другие возможные мотивы использования термина «рабы казны» и объяснить его появление.

Политико-правовые мотивы

Императорский двор был заинтересован в точном определении отношений между евреями и их сюзереном, чтобы добиться более полного их включения в социальную систему на благо государства и его властителей. Это было частью общей политики Фридриха II, стремившегося подвести основу под сильную и устойчивую центральную власть. Таким образом, политику имперских властей по отношению к евреям можно рассматривать в рамках общего стремления связать все части, составляющие империю, напрямую с императором. Еврейская зависимость от казны была лишь одним из средств в этой широкой кампании. Нужно заметить, что эта политика в Германии столкнулась с упорным сопротивлением различных местных властителей. Правда, эта причина не объясняет, почему Фридрих II решил привязать к себе евреев именно через порабощение их казне. Можно упомянуть здесь распространенное средневековое представление о том, что общество разделяется на отдельные категории, чтобы объяснить стремление отнести евреев к какой-то определенной социальной группе. Однако самим прозвищем «рабы» (servi) был нанесен урон чести евреев и их социальному статусу, особенно в тех условиях, когда честь (honor) определяла социальное и правовое положение человека. Возможно также, что следует видеть в использовании этого термина попытку властей подкрепить свои претензии на монополию судебной власти над евреями притом, что это право оспаривалось церковью и баронами.

Каин убивает Авеля. Иллюстрация из рукописи, Англия, середина XII в.

Иллюстрация 12

Каин убивает Авеля. Иллюстрация из рукописи, Англия, середина XII в. (На иллюстрации у Каина рыжие волосы.) (London, British Library, Ms. Add. 14788, fol. 6v)

Теологические мотивы

Невозможно понять смысл названия «рабы казны» для средневекового сознания без того, чтобы не рассмотреть его теологические корни. Эти корни находятся еще в Поздней Античности. По христианскому учению, евреи приговорены к справедливому наказанию вечного рабства за то, что они отвергли Иисуса и способствовали его распятию. За их предательское поведение Бог не наложил на них наказания смертью, а еще более тяжкое наказание Каина. Жалкие остатки еврейского народа рассеяны по всему миру, чтобы их униженное и презренное существование было живым свидетельством истинности христианского благовестия (tes­ti­mo­nium veritatis). До самого конца истории, когда перед днем Страшного Суда евреи перейдут в христианство, им суждено оставаться в положении порабощения другими народами и позорного унижения. По этому подходу, сформулированному еще Августином Блаженным, следует терпеть евреев только ради их необходимого будущего вклада в историю спасения.

В проповеди о борьбе Иакова и Исава Августин пишет:

«Итак, Иаков, единственный, избранный, символизирует христианский народ, который является младшим сыном, ибо еврейский народ - это Исав. Правда, от Иакова произошел еврейский народ, но в символическом смысле (figura) следует считать, что евреи произошли от Исава, так как старший народ был отвергнут, а младший получил право первородства. [...]

Обратите внимание на эту тайну (misterium). Вот еврей - раб (servus) христианину, и это ясно и переполняет вселенную [...]»16

Видимо, рабство, на которое намекает Августин, носит духовный характер. Начиная с первой половины XII в., эта доктрина получает все большую популярность на Западе. Виднейшие мыслители того времени использовали ее, и среди них Петр Достопочтенный, Бернард Клервоский в XII в. и Фома Аквинский в XIII в.17 Все они опирались на высказывания отцов церкви, и среди них Августина. Однако, начиная с XIII в., этот термин понимают не в смысле духовного рабства, а как рабство политическое и юридическое. Можно предположить, что существовала взаимозависимость между этим теологическим воззрением и использованием термина «порабощение евреев» властями.

Какую роль играли эти теологические концепции?

Одним из каналов, по которому христианские верования и понятия проникали в имперское законодательство, было церковное право. Понятие «вечного рабства» (perpetua servitus), в связи с судьбой народа, виновного в смерти Бога, появляется в различных декреталиях, исходящих от двора папы Иннокентия III. Эти декреталии, предназначавшиеся для использования внутри церкви, распространялись, тем не менее, на весь христианский мир, и были известны имперской канцелярии. В 1234 г., за два года до издания привилегии Фридриха II, папа Григорий IX опубликовал сборник декреталий для замены более ранних кодексов, сразу превратившийся в неотъемлемую часть канонического права. Этот сборник содержал различные декреталии, начиная с периода правления Грациана и вплоть до времени самого Григория IX. Среди них была и декреталия Иннокентия III от июля 1205 г., обращенная к архиепископу Сана, и открывающаяся следующими словами:

«Несмотря на то, что христианское благочестие (pietas Christiana) принимает евреев, вина которых обрекла их на вечное порабощение (perpetua servitus) за то, что они распяли Господа (Domi­nus), о котором проповедовали пророки, что он должен придти во плоти, чтобы спасти Израиль; [и несмотря на то, что христианское благочестие терпит] совместную жизнь с ними, из-за предательской натуры (perfidia) которых даже сарацины, преследующие христианскую религию и не верящие в распятого ими - не могут их терпеть, и изгнали их из своих пределов [...] да не будут они, принятые из милости под нашу защиту, неблагодарны по отношению к нам, отплачивая оскорблением за милосердие и презрением за защиту [...]»18

Далее Иннокентий описывает «противное и отвратительное « явление, недавно появившееся среди евреев: те из них, кто нанимают к своим детям христианских кормилиц, после того, как кормилица ходит к мессе в воскресенье Пасхи, заставляют ее сцеживать молоко в течение трех дней, прежде, чем разрешить ей снова кормить детей. И так продолжает Иннокентий:

Еврея сажают в тюрьму. Иллюстрация к агаде по мотивам истории об Иосифе, посаженном в тюрьму. Испания, вторая половина XIV в. (Сараевская агада)

Иллюстрация 13

Еврея сажают в тюрьму. Иллюстрация к агаде по мотивам истории об Иосифе, посаженном в тюрьму. Испания, вторая половина XIV в. (Сараевская агада). (Sarajevo, National Museum, Haggada, fol. 13v)

«Поэтому мы попросили возлюбленного нашего сына во Христе, прославленного Филиппа, короля Франции, и повелели благородному герцогу Бургундии и графине Труа (Troyes), чтобы укротили они наглость евреев, чтобы они не поднимали свою выю, приговоренную к вечному рабству (perpetua servitus) против чести христианской веры. Поэтому мы отныне категорически запрещаем им держать христианских кормилиц и слуг, чтобы не служили дети свободной детям рабыни (ancilla), будучи порабощенными (servi), отверженными Богом, которого отвратительным способом обрекли на смерть. Пусть они, по крайней мере, вследствие этого осознают себя как слуги тех, кого освободил Христос своей смертью, остальные же остались в рабстве. Ибо если уж они начали грызть, как мыши и жалить как змеи, то как бы не пожрал огонь, пригретый на груди то, что уже подгрызено. Поэтому мы повелеваем в апостольских посланиях к Вашим братствам, чтобы Вы предупредили от Нашего имени с осторожностью упомянутого монарха и других по этому поводу, [и старайтесь] действовать с суровостью, чтобы отныне евреи не были наглыми предателями (Iudei perfidi), а вовеки являли, в страхе порабощенных (timore servili), тяжесть своей вины и признали честь христианской веры [...]»19

Каков смысл порабощения евреев по мысли Иннокентия III? Каково теологическое значение этого термина?

Гвидо Киш предположил, что именно благодаря этому посланию Иннокентия III, получившему быстрое распространение, теологическая идея о порабощении евреев проникла в сознание светской политической системы. Теологический термин «порабощение евреев», который был канонизирован включением в новый свод законов, и относился к положению евреев в каноническом праве, повлиял на легитимацию термина «рабы казны», использованного светским законодателем.

Фридрих II в свое время вел борьбу с папским престолом, неоднократно отлучавшим его от церкви. Встает, таким образом, вопрос, почему именно он находился под таким влиянием папского законодательства. Возможно, что здесь мы видим некое доказательство высказывания самого Фридриха II, утверждавшего, что он борется с папой, а не с христианской церковью, ее учением и институтами. Кроме того, доктрина вечного порабощения евреев способствовала претензиям церкви на право суда над ними, и, возможно, что термин «рабы казны» должен был служить противовесом для того, чтобы усилить доводы императора в этом вопросе.

Что касается прочих юридических сводов того времени, то не везде ощущается влияние теологической концепции о рабстве евреев. «Саксонское зерцало» вообще не упоминает термина «порабощение евреев». В этом кодексе подчеркивается незаконность рабства вообще, и он остается верным своему принципу преимущественной защиты, которую закон предоставлял евреям. С другой стороны, «Швабское зерцало», составленное в 70-х годах XIII в., вероятно служителем церкви, уже содержит этот термин. В законе, проясняющем права еврея, имеющего судебную тяжбу с христианином, написано:

«Это римские цари дали им [евреям] это право. Те милости и права, которыми они пользуются, получил для них Иосиф от царя Тита. Это случилось во время взятия Иерусалима, когда Иосиф кормил всех, кто остался в живых. Трижды восемьдесят тысяч евреев находились в осаде. Некоторые умерли от голода, некоторые были убиты, а остальных кормил Иосиф. Они были выставлены на продажу и проданы тридцать за один пфенниг20. Они были отданы царем Титом во владение казны римских царей. Поэтому да будут они рабами императора, и рука монарха да защитит их » 21 .

Таким образом, перед нами еще один канал, усиливающий, а может быть и повлиявший на создание концепции порабощения евреев - это историография. Составитель кодекса «Саксонское зерцало» видел в Иосифе Флавии авторитетный источник описания разрушения Храма. Правда, в книге Иосифа Флавия «Иудейская война» невозможно найти приведенную здесь от его имени историю. Составитель «Швабского зерцала» использовал популярную легенду, приписываемую Флавию и описывающую судьбу остатков еврейского народа после разрушения Храма. Эта легенда появилась в письменном виде до 1267 г. в «Золотой легенде» (Legenda aurea), популярном сборнике историй о святых, составленном епископом Генуи Якобом из Ворагины (Iacobus de Voragine), и включена в описание жизни и смерти святого Иакова.22 Эта легенда описывает разрушение Иерусалима яркими красками, указывая, что тридцать евреев продавались за динар, подобно тому, как Иисус был продан за тридцать сребреников (Мф 26:15). «Швабское зерцало» связывает «историческое» событие, наделенное теологическим смыслом, и юридическую реальность своего времени. Причина продажи евреев в рабство во времена Тита - это та же причина, по которой евреи порабощены в XIII в.

Интересно отметить, что ту же легенду использует и «Саксонское зерцало», но совершенно по иному. Легенда здесь говорит, кроме прочего, об Иосифе, который вылечил Тита от припадка паралича, разбившего его от радости, что отец избран императором. Эту легенду «Саксонское зерцало» использует, чтобы обосновать особую защиту, дарованную евреям по королевскому миру. Иосиф, повествует «Саксонское зерцало», добыл для них эту привилегию от Веспасиана, когда вылечил его сына от болезни суставов.23 Таким образом, эта легенда послужила обоим сводам закона - «Саксонскому зерцалу» и «Швабскому зерцалу» - совершенно противоположным образом.

1 На эту тему см.: Kisch, G., The Jews in Medieval Germany.

2 Sachsenspiegel Landrecht, ed. Karl August Eckhardt, II, 66, 1, MGH , Fontes iuris Germanici antiqui, vol.1, 1, p.185

3 См. часть 2, гл.III.

4 Sachsenspiegel Landrecht, III, 2, MGH, v. 1, 1, p. 195.

5 Honor – многосложное понятие, основное значение которого – поместье, дарованное в вознаграждение за службу, общественное положение и привилегии, следующие из этого факта, и вытекающий отсюда высокий социальный, юридический и имущественный статус их носителя.

6 Глосса – (язык – греч.) – слово или слова, написанные на полях текста или между строчками, для разъяснения слова или отрывка текста. Глосса являлась предтечей современной сноски, расположенной в конце страницы и комментирующей текст. Глоссы создавались комментаторами (глоссаторами) канонического и римского права в XII в. в Болонье. Также были созданы глоссы к Священному Писанию. Благодаря предпринятой кодификации глосс, они стали интегральной частью книг, обладающих особым авторитетом

7 Kisch, G., The Jews in Medieval Germany, p. 128.

8 Friderici II constitutiones, MGH, vol. II, ed. Ludewicus Weiland, no. 204, p. 274.

9 См. далее.

10 Friderici I constitutiones, MGH, vol. I, ed. Ludewicus Weiland, no. 163, pp. 226-229.

11 См. часть 9.

12 Friderici II constitutiones, MGH, vol. II, ed. Ludewicus Weiland, no. 204, p. 275.

13 Kisch, G., Medieval Germany, pp. 143-145.

14 Baron, S.W., A Social and Re­li­gious History of the Jews, vol 4, p. 50; vol.9, p. 139. См. также: Барон, Ш., «Полнота апостольского господства и «порабощение евреев» в Средние века», (ивр.), «Сефер-йовел ле Ицхак Бэр», ред. Ш. Эттингер, Ш. Барон, Б. Динур, И. Хальперин, стр. 102-124.

15 Langmuir, C.I., «Tanquam Servi: The Change in Jewish Status in French Law about 1200», in: Les Juifs dans l΄histoire de France, ed. Myriam Yardeni, pp. 24-25.

16 Augustinus, Sermones, CCSL 41, ed. Cyrillos Lambot, Sermo 5, pp. 53-55. Стоит обратить внимание на то, что слово servus переведено как «раб», а не как «зависимый», так как его переводили в Позднее Средневековье. На классической латыни – это буквальное значение слова. Но в XII в. значение слова изменилось, поскольку в то время на латинском Западе не существовало рабства. Крепостной занял место раба, находясь в порабощенном состоянии и в полной зависимости от своего господина. Об Иакове и Исаве как о символах двух религий см. в части 1, гл. I.

17 Петр Достопочтенный (Petrus Venerabilis;1092-1156) - настоятель Клюнийского монастыря, интеллектуал и полемист. Предпринял первый перевод Корана на латынь, автор полемик, направленных против ислама и иудаизма. Бернард Клервоский (Clairvaux;1090-1156) – основатель монастыря в Клерво (Франция) и один из ярких религиозных мыслителей своего времени. Придерживался крайне аскетического образа жизни, выделяя молитву, проповедь и самоотречение от земных благ как пути служения Всевышнему. Фома Аквинский (Thomas Aquinas;1225-1274) – доминиканский философ и теолог, один из образованнейших христианских интеллектуалов XIII в. См. часть 7.

18 Corpus iuris canonici, ed. Aemilius Ludovicus Richter, vol. 2, cols, 775-776. Декреталии папы Григория IX, книга 5, заголовок 6, глава 13, «По поводу иудеев и сарацин».

19 Corpus iuris cononici, vol/ 2, col. 776.

20 Пфенниг (Pfenning) – мелкая монета, соответствующая динару.

21 Schwabenspiegel Kurzform, ed. Rudolf Grosse, MGH, Fontes iuris Germanici antiqui, vol. 5, 260, pp. 211-213.

22 Legenda aurea, ed. Th. Graesse, pp. 301-303. Об этой легенде см. часть I.

23 Sachsenspiegel Landrecht, III, 7, 3, MGH, vol. 1, 1, pp. 198-199.