Часть седьмая. Вера и разум

Предисловие

Этот раздел посвящен отношению христиан и евреев к сфере знания. Его задача – показать, что, пытаясь объяснить веру с помощью разума, мыслители обеих религий сталкивались со схожими проблемами. Иначе говоря, наша тема – связь между верой и разумом.

Как мы уже видели, в теологических спорах или в вопросах, касающихся библейских толкований решающую роль играли особенности той или иной веры. Однако философия, по крайней мере начиная с Платона, воспринимается как универсальный блок знаний1. Вопросы, которые она задает, а главное – ответы, которые она пытается дать, должны подходить всем, независимо от их веры. Отцы древнегреческой философии – Платон и Аристотель – были язычниками. Тем не менее философы трех религий – иудаизма, христианства и ислама – приняли их книги и в той или иной степени усвоили их способы рассуждения, темы, избранные ими для обсуждения, и их картину мира. Первой встречей между философией и верой можно считать творчество Филона Александрийского2 , которое питали и философские системы того времени, и еврейские источники. Филону, однако, не удалось достичь органичного синтеза и создать единую систему. И РаМБаМ, и Фома Аквинский, творчеству которых отводится центральное место в этой части курса, оба были последователями Аристотеля в философии. Это значит, что они использовали методы Аристотеля, пытаясь с помощью разума объяснить как мир, так и основные положения веры.

Такой выбор – именно РаМБаМа и Фомы Аквинского – требует объяснения. До сих пор в этом курсе мы сравнивали евреев и христиан, живших в одном и том же географическом районе в одну историческую эпоху. Единство времени и места были и остаются основой любого сравнения. Но сейчас нам предстоит сделать исключение из этого правила. РаМБаМ (1138–1204) жил в Испании, находившейся тогда под властью мусульман, Северной Африке и Египте – т.е. в мусульманском мире – и писал по-арабски и на иврите. Фома Аквинский (1224–1274) родился через двадцать лет после смерти РаМБаМа, жил в Италии и во Франции и писал по-латыни. Сохраняя верность нашей системе, мы должны были бы сопоставить с Фомой Аквинским какого-нибудь еврейского философа, жившего примерно в то же время в христианской Европе. И хотя РаМБаМ и Фома Аквинский жили в разное время и в различном культурном окружении, для такого сопоставления есть целый ряд резонов:

Во-первых, как РаМБаМ, так и Аквинат являются, каждый в своей культуре, самыми значительными философами. РаМБаМ – важнейший еврейский философ Средневековья, и все последующие философы находились под его влиянием или спорили с ним. Фома Аквинский был одним из важнейших философов католического мира. В 1567 г., после Тридентского3 собора, на котором говорилось о значении Аквината, его удостоили титула “doctor ecclesiae” (“доктор церковных наук”)4, а его философская система стала официальным и признанным учением католического мира. Следовательно, их положение в культуре во многом схоже.

Во-вторых, и РаМБаМ и Фома Аквинский достигли безусловного признания после ожесточенных споров, вызванных их учениями. Есть немалое сходство и в том, какими путями шло восприятие их систем, и в той борьбе, которая развернулась по их поводу в культурной и официально-религиозной сферах. Правда, учение РаМБаМа никогда не было принято всем еврейским миром, но зато и его главенство никем в этом мире не оспаривалось.

Фома Аквинский, хотя жил в совершенно другом культурном мире, был знаком с книгой РаМБаМа “Море Невухим” (“Путеводитель растерянных”) в латинском переводе.5 Он неоднократно приводит из нее прямые цитаты, еще чаще опирается на нее, не цитируя. Мы вправе полагать, что, хотя непосредственной встречи между РаМБаМом и Фомой Аквинским не произошло, литературная связь между ними несомненна. Учение Фомы, в свою очередь, повлияло на еврейских мыслителей, таких как Гиллель бен Шмуэль из Вероны, Йеуда бен Моше бен Даниэль Романо, а также Йицхак Абарбанель и его сын Йеуда Абарбанель.6

Литературно-философская встреча такого рода стала возможной лишь потому, что между проблемами, над которыми задумывались оба мыслителя, было определенное сходство. Оба они пытались решать при помощи разума вопросы, касающиеся религиозной веры, оба использовали определенную систему рассуждений, которую восприняли от одного великого учителя – Аристотеля. Оба пытались разрешить проблемы веры, применяя “универсальный” способ мышления, т.е. философию. Сходство вопросов и методов мышления говорит нам о том общем, что было между еврейским и христианским мирами, различие же в решениях и ответах показывает нам сколь велика была дистанция между этими мирами: ведь наряду с немалой близостью между двумя религиями оставалось напряжение и разногласия.

Данная часть курса делится на два раздела: в первом центр тяжести приходится на историческую сторону вопроса; в нем описывается структура знания и система образования соответственно в христианском и еврейском средневековых мирах, говорится и об организации знания и идеале знания в обеих культурах, и о месте философии в тогдашнем знании. Будут показаны сходство и различие статуса и значения философии и вообще “чужой мудрости” в еврейской и в христианской культуре. Изучение этого различия позволит лучше понять еврейскую и христианскую культуру Средних веков. В рамках этого изложения в первую часть раздела включены краткие биографии Фомы Аквинского и РаМБаМа, немаловажные для понимания культурной среды, в которой они работали.

Второй раздел посвящен анализу философских проблем, занимавших и РаМБаМа, и Фому Аквинского. Затрагиваемые вопросы стояли на центральном месте в мировоззрении обоих ученых; и ответы, которые на них дают РаМБаМ и Фома, отчетливо показывают сходства и различия их мировоззрений. Этот раздел написан двумя разными учеными, специалистами по философии, так что читатель сможет увидеть, как в современной науке один и тот же вопрос решается разными способами.

1 Блок знаний – общий объем информации по какой-либо теме (например, блок знаний аристотеликов состоял из текстов Аристотеля и их комментариев).

2 Филон Александрийский – еврейский мыслитель и комментатор, из богатой священнической семьи из Александрии, наиболее выдающийся представитель эллинизированного еврейства своего времени, автор ряда философских, экзегетических, исторических и апологетических сочинений. Разработал систему аллегорического толкования Библии, позволявшую ему совмещать его иудейскую веру и философское творчество, соблюдать заповеди Торы и в то же время понимать их в духовном смысле. Повлиял на отцов церкви, которые ввели аллегорический подход к Библии в христианскую практику толкования.

3 О Тридентском соборе см. часть 6.

4 Титул, который давался в Средние века христианским теологам, обнаружившим исключительные интеллектуальные способности и обладавшим признаками святости. Четырьмя первыми были: Августин, Иероним, Амвросий и Григорий Великий. Их число постепенно росло и в конце концов около двадцати богословов получили этот титул.

5 Книга “Море невухим” была переведена на латынь до 1240 г. в Южной Италии (при сотрудничестве ученых евреев – придворных Фридриха II) и оказала большое влияние на христианский мир.

6 Гиллель бен Шмуэль из Вероны – врач, философ, переведший в своем единственном сочинении “Тагмулей а-нефеш” (Воздаяния души) первую главу книги Фомы Аквинского De unitate intellectus (О единстве разума), защищал книги РаМБаМа в споре в 1289–1290 гг. (см. ниже); Йеуда бен Моше бен Даниэль Романо – философ и комментатор XVI в., переводил с латыни на иврит философские сочинения, в том числе Фому Аквинского; Йицхак Абарбанель (1437–1508) – лидер испанского еврейства в эпоху изгнания евреев из Испании, философ и библейский комментатор, в чьем творчестве заметно влияние гуманистических течений того времени, был знаком с учением Аристотеля о государстве и с христианской теологической литературой; Йеуда Абарбанель (1460–1523) – врач, поэт и выдающийся философ эпохи Ренессанса; наиболее известны его “Диалоги о любви”.