Часть восьмая. Образы прошлого

Глава III. Противоположные образы: “Сефер толдот Йешу”

Ора Лимор

“Контристория”

Современные историки выделяют “контристорию” (counterhistory) как особый вид историографии. Амос Функенштейн определяет контр-историю так:

Начиная с древности, контристория представляет собой отдельный жанр исторических сочинений, и даже странно, что такие исторические труды не были идентифицированы ранее в историографии. Функция этого жанра – полемика. Такие исторические труды систематически используют самые достоверные источники соперников противоположно их направлению и духу – что-то вроде “причесывания истории ‘против шерсти”, о котором говорил Вальтер Биньямин. Целью контристории является искажение образа “другого”, каким он воспринимается в его собственных глазах, и его переиначивание посредством разрушения его коллективной памяти.1

Функенштейн приводит некоторые примеры контристории, и среди них – “Сефер толдот Йешу” (“Книга родословия Иисуса”), еврейское сочинение, описывающее жизнь Иисуса Назареянина с еврейской точки зрения. Вот слова Функенштейна: “Контристорией является также еврейское сочинение “Сефер Толдот Йешу”, написанное в VII в.2 В нем тоже используются источники противников – в данном случае таким источником является Новый Завет – для того, чтобы вывернуть наизнанку христианскую коллективную память”.3

В этой главе мы рассмотрим “Сефер толдот Йешу” (“Деяния Иисуса” или “Деяния повешенного”) и выясним, как выглядит образ Иисуса, изображенный в этой книге, каковы в ней образы его учеников, образ ранней христианской церкви, а также, как она изображает евреев, отказавшихся принять учение Иисуса. Определить задачи этого сочинения нам поможет термин “контристория”. В качестве предисловия следует отметить, что в книге “Сефер толдот Йешу” рисуется образ Иисуса, противоположный образу Нового Завета. Это делается без отрицания исторических фактов, описанных в Новом Завете, в основном в Евангелиях. Эти факты лишь интерпретируются иначе и даже противоположно тому, как толкуют их христиане.

Книга и ее история

“Сефер толдот Йешу” – это анонимное сочинение, о времени написания которого нет единого мнения. Многочисленные его рукописи – около сотни, данные о которых известны, и еще много других, незарегистрированных рукописей4 – хранящиеся в библиотеках европейских стран, Израиля и США, созданы в большинстве своем в XIX в., часть – в XVII–XVIII вв., а небольшое число, возможно, в XVI в. Более древние рукописи до нас не дошли. Большая часть известных в настоящее время рукописей написана на иврите, но есть среди них и переводы на идиш и на другие языки. Это сочинение впервые было напечатано евреями в XIX в. Текст его дошел до нас в нескольких разных вариантах. Из полемических христианских источников известно, что оно было знакомо христианам уже в IX в., но сомнительно, чтобы они знали его в том варианте, который известен нам сегодня. Раймунд Мартини в XIII в. приводит из “Сефер толдот Йешу” длинную цитату (в переводе на латынь) в своей книге “Кинжал веры”5 ; отсюда в XV в. еврейское сочинение становится известным христианским интеллектуалам и полемистам в Испании и в Германии. Свидетельства о нем можно найти в таких полемических произведениях, как книга Поркетто Сальвайго (Porchetto Salvaygo) из Генуи6 , основывающейся на упомянутой книге Раймундо Мартини, в протоколах инквизиции о следствии по кровавому навету в Ла- Гуардии7 , а также в каноническом праве. С этим сочинением были знакомы Рейхлин и его современники, а в 1543 г. немецкий перевод текста Поркетто Сальвайго опубликовал Лютер.8 Книга была известна и другим христианским авторам, но, как правило, опосредованно – обычно, хоть и не всегда, через книгу Раймунда Мартини.

В 1681 г. гебраист Иоганн Кристоф Вагензель (Johann Christoph Wagenseil) опубликовал в городе Альтдорф свой монументальный труд Tela ignea satanae (“Огненные стрелы Сатаны. Тайные и ужасные книги евреев против Христа, Бога и христианской веры”), в котором были собраны еврейские полемические сочинения против христианства, обнаруженные им в рукописях и напечатанные впервые в сопровождении латинского перевода и примечаний. Целью Вагензеля было показать христианам, как евреи возражают христианству, чтобы дать возможность защищаться от этих обвинений. В этот обширный труд было включено и произведение “Сефер толдот Йешу”.9 Теперь христиане располагали полной версией этого сочинения. Книга пробудила большой интерес, ее прочитали многие христиане – некоторые по теологическим соображениям, как Лютер, некоторые по соображениям филологическим, как Рейхлин. В XIX в. ею заинтересовались ученые, изучавшие иудаизм, Новый Завет и раннее христианство. Это сочинение было известно евреям мусульманских стран, с ним были знакомы и мусульмане.

Титульный лист книги Кристофа Вагензеля “Огненные стрелы Сатаны”

Иллюстрация 28

Титульный лист книги Кристофа Вагензеля “Огненные стрелы Сатаны” (Tela ignea satanae), 1681 г.

Здесь встают вопросы, которые стоит обсудить еще до того, как мы приступим к изложению содержания этой книги. Во-первых, если данное сочинение известно христианам уже в IX в., почему же оно не упоминается в еврейских источниках, почему до нас не дошли рукописи, написанные до XVI в.? Во-вторых, почему это сочинение напечатано евреями впервые лишь в XIX в.? Эти странности позволяют предположить, каков характер этой книги еще до того, как нам станет известно ее содержание. Легко понять, что речь идет о сочинении самого резкого характера, которое хоть и было известно и популярно среди евреев, но говорили они о нем только в своем кругу и шепотом, стараясь не делать его достоянием широкой публики. В распространенных еврейских источниках в Средние века это сочинение не упоминается. Еврейские полемисты иногда использовали теологические и исторические тезисы этого сочинения как доводы против христианства, но это делалось без обращения к самому сочинению и без его упоминания. В источниках, распространенных среди евреев, но носящих официальный и открытый характер, это сочинение также не упоминается. Видимо, евреи сделали все от них зависящее, чтобы скрыть эту книгу, несмотря на то, что сами они прекрасно были с ней знакомы и передавали ее из поколения в поколение. Когда это произведение стало известным, еврейские интеллектуалы пытались умалить его значение и представить его как бы побочным продуктом гетто и того времени, когда люди верили в легенды. Таким его видели Моше Мендельсон 10 и еврейские интеллектуалы XIX в., в том числе и Генрих Грец, которые пренебрегали этой книгой, как пренебрегали и еврейской мистической литературой.

Отсутствие ранних рукописей также вызывает ряд вопросов: во-первых, каким образом книга передавалась из поколения в поколение? Во-вторых, какая версия этого рассказа была известна евреям в Средние века, была ли она схожа или отлична от той, которую мы знаем сегодня? В третьих, можно ли отнести это сочинение к определенному социальному и культурному слою в еврейском обществе? Ответы на эти вопросы хоть и связаны друг с другом, но не обязательно вытекают один из другого. Культура Средневековья в большой степени была устной культурой, и легко предположить, что история, рассказанная в “Сефер толдот Йешу”, передавалась тайно из уст в уста. Возможно также, что существовали более ранние рукописи, которые были уничтожены либо христианами, либо самими евреями, чтобы произведение не попало в руки христиан. Трудно сказать что-нибудь определенное о той версии этой истории, которая была известна в Средние века. Сочинение, переходящее из уст в уста, в различных, иногда удаленных друг от друга общинах, без сомнения, имело несколько версий, и сегодня известны некоторые из них.11

Отсутствие упоминаний рассматриваемой книги в литературе Средних веков может вызвать предположение, что речь идет о “народном” сочинении, бывшем достоянием “низших” слоев общества, а раввинам и интеллектуалам, которые писали произведения “высокой” литературы, оно было вообще неизвестно. Но такое предположение не выдерживает критики, так как разделение на “высокую” и “низкую” культуру в еврейском средневековом обществе не было четким и однозначным, и культурный обмен между всеми слоями общества был естественным и повсеместным. Можно предположить также, что сочинение, известное, как “Сефер толдот Йешу”, знакомое многим христианам и выдержавшее испытание временем, несмотря на его отсутствие на столах переписчиков и издателей, было известно большинству евреев, то есть было достоянием всего общества.

Что же можно сказать о времени написания этой книги? Сало Барон в своей книге “Социальная и религиозная история евреев”12 , пишет: “Трудно сомневаться в том, что ‘Толдот Йешу’ в современном виде – это средневековый апокриф, при этом его древние предшественники еще подлежат выяснению”. В своем труде “Критическое изучение Толдот Йешу” Вильям Хорбури исследовал ранние свидетельства об этом сочинении и его ранние версии и пришел к выводу, “что можно идентифицировать основную часть сочинения как еврейское произведение конца III века, и что спорные свидетельства раннего Средневековья указывают на то, что текст ‘Толдот Йешу’ был распространен [...]”13

И в самом деле, это утверждение выглядит приемлемым. Христианская история об Иисусе, рассказанная в христианских новозаветных текстах – Евангелиях, – сформировалась в I в. н.э.14 Наряду с ними существовали апокрифические Евангелия, оставшиеся за пределами канонического Нового Завета. Евангелия по сути являются биографиями Иисуса, от его рождения до смерти на кресте. Эти биографические тексты носят антиеврейский характер, проявляющийся в различной степени в каждом из Евангелий. На фоне формирования христианской версии, в которой подчеркивается негативная роль евреев, а также с учетом широкого распространения христианской истории и переворота, произведенного ею в римском мире, легко объяснить появление альтернативного еврейского рассказа, приводящего еврейскую версию событий. И в самом деле, о ранней еврейской традиции в отношении Иисуса свидетельствуют еврейские, языческие и христианские источники. В Талмуде содержатся несколько разрозненных замечаний об Иисусе и его матери Марии. Иногда они упоминаются по именам, а иногда без указания имени.15 Помимо этих разрозненных свидетельств раннего формирования отношения евреев к христианской истории, в Каирской генизе были обнаружены отрывки текстов на арамейском языке, указывающие на существование ранней биографии Иисуса по всей видимости уже в III в. Эта биография включала в себя ядро более поздней истории в том виде, в котором она была известна в Средние века и дошла до наших дней. Таким образом, хотя первые упоминания об этом сочинении появляются лишь в IX в., сегодня среди исследователей принято относить время его написания к эпохе Талмуда. Предполагают также, что обнаруженные отрывки текста на арамейском языке представляют собой часть более ранней версии этого сочинения.16 Позже рассказ оброс подробностями и сформировался окончательно, пока не принял ту форму, которая стала известна в Средние века.

Характер сочинения

“Сефер толдот Йешу” является еврейской биографией Иисуса, можно сказать, альтернативной биографией. Ее автор и читатели не пытались утверждать, что Иисус не существовал вообще и что христианская история – это не что иное, как выдумка. Более того, евангельский рассказ евреи приняли во всех подробностях, но дали ему свое толкование, противоположное по смыслу христианскому рассказу. Таким образом, спор ведется не о деталях этой истории, а, главным образом, о ее толковании.

Как христианская история, так и еврейский рассказ (некоторые его называют “Еврейское Евангелие”) не излагают историю жизни Иисуса во всех подробностях, но приводят лишь те из них, которые необходимы для передачи того смысла, который хотел придать ей автор. Христианская история рассказывает о рождении Иисуса, его детстве, чудесах, которые он совершил, учении, которое он проповедовал, о суде над ним и его смерти. Еврейский рассказ сосредотачивается на тех же темах, и не только дает им свое толкование, но еще и удлиняет или укорачивает соответствующие эпизоды по своему усмотрению. Так, еврейский текст рассказывает длинную историю о странном рождении Иисуса, уделяя этому гораздо больше места, чем христианская история. Рассказ о детстве Иисуса также гораздо длиннее в еврейском тексте. Рассказ о чудесах, совершенных Иисусом, в еврейском сочинении короче, но в центре его находится объяснение этих чудес. На учении Иисуса еврейский рассказчик почти не останавливается, зато рассказывает о его смерти. Кроме того, он добавляет рассказ о более поздних событиях, часть из которого взята из книги “Деяния Апостолов”, а часть – из более поздних христианских традиций, приводимых здесь в искаженном виде.

Поклонение волхов, из истории о детстве Иисуса.

Иллюстрация 29

Поклонение волхов, из истории о детстве Иисуса. Слева: волхвы спрашивают: “Где родившийся Царь Иудейский?” Справа: волхвы преподносят дары Марии и младенцу Иисусу. Фрагмент с обложки из слоновой кости каролингского периода из Лорша (Lorsch), 810 г. Biblioteca Apostolica Vaticana, Cod. Pal. Lat. 50

Из разных вариантов “Сефер толдот Йешу”, известных в настоящее время, мы решили привести вариант, опубликованный Вагензелем в 1681 г. в книге Tela ignea satanae (“Огненные стрелы Сатаны”), из которого видно не только, как евреи смотрели на христианскую историю, но и какими видели христиане евреев с их взглядами на христианство. Такое двойное зеркало дает нам добавочный аспект, позволяющий судить о системе взаимоотношений между религиями. Следует также отметить, что этот вариант не является самым полемически заостренным из известных нам версий “Сефер толдот Йешу”. Есть варианты более длинные, более сложные и гораздо более резкие.

“Сефер толдот Йешу”*

В лето четыре тысячи шестьсот семьдесят первое17 , во дни царя Янная18, была беда великая с врагами Израиля19 . Ибо восстал некий блудодей, муж злой и беззаконный, ведущий род свой от колена Иудина, и имя его Иосиф Пандера20 . И был он высок и могуч, прекрасен видом, и большая часть дней его – в блуде и беспутстве, разбое и злодеяниях. И обитал он в Вифлееме иудейском. И по соседству с домом его жила некая вдовица, и дочь у нее по имени Мария, она же Мирьам мегадла [сеар] нешая, то есть, Мария, растящая [волосы] женщин, упомянутая в Талмуде21 . Когда возросла она, мать обручила ее с неким юношей, имя которому Иоанн. И был юноша тот скромен и смирен духом, и боялся Бога. И был день, и прошел Иосиф пред домом Марии, и увидел ее, и воспылал к ней лютой страстью. И быстро стал чахнуть. И его мать сказала ему: Отчего ты так изнемог? И отвечал он и сказал: Марию-невесту полюбил я. И она сказала ему: Не изнуряй сердце свое, а подстереги ее и овладей ею, и сотвори с нею по воле своей. И делал Иосиф Пандера так: все время ходил он возле дома Марии, но не мог выбрать удобного часа до исхода одной из суббот. И нашел он Марию, сидящую на пороге дома, и вошел с нею в дом, в горницу, которая около входа. И возлег с нею. И думала она, что это Иоанн, обрученик ее. И сказала она ему: Не прикасайся ко мне, ибо я в скверне месячных. А он не слушал ее, и утолил свое желание, и пошел домой к себе. И посреди ночи вновь возгорелась в нем лютая страсть, и восстал он ото сна, и направился к дому Марии. И вошел в горницу ее, чтобы во второй раз овладеть ею. И весьма устрашилась девица, и сказала ему: Что это, господин мой? Ибо ты за одну ночь дважды вошел ко мне, на что ты и не посягал со дня обручения нашего. А он продолжал молчать и не отвечал ни слова. И сказала ему Мария: Не прибавляй греха к беззаконию, ведь я же сказала тебе, что я в скверне месячных. И не прислушался он к голосу ее, и сотворил с ней по воле своей. И ушел своею дорогой.

По прошествии трех месяцев дали знать Иоанну: Обрученица твоя носит во чреве22 . И весьма устрашился Иоанн23, и пошел он к Симеону, сыну Шетаха24 , учителю своему, и рассказал о случившемся, и вопрошал: что делать? И сказал ему учитель: Кого ты подозреваешь? И сказал тот: Я не подозреваю никого, кроме Иосифа Пандеры, блудодея, который живет рядом с ее домом, в ее предместье. И сказал ему учитель его: Сын мой, последуй совету моему и храни молчание. Коли он вошел к ней однажды, то не может быть, чтобы не вошел к ней во второй раз. Поступи с мудростью, заручись свидетельством свидетелей, и приведи его в Великое Судилище. И ушел юноша, направляясь домой, и был в большой скорби. И когда разнеслась молва, что она беременна, сказал Иоанн: Ныне скажут, что она от меня чревата. И от великого стыда и бесчестия покинул он землю Израиля, и ушел в Вавилон, и был там. И родила Мария сына, и нарекла Ему имя Иисус (Йеошуа), в память дяди своего, брата матери. И возрастал отрок, и мать наняла ему учителя, имя которому Эльханан. И обучал отрока, и обладал тот сердцем, способным к уразумению. И был день, и проходил отрок пред Синедрионом в Иерусалиме. И было заведено в те дни, что всякий, кто проходил пред ними, покрывал голову свою, склонялся и падал ниц пред ними. А этот отрок, проходя пред ними, обнажил голову свою и с дерзким видом склонился лишь пред своим учителем. И возговорили они все и сказали: Коли он столь бестыден, то знай, что рожден во блуде25 . И отвечал один из них и сказал: Воистину он и блудородный, и сын скверны. И отвечал Симеон, сын Шетаха, и сказал: Помнится мне, что однажды, несколько лет назад, пришел ко мне ученик мой Иоанн и сказал: Горе мне от бесчестия и позора! Ибо Мария, обрученица его, мать этого отрока, зачала от другого мужа, а не от него. И вот оно, то самое дитя. И вопрошал я его: Кого ты подозреваешь? И он сказал: Иосифа Пандеру, он ее ближайший сосед. И когда разнеслась молва о ее беременности, удалился Иоанн от позора в Вавилон, и он все еще там. И сказали все: Если так, то он воистину блудородный и сын скверны. И вострубили в триста рогов, и провозгласили, что он рожден во блуде и недостоин войти в общину. И нарекли ему имя Йешу, по первым буквам слов: Йимах шмо ве-зихро26 , то есть да сотрется его имя и память о нем. И как услышал Йешу, что отрешен он от общины, то опечалился в сердце своем, и убежал, и направился в верхнюю Галилею. И пребывал там несколько лет.

А в то время сокровенное имя Божие было начертано в Храме на первозданном камне, ибо царь Давид, зиждя основание, нашел там некий камень над зевом бездны, и было на нем начертано имя Божие. И извлек он его, и установил в Святая Святых. И страшились мудрецы, что недоросли изучат это имя Божие и разрушат мир – не приведи Господь. И посредством имен Божих сделали двух медных львов, и повесили их над входом в Святая Святых, одного справа, а другого слева. И если кто-нибудь, вошедший туда, выучивал это имя, львы эти, когда он выходил, начинали вдруг рычать на него, и слова имени от внезапного ужаса и смятения исчезали из его сердца, и он забывал их. И когда разнесся о Йешу слух, что он блудородный, покинул он верхнюю Галилею и тайно явился в Иерусалим. И вошел в святилище, и изучил там святые знаки, и записал имя Божие на папирусе, и помянул имя это, чтобы не чувствовать боли, и сделал себе надрез на плоти, и вложил туда папирус с именем, и вновь помянул имя, и вернулась плоть к своему прежнему виду. Благодаря волхованию и силою нечистого имени вошел он в Храм. Если бы не это, священники, сыны Аароновы, не позволили бы ему войти! Воистину, нечистое имя и волхование поспешествовали ему в этом. И когда уходил он, зарычали на него львы, и забыл он имя Божие. Тогда, выйдя за город, он разрезал плоть свою, извлек письмена, сочетал знаки и заучил это имя. И ушел он в Вифлеем иудейский, на родину свою, и стал там вопить громким голосом: Где те нечестивцы, что говорят обо мне, будто я блудородный и отрешенный! Сами они блудородные и отрешенные! Та, которая родила меня, мать моя, была девственницей, в нее я через темя вошел27, и я сын Божий! И обо мне пророчествовал пророк Исайя: “Се, дева во чреве приимет и т.д.” (Ис 7:14). А я тот, кто сам себя создал, кто сотворил небеса, и землю, и море, и все, что в них. И отвечали ему, и сказали: Яви нам знамение и чудо, коли ты Бог. И отвечал он, и сказал: Принесите ко мне мертвеца, и я воскрешу его. Бросились они и раскопали одну из могил, и нашли там лишь сухие кости. И дали ему знать, говоря: Ничего мы не нашли, кроме костей. И сказал он: Принесите их. И принесли ему их. И сочетал он эти кости, кость с костью, и покрыл их кожею, и плотью, и жилами, и встал тот на ноги, воскреснув28. И видя это, дивились люди. И он сказал им: Это для вас диво? Подведите ко мне прокаженного, и я исцелю его. И привели к нему прокаженного, он и его исцелил именем Божьим29 . И было, когда они увидели это, то поверглись пред ним и поклонились ему, и сказали: Воистину ты сын Божий. И в день пятый дошла недобрая весть до святого града Иерусалима, и стало им известно обо всем, что сотворил Йешу. И лихие люди возрадовались великой радостью, а старейшины, благочестивые мужи и мудрецы возрыдали слезно. Великий и малый Синедрионы30 погрузились в глубокую скорбь. И постановили послать за ним, ибо решили в сердцах своих: быть может, одолеем его к славе Господней, чиня над ним суд и казня его смертию. И послали за ним Ананию и Ахазию, знатных людей из малого Синедриона. И пришли те к нему, и преклонились пред ним, чтобы усилить заблуждение его. А он возомнил, что они тоже веруют в него, и принял их благосклонно, и усадил их во главе своей беззаконной братии. И сказали они ему: Благочестивые и знатные мужи иерусалимские послали нас к тебе, дабы соизволил прийти к ним, ибо слышали они о тебе, что ты сын Божий. И сказал им Йешу: Истину слышали. И вот, я сделаю все, что вы скажете, но при одном условии: пусть все они выйдут ко мне навстречу, Синедрионы великий и малый, и те, которые отрешили меня, и пусть примут меня так, как рабы принимают господа своего, тогда приду к ним. И вернулись посланники в Иерусалим, и там поведали все то, что тот сказал. Отвечали старейшины и благочестивые мужи, и сказали: Все, что он сказал, мы сделаем. Вернулись эти люди и поведали Йешу: Все, что сказал ты, они сделают. И сказал им Йешу: Я иду с вами. И было, когда достиг Йешу Нова, что в окрестностях Иерусалима, сказал им Йешу: Есть ли при вас добрый и благовидный осел? И сказали они: Есть. И сказал он: Подведите его ко мне. И подвели ему доброго осла, и въехал он на нем в Иерусалим. И когда въезжал он в город, то весь город пришел в движение. И возвысил Йешу голос свой, и сказал им: Обо мне пророчествовал пророк Захария: “Се, царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на молодом осле, сыне подъяремной”31. И когда услышали они это, то заплакали плачем великим, и изодрали свои одежды. И пришли благочестивые мужи к царице (это была царица Елена, жена уже упомянутого царя Янная, она царствовала после смерти мужа, ее называют также Ульяной, сыном ее был царь Монобаз, убитый своим рабом Иродом32 ) и сказали ей: Человек этот достоин смерти, ибо склоняет чернь к беззаконию. Дозволь нам, и мы изловим его нашими ухищрениями. И ответила им царица: Пошлите за ним, и я решу, как с ним поступить. Чрез это она задумала избавить его от рук их, ибо он приходился ей сродственником. И поняли мудрецы ее замысел, и ответили ей: Государыня наша царица! Не вздумай искать для него мира и оправдания, ибо волхованием он обманывает и соблазняет народ. И поведали все, что имело касательство к Божьему имени. И сказали они: Ты должна вывести на свет вину его, ибо он достоин смерти, и он блудородный и сын скверны. И рассказали ей повесть об Иосифе Пандере. И ответила им царица: Я и в этом послушаю вас, лишь приведите его ко мне, да услышу, что он скажет и что соделает, ибо весь свет твердит мне о великих чудесах, которые он творит. И ответили мудрецы: Сделаем по слову твоему. И послали за Йешу, и предстал тот пред царицею. И сказала ему царица: Наслышана я о дивных делах, которые ты творишь, сотвори и предо мною так. И ответил ей Йешу: Сделаю все, что ты скажешь, об одном лишь тебя молю: не предавай меня в руки тех нечестивцев, которые говорят, что я блудородный. И сказала ему царица: Не страшись. И сказал Йешу: Приведите ко мне прокаженного, и я исцелю его. И привели к нему прокаженного, и возложил он на него руку свою, и произнес великое имя, и очистился человек тот, и обновилась плоть его, как плоть отрока. И вновь сказал Йешу: Принесите ко мне мертвеца. И принесли к нему мертвеца, и возложил на него руку свою, и помянул имя Божие, и воскрес тот, и встал на ноги. И сказал Йешу: Обо мне пророчествовал Исайя: “Тогда хромой вскочит, как олень и т.д.” (Ис 35:6). И сказала царица мудрецам: Как это вы говорили о нем, что колдун человек этот? Вот я своими глазами видела, что творит он дела, словно сын Божий. И отвечали ей мудрецы, и сказали: Не следует царице думать и говорить так, ибо воистину он колдун. И сказала царица мудрецам: Ступайте прочь от меня, и больше не говорите мне таких слов. И вышли мудрецы от царицы удрученные духом.

И говорили они друг другу: Давайте измыслим такую хитрость, которая предаст его нам в руки. И ответил им один из мудрецов: Если угодно вам, то пусть один из нас тоже выучит имя Божие и сотворит те же дела, что и он, и быть может, мы уловим его. И было это угодно мудрецам, и сказали они: Тот человек, который выучит имя Божие и низвергнет этого блудородного сына скверны, удостоится сугубой мзды в мире грядущем. И встал один из мудрецов, а имя его Иуда33 , и сказал им: Коли согласны вы взять на себя грех, который я совершу, помянув великое имя, то я его выучу. Быть может, соизволит Господь, и по безмерной милости своей даст мне восторжествовать над этим блудородным сыном скверны. И отвечали они все и сказали: На нас этот грех, лишь сделай и преуспей. Тогда он тоже вошел в Святая Святых, и соделал ровно то, что делал Йешу, и появился посреди города, и возгласил громким голосом: Где те, что говорят об этом блудородном сыне скверне, будто он сын Божий! Вот я, человек из плоти и крови, могу сотворить все то, что творил Йешу. Дошла весть до царицы и сановников, и пришел Иуда к царице. Пришли вместе с ним старейшины Иерусалима и мудрецы его. И послала царица за Йешу, и сказала ему: Сотвори пред нами то, что ты творил прежде. И сотворил он знамения пред народом. И сказал Иуда царице и всему народу: Пусть вас не изумляет все то, что творит этот блудородный, ибо даже если среди звезд он совьет гнездо себе, я и оттуда низвергну его (ср. Авд 1:4). И сказал Йешу всему народу: От века вы были жестоковыйным народом, с того самого дня, как я познал вас34 . И сказал ему Иуда: Ты все еще упорствуешь в своем нечестии, блудородный сын скверны? Не о тебе ли изрек наш учитель Моисей: “Если будет тебя искушать брат твой, сын матери твоей и т.д., выведи этого человека, и побейте его камнями до смерти, и истреби и т.д.” (Втор 13: 6-10). И отвечал блудородный сын скверны, и сказал: Не обо мне ли пророчествовал Исаия? И Давид, прадед мой: “Господь сказал мне: ты сын Мой, Я сегодня родил тебя” (Пс 2:7). И еще говорит стих: “Сказал Господь господину моему: сиди одесную Меня” (там же 110:1). И ныне вознесусь к Отцу моему небесному и воссяду одесную Его, и вы своими глазами увидите. А ты, Иуда, не войдешь туда. И выговорил Йешу великое имя, и подхватил его ветер, и понес между небом и землей. Точно так же выговорил имя Иуда, и подхватил его ветер, и понес точно так же между небом и землей, и парили они в воздушном пространстве35 . И все, кто видел это, дивились весьма. И приступил Иуда, и молвил имя, и ухватил Йешу, чтобы сбросить его на землю. И Йешу тоже промолвил имя, и усердствовал, чтобы сбросить на землю Иуду, и боролись они друг с другом. Когда же увидел Иуда, что не в силах он посрамить Йешу, то помочился на Йешу, и стали они оба нечистыми, и низверглись на землю. И уже не мог ни один из них воспользоваться именем Божьим, ибо была нечистота на них, покуда не совершат омовения. И судили Йешу, и осудили на смерть. И сказали ему: Если хочешь спастись, сотвори пред нами то же, что и прежде. И увидел Йешу, что не в силах ничего сотворить, и возвысил голос в стенании, и сказал: Обо мне пророчествовал прадед мой Давид: “Ибо Тебя ради умервщляют нас весь день и т.д.” (Пс 44:23).

И видя все это, ученики и беззаконная его братия решили живота своего не жалеть, и сразились со старейшинами иерусалимскими и мудрецами. И помогли Йешу убежать от них за пределы города. И Йешу, не мешкая, отправился к Иордану, и омылся в нем, и очистился36. И произнес Божье имя, и сотворил такие же знамения, что и прежде. Более того: взял два каменных жернова, велел им плыть по воде, и уселся на них, и ловил рыбу пред своей братией, и ели они37 . И дошел слух до Иерусалима, и были в скорби благочестивые мужи и мудрецы. И сказали они: Где тот человек, который подвергнет опасности душу свою, и пойдет, и отберет великое имя у этого блудородного сына скверны! Мы ему порука в том, что он достигнет жизни грядущего мира. И сказал Иуда: Я пойду. И сказали они: С миром иди.

И пошел Иуда, переменив внешность, к тем нечестивцам. И было в полночь, и Бог навел глубокую дрему на блудородного, ибо заклял Иуда ангела, стоящего над сном. И вошел Иуда в шатер блудородного, и взял нож, и разрезал плоть Йешу, и извлек святые письмена. И пробудился Йешу от сна, и вот дух возмущает его, и весьма устрашился Йешу. И сказал ученикам своим: Ведайте же, что Отец мой небесный захотел забрать меня к себе, ибо сказал: Нет тебе славы среди человеков. И сказали ему ученики его: А что будет с нами? И сказал он им: Блаженны вы, и блаженна участь ваша, если послушаете голоса моего, ибо одесную меня воссядете подле Отца моего небесного. И возвысили они голос свой и плакали. И сказал им Йешу: Не плачьте, ибо будет вам награда за дела ваши, лишь не противьтесь словам моим. И отвечали они и сказали: Все, что заповедаешь нам, сделаем, а противящийся словам твоим умрет. И сказал им Йешу: Если послушаете голоса моего, то сотворите со мною милость и правду, и идите вместе со мною в Иерусалим, а я переоденусь и пойду среди вас, дабы не узнали меня мужи иерусалимские. И говорил Йешу эти слова с хитростью, желая тайно прийти в Иерусалим и проникнуть в святилище, чтобы заучить имя Божье. А они не знали лукавой его мысли и отвечали все: Все то, что заповедаешь нам, сделаем, не уклоняясь ни направо, ни налево. И сказал он им: Поклянитесь мне. И клялись они ему все, от малого до великого. И они не ведали, что Иуда среди них, ибо не признали они его. После этого сказал Иуда той братии: Сделаем себе одинаковые одеяния, дабы не узнали, кто господь наш. И было угодно им это, и сделали они так. И собрались они в дорогу, чтобы идти в Иерусалим и праздновать праздник опресноков. И было, когда увидели благочестивые мужи Иуду, то весьма обрадовались и сказали ему: Поведай нам обо всем, что случилось. Ибо он тайно покинул тех и пришел к старейшинам города и мудрецам. И поведал им Иуда обо всем, что случилось, и о том, как он отобрал Божье имя у этого блудородного. И радовались они весьма. И сказал им Иуда: Если послушаете меня, то завтра в такой же час я предам в ваши руки этого блудородного. И сказали ему мудрецы: Ведомо ли тебе, куда выходит он и куда входит? И сказал Иуда: Ведомо. И завтра в этот час он придет в Храм, чтобы закласть пасхальную жертву38, а я поклялся ему десятью заповедями, что не предам его вам. И с ним вместе двадцать сотен людей, все облаченные в одинаковые одеяния. И вы вооружитесь завтра к этому часу. И тот муж, пред кем я паду и склонюсь – это и есть блудородный. А вы будьте мужественны, вступите в бой с его братией, и возьмите его. И Симеон сын Шетаха, и все мудрецы радовались великой радостью. И решили сделать так, как сказал Иуда.

На другой день пришел Йешу со своей братией, и выступил пред ним Иуда, и поклонился, и пал пред ним на лицо свое. А мужи иерусалимские были готовы и во всеоружии, и схватили они Йешу. И увидели его ученики, что те схватили его, и не смогли воевать с ними, и обратились в бегство, и возвысили голоса, и слезно плакали. И одолели мужи иерусалимские, и восторжествовали над блудородным сыном скверны и его братией, и многих из них убили, а оставшиеся убежали в горы. И взяли старейшины иерусалимские Йешу, и привели его в город. И привязали его в городе к столпу мраморному, и бичевали его39 . И говорили ему: Где все чудеса, которые ты творил? И взяли тернии, и сделали из них венец, и возложили ему на голову. И возжаждал блудородный, и сказал им: Дайте мне хоть немного воды. И дали ему крепкий уксус. И когда попил, то возопил громким голосом, говоря: Обо мне пророчествовал мой прадед Давид: “И дали мне в пищу желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом” (Пс 69:22)40 . И сказали ему: Ежели ты Бог, то почему не знал, что это уксус, прежде чем выпил? И сказали ему: Ты ныне уже одной ногой в могиле, почему не покаешься? И возвысил Йешу голос свой, и плакал, и сказал: “Боже, Боже мой, для чего Ты оставил меня?” (там же 22:2). Сказали ему: Ежели ты сын Божий, то почему не спас сам себя от рук наших? И сказал Йешу: Кровь моя да будет искуплением для тех, кто приходит в мир, ибо так пророчествовал Исайя: “И ранами его исцелились мы” (Ис 53:5)41 . И взяли Йешу, и привели его пред лицо великого и малого Синедрионов, и судили его, и осудили на побиение камнями и повешение.

А день тот был кануном Пасхи и пятницей. И вывели его к месту казни, и побили его камнями, и умер. И велели мудрецы повесить его на дереве. И дерево не приняло его, но сокрушилось под ним. И увидели ученики его, и заплакали, и сказали: Зрите праведность господа нашего Йешу, что дерево не принимает его. И не знали они, что заклял он все деревья в то время, когда владел Божьим именем, ибо ведал он наказание свое, что осудят его на повешение, как написано: “Если будет на ком грех, суд смертный, и да умрет, и повесь его на дереве” (Втор 21:22). И увидел Иуда, что дерево не принимает его, и сказал мудрецам: Ведайте сердце этого блудородного, ибо заклял он все деревья, чтобы не могли удержать его. В моем саду есть огромный качан капусты, пойду и принесу его, быть может, выдержит его. И сказали мудрецы: Ступай, сделай то, что сказал. И побежал Иуда, и принес кочан, и повесили Йешу на нем42 .

И было под вечер, и сказали мудрецы: Не следует упразднять ни одной буквы закона в деле этого блудородного, хотя он и вводил людей в грех, сотворим с ним по правосудию закона43 . И погребли блудородного там, где был он побит камнями. И было в эту же полночь, и пришли ученики его, и уселись на его могиле, и весьма сильно плакали, и скорбели о нем. И увидел это Иуда, и забрал тело, и похоронил его в своем саду, в том месте, где текла вода, ибо он отвел воду в другое русло, а похоронив его, направил воду по прежнему пути. И было на другой день, пришли они, и уселись, и плакали. И сказал он им: Почему вы плачете? Поищите и поглядите, погребен ли здесь кто-нибудь? И искали они, и не нашли его в могиле. И возопила вся нечестивая братия: Его нет в могиле, он вознесся на небеса, как сам о себе пророчествовал, говоря: “Ибо Ты возьмешь меня навеки” (Пс 28:16)44.

Дошли эти слова до царицы и послала она за мудрецами еврейскими. Пришли они к царице, и сказала она им: Что вы сделали с человеком, про которого говорили, что он колдун и вводит людей в грех? Сказали они ей: Погребли его согласно закону. Сказала она им: Принесите его ко мне. И пошли они, и искали его в могиле, и не нашли. И явились они к царице, и сказали: Не знаем, кто забрал его из могилы. И отвечала им царица, и сказала: Он сын Божий, и вознесся к Отцу своему небесному, ибо сам о себе пророчествовал: “Ибо Ты возьмешь меня навеки”. И ответили они ей: Не думай и не говори так, ибо колдун он, и мудрецы засвидетельствовали, что он блудородный, зачатый в скверне. И ответила царица: Не стану ни о чем говорить с вами, но если вы принесете его, то будете оправданы, а нет – не оставлю никого из вас в живых. И отвечали они все, и сказали: Дай нам время, чтобы увидели мы, как обернется дело, и быть может отыщем его. А если нет, то поступай с нами, как знаешь. И дала она им три дня сроку45.

В сердечной муке покинули мудрецы и благочестивые мужи царицу, и скорбели, ибо не ведали, что делать. И провозгласили пост. И было, когда срок уже истекал, а его все еще не нашли, многие выходили из Иерусалима, убегая от царицы. Ушел и некий старец по имени рабби Танхума. И бродил он в великой скорби по полям, и вдруг увидел Иуду, который сидел в своем саду и вкушал пищу. И сказал ему рабби Танхума: Что это, Иуда? Почему ты ешь и пьешь, когда все евреи изнуряют свои души и пребывают в горе? И испугался Иуда, и сказал: Что случилось, господин мой, из-за чего они постятся? И сказал ему рабби Танхума: Из-за блудородного, который был повешен и погребен на месте казни, и пропал. И неведомо, кто взял его из могилы, а его нечестивая братия говорит, что вознесся он на небо. И царица собирается убить всех врагов Израиля46 , если не найдется он. И отвечал Иуда и сказал: А если найдется блудородный сын скверны, приведет ли это к спасению Израиля? И сказал ему рабби Танхума: Воистину, если найдем его, будет спасение Израилю. И сказал он [Иуда]: Пойдем, я покажу тебе человека, которого ты ищешь. Ибо я похитил блудородного из могилы, страшась, что его похитит из могилы нечестивая его братия. И я закопал его в моем саду, и провел над ним оросительную канаву. И поспешил Танхума, и пошел и возвестил об этом мудрецам Израиля, и явились они все как один человек, и привязали его к лошадиному хвосту, и поволокли его, и бросили его пред царицей, и сказали: Вот тот человек, о котором ты говорила, что он вознесся на небо. И поглядела царица, и была пристыжена, ибо не знала, что отвечать. А когда несли его, то тянули за волосы, и вырвали волосы на голове. Поэтому попы бреют себе волосы на макушке, в память об этом случае с Йешу47.

И было после этого, и возрастала распря между христианами и иудеями, ибо каждый раз, когда видел христианин иудея, то убивал его. И напасть усиливалась день ото дня почти тридцать лет. И собирались христиане тысячами и тьмами, и препятствовали иудеям совершать хождения в Иерусалим на празднества, и было это для Израиля такой же великой напастью, как тот день, когда был создан телец. И не знали они, что делать, но вера их с каждым днем укреплялась. И вышли двенадцать нечестивцев, сынов беззакония, и расхаживали они по двенадцати царствам, и произносили посреди сборищ ложные пророчества, и склоняли евреев к неправде, а были они люди именитые, и чрез них вера в Йешу укреплялась, ибо они говорили, что они апостолы повешенного, и стекалось к ним много народу из сынов Израиля. И увидели мудрецы эти злодеяния, и было это для них отвратительно, ибо мерзость творилась в Израиле. И говорили они один другому: Горе нам! Ибо за грехи наши случилось во дни наши в Израиле такое зло, о котором не слыхивали ни мы, ни отцы наши. И печалились они весьма, и пребывали в плаче, и возводили глаза горе, и говорили: О, Господь Бог всевышний! Подай нам совет, что делать, ибо не ведаем мы, что делать. На Тебя надежда наша, ибо льется невинная кровь среди людей твоих Израиля из-за блудородного сына скверны. Доколе это будет служить ловушкой для нас48, ибо усиливаются над нами христиане, умервщляют нас без числа, а нас становится все меньше, и творится это по вине тех, кто ставит ловушки народу Твоему Израилю. А Ты, ради имени Твоего, подай нам совет, что делать, дабы отделиться нам от беззаконного сообщества христиан. И лишь закончили они эти речи, восстал один старец из старейшин по имени Симеон (Шимон) Кифа49 , а его посетило озарение свыше, и сказал им: Выслушайте меня, братья мои и народ мой! Если вам угодны будут мои слова, отделю я этих нечестивцев от общины сынов Израиля, и не будет у них доли и наследия среди евреев. Однако, если грех вы возьмете на себя. И отвечали они все и сказали: Берем на себя грех, лишь соверши то, что сказал. И пошел Симеон Кифа в глубины Храма, и записал великое имя, и разрезал плоть свою, и вложил письмена в рану, и вышел из святилища, и вынес письмена, и выучил имя, и направился в наиглавнейший город христиан, и возопил там громким голосом, провозглашая: Всякий, кто верует в Йешу, да придет ко мне, ибо я апостол его! И пришло их столько, сколько песка на берегу морском. И сказали они ему: Дай нам знамение, что ты апостол его. И сказал он им: Какого знамения ищите от меня? Ответили они: Сотвори и ты те знамения, которые творил Йешу при жизни своей. Сказал он: Приведите ко мне прокаженного. И привели к нему. И возложил он на него руки, и исцелился тот. И сказал он им: А еще принесите ко мне мертвеца. И принесли к нему. И возложил он на него руку, и тот воскрес, и встал на ноги. И увидели это нечестивцы, и поверглись пред ним на землю, и сказали ему: Воистину, ты апостол Йешу, ибо он так же творил для нас при жизни своей. И сказал им Симеон Кифа: Я апостол Йешу, и он заповедал мне прийти к вам. Клянитесь мне исполнить все то, что я заповедую вам. И отвечали все они и сказали: Все, что ты заповедаешь нам, исполним. И сказал им Симеон Кифа: Ведайте, что повешенный ненавидел евреев и закон их, как пророчествовал Исайя: “Новомесячия ваши и празднества ваши ненавидит душа Моя” (Ис 1:14). И еще да будет известно вам, что отказал он Израилю в благоволении, как пророчествовал об этом Осия: “Ибо вы не Мой народ” (Ос 1:9). И хотя он способен в одно мгновение всех их сгубить со свету, он все-таки не хочет их уничтожать, а хочет их оставить, дабы из поколения в поколение сохранялась память о его казни и повешении, и о великих муках его, которые он претерпел, чтобы избавить вас от Геенны50. И ныне он предостерегает вас и дает вам заповедь, чтобы вы не делали более зла ни одному иудею. И если скажет иудей христианину: иди со мною поприще, пусть идет с ним два. И если ударит его иудей по левой щеке, пусть подставит ему и правую51, дабы они получили награду свою в этом мире, а в грядущем мире были судимы в Геенне. И коли сделаете так, воссядете с ним в его обители. И вот он заповедует вам: Не празднуйте праздник опресноков52 , а празднуйте день успения его. И вместо праздника Пятидесятницы53 празднуйте сорок дней с того дня, в который он был побит камнями, а потом вознесся на небо. И вместо праздника Кущей54 празднуйте день рождества его, а на восьмой день после рождества празднуйте обрезание его. И отвечали все они и сказали: Все, что ты говорил нам, сделаем, лишь оставайся с нами. И сказал он им: Я поживу средь вас, если сделаете для меня то, что он заповедовал мне: чтобы я ничего не вкушал, кроме убогого хлеба и скудной воды. А вы должны построить мне башню посреди города, и буду находиться там до дня смерти моей. И сказали они: Как ты сказал, так и сделаем. И построили для него башню, и отдали ему эту башню, чтобы жил там, и до дня смерти выдавали ему его ежедневную пищу, хлеб и воду. И сидел он в ней, и служил Богу отцов наших Авраама, Исаака и Иакова, и создал великое множество песнопений, и разослал их во все концы Израиля, чтобы сохранялась память о нем из поколения в поколение. И все песнопения послал он учителям своим. И пробыл Симеон в башне шесть лет, и умер. И заповедал похоронить себя в этой башне. Так и сделали. А после этого построили над ним безобразное сооружение, а та башня до сих пор еще в Риме. И еще называют его “Петр”, и это имя камня, ибо сидел он на том камне до дня своей смерти55 . А после смерти рабби Симеона Кифы восстал некий муж по имени Илия, и был он мудрец, и действовал по произволу сердца своего. И пришел он в Рим, и сказал им: Ведайте, что Симеон Кифа обманул вас, ибо Йешу заповедал мне, говоря: Поди, скажи им, что не следует думать, будто я пренебрегаю законом. Но всякий, кто хочет быть обрезанным, пусть обрезывается, а всякий, кто не хочет быть обрезанным, пусть окунется в зловонную воду, а если не окунется, будут его подстерегать опасности в мире. И заповедал, чтобы праздновали не седьмой день, а первый день, когда были сотворены небеса и земля56 . И выдумал для них очень много недобрых уставов. И сказали они ему: Дай нам истинное знамение, что Йешу послал тебя. И сказал он им: Какое знамение вы ищите? Не успел он вымолвить слово, как отвалился большой камень от капища и размозжил ему голову. Да сгинут так все враги Твои, Господи! А любящие тебя – как восходящее солнце во всей силе своей! (ср. Суд 5:31).

1. Выпишите основные события, которые обсуждаются в этой книге.
2.Чем они похожи на события, изложенные в христианских Евангелиях, и чем от них отличаются?
3. Каким предстает в этой истории образ Иисуса?
4. Сформулируйте подход к толкованию используемых источников, принятый в данной книге.

Сюжетная линия “Сефер толдот Йешу”

“Сефер толдот Йешу” короче христианских Евангелий, но в ней также рассказывается последовательная биография Иисуса от его рождения до смерти, к которой добавлена история ранней христианской церкви и история ее отделения от иудаизма – темы, включенные в христианском Новом Завете в книгу “Деяния Апостолов”. Основные темы “Сефер толдот Йешу” таковы: странное рождение Иисуса; его юность; чудеса, которые он сотворил; его попытка предстать Мессией; Иисус перед царицей Еленой; спор между Иисусом и Иудой; крещение в Иордане; суд над Иисусом; смерть Иисуса; события после обнаружения пустой могилы; миссия 12 учеников; Шимон Кифа, зарождение христианской церкви и ее отделение от иудаизма.

Все эти темы содержатся в примерно в том же порядке и в Новом Завете. Но в “Сефер толдот Йешу” совершенно отсутствуют некоторые моменты, главным образом, учение, которое Иисус проповедовал своим ученикам – призыв к покаянию, его подчеркнутое внимание к отношениям между людьми, другими словами, моральное учение Нового Завета. Помимо этого, в еврейской биографии опущены многие чудеса, совершенные Иисусом. Акценты в этой книге также расставлены совсем иначе, чем в Новом Завете, и внимание, уделяемое в двух различных биографиям тем или иным моментам, неодинаково.

С точки зрения места и времени еврейская история следует за христианским Евангелием. Дело происходит, конечно же, в Стране Израиля. Иисус родился в Вифлееме, объявлен Мессией в Иерусалиме, крестился в Иордане, совершал чудеса в Галилее и казнен в Иерусалиме. Сохранена и мессианская география, и ее значение для толкования событий. Что же касается времени, это сочинение переносит описываемые события в дни царя Янная, т. е. Александра Янная из династии Хасмонеев, царствовавшего в 103–76 гг. до н. э. Виднейшим духовным лидером того времени был Шимон бен Шетах, один из вождей фарисеев, которому также отведена значительная роль в рассказе. Таким образом, наша история переносит евангельские события примерно на сто лет раньше. С другой стороны, в самом сочинении упомянута дата 3671 г. от сотворении мира, то есть 11 г. до н. э., что соответствует христианскому рассказу. Что же касается царицы Елены, упомянутой в рассказе, то она жила в первой половине IV в., как мы увидим ниже, следовательно, временные рамки еврейской биографии весьма размыты. Обращаясь к календарным датам, мы видим, что в “Сефер толдот Йешу” рассказывается о том, что Иисус умер в Песах, и поэтому христиане празднуют день его смерти вместо праздника Песах. Они празднуют день его вознесения на небо вместо праздника Шавуот, а день его рождения и обрезания вместо праздника Суккот. Таким образом, этот рассказ ставит христианский календарь в соответствие с еврейским и использует еврейские праздники для объяснения существования христианских праздников. Христианский календарь – это не что иное, как искаженная копия еврейского.

Мирьям отказывается выходить замуж. Фрагмент витража, Вена, 1350-1360 гг.

Иллюстрация 30

Мирьям отказывается выходить замуж. Фрагмент витража, Вена, 1350-1360 гг. MAK-Osterreichisches Museum fur Angewandte Kunst, Inv. Nr. F 540

Некоторые герои еврейского рассказа идентичны героям христианской биографии: Иисус (Йешу), его мать Мария (Мирьям), его отец Иосиф; ученик Иуда, предавший его; апостол Петр (Шимон Кифа). В еврейской истории присутствуют и герои, которых нет в рассказе Нового Завета: Йоханан, жених Мирьям; его учитель Шимон бен Шетах; царица Елена. С другой стороны, многие персонажи христианских Евангелий вообще не упоминаются в еврейской истории, среди них Иоанн Креститель,57 другие апостолы, римский прокуратор Понтий Пилат и многие другие. Как с точки зрения сюжета, так и с точки зрения персонажей еврейская биография гораздо более сжата, более конспективна, и хотя она, вне всякого сомнения, опирается на Евангелия и на Деяния апостолов из Нового Завета, она отбирает из этих источников темы, которые важны для ее целей, и героев, которые служат ее задачам.

Но еврейская биография не только сокращает изложение. Иногда она нарочито пространно излагает такие темы, которые в христианском Новом Завете представляются маловажными. Прежде чем приступить к анализу содержания текста, можно сказать, что в процессе отбора и размещения материала, проделанного автором еврейской истории, в том, как он исключает определенные моменты и подчеркивает другие, содержится свидетельство о целях этого сочинения и о круге его читателей.

Странное рождение Иисуса

В Евангелии от Марка, которое, по мнению исследователей, является древнейшим из Евангелий, рассказ о рождении Иисуса не упоминается вообще. Эта биография открывается описанием того, как Иоанн Креститель проповедовал покаяние и омовение в реке Иордан. В Евангелие от Иоанна также не включен рассказ о рождении Иисуса. Лишь Матфей и Лука уделяют место рассказу о рождении, и это, возможно, свидетельствует, о том, что в глазах некоторой части основателей ранней христианской церкви рождение Иисуса не было столь центральной темой, как в последующие поколения. В Евангелии от Матфея так рассказано о рождении Иисуса:

Исцеление прокаженного. Рисунок тушью из Реймса

Иллюстрация 31

Исцеление прокаженного. Рисунок тушью из Реймса или из Hautvillers, вторая треть IX в. Dusseldorf, Universitats und Landesbibliothek, Cod. B. 113, fol. 5r

Рождество Иисуса Христа было так: по обручении матери его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что она имеет во чреве от Духа Святого. Иосиф же, муж ее, будучи праведен и не желая огласить ее, хотел тайно отпустить ее. Но когда он помыслил это, – се, ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою; ибо родившийся в ней есть от Духа Святого; Родит же сына, и наречешь ему имя Иисус; ибо он спасет людей своих от грехов их. А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: “Се, дева во чреве примет и родит сына, и нарекут имя ему Еммануил, что значит: с нами Бог”. Встав ото сна, Иосиф поступил, как повелел ему ангел Господень, и принял жену свою, и не знал ее, как наконец она родила сына своего первенца, и он нарек ему имя: Иисус.

(Мф 1:18-25)

А таков рассказ Луки:

В шестой же месяц послан был ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова; имя же деве: Мария. Ангел, вошед к ней, сказал: радуйся, благодатная! Господь с тобою; благословенна ты между женами. Она же, увидевши его, смутилась от слов его и размышляла, что это было за приветствие. И сказал ей ангел: не бойся, Мария, ибо ты обрела благодать у Бога; И вот, зачнешь во чреве, и родишь сына, и наречешь ему имя: Иисус; Он будет велик и наречется сыном Всевышнего; и даст ему Господь Бог престол Давида, отца его; И будет царствовать над домом Иакова вовеки, и царству его не будет конца. Мария же сказала ангелу: Как будет это, когда я мужа не знаю? Ангел сказал ей в ответ: Дух Святой найдет на тебя, и сила Всевышнего осенит тебя; посему и рождаемое святое наречется сыном Божиим.

(Лк 1:26-35)

Легко видеть, что различие между христианским и еврейским рассказами не только в содержании, но и по форме. Вместо двух коротких евангельских версий “Сефер толдот Йешу” приводит одну длинную и запутанную версию, что доказывает, какое значение евреи придавали этой части христологической истории. Еврейская версия противостоит христианской традиции как в том, что Мария родила Иисуса, будучи девственницей, не познавшей мужа, так и в том, что она забеременела от Святого Духа. Как в христианском рассказе, так и в еврейской истории рождение Иисуса было необычным, и Мирьям не забеременела от своего мужа, как другие женщины, но объяснение этого в еврейской истории совершенно иное, нежели в христианской, и даже противоположно ему. Эта часть “Сефер толдот Йешу” – самая известная в этом сочинении. Она была известна христианам в Средние века более, нежели другие части книги, и более всего возбуждала их гнев. Легко представить себе, почему евреи уделили такое место рассказу о рождении. Этот рассказ, несмотря на отсутствие его в некоторых Евангелиях, быстро стал одной из основ христианской веры, центральным элементом христианского вероучения. С точки зрения евреев, было легко атаковать именно этот элемент истории, и было легко использовать его как основу для почти порнографической сатиры. Рассказ о рождении служит диссонантным вступительным аккордом, превращающим в насмешку всю христианскую веру. Теперь можно относиться с насмешкой и презрением и к тем существенным частям христианского вероучения, с которыми бороться труднее, таким, как моральное учение Иисуса или христианское учение о спасении. Эта возможность заложена уже в рассказе о рождении.

Основа для эпизода “Сефер толдот Йешу”, посвященного рождению Иисуса, имеется уже в некоторых высказываниях Талмуда, которые автор книги вплел в литературное повествование. Имя отца Иисуса в еврейской истории – Пандера, это имя также встречается в Талмуде и мидрашах, оно было известно также и христианам. Например, Ориген рассказывает, что Пандера был римским солдатом, у которого был роман с Марией, и так родился Иисус.58 По “Сефер толдот Йешу” Йосеф Пандера был человеком из колена Иуды; о принадлежности Иисуса к этому колену нет разногласия между еврейской историей и Евангелиями.59 Мария в “Сефер толдот Йешу” упоминается как “Мирьям, растящая (волосы) женщин”, и это прозвище также талмудического происхождения (трактат Хагига 4б-5а), означающее, что она, может быть, была женским парикмахером, а может быть, растила волосы и это было ее украшением. Мирьям представлена в этой истории невинной жертвой злодея Йосефа, совершенно не виноватой в том, что с ней случилось. И хотя она была жертвой Йосефа Пандеры, против ее воли овладевшего ею в то время, когда она была ритуально нечиста, это не меняет дела: Иисус – “блудородный, и сын скверны”. Это прозвище, которое евреи дали Иисусу появляется в достаточно ранних еврейских источниках,60 во всяком случае оно было известно христианам в Средние века и вызывало их гнев. Это прозвище и весь рассказ о рождении Иисуса выворачивают наизнанку христианскую доктрину о “непорочном зачатии”: Иисус родился от блуда, более того, его мать была “в скверне месячных”, когда он был зачат. Эта история также переворачивает все мессианское родословие, на которое претендует христианство. В конце концов помимо сатирической направленности, помимо намеренного “снижения”, обращенного к народному чувству юмора, у рассказа о рождении Иисуса есть важнейшая задача: он опровергает законность христианского Мессии, и, тем самым, всего христианства.

События, происшедшие с Иисусом

Так же, как его мать Мирьям, Иисус является трагическим героем. Он не виноват в том, что с ним произошло; как это всегда происходит с трагическими героями, судьба его определена еще прежде, чем он родился, он подчинен ей и не может вырваться из ее оков. Однако, в отличие от других трагических героев в мировой литературе, например, в греческих трагедиях, симпатии автора и симпатии читателей не на его стороне. Дело в том, что “Сефер толдот Йешу” – это не трагедия, а сатира. Правда, показаны успехи Иисуса в учении, да и весь рассказ не дает повода усомниться в них, зато его моральный облик привлекает внимание к его темному происхождению – он же и приводит его к гибели. Он дерзко ведет себя в присутствии мудрецов и проходит перед Синедрионом, не покрыв голову, в противоречие с принятым обычаем. В другой версии текста сказано, что он учил своих учителей, несмотря на запрет ученику преподавать Галаху в присутствии своего учителя.61 Эти поступки свидетельствуют об ущербности личности героя, проистекающей из его сомнительного происхождения. Через эти поступки открываются обществу это происхождение, до тех пор сохранявшееся в тайне. Именно поэтому Синедрион объявляет его незаконнорожденным и открывает всем его позор. В христианских Евангелиях Иисус выделяется прежде всего своими высокими моральными качествами, свидетельствующими о том, что он – “Сын Человеческий”, то есть сын Божий. В еврейском же тексте Иисус демонстрирует свои отрицательные моральные качества, указывающие на его низость и темное происхождение. Текст объясняет прозвище “Йешу” как позорную аббревиатуру, но одновременно оно является и усечением его истинного имени, – Йешуа. Иисус представлен как исключение из правила, маргинальный и внутренне противоречивый тип, страдающий и за грехи отцов, и за собственные. Когда его истинная сущность оказывается раскрытой, он вынужден покинуть Иерусалим и отправляется в Галилею. Так наш текст объясняет первые успехи Иисуса именно в Галилее, что соответствует всем Евангелиям. В Галилею он прибыл, будучи изгнан из Иерусалима.

“Сефер толдот Йешу” не подвергает сомнению ни ум и ученость Иисуса, ни то, что он совершал действия, выходящие за рамки естественного - оживлял мертвых и исцелял прокаженных. Но книга предлагает новое в объяснение этих действий: более того, совершение чудес превращается в колдовство, категорически запрещенное Торой. Новое объяснение заключается в том, что Иисус был в сущности колдун, использующий запрещенную магию, полученную с помощью хитрости. Этот довод снова и снова повторяется в еврейской полемике против христианства.62 Христос здесь становится антихристом, лжемессией, привлекающим верующих колдовством, соблазнами и угрозами.

Именно колдовство приносит славу Иисусу и привлекает к нему сторонников; с его помощью он может вернуться в Иерусалим и объявить там себя Мессией. Описание мессианского откровения в “Сефер толдот Йешу” является усеченным вариантом новозаветного рассказа:

И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию к горе Елеонской, тогда Иисус послал двух учеников, Сказав им: Пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с нею; отвязавши приведите ко мне; И если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлет их. Все же сие было, да сбудется реченное через пророка, который говорит: “Скажите дщери Сионовой: се, Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной”. Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: Привели ослицу и молодого осла и положили на них одежды свои, и он сел поверх их. Множество же народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге; Народ же, предшествующий и сопровождавший восклицал: осанна сыну Давидову! Благословен грядущий во имя Господне! Осанна в вышних! И когда вошел он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорили: кто сей? Народ же говорил: Сей есть Иисус, пророк из Назарета Галилейского.

(Мф 21:1-11)

Сравните описание в Евангелии с описанием в “Сефер толдот Йешу”. Отметьте черты сходства и различия. Остановитесь также на элементах стиля и деталях описания.

Спор перед Еленой

Успех христианства в римском мире был проблемой, стоявшей перед еврейской историографией и требующей решения. После периода гонений, не сумевших остановить распространение новой религии, в начале IV в. христианство было разрешено и в конце концов превратилось в официальную религию империи.63 Ключевой фигурой этого великого переворота был император Константин, который считается первым христианским императором. Важную роль играла также его мать, императрица Елена, которая от его имени поехала в Святую Землю, где на средства императора в Иерусалиме уже строились роскошные церкви. В христианской традиции Елена считается первой христианской паломницей. Ее посещение изменило статус Иерусалима и вообще Святой Земли и ее святых мест, превратив их в религиозный центр первостепенной значимости и место христианского паломничества. Константин предоставил императорскую поддержку христианской религии, Елена даровала такую же святым местам. Поэтому неудивительно, что исторический факт ее визита в Святую Землю вскоре стал мифом, легендой, цель которой – возрождение ключевой роли Иерусалима в христианском учении.

Монументальный крест, добавленный к античной статуи, придает ей новое значение, теперь это – cвятая Елена. Санта Кроче ин Джерусалемме

Иллюстрация 32

Монументальный крест, добавленный к античной статуи, придает ей новое значение, теперь это – cвятая Елена. Санта Кроче ин Джерусалемме (Santa Croce in Gerusalemme), Рим. Roma, Basilica Santa Croce in Gerusalemme

Спустя одно-два поколения после посещения Еленой Иерусалима появилась легенда, вероятно, в самом Иерусалиме, что она обнаружила истинный крест, на котором был распят Иисус.64 По этой легенде Елена решила найти крест. Для этого она собрала всех евреев, живших в Иерусалиме и его окрестностях, прочитала им христианскую проповедь и попросила, чтобы к ней прислали тысячу самых ученых людей. Когда они собрались, она попросила, чтобы снова были отобраны самые ученые из них, и тогда были отобраны пятьсот ученых евреев. Она снова стала им проповедовать и снова попросила, чтобы часть из них предстала пред ней. Один из них, Иуда, понял ее намерение и объяснил евреям, что Елена хочет найти крест, на котором был распят Иисус. Он предостерег их, чтобы они не открывали ей этого места, так как результатом такого открытия будет конец иудаизма. Но Елена пригрозила евреям смертью, и тогда ей выдали Иуду. Вначале Иуда сказал ей, что он не знает, где был крест, и она бросила его в сухой колодец, где он оставался семь дней. Ослабнув от голода и страха смерти, он согласился ей помочь. Он помолился Богу, и место истинного креста открылось ему. Посланцы Елены раскопали его и нашли три креста, один из них – Иисуса, а два других – двоих разбойников, распятых вместе с ним. По совету Иуды кресты были возложены по очереди на тело юноши, который только что умер, и когда был возложен третий крест, юноша восстал из мертвых. Иуда, видевший это чудо, принял христианство и стал впоследствии епископом Иерусалима. Над тем местом, где нашли крест, была построена роскошная Иерусалимская базилика, известная сегодня как Храм Гроба Господня.

В соответствии с этим рассказом, который был известен и популярен в Европе, Елена собрала всех евреев, чтобы с их помощью раскрыть тайны христианства. Без них христиане не могли бы раскрыть тайны своей религии и убедиться в их истинности. Христианство получает здесь двойную легитимацию: от Иуды, “известного еврея”, и от Елены, представляющей светскую власть, империю.

В “Сефер толдот Йешу” рассказывается, как евреи пришли к царице: “Это была царица Елена, жена упомянутого царя Янная, она царствовала после смерти мужа, ее называют также Ульяной, а сыном ее был царь Монобаз, убитый своим рабом Иродом”. Текст соединяет здесь воедино несколько фигур, не связанных между собой. Женой Янная, матерью Горканоса Второго (который в самом деле был убит по приказанию Ирода), была Шломцион, тогда как Елена, мать Монбаза, была царицей Адиабены, которая примерно в 30 г. приняла иудаизм. Приехав в Иерусалим, она оказывала продовольственную помощь городу во время голода 45 г. и там же была похоронена. Другая версия “Сефер толдот Йешу” также говорит о Елене, но не о матери Монобаза, а о “царице эллинской, жене Константина”.65 Елена была не женой, а матерью Константина, но нас интересует в данном случае не историческая точность, а образ Елены и роль, которую она играет в еврейской биографии Иисуса.

Как в легенде об обнаружении креста, так и в “Сефер толдот Йешу” Елена (неважно, какая именно) представляет светскую власть, источник авторитета власти. Иисус и его еврейские противники предстают перед ней и ведут нечто вроде религиозного спора, в котором она выполняет роль судьи. Как и в легенде об обнаружении креста, истина выявляется посредством воскрешения мертвого, и, как в христианской легенде, последнее слово остается за христианами. Так еврейская коллективная память реагирует на союз, который был заключен в эпоху Константина и Елены между христианством и светской властью – союз, означавший претеснения иудаизма. Образ Елены в тексте положительный, несмотря на то, что она выбрала христианство. Ее позиция объясняется ослепившим ее колдовством Иисуса. Как Мирьям является невинной жертвой злодея Йосефа Пандеры, так и Елена – жертва колдовства Иисуса. Евреи не предъявляют претензий ни к Риму, ни к светской власти, сменившей римскую, – все их претензии лишь к христианской религии с ее обманом.

Роль Елены в еврейской биографии Иисуса на этом не оканчивается. После смерти Иисуса она требует его тело от евреев, а увидев пустую могилу, заявляет, что верит в его воскресение и вознесение на небо. Когда тело обнаруживается, царица в замешательстве, что возвела напраслину на евреев, однако не оставляет своей веры. Так еврейский рассказ использует христианский миф, чтобы развенчать его и утешить своих еврейских читателей. Здесь мы снова видим еврейскую версию, противопоставляемую христианской легенде. В обеих историях от евреев требуется отыскать решающее доказательство христианской истины. В истории о кресте Елена требует от них открыть местонахождение креста. В “Сефер толдот Йешу” она требует от них отыскать тело Иисуса. В обоих случаях они выполняют ее просьбу, доказав тем самым свою осведомленность и авторитет. Однако еврейский рассказ снова выворачивает смысл христианской легенды наизнанку – если обнаружение креста доказывает истинность христианства, то обнаружение тела доказывает его ложность. Интересно отметить, что в одном из вариантов “Сефер толдот Йешу”, сохранившемся в рукописи XVIII в. в Венской библиотеке, содержится еврейская версия легенды об обнаружении креста.66 В этой рукописи еврейская история также противостоит известной христианской легенде и приводит противоположную версию, переворачивающую весь ее смысл. Важно обратить внимание, что длинный рассказ о деревьях, которые отказывались принимать Иисуса, пока в конце концов он не был распят на кочане капусты, направлен на то, чтобы отвергнуть центральный символ христианства, крест, и опровергнуть его святость.

Иуда – положительный герой

Как это принято в “контристории”, все в “Сефер толдот Йешу” перевернуто, хорошее становится плохим, а плохое – хорошим. Иисус становится отрицательным героем, “злодеем” этой истории, Иуда, наоборот, положительным. Новый Завет выворачивается наизнанку. Об Иуде в Евангелии говорится:

Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам и сказал: что вы дадите мне, и я предам вам его? Они предложили ему тридцать сребреников; и с того времени он искал удобного случая предать его.

(Мф 26:14-16)

И, когда еще говорил Он, вот Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных. Предающий же его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его. И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его. Иисус же сказал ему: Друг, для чего ты пришел? Тогда подошли, и возложили руки на Иисуса, и взяли его.

(Мф 26:47-50)

Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: чть нам до того? смотри сам. И бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился.

(Мф 27:3-5)

По Евангелию от Луки (как и от Иоанна) предательство Иисуса было делом рук Сатаны:

Вошел же Сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа двенадцати, И он пошел и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им. Они обрадовались и согласились дать ему денег; И он обещал и искал удобный случай, чтобы предать Его им не при народе.

(Лк 22:3-6; сравните: Ин 13:2)

В Новом Завете образ Иуды – это образ жалкого предателя. Он предает Иисуса из-за корысти или из-за козней Сатаны, – в любом случае, из слабости. По Матфею, Иуда раскаялся в том, что он сделал, вернул деньги и повесился. В “Сефер толдот Йешу” Иуда также сокрушает Иисуса намеренно, но это мужественный поступок, а не слабость. Намерение его в том, чтобы спасти евреев от Иисуса. Как в Новом Завете, так и здесь ему хитростью удается добиться падения Иисуса. В обеих биографиях это кульминация рассказа: в одной – трагическая кульминация, в другой – хороший конец.

Ученик, предавший Иисуса, зовется в Евангелии Иудой. Это имя типизирующее: Иуда – это типичный иудей. Он представляет всех евреев вообще, их предательский и пугливый характер. В “Сефер толдот Йешу” символическое значение имени Иуды сохраняется, но поскольку все смыслы в этой истории перевернуты, обращенным предстает и значение имени Иуды. В “Сефер толдот Йешу” Иуда – это еврей, спасающий еврейство, главный положительный герой книги.

В рассказе об обнаружении креста еврейский персонаж, находящий крест, также носит имя Иуда и также представляет здесь все еврейство в целом. После того как крест обнаружен и с его помощью совершаются чудеса, Иуда и сам убеждается в истине, проявленной через его посредство; он крестится, отвергает свое имя и принимает греческое имя “Кирьякос”, что значит “Господень”. Таким образом, значение имени Иуда в “Сефер толдот Йешу” противостоит всем значениям имени Иуда в христианском мире во всех легендах, связанных с ним. Если Иуда в христианской легенде находит крест, то Иуда в еврейской легенде обнаруживает тело Иисуса. Однако в отличие от христианской легенды он не уничтожает этим иудаизм, а спасает.

1. Сравните описание страстей Христовых в Евангелиях (Мф 27; Мк 15; Лк 23; Ин 19) с описанием страданий и смерти Иисуса в “Сефер толдот Йешу”. Чему противостоит еврейский рассказ и какие цели он ставит?

2. Сравните описание погребения и воскресения Иисуса в Евангелиях (Мф 27:57-66; 28:1-20; Мк 15:42; 16:1-20; Лк 23:50-56; 24:1-53; Ин 19: 38-42; 20:1-18) с соответствующим описанием в “Сефер толдот Йешу”. Как еврейская история противостоит рассказу о пустой могиле и христианской вере в воскресение Иисуса?

Церковь отделяется от синагоги

Согласно “Сефер толдот Йешу” основную проблему еврейства после смерти Иисуса представляют собой не распространение христианства и связанные с этим гонения на евреев, а необходимость отчетливого отделения христиан от евреев, чтобы у христиан не было части и удела в Израиле. Смешение евреев и христиан, спор о том, кто является “истинным Израилем” – вот настоящая опасность, стоящая перед еврейством. Положительным героем этого поколения является не кто иной, как Шимон Кифа, Петр Нового Завета. Он притворяется посланником Иисуса (после того как мудрецы обещают принять на себя его грех), приезжает в “наиглавнейший город христиан”, то есть Рим, совершает чудеса (с помощью колдовства, как и Иисус), и когда он этим убеждает христиан в своем могуществе и величии Иисуса, от имени которого он говорит, то заповедует им две вещи: перестать соблюдать еврейские праздники (и тем самым отделиться от иудаизма) и не наносить ущерба евреям. Так “Сефер толдот Йешу” объясняет существование евреев среди других народов. Ведь если Иисус был таким великим злодеем и ненавидел иудаизм, а его ученики были такими же злодеями, как и он, почему же они не истребили евреев, когда в их руках была сила? Коллективная еврейская память здесь пытается решить ключевую проблему отношений между евреями и христианами, вопрос об относительной терпимости христианской церкви к евреям, живущим в христианском мире. Христианство представляется абсолютным злом, рождение его – в грехе, а продолжение в ужасном колдовстве и предательстве – так как же можно объяснить его милосердие к евреям?

Предательство Иисуса и самоубийство Иуды. Иллюстрация из Псалтыря, глава 7

Иллюстрация 33

Предательство Иисуса и самоубийство Иуды. Иллюстрация из Псалтыря, глава 7 (St. Germain des Pres), 820-830 гг. Stuttgart Wurttembergische Landesbibliothek , Cod. Bibl. 2o, 23, fol. 8r

Спасителем евреев является Шимон Кифа – апостол Петр, проповедовавший евреям, основатель папства. Здесь он представлен евреем, притворившимся учеником Иисуса, чтобы спасти евреев. Из-за него все папы проявляют милосердие к евреям. Вот как он объясняет необходимость такого подхода:

Ведайте, что повешенный ненавидел евреев и закон их, как пророчествовал Исаия: “Новомесячия ваши и празднества ваши ненавидит душа Моя” (Ис 1:14). И еще да будет известно вам, что отказал он Израилю в благоволении, как пророчествовал об этом Осия: “Ибо вы не Мой народ” (Ос 1:9). И хотя он способен в одно мгновение всех их сгубить со свету, он все-таки не хочет их уничтожать, а хочет их оставить, дабы из поколения в поколение сохранялась память о его казни и повешении, и о великих муках его, которые он претерпел, чтобы избавить вас от Геенны. И ныне он предостерегает вас и дает вам заповедь, чтобы вы не делали более зла ни одному иудею [...]

(“Сефер толдот Йешу”)

Петр. Статуя на притолоке двери

Иллюстрация 34

Петр. Статуя на притолоке двери. (Moissac) Cluniac Abbey Church of Saint-Pierre, Moissac

Поэтому продолжение существования евреев в христианском мире обеспечивается не христианским милосердием и не ролью, которую евреи поневоле играют в истории, имеющей целью спасение человечества, а хитрость евреев, которую они предприняли, чтобы спасти себя и будущие поколения от христиан. Во всяком случае стоит сравнить эти слова со знаменитыми словами Августина, которые определили отношение церкви к евреям на последующие века:

Евреи, которые убили его [Христа] и отказались поверить в него, ибо пришлось ему умереть и восстать из мертвых, пережили страшное разрушение от римлян, и их царство было уничтожено [...] они рассеялись по всем концам земли, и нет места, где бы их не было, и посредством своих книг они свидетельствуют в нашу пользу, что мы не придумали пророчеств о Христе.67

1. Как Августин объясняет христианскую терпимость по отношению к евреям?
2. Как “Сефер толдот Йешу” относится к этой терпимости и как она ее объясняет?

Текст и его читатели

Мы рассмотрели лишь некоторые основные аспекты “Сефер толдот Йешу”, разумеется, не охватив всех. Эта книга заслуживает тщательного изучения, многие темы требуют подробного анализа, но рамки данного курса ограничены. Для нас было важно рассмотреть, во-первых, роль этого сочинения в системе отношений между религиями, а во-вторых, литературную обработку “проти­во­положного образа”, стремящегося вывернуть все наизнанку и дать альтернативное объяснение истории того, как победило христианство.

Сочинение“Сефер толдот Йешу” предназначено, разумеется, для еврейского читателя. Это была “внутренняя” книга, использующая язык, образы и юмор, которых посторонний не поймет. Книги, принадлежащие к жанру полемической литературы, хотя и пишутся, как правило, для своей аудитории, иногда написаны так, как будто они обращены к противнику: христианская полемическая литература иногда обращается к еврейскому собеседнику, а еврейская полемическая литература – к христианскому. Эта литература создается, чтобы дать читателю оружие против религии-соперницы, или укрепить его позиции в борьбе с ней – либо в действительном споре, либо в такие времена, когда само существование соперника и его доводы угрожают ему и его безопасности. Она часто пишется так, чтобы можно было зачитать сопернику ее аргументы в том виде, который они имеют в тексте, или после легкой цензуры. Это произведение было бы запрещено любым христианским цензором, и никакому еврею не пришло бы в голову приносить эту книгу христианскому цензору, подвергая себя опасности. Но если полемические сочинения были предназначены прежде всего для того, чтобы укрепить свою веру в противостоянии соперничающей религии, тогда “Сефер толдот Йешу” является ярким примером полемической литературы.

Однако помимо этого принципиального определения можно обнаружить многие общие черты между “Сефер толдот Йешу” и средневековыми полемическими сочинениями как в тематике, так и по части аргументов, используемых христианами.

Составьте список библейских стихов, которые процитированы в “Сефер толдот Йешу” и отметьте те стихи, которые знакомы вам по изучению полемической литературы (в основном по части 5). Рассмотрите, как используется каждый стих, а именно, какой аргумент евреев он иллюстрирует или какой христианский аргумент опровергает.

Несмотря на то что “Сефер толдот Йешу” имеет форму рассказа, а не религиозного спора, герои этого произведения цитируют многие библейские стихи, толкование которых было предметом дискуссии между двумя религиями с первых дней существования христианства. Иисус и его ученики относят эти библейские стихи к себе, а евреи, наоборот, с помощью этих стихов опровергают их доводы. Вот, например, отрывок, описывающий события, предшествующие казни Иисуса:

И возвысил Йешу голос свой, и плакал, и сказал: “Боже, Боже мой, для чего Ты оставил меня?” (Пс 22:2). Сказали ему: Ежели ты сын Божий, то почему не спас сам себя от рук наших? И сказал Йешу: Кровь моя да будет искуплением для тех, кто приходит в мир, ибо так пророчествовал Исайя: “И ранами его исцелились мы” (Ис 53:5).
(“Сефер толдот Йешу”)

В этом небольшом отрывке присутствуют два стиха, обычно используемые в религиозной полемике – один из Псалмов, другой из пророка Исайи, которые относятся к центральному положению христианской веры, – утверждению, что Иисус был Богом и человеком одновременно. Евреи возражают на это, что если бы Иисус был Богом, он бы спас самого себя, и что его восклицание на кресте “Боже мой, Боже мой, для чего Ты оставил меня?” свидетельствует о бессилии и о том, что он – обычный человек. Христиане отвечают на это, что он умер намеренно, чтобы искупить грехи людей, и в доказательство приводят стих из Исайи (Ис 53), в котором говорится о рабе Господнем и который христиане толкуют в отношении Иисуса. Эти слова приводятся вкратце, в форме беглого диалога, но на деле они охватывают серьезный и глубокий спор об основах веры, о природе Бога и о христианском учении о спасении.68

Прочтите главу об основных христианских догматах (часть 1, с. 131–157) и опишите, как “Сефер толдот Йешу” пытается противостоять каждому из них.

Несмотря на полемическую направленность “Сефер толдот Йешу”, эта книга резко отличается от сочинений, входящих в корпус еврейской полемической литературы против христианства. Это прежде всего жанровое отличие, которое влечет за собой и отличия в содержании. Например, сравним, каким образом в разных сочинениях объясняется стих “се, дева во чреве приимет, и родит сына, и нарекут имя ему Иммануил” (Ис 7:14). В “Сефер толдот Йешу” рассказывается:

“И ушел он [Йешу] в Вифлеем иудейский, на родину свою, и стал там вопить громким голосом: Где те нечестивцы, что говорят обо мне, будто я блудородный и отрешенный! Сами они блудородные и отрешенные! Та, которая родила меня, мать моя, была девственницей, в нее я через темя вошел, и я сын Божий! И обо мне пророчествовал пророк Исайя: “Се, дева во чреве примет и т.д. (Ис 7:14).

А вот как излагается аргумент христиан в книге “Сефер а-брит”:

Сказал отступник: Все слова верны; но я спрашиваю об одном стихе в Исайе, который ты не сможешь отрицать, что это пророчество об Иисусе и Марии. И так говорится: “се, дева во чреве приимет, и родит сына, и нарекут имя ему Имануэль”. А вовеки девственница не рождала, кроме Марии, и Иисус – сын Божий. Поэтому наречено ему имя Иману Эль* *Иману Эль – “с нами Бог” (ивр.). – Прим. ред..69

В “Сефер толдот Йешу” так рассказано о распятии Иисуса:

А день тот был кануном Пасхи и пятницей. И вывели его к месту казни, и побили его камнями, и умер. И велели мудрецы повесить его на дереве. И дерево не приняло его, но сокрушилось под ним. И увидели ученики его, и заплакали, и сказали: Зрите праведность господа нашего Йешу, что дерево не принимает его. И не знали они, что заклял он все деревья в то время, когда владел Божьим именем, ибо ведал он наказание свое, что осудят его на повешение, как написано: “Если будет на ком грех, суд смертный, и да умрет, и повесь его на дереве” (Втор 21:22). И увидел Иуда, что дерево не принимает его, и сказал мудрецам: Ведайте сердце этого блудородного, ибо заклял он все деревья, чтобы не могли удержать его. В моем саду есть огромный качан капусты, пойду и принесу его, быть может, выдержит его. И сказали мудрецы: Ступай, сделай то, что сказал. И побежал Иуда, и принес кочан, и повесили Йешу на нем.

В книге же “Сефер ницахон яшан” сказано:

...А если он Бог, то почему позволил сотворить с собой такой позор, повесить себя между разбойниками и на кочане капусты?70

Бросающееся в глаза отличие “Сефер толдот Йешу” от полемических сочинений в том, что он внедряет полемику внутрь самого рассказа, главным его аргументом является сама биография, которую он выстраивает. Моделью, против которой он выступает, является вовсе не христианская догма, а Евангелие, то есть христианская история. В “Сефер толдот Йешу” мишенью для насмешки, ненависти и критики является сам Иисус. Его ученики и христианство в целом критикуются тоже, но лишь походя, и только потому, что не смогли разоблачить его уловки и колдовские трюки. Между современной критикой христианства и критикой “Сефер толдот Йешу” – огромное различие. Современный автор представляет Иисуса евреем во всех отношениях, соблюдающим заповеди иудаизма. Несмотря на личный опыт исключительной близости к Богу, у него не возникает и мысли о том, чтобы оторвать себя и своих учеников от еврейского общества. В сущности, основателем нееврейской церкви и тем, кто отделил ее от иудаизма, был апостол Павел.71 В “Сефер толдот Йешу”, напротив, главным и единственным отрицательным героем является Иисус, в котором и заложено все зло. В первые столетия христианства, в эпоху, когда существовала опасность того, что образ Иисуса станет соблазном для евреев, утверждение о том, что он в сущности был верующим евреем, представлялось опасным. Единственным эффективным путем защиты было создание пародии, смешного, демонического и отталкивающего образа – образа, заслуживающего презрения и отвержения, образа, исключающего всякое сближение между религиями. Именно такова линия защиты, которую ведет в нашей истории Петр, раскрывая тем самым цель всей книги: разделить религии, подчеркнуть границы между ними и сделать их непреодолимыми.

Следует обратить внимание и на то, что Иисус описывается здесь не только как герой своей биографии, как в христианских Евангелиях, но и как ее автор. Он не является жертвой неправильного толкования, а сам его создает. Он сам превращает свое сомнительное рождение из недостатка в достоинство, утверждая, что рожден от непорочного зачатия и является сыном Бога. Он сам истолковывает по отношению к себе стихи из пророков, которые используются в христианской апологетике. Он, следовательно, сам является создателем новой религии, а не только ее богом. “Сефер толдот Йешу” противостоит не христианам, верующим в Иисуса, и не христианской церкви как институту, представляющему христианство. Как империя не является врагом иудаизма, что ясно из образа Елены в нашей истории, так и церковь не является его врагом. Единственный враг его – это основатель этой религии, сам Иисус, бог христиан. Иисус был незаконнорожденным, и как и он сам, все христианство, основанная им религия, является незаконным, побочным и отторгнутым продуктом иудаизма, ересью.

Теперь, когда стала ясна полемическая функция этого текста, подумайте о других функциях, которые он должен был выполнять.

Противоположный образ

Стоит снова подчеркнуть, что произведение “Сефер толдот Йешу” направлено главным образом против морального облика Иисуса, то есть против самой сильной стороны его учения, изображенной в Евангелиях. Для тех, кто может попасть под моральное влияние высоконравственного образа, рисуемого в Новом Завете, и этики, подробно сформулированной в проповедях Иисуса (например, в Нагорной проповеди), здесь представлен зеркально противоположный образ (counter image) извращенного и порочного человека.

Сила “Сефер толдот Йешу”, как “контристории” в том, что это сочинение противоречит не фактам, а лишь их интерпретациям. Оно не утверждает, как утверждали некоторые ученые и писатели XIX в., что Иисус вообще не существовал и является чистой выдумкой. Эта книга принимает факты его биографии за чистую монету, но рассказывает их в духе, противоположном евангельскому, и извлекает из них противоположный урок, превращая хорошее в дурное, а дурное в хорошее.

Даже после всего сказанного трудно освободиться от ощущения, что этот текст есть не что иное, как пародия и написан он в шутку, а не всерьез. Его авторы и читатели знали, что не следует относиться к нему с полной серьезностью, что он предназначен также и для развлечения. Как хорошая шутка, о серьезности содержания которой не думают, он отражает и проявляет глубоко скрытые страхи и стереотипы. Реакция ли это современного интеллигентного читателя, как бы извиняющегося за то, что этот сомнительный текст пробуждает в нем некое неудобство, или же так воспринимали его и прежние читатели? Этот вопрос остается пока без ответа.

1 [34], с. 210. См. также: Biale, David, Kabbala and Counter-Histor, [41]. Вальтер Биньямин был еврейским философом и критиком, одним из крупнейших мыслителей в Германии между двумя мировыми войнами. Бежал из Германии и покончил собой на испанской границе, боясь, что будет возвращен в Германию.

2 О датировке написания этой книги см. ниже.

3 [34], с. 212–213

4 Riccardo di Segni, Il Vangelo del Ghetto, [60], p. 226.

5 Raymundus Martini, Pugio fidei II, viii, [24], pp. 361ff. О книге “Кинжал веры” см. часть 5, с. 138–147.

6 Поркетто Сальвайго был монахом из Генуи, который примерно в 1300 г. написал полемическое сочинение против евреев, основанное на “Кинжале веры”. Эта книга была напечатана в Париже в 1520 г.: Porchetto Salvaygo, Victoria Porchetti adversus impios Hebreos, ed. Agostino Guistiniani, [22].

7 См. часть 9, глава 9.

8 Martin Luther, Vom Schem Hamphoras und vom Geschlecht Christi,WA LIII, [19], pp. 573-648

9 Предисловие к “Сефер толдот Йешу”, Wagenseil, Joh. Christoph, Tela ignea satanae, [25], p. 2.

10 Moses Mendelssohn, Gesammelte Schriften, VII, [57], p. 362.

11 Основополагающее исследование “Сефер толдот Йешу” проведено Шмуэлем Краусом в начале ХХ в., и он же издал ее ивритский текст: Krauss, Samuel, Das Leben Jesu nach judischen quellen, [17]. Из исследований, проведенных после этого упомянем здесь: Horbury, William, A Critical Examination of the Toledoth Jeshu, [51]. См. также: Goldstein, Morris, Jesus in the Jewish Tradition, [50].

12 Baron, Salo W., A Social and Religious History of the Jews, [39], vol. 2, p. 384.

13 Horbury, [51], p. 36.

14 См. часть 1, приложение 1.

15 Cм.: Lauterbach, Jacob Z., “Jesus in the Talmud”, [53], pp. 473-570, а также Horbury, [51]

16 Эти отрывки опубликованы в различных местах, см., например: Basser, Herbert W., “The Acts of Jesus”, [40], pp. 272-282 и ссылки там.

17 По еврейскому летоисчислению 3671 г. В различных версиях “Сефер толдот Йешу” указываются различные даты рождения Иисуса.

18 Яннай (Йонатан) Александр, первосвященник и царь (103–76 гг. до н. э.), принадлежавший Хасмонейской династии. В годы его правления Иудея была на вершине своего могущества.

19 “Врагами Израиля” здесь называются сами евреи. Этот эвфемизм достаточно часто встречается в классических текстах.

20 См. ниже, с. 146.

21 См. ниже, с. 146–147.

22 Подобно тому как через три месяца стала явной беременность Фамари (Тамар), см. Быт 39:24. – Прим. ред.

23 Согласно галахе, в период после обручения и до свадьбы невеста продолжает жить в родительском доме, и жениху запрещено уединяться с ней (см., например, РаМБаМ. “Мишне Тора”, “Законы о браке” 10:1). Отсюда смятение и страх Иоанна, на которого падает подозрение в нарушении закона. – Прим. ред.

24 Симеон (Шимон) бен Шетах вместе с Йеудой бен Табаем стоял во главе Синедриона в период правления Александра Янная и царицы Саломеи Александры (Шломцион).

25 В талмудической литературе довольно устойчивым является положение о том, что “рожденный во блуде” (мамзер) отличается наглостью. (См., например, Шаббат 30б и комментарий Раши. – Прим. ред.)

26 На иврите имя Йешу состоит из трех букв: “йуд”, “шин”, “вав”. – Прим. ред.

27 В соответствии с распространенным в христианстве верованием Мария забеременела через ухо, от голоса ангела.

28 Ср., например, с описанием воскрешения Лазаря (Ин 11:1-44).

29 Ср., например, Мф 8:1-4 и параллельные места.

30 Согласно Талмуду (в основном трактат “Санедрин”) в еврейской судебной системе установлена следующая иерархия судов: 1) местные суды, состоящие из трех судей, которые занимаются рассмотрением имущественных дел; 2) малый Синедрион, состоящий из двадцати четырех судей и занимающийся уголовными делами; 3) большой Синедрион, состоящий из семидесяти одного судьи, собиравшийся в Каменной палате в Храме и выступавший в качестве Верховного суда. По всей видимости, эта идеальная система во всей полноте никогда не существовала в действительности. См.: [27], с. 250–290.

31 Ср. Зах 9:9, Мф 21:1-11 и параллельные места.

32 См. ниже, с. 153.

33 Имеется в виду Иуда Искариот. См. ниже, с. 156–158.

34 Ср. Мф 17:17; 12:39; Лк 11:42-53.

35 Ср. [9], гл. 205.

36 Ср. Мф 3 и параллельные места.

37 Ср. Мф 14:15-21 и параллельные места.

38 Ср. Мф 26:1-2.

39 Ср. Ин 19:1. В византийскую эпоху на горе Сион показывали мраморный столб, к которому, по преданию, привязали Иисуса. Из этого текста видно, что этот столб был знаком и евреям – это может указывать на то, что книга была составлена в Стране Израиля.

40 Описание здесь основано на описании страстей Христовых в Евангелиях. См. ниже, с. 162–164.

41 См. ниже, с. 163.

42 См. ниже, с. 164.

43 Имеется в виду предписание предать земле тело повешенного. См. Втор 21:22-23. – Прим. ред.

44 См. Мф 27:63-64; Лк 24:33-34; Ин 16:4-28.

45 Согласно евангельскому повествованию, Иисус воскрес на третий день. См. Мф 28:1 и параллельные места.

46 См. выше, прим. 19.

47 Имеется в виду выбривание тонзуры на голове монаха во время обряда посвящения. – Прим. ред.

48 Используются слова стиха Исх 10:7. – Прим. ред.

49 См. ниже, с. 158.

50 См. ниже, с. 158.

51 В соответствие с известным изречением Иисуса в Нагорной проповеди (Мф 5:39).

52 Песах.

53 Шавуот.

54 Суккот.

55 Т.е. церковь Св. Петра в Риме. “Петр” по-гречески – камень, скала.

56 Т.е. не субботу, а воскресенье. – Прим. ред.

57 Иоанн Креститель упомянут в отрывке пергамента из Каирской генизы, содержащем отрывок “Толдот Йешу” на арамейском языке, который отсутствует в других источниках. См.: Зеэв Фальк. [36], с. 319–322. (Даниэль Боярин исправил прочтение Фалька: [28], с. 249–252.)

58 Origenes, Contra Celsum,1, 28, 32, [21]. Об Оригене см. часть 1, с. 98. О Пандере в Талмуде см.: Lauterbach, “Jesus in the Talmud”, [53], pp. 533-536.

59 Ср.: Мф 1:1-17; Лк 1:27.

60 См.: Lauterbach, “Jesus in the Talmud”, [53], pp. 540-541.

61 См.: Талмуд, трактат Санедрин 5а: “Всякий, кто преподает Галаху перед своим учителем, повинен смерти”.

62 Например, “Сефер ницахон яшан”, [9], глава 86, глава 205 и далее. См.: Smith, Morton, Jesus the Magician, [61].

63 См. часть 1, с. 103–131 и выше в главе 2.

64 См.: Ора Лимор. “Христианская святость и еврейский авторитет”, [55]; Borgehammar, Stephan, How the Holy Cross was Found: From Event to Medieval Legend, [44].

65 Венская рукопись, см.: Krauss, [17], p. 70.

66 Krauss, [173], pp. 143-144; см. также: Лимор, [55].

67 Augustinus, De civitate Dei XIII, 46, [15], p. 644.

68 О христианском учении о спасении см. часть 1, с. 137–138.

69 [14], с. 43. О Йосефе Кимхи и его книге см. часть 5, глава 3.

70 [9], гл. 202, с. 141.

71 См. часть 1, с. 79–80.

*Перевод М. Кравцова