Часть девятая. Кровавый навет

Глава III. Фульда, 1235 г.

Фридрих II и навет в Фульде

В 1235 г. в Германии было зафиксировано целых четыре кровавых навета: в Фульде, в Лауде, в Таубербишофсгейме и в Вольфесгейме (этот город не идентифицирован). Наиболее известен навет в Фульде, значимый во многих отношениях: во-первых, помимо ритуального убийства, евреев впервые обвинили в использовании крови христиан в ритуальных целях. Во-вторых, этот навет вызвал резкую реакцию императора Фридриха II.1

Рассказ об этом приводится в анналах2 Марбаха: сообщающих о том, что на Рождество (25 декабря) 1235 г. неподалеку от Фульды были убиты пятеро детей мельника и сожжен его дом. Это произошло, когда мельник с женой пошли в город в церковь и дети остались без присмотра в доме, где топилась печь. От нее загорелся дом, и дети сгорели заживо. Заподозрили евреев: распространился слух о том, что им понадобилась детская кровь для своего исцеления (ad suum remedium) – то ли телесного, то ли духовного. Рассказывали, будто евреи положили тела детей в мешки, обмазанные воском, чтобы всю их кровь без остатка использовать для приготовления мацы на ближайший праздник Песах. Из христианских, доминиканских, источников, мы узнаем, что по этому делу было проведено следствие и двое евреев сознались в содеянном. Тогда находившиеся в городе крестоносцы, очевидно, при содействии самих горожан напали на евреев и убили 35 мужчин и женщин. Имена убитых и дата их смерти – 28 декабря, через 3 дня после Рождества – приводятся в Памятной книге Нюрнберга. Некоторые из членов магистрата и горожан вступились за евреев, отвратив от них еще более страшную резню. Тела христианских детей были доставлены в город Гагенау, где в то время находился император Фридрих II.33 Согласно одному из свидетельств, Фридрих сказал, увидев тела: “Закопайте их. Похоже, ни на что другое они не пригодны”; возможно, имея в виду: непригодны к тому, чтобы оправдать погром. Однако ему не удалось успокоить антиеврейские настроения, и император решил сам заняться расследованием этого дела.

Первым делом Фридрих собрал высшее духовенство Германии, повелев всем им изучить обвинения против евреев и представить о них свое мнение. Как отмечают анналы Марбаха, Фридрих заявил: если сведения об использовании евреями христианской крови подтвердятся, то он истребит всех евреев государства. Но священнослужители не смогли однозначно решить, справедливы ли эти обвинения, и тогда Фридрих созвал в Аугсбурге еще одно совещание, на сей раз оно состояло из ученых-выкрестов, прибывших из других стран – Англии, Испании и Франции. По-видимому, Фридрих был убежден, что достоверный ответ могут дать ему лишь сами евреи, досконально знающие все обычаи еврейства, но не принадлежащие более к иудаизму и поэтому не боящиеся раскрыть его тайны. Ответ этого ученого собрания был вполне однозначным: у евреев нет обычая убивать христианских детей и они не используют кровь христиан в ритуальных целях.

В июле 1236 г. Фридрих издал буллу с золотой печатью, обращенную ко всем евреям Германии. В кратком предисловии он распространил на всех евреев Германии действие привилегии, дарованной в 1157 г. его дедом Фридрихом I евреям Вормса. Затем следовал обширный параграф, составляющий суть указа и целиком посвященный кровавому навету:

Сверх того, мы желаем, чтобы все люди, и сейчас, и в будущем, знали следующее: тяжкое подозрение легло на евреев в связи со смертью нескольких детей в Фульде. Ввиду этого ужасного события, поспешные выводы местных жителей, находящихся под впечатлением этого горестного случая, поставило под подозрение и остальных евреев Германии, хотя злодейства и не были доказаны. Дабы установить истину по поводу означенного преступления, призвали мы к себе многих князей, магнатов4 и знатных людей Империи, и с ними – аббатов и священнослужителей и спросили их совета. Об этом деле высказывались разные мнения и не был дан ясный ответ. Поэтому мы с чистым сердцем пришли к выводу, что можем избрать подобающую линию поведения против евреев, обвиненных в упомянутом преступлении, только с помощью тех, кто сами были евреями и переменили свою веру на христианскую. Ибо они противники [иудаизма], и не обойдут молчанием все, что известно им против евреев, будь то против Торы Моисеевой или всего Ветхого Завета. Сами мы исследовали многие книги, и по нашему разумению в приемлемой степени доказано, что упомянутые евреи невиновны. Но дабы удовлетворить требования простонародья, а также требования закона, и в соответствии с решением князей, магнатов, знати, аббатов и священнослужителей и с их единогласного совета, мы разослали гонцов ко всем монархам Запада, чтобы они прислали к нам из своих государств как можно большее число неофитов5, знатоков еврейского Закона. И те пребывали при нашем дворе немалое время, и для расследования истины в упомянутом деле мы возложили на них обязанность досконально изучить его, чтобы чистосердечно наставить нас, если ведомо им что-либо об использовании евреями человеческой крови, потребность в которой могла толкнуть их на упомянутое выше преступление. Когда выводы их по этому вопросу были обнародованы, то выяснилось, что ни в книгах Ветхого Завета, ни в книгах Нового Завета невозможно найти ничего о том, будто евреям нужна человеческая кровь. Более того, верно обратное: они остерегаются вымараться в какой бы то ни было крови, как прямо сказано в книге, которая на иврите называется “Берешит”6, в Законе Моисеевом и в еврейских заповедях, которые называются на иврите “Талмуд”. Можно с уверенностью предположить, что люди, которым запрещено употреблять даже кровь разрешенных [в пищу] животных, не могут жаждать человеческой крови, и мерзость эта запрещена законом природы, общим для всех людей, включая христиан. Более того, невозможно и предположить, чтобы они подвергли свое имущество и свою жизнь опасности [из-за этого рискованного дела]. А посему мы постановляем, в согласии с решением князей, что евреи упомянутого места, а также все остальные евреи Германии невиновны в тяжком преступлении, которое им приписывают. Посему мы повелеваем, в силу этой привилегии, чтобы никто – церковнослужитель или мирянин, аристократ или простолюдин, под видом проповеди или под другим предлогом, и никакой судья, чиновник, горожанин либо другой человек – не нападал бы на выше упомянутых евреев, как по отдельности, так и на всех вместе на основании упомянутого обвинения, и не наносил бы им какой бы то ни было ущерб. Ибо всем известно, что господина уважают, уважая его слуг, и потому все, кто проявят себя как люди благородные и благожелательные по отношению к рабам нашим евреям (Iudaei servi nostri), сделают то же самое и для нас. Другие же, которые позволят себе действовать вопреки этому оправданию и позволению, понесут кару за ущерб, нанесенный нашему величию. И чтобы это позволение и оправдание было долговечным и имело законную силу, мы повелели написать эту привилегию и запечатать ее золотой печатью с символом нашего величества. Свидетели: С. из Майнца, А. из Зальцбурга, Т. – Архиепископ Трирский, С. из Шпеера, В. – король Богемии, герцог Баварии, маркиз Бранденбургский, [...] герцог Саксонский, [...] и многие другие.

Запечатывает господин наш Фридрих II, Божьей милостью непобедимый император римлян, вечный Август, король Иерусалима и Сицилии.Составлено в лето от воплощения Господа 1236, месяца июля девятого числа, в правление господина нашего Фридриха, Божьей милостью непобедимого императора римлян, вечного Августа, короля Иерусалима и Сицилии, в семнадцатый год с тех пор, как он стал императором римлян, и в одиннадцатый год с тех пор, как стал он королем Иерусалима, и в тридцать восьмой год после того, как стал он королем Сицилии. Во благо, аминь. Дано в Аугсбурге сего года, в указанные месяц и число.7

1. Как развивались события после кровавого навета в Фульде?
2. Почему Фридрих II решил прибегнуть к совету выкрестов? Почему он не обратился к евреям? Почему не обратился к христианам?
3. Какими соображениями руководствовался Фридрих II в этом вопросе?
4. С какой целью был издан этот указ?

Таким образом, обвинение с евреев Фульды и Германии в целом было снято – по крайней мере формально. Позицию Фридриха II можно истолковать по-разному, прежде всего как политический ход: в его указе впервые был употреблен термин “servi camerae nostrae” – “рабы нашей казны” – по отношению к евреям.8 Евреи являются рабами императора и потому им предоставляется его защита. Эту формулировку надо расценивать в рамках политики, направленной к созданию сильного стабильного режима и призванной связать все звенья государства с императором – политики, натолкнувшейся на сопротивление местных правителей в Германии. Император воспользовался кровавым наветом, чтобы однозначно постановить, что евреи Германии подчиняются только ему одному. Поскольку они находятся под покровительством императора, его долг – проверить связанное с ними обвинение и, если надо, покарать их или помиловать. Он один полномочен судить их и решать их дела. Словом, Фридрих выступил в роли защитника евреев, поскольку это способствовало его цели – подчинить их своей единоличной власти. Так прямо сказано в конце привилегии: “все, кто проявят себя, как люди благородные и благожелательные по отношению к рабам нашим евреям (Iudaei servi nostri), сделают то же самое и для нас. Другие же, которые позволят себе действовать вопреки этому оправданию и позволению, понесут кару за ущерб, нанесенный нашему величию”.

Претензии Фридриха обращены к городам и к правителям – князьям и епископам – которые решали судьбу евреев на местах. Эти претензии объяснимы и в контексте его постоянной борьбы с папством. Бернард Дистелькамп (Diestelkamp) указал на то, что к разжиганию кровавого навета в Фульде и к следствию по этому делу были причастны доминиканцы. Собрания, организованные Фридрихом в Гагенау и в Аугсбурге, были прямым ответом на вмешательство доминиканцев в его государственные дела.

Чтобы доказать невиновность евреев – “рабов казны”, Фридрих учредил нечто вроде суда инквизиции, то есть перенял методы следствия доминиканцев, обратив их против них самих. Объявление о невиновности евреев и превращение их в “рабов казны” – это две стороны общей политической линии, отстаивавшей интересы императора в борьбе с папой и его сторонниками.9

На фоне средневековых владык Фридрих II выглядит предвестником Ренессанса во всем, что касается самобытности, любознательности, многосторонности интересов и заботливого отношения к образованным людям. Его двор в Палермо, столице Сицилии, был центром культуры и искусства, приглашались туда и евреи. Это не обозначает, что Фридрих любил евреев, но он стремился к знаниям и искал истину. Конечно, истина эта приносила ему политические преимущества, но путь, которым он шел к ней, и способы, к которым он прибегал для ее выяснения, сами по себе примечательны. Он собрал при своем дворе две комиссии по экспертизе кровавого навета. Когда одна из них, состоявшая из христиан, не удовлетворила его, он созвал другую. Император предпочитал людей, сведущих не только в христианской, но и в иудаистской традиции, при этом хранивших верность христианству. Их суждения опирались на тексты: Библию и Талмуд. Кстати, ивритские слова “Берешит” и “Талмуд” не переведены, а даны в документе в латинской транслитерации, что отражает любопытство монарха к странным, малоизвестным и
занимательным учениям.

Привилегия Фридриха II не предотвратила новых кровавых наветов в Германии, в которой их было больше, чем в любой другой стране Западной Европы. Но эта привилегия запечатлела возможность другого подхода, интеллектуального и свободного от предрассудков; пусть и не вполне беспристрастного, но все же сопряженного со стремлением к справедливости.

Папство и кровавые наветы

Взгляды Фридриха II интересны постольку, поскольку отражают его личность и способ достижения истины, но по сути они не отличались от той позиции, которую последовательно занимало церковное руководство. Папы осуждали кровавый навет всякий раз, когда вообще высказывались на эту тему. В 1247 г. папа Иннокентий IV, заклятый враг Фридриха II, также трижды в письменной форме резко высказался против веры в то, что евреи будто бы убивают христиан в ритуальных целях.

Кровавый навет в Фрейбурге.

Иллюстрация 12

Кровавый навет в Фрейбурге. Обнаружение тела ребенка, убитого евреями. Из: “Ein Seltzame Kouffmanschatz”. Stadt Freiburg im Breisgau (C3230 RARA)

Эти три буллы Иннокентия IV касаются кровавого навета во французском городке Валреа (1247 г.). Там пропала двухлетняя девочка по имени Мейлла (Meilla). Ходили слухи, что последний раз ее видели на еврейской улице. Вскоре она была найдена мертвой в канаве. По инициативе двух францисканских монахов нескольких евреев заключили в тюрьму, где они под пытками признались в содеянном. Затем та же участь постигла и других евреев, которые заявили, что каждый год по жеребьевке выбирается город, где должен быть убит христианин. Его кровь сцеживают и разделяют между всеми общинами, а тело в Страстную пятницу распинают в насмешку над распятием Иисуса. Некоторые из осужденных были сожжены, а другие изгнаны после конфискации имущества. Еврейские дети были принудительно крещены.

Метка кровью на мезузе. Иллюстрация к рукописной Библии 1270–1280 гг.

Иллюстрация 13

Метка кровью на мезузе. Иллюстрация к рукописной Библии 1270–1280 гг. Cambridge, Corpus Christi College, Ms. 49, fol. 36v

Каковы источники обвинения, в котором признались евреи Валреа?

Три послания Иннокентия IV обращены были к архиепископу Вьеннскому, введение которого находился Валреа. Два из них написаны 28 мая 1247 г.10 , третье – 18 августа того же года.11 Во всех этих посланиях папа осудил навет в Валреа и неправедный суд, навязанный евреям. Он резко отозвался о каре, которой те подверглись, и предостерег от повторения подобного впредь. 9 июня того же года Иннокентий IV опубликовал буллу Sicut Iudeis, определяющую юридический статус евреев в христианских странах. Дополнение к булле, посвященное кровавому навету, полностью отвергало его.12 Наконец, 5 июля того же года Иннокентий разослал всем архиепископам и епископам Германии буллу Lachrymabilem Iudeorum Alemaniae, целиком посвященную этому вопросу. В булле не упоминается какой-либо конкретный навет, и возможно, она была обнародована вследствии умножившихся случаев наветов в Германии, а также с политической целью: в ответ на Золотую буллу Фридриха II, Иннокентий IV хотел вновь подчеркнуть, что евреи всей Европы находятся под защитой папы, его судом и покровительством. Текст папской буллы:

Епископа Иннокентия, раба рабов Господних, почитаемым братьям, архиепископам и епископам в Германии, – мир и апостольское благословение. До нас дошло прискорбное обращение евреев Германии по поводу некоторых князей, как церковных, так и мирских, а также знатных людей, правителей городов и епископств, которые злоумышляют против них [евреев], воздвигая на них всевозможные наветы, дабы неправедно разграбить их достояние и присвоить его себе, не подумав о том, что Писание евреев – это также свидетельство (testimonia) христианской веры. Хотя в Священном Писании среди прочих заповедей сказано “Не убий”, и хотя в нем им запрещается прикасаться к мертвому телу в праздник Песах, несмотря на все это, их ложно обвиняют, будто они принимают причастие в этот праздник из сердца юноши, которого убивают. Они [обвинители] верят, что так приказывает [евреям] Тора, хотя ясно, что это совершенно противоречит их Закону. Всякий раз, когда обнаруживается мертвое тело, они возводят на тех [евреев] обвинение. Вследствие этого и из-за других лживых обвинений они нападают на них, при том, что евреи не были найдены виновными в преступлениях, не признались в них и не были за них осуждены. Вопреки привилегиям, данным им апостольским престолом, все их имущество отдано на разграбление, что противно воле Божьей и справедливости, их мучат голодом, заточением и различными пытками и лишениями, налагают на них различные кары, осуждают многих из них на позорную казнь, вплоть до того, что под властью этих князей, вельмож и правителей евреям живется хуже, нежели праотцам их под властью фараона в Египте. Их изгоняют с мест, где они и отцы их жили с незапамятных времен. И в страхе перед тем, что их истребят совершенно, воззвали они к апостольскому престолу. А поскольку мы не желаем, чтобы несправедливо преследовали упомянутых евреев, относительно которых Господь в милосердии Своем надеется, что они раскаются, – ибо, по свидетельству пророков, мы верим, что оставшиеся из них спасутся, – мы повелеваем, чтобы вы оказали им свою добрую волю и милость. И если кто узнает, что прелаты13 , знать и правители собираются несправедливо поступить с евреями, то надлежит ему восстановить прежнее положение дел, не дозволяя того, чтобы евреям впредь несправедливо наносили урон вследствие этого или ему подобных обвинений. Тех же, кто, будет оказывать на вас давление, надлежит смирить властью церкви, чтобы невозможным было всякое
сомнение по этому поводу.

Дано в Лионе, пятого июля в пятый год нашего первосвященства.14

1.Сравните позиции Иннокентия IV и Фридриха II по вопросу о кровавом навете.
2.Какие доводы приводит Иннокентий IV для опровержения кровавого навета?
3.Почему и на основании каких источников папа запрещает христианам преследовать евреев?
4.Какой вывод можно сделать из этой буллы о распространенности кровавого навета в Германии??

Таким образом, позиции императора и папы совпадали – оба желали выступить в роли защитников евреев, что было связано с соперничеством между двумя этими политическими институтами: для каждого из которых такое покровительство служило признаком силы и гегемонии.

Как уже сказано, в буллу Sicut Iudeis (известную также как Constitutio pro Iudeis – Уложение в пользу евреев), Иннокентий IV включил также параграф, осуждающий кровавые наветы. С тех пор это дополнение постоянно входило в буллы такого рода: восемь преемников Иннокентия IV приложили его к своим буллам. Вместе с тем положение евреев все ухудшалось, папская защита теряла эффективность перед натиском сил, раздувавших кровавые наветы, при том что правители Богемии, Польши, Савойи, и Сицилии неоднократно опубликовывали эти буллы.

Среди пап, включивших параграф о кровавом навете в свое уложение о евреях, был и Григорий Х (1271–1276). Ниже полностью приводится текст буллы, которую он издал в 1272 г.:

Епископа Григория, раба рабов Господних, своим возлюбленным чадам, христианам, верующим во Христа, ныне и на все времена, апостольский мир и благословение. Так же, как евреи не могут позволить себе в синагогах своих больше, нежели им разрешено по закону, так и во всем, что им дозволено, не должны они терпеть никакой несправедливости. Хотя они всегда выделялись своей жестоковыйностью и нежеланием постигнуть слова пророков, тайну своих Писаний, познать истину христианской веры и прийти к спасению, все же поскольку они обратились к нам за помощью и защитой, мы по христианскому милосердию, вслед за нашими предшественниками, благословенной памяти Каликстом, Евгением, Александром, Клементом, Целестином, Иннокентием и Гонорием, – римскими первосвященниками – желаем выполнить их [евреев] просьбу и взять их под свое покровительство. Посему мы устанавливаем, чтобы никакой христианин не заставлял их или их семьи насильственно и против их воли принимать крещение. Но если кто-нибудь из них, по своей доброй воле, попросит у христиан прибежища во имя веры, то всякий, кто выкажет свое искреннее желание к этому, станет христианином, не давая повода к клевете. Ибо мы не можем считать, будто чистосердечно уверовал тот, про кого известно, что он принял христианское крещение не по собственной воле, а по принуждению. Да не осмелится никакой христианин их [евреев] хватать, сажать в темницу, ранить, пытать, наносить им увечья, убивать, подвергать насилию, изменять обычай в той местности, где они живут, чтобы отобрать их достояние или имущество, у них или у других, вопреки законам тамошних властей. Более того, в то время, когда они празднуют свои праздники, ночью или днем, никто да не мешает им, палками или камнями или любым иным способом, и да не наложит на них никто какой-либо принудительной службы, помимо той, которую они выполняли прежде. Мы также повелеваем, чтобы показания христиан против еврея не признавались бы истинными, если среди этих христиан не найдется еврея, который бы их засвидетельствовал, – подобно тому, как и [одни только] евреи не могут свидетельствовать против христиан. Ибо порой случается, что христиане теряют своих детей-христиан, а евреев их враги обвиняют в том, будто они похищают и убивают тайно христианских детей, и приносят жертвы из их сердца и крови. И случается, что отцы этих детей или другие христиане из числа врагов евреев тайно прячут этих детей, чтобы иметь возможность напасть на евреев и вымогать у них выкуп за избавление их от пыток, и изрекают ложь, будто евреи тайно и секретно похитили детей и убили их, и что они приносят в жертву сердце и кровь этих детей, тогда как Тора прямо и недвусмысленно запрещает им приносить в жертву, есть или пить кровь или есть мясо животных, [помимо тех] у которых раздвоены копыта, – что при нашем дворе было не раз доказано евреями, перешедшими в христианскую веру. Так как под этим предлогом многие евреи часто несправедливо содержатся в заключении, мы постановляем, чтобы в суде по такому поводу не выслушивалось бы свидетельство христиан против евреев, и мы повелеваем, чтобы евреи, схваченные под этим легковесным предлогом, были освобождены из заточения, и отныне и впредь не ввергались бы в него под этим легковесным предлогом, если только не будут пойманы на месте преступления, во что мы не верим. Мы повелеваем, чтобы ни один христианин не превносил никаких новшеств по отношению к евреям, а чтобы они оставались в том же положении и в том же виде, в каком пребывают издревле. Помимо того, дабы противостоять испорченности и корыстолюбию злонамеренных людей, мы постановляем, чтобы никто не смел урезать еврейское кладбище или извлекать тела из могил для вымогательства денег. Тот же, кто, не дай Бог, вознамерится дерзновенно выступить против этого указа после того, как он будет опубликован, подвергнет опасности свою честь и звание, или же будет наказан отлучением от церкви, если не искупит свою вину подобающей епитимьею. Однако мы желаем, чтобы этим нашим покровительством пользовались лишь те евреи, которые не пытаются подорвать христианскую веру.15

Булла Григория Х посвящена многим разнообразным вопросам жизни евреев в христианских странах.
1. Составьте список этих вопросов. Какие из них вам уже знакомы, а какие внове?
2. Какое место занимает кровавый навет в этой булле?
3. Какую информацию о кровавом навете, неизвестную нам по предыдущим документам, дает эта булла?
4. В чем отличие отношения этой буллы к евреям в вопросе о кровавом навете по сравнению с предыдущими?

Небезынтересно, что Григорий Х в своей булле пытается вмешаться в судопроизводство по кровавому навету. Евреи, говорит он, не могут быть осуждены на основании свидетельских показаний со стороны одних лишь христиан. Это нововведение по сравнению с предыдущими документами, относящимися к этой теме, и содержащими только осуждение навета, но не попытку предотвратить его последствия. Григорий Х понимал, что он не сможет воздействовать на массы, верящие в кровавый навет, но, возможно, сумеет повлиять на следователей и судей, перед которыми предстают евреи, обвиняемые в этом преступлении.

В целом католическая элита никогда не поддерживала кровавый навет и не способствовала его распространению. Навет осуждали папы, которых трудно было заподозрить в симпатиях к евреям. Обычно Рим противопоставлял свой умеренный и трезвый подход суевериям христианской массы, и характерно, что в самом Папском государстве не было наветов. Словом, приведенное нами послание может рассматриваться как официальная позиция церкви.

Решительное и взвешенное заключение такого рода было сформулировано в 1759 г. Лоренцо Ганганелли (Lorenzo Ganganelli), францисканским ученым (впоследствии – папа Климент XIV). Вопрос этот встал перед Ганганелли, когда в 1758 г., после целой серии кровавых наветов евреи Польши обратились к папе с просьбой о заступничестве. Папа создал комиссию, для расследования этого вопроса, и Ганганелли, входившему в ее состав, поручили подытожить выводы. Кардинал расследовал обвинения, бытовавшие в Польше, и сущность самого мифа. Он показал, что во всех случаях речь шла о предрассудках, не имеющих никакого отношения к реальности. Ганганелли напомнил, что во времена гонений на христиан тем тоже предъявлялось подобное обвинение; свое сочинение он завершил цитатой из церковного писателя Феодорита: Non solis accusatoribus credendum – “Не только обвинителям следует верить”. И папская курия, и король Польши приняли заключение Ганганелли. Со временем оно послужило одним из документов, предъявленных защитой на процессе Бейлиса.16

Позиция пап и прочих европейских лидеров показывает, что нельзя возлагать ответственность за кровавые наветы на все христианство. Однако такая реакция, интеллектуальная и нравственная, вовсе не воспрепятствовала широкому распространению кровавых наветов. Они во многом были выражением народной культуры, мифом “низов”, хотя, как нам предстоит убедиться, определенные силы в христианском мире использовали этот миф в своих целях, причем его продвижению способствовало немало образованных и вроде бы просвещенных людей.

Созданию литературной формы мифа, способствовавшей его распространению в XIII в., посвящена следующая глава.

1 См.: Diestelcamp, Bernard, “Der Vorwurf des Ritualmordes gegen Juden vor dem Hofgericht Kaiser Friedrichs II. im Jahr 1236”, [61], pp. 19-39.

2 Анналы – историческая хроника, излагающая события по годам.

3 О Фридрихе II (1194 – 1250) из династии Гогенштауфенов (Hohenstaufen) см. часть 6, с. 15.

4 Знатнейшие и влиятельнейшие люди государства

5 Вновь обращенные (в христианство).

6 Книга “Бытие”. – Прим. ред.

7 Friderici II constitutiones, 1236, [20], pp. 275-276; см.: [1], с. 88–89.

8 См. часть 4, с. 226–238.

9 Diestelkamp, Bernard, “Der Vorwurf des Ritualmordes...”, [61]. См. также: [41], с. 113–120.

10 Grayzel, Solomon, The Church and the Jews, [21], pp. 262-267; Simonsohn, Shlomo, The Apostolic See and the Jews, [32], documents: 492-1404, no. 181–182, pp. 190-192. Об отношении папства к кровавым наветам см.: [48], с. 46-52.

11 Simonsohn, Shlomo, The Apostolic See, [32], no. 188, pp. 197-198.

12 Grayzel, Solomon, The Church and the Jews, [21], no. 118, pp. 274-275; Simonson, Shlomo, The Apostolic See, [32], no. 183, pp. 192-193; о булле Sicut Iudeis см. в части 2, а также: Grayzel, Solomon, “The Papal Bull Sicut Iudeis”, [65], pp. 243-280.

13 Высшие служители церкви.

14 Grayzel, Solomon, The Church and the Jews, [22], no. 116, pp. 268-271; Simonsohn, Shlomo, The Apostolic See, [32], no 181, pp. 190-191; [1], с. 87–88.

15 Simonsohn, Shlomo, The Apostolic See, [32], no. 234, pp. 242-243; Grayzel, Solomon, The Church and the Jews, [22], no. 31, pp.116-118; [1], с. 554–555.

16 См.: Roth, Cecil, The Ritual Murder Libel and the Jew, [81]. Дело Бейлиса: в 1911 г. в Киеве Менахем-Мендл Бейлис был обвинен в убийстве 12-летнего мальчика. Процесс длился около месяца, и подсудимый был оправдан. Это дело приобрело политическую окраску, оно потрясло либеральный и социалистический лагерь в России и во всей Европе.