Часть девятая. Кровавый навет

Глава V. Париж, 1290 г.

События в Париже

В 1290 г. евреи Парижа были обвинены в том, что они осквернили освященный хлеб (гостию – hostia) – хлеб, который, согласно христианскому догмату, во время обряда причастия превращается в плоть Иисуса. Отрывок документа из церкви Сен-Дени в Париже сообщает, что в Пасху 1290 г. “еврей из Парижа от одного дурного человека добыл освященный хлеб. Он погрузил его в горячую воду, затем разрезал его ножом, и тогда – чудо с небес – из хлеба обильно потекла кровь”.1

В более подробной версии рассказывается о еврее из Парижа, которому некая женщина-христианка заложила на тридцать денье одежды, а он соблазнил ее вместо одежды отдать ему облатку освященного хлеба, чтобы испытать ее силу. Он надрезал облатку ножом, положил ее на сундук и пригвоздил к нему тем же ножом, и тогда на глазах у жены и сына этого еврея из хлеба потекла кровь, а сама облатка превратилась в подобие распятия. Его сын сказал христианам в местной церкви, что они напрасно ищут там своего Бога, так как Бог находится у него дома и как раз сейчас отец его убивает. Одна из христианских женщин забрала освященный хлеб из дома еврея в церковь. Когда прибыл епископ, еврея сожгли на костре, а семья его наряду со многими другими евреями приняла крещение. Спустя несколько лет, в годы правления папы Бонифация VIII (1294–1303), на месте дома этого еврея, была построена часовня на средства, пожертвованные одним из богатых парижан. В этой часовне хранился “святой нож”, используемый для издевательства над гостией и сделавшийся объектом поклонения. Эта история включена в известные французские хроники.2

В более поздней версии этой истории говорится, что женщина, доставившая еврею гостию, была служанкой в доме еврея, который замыслил испытать освященный хлеб:

У одного еврея, жившего в Париже, была служанка христианка, и он купил у нее освященный хлеб (hostia consecrata) за 10 ливров. [...] Он положил его на стол, собрал других евреев и сказал: “Разве не глупцы эти христиане, которые верят в этот освященный хлеб?” Они взяли ножи, резцы и другие орудия и хотели уничтожить освященный хлеб, но не смогли это сделать.3

История распространилась, и в более поздних версиях в текст были внесены дополнения и изменения. Известный хронист из Флоренции Джованни Виллани (ок. 1275–1348), включил ее в свою хронику. В его описании, еврей-ростовщик сказал женщине, что вернет ей заложенную одежду бесплатно, если она даст ему “тело твоего Христа”. Женщина принесла ему освященный хлеб, и еврей сварил его в горшке, проткнул ножом, причем из него потекла кровь, и положил в холодную воду хлеб, продолжавший кровоточить. Содеянное обнаружили христиане, пришедшие к еврею одолжить денег, он был схвачен и сожжен на костре, а освященный хлеб был помещен в церковь, которую построили на месте дома еврея.4

Освященный хлеб. Иллюстрация к Часослову из Англии, ок. 1250 г.

Иллюстрация 18

Освященный хлеб. Иллюстрация к Часослову из Англии, ок. 1250 г. Vienna, MAK – Osterreichische Museum fur angewandte Kunst, Cod. Lat. XIV (s. 5), fol. 25, Inv. Nr. K.I.3134

Из хроники Виллани эта история попала в изобразительное искусство, став темой картин Паоло Учелло, украшающих Алтарь Тела Господня в Урбино (1465–1468 гг.).5

1.Расположите различные версии рассказа в хронологической последовательности. Сравните их. Укажите, какие подробности представляются вам верными с исторической точки зрения, а какие выглядят позднейшиими дополнениями.
2. Выделите основные составляющие этого рассказа. Каков их источник и с какой целью они включены в повествование?

Появление в XIII в. наветов, связанных с освященным хлебом, несомненно, объясняется тем статусом, который получила евхаристия в католическом обряде. Таинство жертвоприношения, в котором верующие причащаются плотью и кровью Иисуса, имеет древние корни и основано на евангельской истории о Тайной вечере. Однако полное осмысление его, место, которое оно заняло в христианском представлении о спасении, и сама форма пресуществления хлеба и вина в плоть и кровь Иисуса – все эти элементы сложились и закрепились постепенно, лишь начиная с XI в. Именно в XI и особенно в ХII в. евхаристия становится средоточием христианского культа, залогом христианского спасения, которое основывается на таинствах.6 С тех пор освященный хлеб, используемый во время обряда причастия, – приобрел огромное значение. На IV Латеранском соборе (1215 г.) учение о пресуществлении хлеба и вина было сформулировано таким образом:

Осквернение освященного хлеба. Деталь алтарной росписи из Каталонии

Иллюстрация 19

Осквернение освященного хлеба. Деталь алтарной росписи из Каталонии (Sixena altarpiece), выполненной в третьей четверти XIV в. Museau Nacional d’Art de Catalunya (Barcelona). Photo: Calveras-Merida -Sagrista © MNAC

Плоть и кровь [Христа] поистине присутствуют в алтарном таинстве (sacramentum altaris – евхаристии) [в двух] формах – хлеба и вина. Когда хлеб претворяется в плоть, а вино – в кровь (transsubstantiatio) силою Бога, мы получаем от него то, что он получил от нас, для того, дабы произошло таинство слияния [с Христом]. Никоим образом простой человек не может совершать это таинство, а лишь священник [...]7

Отныне все христиане были обязаны верить, что тонкая круглая пшеничная облатка в тот момент, когда ее освящает священник во храме, изменяет свою сущность (субстанцию), хотя это не отражается на ее виде или вкусе. Тем не менее она изменяется и принимает сущность Христа, то есть действительно становится его плотью. А так как истязаемая плоть Иисуса, искупительная жертва, открыла для всех людей, заключенных в оковы греха, возможность спасения, то причастие, то есть участие в обряде жертвоприношения посредством вкушения святого и освященного хлеба, позволяет верующему присоединиться к общине спасенных. Без освященного хлеба нет спасения, поэтому церковь обязывала христиан причащаться по крайней мере раз в год.

Теологи, проповедники и церковные писатели приложили немало усилий, чтобы объяснить и оправдать эту невразумительную теорию, плохо сочетающуюся с логикой. Это догмат веры, и поэтому в него надлежит уверовать. Верующие понимали всю уязвимость учения о евхаристии, хрупкого, как сама облатка освященного хлеба, так что защищать его приходилось с удвоенным усердием. Облатка стала объектом поклонения, распространялись истории о совершенных ею чудесах. Были выработаны подробные правила по обращению с ней. Она хранилась в сосудах из золота и серебра, инкрустированных драгоценными камнями, касаться ее разрешалось лишь священникам и с превеликой осторожностью.8

Различные еретические движения выступали против учения об евхаристии. Протестанты спорили о значении евхаристии с католиками и между собой. Противниками освященного хлеба были не только еретические течения, но и евреи. В ежедневном отвержении этого обряда и в презрении, которое они проявляли по отношении к нему, выражался их отказ признать Иисуса. В полемических сочинениях, написанных евреями против христиан, можно найти прямые выпады против учения о евхаристии.

В “Сефер ницахон яшан” сказано: “Как же ты скажешь, что он – Бог, да ведь и бритый [т.е. священник] говорит, что это не просто жертвоприношение, а ведь это ты сделал вино и испек хлеб. Так как же ты скажешь, будто оно сделало тебя, и придало форму, и создало, и сотворило?”9

Презрительное отношение евреев к евхаристии было, безусловно, известно христианам. Более того, само существование евреев бросало вызов христианским святыням, ибо в иудаизме как таковом уже мерещилась угроза церковным догматам.

Освященный хлеб и евреи

Страхи христиан перед воображаемыми происками евреев против освященного хлеба древнее Парижского навета. Издавна в христианском мире рассказывали басни о евреях, оскверняющих христианские священные предметы. Христиане прекрасно знали, что евреям запрещается изготовлять статуи или изображения, что сам их Закон отрицает картины, иконы, образа и распятия, которым поклонялись христиане. Рассказы об евреях, осквернявших кресты или иконы, известны с первых веков христианства. Они, как правило, заканчиваются тем, что оскверненная икона совершает чудо, а еврей-святотатец обращается в христианство. Теперь подобные истории стали рассказывать и об освященном хлебе. Наветы были гротескными отголосками таких историй. Например, в VII в. Григорий Турский рассказывал о еврейском ребенке, который играл со своими приятелями-христианами в Рождество:

Я не обойду молчанием события на Востоке, укрепляющие католическую веру. Сын еврея-стеклодува учился азбуке вместе с христианскими детьми. Как-то во время мессы в церкви Св. Марии этот еврейский мальчик вместе с другими детьми пришел причаститься преславного тела и крови Господа. Получив освященный [хлеб], он вернулся домой, к отцу. Отец его занимался своей работой, и за объятиями и поцелуями мальчик с радостью вспомнил о том, что он получил. Тогда его отец, враг Господа Христа и его законов, сказал: “Раз ты причастился вместе с этими детьми и забыл веру отцов твоих, то, чтобы отомстить за поношение Торы Моисеевой, я поступлю с тобой, как с безжалостным убийцей”. И он схватил ребенка и бросил в горящую печь [...] Когда мать ребенка услышала, что отец решил сжечь сына, она поспешила спасти его, но при виде огня, вырывающегося из печи и языков пламени, разгорающихся во все стороны, она уронила свой чепец на пол. С растрепанными волосами [...] она наполнила весь город своими воплями. Когда христиане узнали о произошедшем, то поспешили увидеть ужасное зрелище. Очистив от пламени жерло печи, они обнаружили, что ребенок лежит как будто на пуховой перине. Вытащив его, увидели, что ребенок не пострадал [...] и тогда потребовали, чтобы совершившего это преступление бросили в огонь. В тот же момент, когда [еврей] был брошен в [печь], огонь сжег его без остатка [...], а когда христиане спросили ребенка, что хранило его среди пламени, тот ответил: “Женщина, которая в церкви, где я получил хлеб со стола, сидела на престоле и держала младенца на руках. Она укрыла меня своим плащом, оттого огонь не одолел меня”. Поэтому нет сомнения, что ему явилась Пресвятая Дева [...]10

Двое евреев оскверняют освященный хлеб. Иллюстрация в рукописи.

Иллюстрация 20

Двое евреев оскверняют освященный хлеб. Иллюстрация в рукописи. London, The British Library, Ms. Harley 7026, fol. 13

1. Какова основная идея этого рассказа?
2.Какова роль каждого из главных действующих лиц?
3.Укажите на различия между этим рассказом и Парижской историей 1290 г.

Рассказ Григория Турского, широко распространился на христианском Западе в разнообразных версиях. Его перевели на разговорные языки и включили в сборники популярных рассказов о Святой Деве. Следует отметить, что по форме своей он принадлежит к циклу легенд о чудесах Богоматери, хлеб причастия не является в нем центром повествования. Евреи наносят ущерб ребенку, а не освященному хлебу. Не освященный хлеб совершает чудеса и спасает ребенка, а Святая Дева. Но все же освященный хлеб играет в рассказе роль ключевого элемента. С его помощью ребенок открывает истину христианства, за что его карает отец, выступающий в рассказе в стереотипной для еврея функции: злой, упрямый и слепой. Чудо с печью подкрепляет христианскую истину, открывшуюся ребенку в церкви. Силой этой истины мать и другие евреи обращаются в христианство, отец же продолжает выполнять свою роль до самого плачевного конца.

В 1205 г. Иннокентий III написал епископу Санса послание по поводу евреев. Помимо прочего, Иннокентий описывает “отвратительное и омерзительное” явление, недавно обнаруженное у евреев: после того, как христианские кормилицы еврейских младенцев в пасхальное воскресенье причащаются, их еврейские господа велят им в течение трех дней сливать молоко, прежде чем снова разрешить им кормить младенцев. Поэтому Иннокентий запретил евреям держать христианских кормилиц, “чтобы дети свободной не служили детям рабыни”.11

Если считать, что описание Иннокентия соответствует действительности, то почему евреи, не верившие в евхаристию, опасались, что она “передастся” их детям через молоко кормилиц?

В другом послании Иннокентия III (1213 г.) рассказывается о том, как еврейский юноша принял христианство после чуда, сотворенного освященным хлебом. Отец этого юноши убедил христианскую служанку достать облатки освященного хлеба. Он положил облатки в ларец с серебряными монетами. Открыв ларец, он с удивлением обнаружил, что все монеты превратились в облатки, неотличимые от первоначальных. Юноша этот отправился в Рим и там крестился.12

Как в Парижском, так и в более поздних наветах, связанных с освященным хлебом, фигурирует христианская служанка, добывающая освященный хлеб и сотрудничающая с евреями. Как это объяснить?

Христианские девушки оскверняют гостию по наущению Сатаны. Нюрнберг, 1567 г.

Иллюстрация 21

Христианские девушки оскверняют гостию по наущению Сатаны. Нюрнберг, 1567 г.

И в последующие годы появлялись рассказы подобного рода, проводящие связь между освященным хлебом и евреями. С середины XIII в. такие истории становятся все более ужасными и кровавыми. Церковные соборы в Бреслау в 1266 г. и в Вене в 1267 г. постановили, чтобы во время процессий, в ходе которых святые дары несут по улицам, евреи оставались дома и закрывали окна и двери.13 Мири Рубин пишет, что святые дары казались уязвимее всего на улице, проносимые священником по грязным переулкам, иногда под дождем. В такие минуты даже само присутствие еврея могло пробудить сомнения, волнения и напряжение, присущее самой евхаристии.14

В наветах, связанных с освященным хлебом, наглядно выражается страх христиан перед тем, что могут сотворить с благословенным таинством, с самим телом Иисуса неверные, ибо они уже мучили его прежде и по-прежнему отказываются поверить в него. У христиан здесь могло примешиваться и тайное чувство вины, вызванное логическими сомнениями в несообразном и запутанном учении, которое проповедовали священники: христиане, обязанные в него верить несмотря ни на что, могли свое чувство вины обратить на заведомо неверующих евреев.

Наветы и погромы: Ринтфляйш, 1298 г.

В позднее Средневековье обвинение евреев в осквернении освященного хлеба широко распространилось. Теперь обвинялись уже не только евреи, якобы пойманные при краже освященного хлеба и издевательстве над ним, как было в Париже, а все евреи в целом. Подобно кровавому навету, навет освященного хлеба, стал поводом для коллективных обвинений и погромов. Чуть ли не самыми первыми были так наз. “погромы Ринтфляйша”, произошедшие в Германии в 1298 г. Еврейские погромы начались в Роттингене на реке Таубер в апреле 1298 г. и возобновлялись четыре раза за два последующих года. Они распространились в районах Франконии и Баварии и привели к гибели 146 еврейских общин. Меморбух перечисляет имена 3441 еврея, погибших в 44 местах. Так как погромы происходили, как уже сказано, в 146 населенных пунктах, можно предположить, что общее число погибших было не менее 4000 или 5000, хотя некоторые исследователи утверждают, что это число было существенно выше.15

Эти события подробно описаны у Рудольфа, настоятеля доминиканского монастыря в Шлеттштадте, в его книге Historiae memorabiles (“Достопамятные истории”). Если верить Рудольфу, события 1298 г. начались, когда некий еврей из города Роттинген при помощи “испорченного” христианина получил освященный хлеб. Еврей положил освященный хлеб на стол и вонзил в него нож. Из нанесенной раны потекла кровь. Еврей снова вонзил нож, и хлеб заплакал, как трехлетний ребенок. Еще один удар ножа, и опять хлеб заплакал. Еврей разрезал облатку на три части и снова услышал детский плач. Соседки еврея удивились, услышав плач ребенка из дома, где не было детей, и послали своих детей узнать, что происходит. Они позвали также мясника Ринтфляйша (“Говядину”) проверить, не убивают ли евреи ребенка. Он подошел к двери еврейского дома, но его не впустили. Тогда он позвал бедняков со всей округи, и те напали на евреев, разграбили их имущество и разрушили дома. Сами евреи были заключены в тюрьму городским судьей, найдены виновными и казнены. Когда об этом стало известно в других местах, христиане и там стали нападать на евреев, убивать их и жечь их дома.16 Вождем погромщиков в соответствии с этой хроникой был все тот же Ринтфляйш, здесь названный мясником, хотя по другим источникам он был аристократом. Можно предположить, что он был горожанином, подлинным представителем городской буржуазии, которая не могла простить евреям их богатства и опасалось экономической конкуренции с ними. В этом случае причины погромов были социальные и экономические, а повод – осквернение святыни – религиозным. Если верить христианским источникам, в разрушенных домах евреев было найдено множество облаток освященного хлеба.

Из легенды Рудольфа из Шлеттштадта можно заключить, что осквернение освященного хлеба в Роттингене было не единичным случаем, а лишь очередным примером постоянно повторяющегося осквернения евреями святыни. Если в обычае евреев издеваться над освященным хлебом, значит, есть оправдание столь обширным погромам, в которых пострадало столько евреев. Христианских авторов, как многих других христиан, смущало то, что из-за злодейства одного еврея пострадали сотни и тысячи его соплеменников. Говорить, что в домах евреев якобы были найдены облатки освященного хлеба, значило оправдывать не только уже совершенные погромы, но и те, которые последуют в будущем.

Сегодня известно около ста документированных наветов, связанных с освященным хлебом. Возможно, были и другие, не оставившие следа в исторических трудах. Из двух выше приведенных легенд, парижской и немецкой, видно, что в развитии событий была некая закономерность: соседям-христианам (чаще соседкам) казалось, что в еврейском доме происходит нечто подозрительное. Они звали на помощь (во многих случаях – местного священника). Затем развитие событий, как правило, зависело от местных структур власти и политической борьбы. В периоды политической стабильности сильный правитель мог успокоить толпу и защитить евреев, находящихся под его покровительством. В ситуациях политической нестабильности евреи зачастую становились жертвой противостояния правителей, городов и епископов. В Германии конца XIII в. происходил острейший конфликт между Адольфом Нассауским, получившим корону в 1293 г., и его противником герцогом Альбрехтом Австрийским. В феврале 1298 г. был создан заговор для низвержения Адольфа. Антиеврейские волнения весны–лета 1298 г. произошли, когда политическое положение в Германии было исключительно шатким. Армия, собранная заговорщиками против Адольфа, включала всякий сброд, наводивший ужас на местное население. В июле 1298 г. противоборствующие армии встретились, и Адольф потерпел поражение. Альбрехт был избран королем и сделал все возможное для восстановления порядка, в числе прочего покарав ряд участников погромов Ринтфляйша. Таким образом, связь между политическими событиями и еврейскими погромами очевидна. Политическая нестабильность, волнения и беспорядки подготовили почву для еврейских погромов, в которых социальные и экономические аспекты сочетались с религиозными.

События в Австрии, 1420 г.

В 1420–1421 гг. в результате навета, связанного с освященным хлебом, из Австрии были изгнаны все евреи. Начались эти события 23 мая 1420 г., когда все австрийские евреи по приказу герцога Альбрехта V были арестованы, а их имущество конфисковано, бедняков изгнали из страны, а прочих подвергнули пыткам, чтобы заставить их креститься. Многие из них приняли христианство, другие покончили с собой, а отказавшиеся креститься (по различным данным – от двухсот до трехсот человек) были сожжены на костре в Вене 12 марта 1421 г. С тех пор евреям было запрещено возвращаться и селиться в Австрии. В еврейских источниках эти события называются “Австрийские гонения” (“Гзерот Острия”).17 В отличие от еврейских погромов в средневековой Германии, например, событий 1096 г. и погромов Ринтфляйша, носивших народный характер, в Австрии на евреев ополчились сами власти во главе с герцогом Альбрехтом V. Более двадцати общин, среди них крупнейшие общины Вены и Кремса, перестали существовать.

Томас Эбендорфер, один из виднейших историков Венского университета, рассказывает в своей книге “Хроника Австрии” (1450 г.):

После его возвращения [герцога Альбрехта V с войны в Богемии] в народе распространился слух, что евреи Эннса виновны в ужасном деянии – осквернении самого святого из таинств, – евхаристии. Стало известно, что [еврей] Исраэль, один из богачей Эннса, после празднования Пасхи в этом [1420] году приобрел для себя от жены церковного служки [...] множество гостий и распространил их среди своих единоверцев для осмеяния. И в самом деле, эта женщина призналась на следствии в этом осквернении святыни. Несмотря на то, что Исраэль и его жена, и все остальные, подозреваемые в этом позорном деянии, изо всех сил старались отрицать свое участие [в нем], тем не менее, так как было ясно, что [освященный хлеб] украден, был издан указ, по которому следовало арестовать в один и тот же день и в тот же час всех евреев герцога Альбрехта во всех областях Австрии, конфисковать их имущество, изгнать простонародье [из их числа], и задержать [в заключении] наиболее уважаемых из них.

Из-за тяжелой зимы [1420 – 1421 гг.] некоторые из заключенных умерли, а другие не остановились перед тем, чтобы наложить на себя руки [...] некоторые из тех, кто были приведены к [христианской] вере через крещение, остались в ней, а другие вернулись к своим дурным обычаям разными путями. Те же, что предпочли свою предательскую веру убежищу спасения [в христианстве], были все вместе сожжены на костре в Эрдбурге [...] рядом с Дунаем, двенадцатого марта, в лето Господне 1421 [...], а чтобы не осмелился в будущем никто из евреев поселиться в Австрии, это было запрещено им навеки.18

Расположите события в Австрии в хронологическом порядке. Какова роль в этих событиях навета, связанного с освященным хлебом?

Альбрехт в своем указе также много говорит об осквернении евреями святых даров. Он сообщает, что одна христианка, прислужница в церкви, недавно призналась, что за несколько лет до того украла освященный хлеб из церкви и продала его евреям, а те разделив его, разослали евреям и еврейкам в Австрии и за ее пределами. Эти евреи и еврейки также признались в этом и потому были преданы казни через сожжение.

Поскольку кража освященного хлеба произошла за несколько лет до суда и поскольку евреи были арестованы раньше, чем эта прислужница, Исраэль Юваль делает вывод, что навет, связанный с освященным хлебом, был лишь юридическим предлогом, позволившим Альбрехту ополчиться на евреев своего государства. Он приписал им старое преступление, основываясь на слухах. Из приговора явствует, что сперва были арестованы евреи, и лишь несколько месяцев спустя, незадолго до казни тех, кто выжил в тюрьме, было получено свидетельство прислужницы, необходимое для оправдания решения, которое было уже принято. Навет оправдывал массовое убийство, не имеющее юридического обоснования. Юваль показывает, что “австрийские гонения” произошли в очень напряженный период. Австрия была охвачена страхом перед гуситской ересью19 и перед разрастанием гуситского бунта в Богемии, начавшегося в том же году. Альбрехт вынужден был вступить в войну с восставшими. Евреев подозревали в том, что они поддерживают гуситов и продают им оружие, – т. е. в измене, поэтому герцог решил от них избавиться. Навет, связанный с освященным хлебом, не был выдуман специально для этого случая: чтобы оправдать свои действия, герцог использовал слухи об осквернении освященного хлеба в Эннсе, распространившиеся несколькими годами ранее. Нам важно показать, как был использован этот навет: с его помощью было оправдано полное уничтожение еврейства Австрии.

Пасхальная маца. Иллюстрация к рукописи Ротшильда, Северная Италия, 1450 – 1470 гг.

Иллюстрация 22

Пасхальная маца. Иллюстрация к рукописи Ротшильда, Северная Италия, 1450 – 1470 гг. Иерусалим, Музей Израиля, рукопись Ротшильда, лист 123б

Праздник и ритуал

Несмотря на структурные черты, общие многим из этих случаев, каждый навет, связанный с освященным хлебом, как и каждый кровавый навет, является самостоятельной историей, и его следует изучать и анализировать подробно. Кроме Парижского навета, погромов Ринтфляйша и австрийских гонений, было много других наветов, местных и областных. Подобно кровавым наветам, наветы, связанные с освященным хлебом, получили широкое распространение в христианском мире. Как и кровавый навет, этот навет также тесно связан с основными догмами христианской веры, и поэтому был легок для восприятия. Легенды, основанные на наветах, оставили след в литературе и в искусстве. На местах осквернения святых даров были возведены часовни, к ним стекались толпы паломников. Примером того может служить навет в Пулкау в Австрии. В 1338 г. евреи этого города были обвинены в осквернении освященного хлеба. Хлеб, якобы пострадавший от руки еврея, совершал чудеса; одного этого было довольно, чтоб доказать, что евреи его осквернили. Этот навет закончился убийством евреев по всем городам округи, а сам Пулкау стал местом паломничества. В 1396 г. в нем была построена новая часовня, названная “Часовней крови” (Blutkapelle).20 Таким образом, навет принес городу процветание.

Пасхальный Седер. Иллюстрация к рукописи Ротшильда, Северная Италия, 1450 – 1470 гг.

Иллюстрация 23

Пасхальный Седер. Иллюстрация к рукописи Ротшильда, Северная Италия, 1450 – 1470 гг. Иерусалим, Музей Израиля, рукопись Ротшильда, л. 106б

Самым критическим временем для навета, связанного с освященным хлебом, как и для кровавого навета, был период Песаха-Пасхи. Предпасхальные проповеди и пасхальная литургия превращали старое преступление евреев, распятие Иисуса, в злободневный грех, требующий сегодняшнего наказания. Порог коллективной религиозной чувствительности был в это время особенно высок. Кроме этого, любопытство и подозрения соседей-христиан пробуждали обычаи евреев, связанные с празднованием Песаха. Христиане склонны были истолковывать поступки евреев как направленные против них. Автор полемического сочинения “Сефер ницахон”, один из виднейших ашкеназских интеллектуалов начала XV в., Йом Тов Липман Мильхойзен, рассказывает о своем споре с выкрестом по имени Петр. Евреев обвиняют в том, что они издеваются над христианскими святынями и проклинают христиан в своих молитвах. Среди прочего, в вину им вменялось, презрение к христианам за то, “что те говорят, что Христос в хлебе”. Другим обвинением было: “от всякого теста, которое вы замешиваете, вы сжигаете немного в поношение их Божества, а также в канун Песаха, т. е. во время Страстей [Христовых] вы сжигаете хлеб”.21 Из этих слов можно заключить, что христиане толковали сожжение евреями заквашенного хлеба в канун Песаха как издевательство над святыней – телом Христа, преданного в этот день на мучения и распятие. Липман Мильхойзен добавляет, что по этому обвинению были убиты восемьдесят евреев.

1 “Ex brevi chronico ecclesiae S. Dyonisii”, [19], p. 145; подробнее об этом см.: Rubin, Miri, “Imagining the Jew: The Late Medieval Eucharistic Discourse”, in: In and Out of the Ghetto, eds. R.Po-chia Hsia and Hartmut Lehmann, pp. 177-208. Я благодарна Мири Рубин, которая показала мне свою статью до ее выхода в свет и поделилась со мной своими идеями о наветах, связанных с освященным хлебом. – Прим. автора.

2 См.: Jordan, William Chester, The French Monarchy and the Jews. From Philip Augustus to the Last Capetians, [72], pp. 193-194.

3 “Iohannis de Thilrode Chronicon”, [26], p. 578.

4 Chronice di Giovanni, Matteo e Fillipo Villani, [16], p. 166.

5 Lavin, Marilyn Aronberg, “The Altar of Corpus Domini in Urbino: Paolo Uccello, Joos Van Ghent, Piero della Francesca”, [76]; Goukovskj, M.A., “A Representation of the Profanation of the Host: A Puzzling Painting in the Hermitage and its Possible Author”, [64].

6 См.: Rubin, Miri, Corpus Christi: The Eucharist in Late Medieval Culture, [82].

7 Joannes Dominicus Mansi, Sacrorum Conciliorum nova et amplissima collectio, [27], vol. 22, p. 982.

8 См.: Rubin, Miri, Corpus Christi, [82], chap. 5.

9 [6], p. 156.

10 Gregorius Turonensis, Liber in gloria martyrum, [24], pp. 44-45.

11 Corpus iuris canonici, [17], Vol. 2, Decretalium Collectiones, col. 776. См. также часть 4 курса, с. 86 –189.

12 Ibid., PL 216, cols. 885-886; Grayzel, Solomon, The Church and the Jews in the XIIIth Century, [21], pp. 137-139.

13 Grayzel, Solomon, The Church and the Jews in the XIIIth Century, [21], pp. 244-249.

14 Rubin, Miri, “Imagining the Jew”, [83].

15 Об этом см.: Lotter, Friedrich, “Hostienfrevelvorwurf und Blutwunderfalschung bei den Judenverfolgungen von 1298 (“Rintfleisch”) und 1336-1338 (“Armleder”)”, [78], pp. 533-581; а также [40], часть 7, глава 2

16 Schlettstadt, Rudolf von, Historiae memorabiles, [31], pp. 49-51.

17 Об этом см.: [40], часть 9, глава 1.

18 Ebendorfer, Thomas, Chronica Austriae, ed. Alphons Lhotsky, [18], pp. 370 -371.

19 Гуситы – последователи Яна Гуса, реформатора и чешского национального героя. После того как Яна Гуса сожгли на костре по обвинению в ереси на Констанцском соборе в 1415 г., его последователи создали религиозное движение, стремившееся к радикальным реформам в церкви и христианском богослужении. Это движение имело национально-чешский, антинемецкий характер. В 1420 –1431 гг. против гуситов, к тому времени овладевших большей частью Богемии, были организованы четыре крестовых похода. На Базельском соборе 1431 г. был достигнут компромисс, предоставлявший гуситам некоторые уступки в вопросах ритуала.

20 Rubin, Miri, “Imagining the Jew”, [83].

21 [5], c. 194.