Часть девятая. Кровавый навет

Глава VIII. Пассау, 1477 г.

Черты, характерные для кровавого навета в Тренто, как-то: соединение всех деталей навета в единую цельную историю, со всеми необходимыми компонентами и, по видимости, ясной логикой, удовлетворяющей христиан – историю, приятную для слуха и простую для восприятия; экстатический культ святого, быстро складывающийся вокруг могилы жертвы и разжигающий эмоции верующих христиан; средства пропаганды, беспрецедентный толчок которым дало изобретение книгопечатания – все эти черты повторяются и в других наветах этого периода. В 1478 г. евреи Пассау были обвинены в осквернении освященного хлеба. Рассказ об этом событии, вкратце приводимый ниже, был напечатан в виде иллюстрированной листовки в 1480 г. Она продавалась паломникам в Пассау как благочестивый сувенир. В листовке содержится 12 гравюр на дереве, распределенные по трем панелям; над каждым рисунком помещены пояснения. Место осквернения святыни в Пассау стало одним из важнейших мест паломничества в Южной Германии.1

Листовка, посвященная событиям в Пассау

Иллюстрация 39

Листовка, посвященная событиям в Пассау (ниже:увеличенные детали ). Munchen, Staatliche, Graphische Sammlung, Inv. Nr. 118307

Листовка, посвященная событиям в Пассау: увеличенные детали Листовка, посвященная событиям в Пассау: увеличенные детали

Перейдем к рассказу о событиях в Пассау. В 1478 г. по обвинению в краже был арестован слуга Кристоф Эйзенграйсхамер (Christoph Eisengreishamer), христианин. Он признался властям, что годом раньше, в 1477 г., был послан в Прагу по поручению двух евреев из Пассау – Унгера и Менделя. По возвращении в Пассау слуга сказал евреям, что он может достать для них облатки освященного хлеба, зная, что евреи стремятся тайно раздобыть их. Получив на это их согласие, он проник в церковь Cвятой Марии в Фрейунге, украл восемь облаток освященного хлеба и продал их евреям за один гульден. Он также признался, что в том же году украл еще семь облаток и продал их евреям в Регенсбурге. Вследствие этого признания многие евреи в Пассау были арестованы и подвергнуты пыткам, и, несмотря на противоречия в их показаниях, судьи заключили, что еврей Мендель действительно получил облатки и втайне принес их в синагогу, где двое других евреев, Файдель (Veidel) и Феттерль (Vetterl), кололи их ножами до тех пор, пока из них не потекла кровь. Затем кровоточащие облатки превратились в маленького ребенка. Евреи бросили его в печь и оттуда вылетели два ангела и два голубя. Под пыткой евреи признались, что они послали облатки освященного хлеба также в Регенсбург и в Прагу. 10 марта 1478 г. все евреи, якобы принимавшие участие в этом деле, были приговорены к смерти. Четверо евреев крестились и тем облегчили себе смерть – вместо сожжения на костре они были обезглавлены. Истязатели освященного хлеба Файдель и Феттерль и укравший его Эйзенграйсхамер были подвергнуты пыткам и сожжены на костре. Сорок евреев со своими семьями приняли христианство, а остальные были изгнаны из города. Синагога, где совершилось преступление, была разрушена до основания, на ее месте в память о происшедшем чуде была построена церковь Спасителя. После казни евреев на этом месте продолжали совершаться чудеса, и к нему началось паломничество. Паломникам, прибывшим туда, продавалась вышеупомянутая листовка, в которой были подробно описаны происшедшие там события.2

1. Соотнесите 12 иллюстраций листовки с различными эпизодами обвинения.
2. Какую роль сыграла эта листовка в создании мифа об осквернении освященного хлеба и в формировании образа еврея у христиан?
3. Сравните историю в Пассау и события в Тренто. Особенное внимание обратите на ритуальную сторону приписываемого евреям преступления. Какая разница между ритуальным и уголовным преступлением? Какая разница между наказаниями за ритуальное и уголовное преступление?

Хотя в Тренто жертвой евреев якобы был христианский ребенок, а в Пассау – освященный хлеб, детали обвинений в общих чертах совпадают. В обоих случаях преступление воспринимается как ритуальное, нацеленное против важнейшего догмата христианской веры: распятия и жертвы Иисуса. В Тренто маленького Симона истязали наподобие того, как истязали Иисуса, а его смерть была издевательским воссозданием распятия. В Пассау те же действия совершались над освященным хлебом – плотью Иисуса.3 Они происходили в синагоге – месте, предназначенном для ритуальных действий. Синагога является местом священнослужения всех евреев, и хотя только двое из них вступили в сговор для того, чтобы украсть освященный хлеб, и только двое других евреев его “истязали”, но ответственны за это оказались все евреи, поскольку случившееся воспринималось как коллективное преступление, в котором виновно все еврейство. Общины и Тренто, и Пассау были признаны виновными в полном составе и полностью разгромлены. Утверждение, что евреи Пассау послали освященный хлеб в Регенсбург и в Прагу, выводило это преступление из разряда местных и превращало его во всемирный еврейский заговор: “все евреи стремятся нанести ущерб освященному хлебу – это заложено в основах их веры”.

Наказание, наложенное на евреев – пытка раскаленным железом и казнь на костре – в точности повторяло то, что они сами причинили освященному хлебу. Как они “мучили” его, так теперь их самих истязали верующие в него. Как они бросили его в печь, так и сами они сгорели на костре. Роли жертвователя и жертвы здесь поменялись местами: эта перестановка наглядно проиллюстрирована на листовке из Пассау. Шесть иллюстраций в ней посвящены преступлению, а шесть – наказанию. Шестой рисунок в каждой шестерке посвящен чуду и прославлению чуда: первое чудо произошло в синагоге, а второе – в построенной на этом самом месте церкви. Так ужасное дело заканчиватся на оптимистической ноте, гимном во славу евхаристии. Верующий христианин, посетивший Пассау, возвращался оттуда укрепленным в своей вере. Таинство евхаристии, первостепенный догмат католической веры, получило новое подтверждение, а евреи снова выступили в той роли, которую они исполняют с незапамятных времен: отрицая христианскую истину, они, вопреки своей воле, подтверждают ее. Ведь посредством их деяний освященный хлеб снова стал маленьким ребенком, телом Спасителя Иисуса, невинной жертвы, чудотворца.

Листовка, которую уносили с собой паломники, возвращаясь по домам, прославила происшествия в Пассау. Из событий местного значения они превратились в дело общехристианской важности. Не только прибывающие в Пассау поражались силе евхаристии, но и весь христианский мир, – по крайней мере, все христиане Германии, до которых дошла листовка из Пассау или такие же листовки из других мест. Листовка из Пассау и ей подобные вдохновляли художников, расписывающих церкви, драматургов, поэтов – авторов баллад. Книгопечатание стало мощным средством формирования единых и ясных взглядов и их распространения, оно создало для них публику. Эта публика, благочестивые христиане, знала, что евреи будут и дальше убивать детей и осквернять освященный хлеб, и узнавая о подобных случаях, близких или далеких, она готова была принять их на веру, не рассуждая. Так изобретение книгопечатания за два поколения до Реформации помогло демонизировать образ еврея и превратить кровавый навет и навет об освященном хлебе в общепринятое верование.

1 Hsia, R. Po-chia, The Myth of Ritual Murder, [69], pp. 50 -54.

2 Ibid..

3 О значении евхаристии см. выше, глава 5.